read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Да еще погодите, - неосторожно добавил я, - берегитесь, как бы покойник не
выкинул с вами какой-нибудь неприятной штуки. (Очень сожалею, что сказал
это, - теперь у них заработает смекалка!)
Женевьева испуганно запротестовала, вообразив, что я обиделся на
оскорбительное прозвище "крокодил". Меня оскорбляет не эта дурацкая
кличка, а молодость Фили. Может ли он понять, что представляет в глазах
старика, во всем разочарованного, всеми ненавидимого, - торжествующая
молодость счастливого глупца, который с юных лет упивался наслаждениями,
каких мне и за пятьдесят лет жизни ни разу не привелось изведать? Я
ненавижу этих молокососов, я полон лютой злобы против них. А этот Фили
особенно мне противен. Как бродячий кот бесшумно прыгает в чужое окно,
учуяв соблазнительный запах, так и он мягкой поступью, на бархатных лапках
проник в мой дом, услышав заманчивый аромат богатства. Приданого за моей
внучкой дали немного, зато у нее были великолепные "надежды". Ах, эти
надежды наших дорогих деток! Чтобы дорваться до их осуществления,
наследники рады перешагнуть через наш труп.
Женевьева расплакалась, всхлипывала, утирала слезы, и тут я сказал
вкрадчивым тоном:
- Послушай, ведь у тебя есть муж. Твой Альфред коммерсант - торгует
ромом. Что ему стоит взять зятя в свое дело, создать ему положение. Почему
я должен великодушничать больше, чем вы?
И тут вдруг пошла совсем иная песня. Женевьева заговорила о бедняге
Альфреде с величайшим презрением и брезгливостью! Послушать ее, так он
просто трус, жалкое, робкое существо, - он не только не расширяет, а с
каждым днем сокращает торговые обороты. Какая прежде была внушительная
фирма, а теперь двоим директорам в ней делать нечего.
Я поздравил Женевьеву с тем, что ее муж осторожный человек: когда
надвигается буря, нужно убирать паруса. Будущее за теми, кто, как Альфред,
играет по маленькой. Нынче самый большой недостаток делового человека -
широкий размах. Женевьева решила, что я смеюсь над ней, а я действительно
так думаю, - это мое глубокое убеждение, недаром же я держу деньги у себя
под замком и даже не рискую положить их в сберегательную кассу.
Мы повернули обратно к дому. Женевьева теперь не осмеливалась слова
промолвить. Я шел, нарочно не опираясь на ее руку. Все домочадцы сидели
кружком, смотрели на нас и несомненно толковали о явных зловещих признаках
разлада меж нами. Вероятно, наше возвращение прервало спор между
семейством Гюбера и семейством Женевьевы. Ох, какая великолепная свалка
произойдет из-за наследства, если только я соглашусь отдать вам
когда-нибудь свои деньги! Из всей родни, собравшейся на веранде, стоял на
ногах только Фили. Ветер трепал его непокорные волосы. На нем была рубашка
с открытым воротом и короткими рукавами. Терпеть не могу нынешних молодых
людей, - они похожи на девиц атлетического сложения. Его круглые детские
щеки вспыхнули, когда на глупый вопрос Янины: "Ну, как побеседовали?" я
ласково ответил: "Да, мы беседовали о старом крокодиле..."

Еще раз скажу: я ненавижу его не за эту насмешливую кличку, а за то,
что молодежь не понимает, что такое старость. Не может представить себе
пытки старика, который ничего не получил от жизни и ничего не ждет от
смерти. Пусть нет ничего за гробом, и никакого этому нет объяснения, и не
дано нам разгадать эту тайну... Но все-таки ты ведь, Иза, не выстрадала
того, что я выстрадал. Дети не ждут твоей смерти. Они тебя по-своему
любят, обожают тебя. Они без колебаний стали на твою сторону. А между тем
я их любил. Женевьева - теперь толстая сорокалетняя женщина, и только что
она пыталась вытянуть у меня для своего беспутного зятя четыреста тысяч
франков, - а ведь я помню, как она маленькой девчушкой сидела у меня на
коленях. Ты, бывало, как увидишь наши нежности, сейчас же зовешь ее к
себе. Да что ж это я! Никогда мне не кончить своей исповеди, если я буду
говорить вперемежку о настоящем и о прошлом. Призываю себя к порядку.



6
Думается, я возненавидел тебя, Иза, не сразу, - не в первый же год
после той роковой ночи. Нет, ненависть росла во мне постепенно, по мере
того как я убеждался в полном твоем равнодушии ко мне, ибо для тебя ничто
на свете не существовало, кроме твоих визгливых, жадных
крикунов-ребятишек. Ты даже не заметила, что я, хотя мне еще не было
тридцати лет, стал известным адвокатом по гражданским делам, был завален
работой и что меня уже прославляли как крупную величину в нашем судебном
округе, самом знаменитом во Франции после Парижского округа. А начиная с
дела Вильнава (1893 год) я прославился, кроме того, и как
адвокат-криминалист (а ведь очень редко у адвокатов бывают выдающиеся
способности в обеих этих областях юриспруденции), и только ты одна не
знала, что моя защита в этом процессе прогремела по всему миру. И как раз
в этом году наш разлад перешел в открытую войну.
