read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



каждое утро выходила из каких-то загадочных Нарвских ворот и два с половиной
часа шла на работу. Два с половиной часа! За это время наш Лопахин можно
было обойти по меньшей мере три раза.
- Почему я не ездила? Потому, что конка - это был расход: шесть копеек
внизу, четыре наверху, а мой отец оставался на Путиловском молотобойцем и
все время стоял на семидесяти пяти копейках. Вот я и шла с Чугунного к
Нарвской заставе, потом по Старо-Петергофскому, Екатерингофскому, мимо
Мариинского театра, а там уж было недалеко совсем - по Казанской. Зато
ночью, когда возвращалась домой, это было, Танечка, жутко! Подходишь к
Нарвским - кабак, потом мостик, река Таракановка. Потом поле, развалины и
снова кабак - положительно на каждом шагу. Я по тротуару не шла - он был
гнилой, дощатый, - а по мостовой, и то приходилось все время перебегать с
одной стороны на другую. Пьяные, страшно, темно, того и гляди отволтузят...
И вот работаю я года три, научилась не хуже других, сижу на сарафанах - это
была такая парадная форма, из бархата лилового, голубого и желтого цвета.
Сижу я на сарафанах, а нужно так шить, чтобы примерка была без булавок - как
надела платье, так и сняла. А жалованья мне платят восемь с полтиной. Я
прошу: "Мадам Бризак, - наша начальница была мадам Бризак, - я работаю
третий год и на княгиню Юсупову шью полгода". А она мне говорит: "Девочка,
ты прибавки от меня не дождешься. Не годится быть такой гордой, ты очень
бедная и очень серая". Я прихожу к мастерицам, а они спрашивают: "Ты ей руку
поцеловала?" - "За что? За мою работу?" А старшая услышала и говорит: "Ты
молоденькая, живешь на заводе, у вас волнения, и я тебе советую держать язык
за зубами".
До сих пор мама рассказывала громким голосом, очевидно с целью показать
всему дому, что она не такой человек, чтобы целовать у какой-то мадам Бризак
руку. Но после слова "волнения" она начинала говорить шепотом, и я
догадывалась, что сейчас речь пойдет о Василии Алексеевиче Быстрове. Василий
Алексеевич был тоже рабочий, как мамин отец, но его часто сажали в тюрьму,
так что в конце концов он стал "нелегальный". Однако в тюрьме он нисколько
не исправился и, едва его выпускали, опять начинал работать в какой-то
"организации" - это слово мама произносила так тихо, что его можно было
угадать только по движению губ. Он был "большевиком", как старший Рубин.
Почему у мамы становилось нежное лицо, когда она рассказывала об этом
человеке? Почему она задумывалась и вдруг со смехом вспоминала, как Василий
Алексеевич однажды пригласил ее в Екатерингоф на гулянье и вздумал пройти по
вертящемуся столбу и свалился? Почему от Василия Алексеевича она неизменно
переходила к истории о том, как однажды она ехала на конке и какой-то
приличный господин с пушистыми усами подсел к ней и спросил, что она читает.
- А я читала "Воскресение" Толстого и только поняла, что ради Катюши
Масловой Нехлюдов бросил свое богатство. Господин говорит: "Вы правы.
Позвольте вас проводить". А я отвечаю: "Нет. Я из рабочей семьи и вам не
пара".
Этот господин с усами был мой отец - и тут кончался мамин рассказ,
начинались слезы...
Должно быть, письмо отца и то, что он отказался от нас, заставило меня
надолго забыть о Львовых. Шесть недель, проведенных мною в "депо", теперь
стали казаться мне каким-то мгновением, подобным тому мгновению, когда
падает звезда и нужно успеть пожелать самое заветное до того, как она
упадет. Она сверкнула и исчезла, а я не успела ничего пожелать - вот
чувство, с которым я вспоминала о Львовых.
Несколько раз я проходила мимо "депо" - толстая крыша из снега висела
над вывеской, все так же весело задирали вверх свои хвостики большие белые
буквы. Что случилось в этом доме после того, как я ушла из него? Вернулась
ли Агния Петровна? Женился ли Митя на Глашеньке? Едва ли, потому что весть о
подобном событии донеслась бы и до посада. Вывел ли Андрей заключение из
своей "таблицы вранья"? Разумеется, я могла просто зайти к нему - ведь
теперь мы были прекрасно знакомы. Но это было нелегко - зайти, когда тебя
никто не зовет. Кроме того, Львовы могли подумать, что я пришла, чтобы
напомнить Агнии Петровне ее обещание отдать меня в прогимназию Кржевской.
Но вот наступил день, когда я пришла в этот дом и подняла в нем целую
бурю.
День этот начался прекрасно. С утра запел кенар - это было,
оказывается, хорошим предзнаменованием. Ситный теперь редко удавалось
достать, а я достала свежий, да еще с изюмом. Веселые, мы сели завтракать, и
мама, как всегда, когда у нее становилось легче на душе, рассказала о
екатерингофском гулянье и об особой "копорской дорожке", по которой всегда
гуляли девушки из Старорусского уезда, приезжавшие к лету на огороды. Эта
дорожка виднелась издалека, потому что девушки были в розовых, желтых,
зеленых платьях, юбки до земли, с воланами... И мама принялась подробно
описывать "копорские" платья..
На зимнее пальто (для меня) и ботинки (для мамы) давно были отложены
пятнадцать рублей, и после завтрака мы пошли на базар. Правда, все время
получалось, что если купить пальто получше - не останется на ботинки, а если
ботинки получше - не останется на пальто, так что мы бродили целый день и до
того измучились, что пришлось посидеть у менялы и съесть расстегай с луком.
Но в конце концов мы все-таки купили отличное пальто с бобриковым воротником
и ботинки на шнурках, совершенно целые и почти до колена.
Было уже темно, когда мы вернулись домой. Мама стала разогревать обед,
а я забралась на постель с ногами - замерзла. И вдруг я услышала, что мама
свистит. Она чудно умела свистеть и, когда я была еще совсем маленькая,
всегда не пела, а насвистывала мне колыбельные песни. Но это было давно, а
за последние годы я и думать забыла, что мама умеет свистеть. Должно быть,
старое и очень хорошее вспомнилось ей. Я вскочила и крепко поцеловала ее.
Потом мы пообедали, и я уселась за "Новый полный чародей-оракул".
Глаза слипались после утомительного морозного дня на базаре, но я время
от времени крепко зажмуривала их, чтобы прогнать сон, и продолжала писать. В
нашем доме редко случалась тишина, а тут вдруг настала, только из "Чайной
лавки" доносился как бы сдержанный гул голосов да где-то далеко позвякивала
упряжь, скрипели полозья, ямщик окликал лошадей...
Далеко, далеко! А вот и поближе. Еще поближе. Еще - и все оборвалось,
но не у "Чайной лавки", где обычно останавливались тройки, а подле нашего
крыльца. Что за чудо?
Кто-то быстро взбежал по лестнице и распахнул дверь не стучась. Это был
Синица.
- Наталья Тихоновна, дома ты? - спросил он нетерпеливо. - Звездочета
нет, а я баришню привез, гадать хочет. В Петров едем... Ну? Быстро надо.
Он говорил, как цыган, - "баришня".
Почему я подумала в эту минуту, что Синица привез Глашеньку и что они с
Митей едут в Петров венчаться, - не знаю! Это мелькнуло мгновенно и даже как
будто еще прежде, чем тройка остановилась у нашего дома. Еще прежде, чем
Синица сбежал вниз и другие, легкие шаги послышались на лестнице, я знала, я
была твердо убеждена, что это Глашенька. И не ошиблась.
Она была в том же беленьком полушубке, в котором я впервые увидела ее у
Львовых, но шапочку держала в руке, и волосы, небрежно заколотые, вот-вот
готовы были рассыпаться по плечам. Она была совсем другая, чем тогда, хотя
такая же хрупкая и с таким же нежным румянцем на тонком лице. Но в этой
хрупкости теперь было что-то отчаянное, как будто она решилась или была
готова решиться на опасный, рискованный шаг.
Мама сделала движение, чтобы встретить ее, и Глашенька вдруг бросилась
к ней. Это было так, как будто мама, которую она видела впервые в жизни,
могла еще спасти ее - от кого?
- Что, барышня, милая, голубчик мой?
Глашенька так же порывисто отшатнулась.
Прошло немало времени, прежде чем сквозь туман детского обожания я
разглядела Глашеньку Рыбакову. Но тогда... Кого не поразили бы эти глаза,
полные мрачного света, как бы изнутри озарившего Глашенькино лицо, когда она
склонилась над картами, которые неторопливо раскладывала мама?
Глашенька сидела, опершись локтями о стол, обхватив голову руками.
Распустившиеся волосы упали на руки, но она не поправляла их. Мама
переставила лампу со стола на комод, чтобы было просторней гадать, свет
падал Глашеньке прямо в лицо, и она не отстранялась, не заслонялась, как
будто нарочно для того, чтобы я запомнила ее навсегда.
- ...И будут тебе от этого короля хлопоты, - медленно говорила мама. -
И через хлопоты получишь богатство. А еще предстоит тебе дорога дальняя.
Поздняя, - прибавила она, и хотя уже давно стемнело и было ясно, что
Глашеньке предстоит поздняя дорога - как будто не эта, а другая, страшная
дорога открылась в картах на гадальном столе. - Но этот король фальшивый, и
ждет тебя с ним одна пустая мечта.
Тысячу раз я слышала, как гадает мама, и всегда так знаком звучали для
меня эти привычные слова, которые она складывала то так, то эдак, стараясь
угадать "судьбу". И еще привычнее было взволнованное выражение доверия,
надежды, которые я видела на лицах приходивших к ней женщин, перед которыми
она испытывала - так мне казалось - полусознательный стыд. Но в этот вечер я
слушала ее, как будто она была какая-то чародейка, которая действительно
знала то, что, кроме нее, не знал ни один человек на земле.
Червонная дама легла между семеркой и восьмеркой бубен - это означало
измену; потом пошли пики и пики: восьмерка - слезы, десятка - разлука. И
мама все назвала - и разлуку и слезы.
Понимала ли она то, чего не понимала я, сколько ни глядела на эти
тонкие руки, сжимавшие голову, на волосы, рассыпавшиеся по рукам, на мрачное
лицо с широко открытыми глазами? Разумеется, понимала. Недаром же,
оторвавшись от карт, она вдруг грустно сказала не "гадальным", а своим
обыкновенным голосом:
- Эх, барышня! Себя обманываешь, кого винить будешь?
И Глашенька вздрогнула и взглянула ей прямо в лицо.
Это была минута, когда я вдруг испугалась, что вовсе не с Митей едет
Глашенька венчаться в Петров. Почему он остался внизу? Что он делает у
крыльца, на морозе? Я слышала, как Синица что-то спросил у него - он не



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.