Начиная с дела Вильнава, принесшего мне славу, меня еще сильнее сдавили
тиски, в которых я задыхался; до тех пор у меня в душе еще, пожалуй, тлела
искорка надежды, но мой громкий триумф доказал мне, что я для тебя не
существую.
Супруги Вильнав (помнишь ли ты их историю?) прожили в браке двадцать
лет и все еще любили друг друга так нежно, что любовь их вошла в
пословицу, - люди стали говорить: "Вот у кого мир да согласие!" Жили они
вместе со своим единственным сыном, подростком пятнадцати лет, в
пригородной усадьбе Орнон; жили довольно замкнуто, вполне довольствуясь
обществом друг друга: "Такая любовь только в книгах бывает!" - восхищалась
твоя мать, всегда говорившая избитыми фразами (Женевьева унаследовала от
бабушки секрет такого искусства).
Уверен, что ты уж ничего не помнишь о драме Вильнавов. Если я стану
рассказывать о ней, ты будешь надо мной смеяться, как ты смеялась однажды,
когда я за обедом предался воспоминаниям о своих школьных и студенческих
экзаменах... но что ж делать. Как-то раз лакей, прибирая утром комнаты в
первом этаже, услышал раздавшийся во втором этаже выстрел и отчаянный
крик. Он бросился наверх. Спальня хозяев - заперта. Слышно, как там
переговариваются вполголоса, передвигают мебель, кто-то пробежал в ванную.
Лакей все дергает дверную ручку. Наконец дверь отворяется. Вильнав лежит
на постели без памяти, у него вся рубашка в крови. А его жена,
непричесанная, в халате стоит у спинки кровати с револьвером в руке. Она
сказала лакею: "Я ранила мужа, привезите скорее доктора и полицейского
комиссара. Я никуда отсюда не уйду". От нее ничего не могли добиться, -
говорила только одно: "Я ранила мужа". Это подтвердил и Вильнав, когда
оказался в состоянии говорить. Больше ничего от пострадавшего не узнали, -
он, так же как и жена, отказывался от показаний.
Обвиняемая не пожелала пригласить себе адвоката; так как я был зятем
господина Фондодежа, большого их приятеля, то мне предложили выступить на
суде в качестве защитника по назначению. Я ежедневно ездил в тюрьму,
посещал свою подзащитную, но ничего, не мог выпытать - она упрямо
отказывалась отвечать. По городу ходили о ней самые нелепые слухи, но я с
первого же дня не сомневался в ее невиновности: она сама взвалила на себя
вину, и муж, горячо ее любивший, поддержал эту клевету. О, у людей, не
знавших взаимной любви, есть особое чутье, и они безошибочно угадывают у
других страстную любовь. Эта женщина была вся во власти любви к своему
мужу. Она, конечно, не стреляла, не могла выстрелить в него. Может быть,
даже она бросилась к нему на защиту и заслонила его от револьвера
какого-нибудь изгнанного поклонника. Но никто из посторонних не приезжал к
ним накануне покушения на убийство. Никто из их знакомых не был частым
посетителем в их доме. Впрочем, не стоит рассказывать во всех подробностях
эту старую историю.
До того самого дня, когда я должен был выступить в суде, я считал
необходимым только отрицать, что моя подзащитная совершила преступление, в
котором ее обвиняли, и доказывать, что она не могла этого сделать. И
только в последнюю минуту меня осенила гениальная мысль, разорвалась
завеса, скрывавшая тайну: все раскрыло показание сына обвиняемой, юного
Ива Вильнава, - вернее, не само показание, так как оно было
малозначительным и не дало ничего нового, а тот молящий и властный взгляд,
которым смотрела на него мать: она глаз с него не сводила до тех пор, пока
он не кончил своего показания и его не увели из зала суда, - тогда ее лицо
вдруг просветлело, все в ней изобличило внутреннее чувство успокоения. И
тут меня осенила мысль: я в своей речи обвинил сына, болезненного
подростка, ревновавшего мать к отцу, слишком горячо ею любимому. Я поразил
всех неопровержимой логикой и страстным красноречием. Моя
импровизированная речь знаменита до сих пор, ибо профессор Ф., по
собственному его признанию, нашел в ней в зародыше основу своей системы:
она способствовала более глубокому проникновению в психологию подростков,
помогла появлению новых методов лечения их неврозов.
Если я воскрешаю сейчас эти воспоминания, дорогая Иза, то вовсе не
потому, что надеюсь вызвать у тебя запоздавшее на сорок лет восхищение
моими талантами, которого ты не чувствовала в дни моего триумфа, когда
газеты обоих полушарий печатали статьи обо мне и помещали мой портрет.
Важно тут другое. Полное твое равнодушие в этот торжественный для меня час
моей жизни в полной мере показало мне, как я чужд тебе и как одинок. А в
это время у меня в течение нескольких недель был перед глазами пример
женской самоотверженной любви, - в тюремной камере я видел женщину,
которая приносила себя в жертву ради спасения своего ребенка, видя в нем
не столько своего любимого сына, сколько дитя своего любимого мужа,
наследника его имени. Ведь муж, жертва покушения, умолял ее: "Прими вину
на себя..." И из любви к нему жена решилась уверить весь мир, что она
преступница, что она хотела убить мужа, который был ей дороже всех на
свете. Побудила ее к этой жертве супружеская, а не материнская любовь.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.