read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



затрагивал религии. Тут уж она не выдерживала и бросалась на помощь отцу.
Все кричали, и так громко, что даже тетя Клара улавливала обрывки фраз и
тоже вмешивалась в схватку; выкрикивая слова своим ужасным голосом глухого
человека, старая радикалка давала волю своим политическим страстям: "Да,
да, нам известно, что творится в монастырях". А в сущности, думала тогда
Тереза, тетя Клара в бога верит больше, чем любой из де ла Травов,
ополчилась же она против вседержителя за то, что по его соизволению она и
глухая и безобразная, да так и умрет, не изведав ни любви, ни плотских
наслаждений. С того дня, как госпожа де ла Трав в порыве негодования вышла
из-за стола, стали по обоюдному согласию избегать в спорах всякой
метафизики. Впрочем, достаточно было и политических тем, чтобы вывести из
себя противников, хотя при всем различии их взглядов они были единодушны в
главном: все они полагали, что единственное благо в этом мире -
собственность и самое ценное, ради чего и стоит жить на свете, - это
владеть землей. Так чего же они спорят, мечут громы и молнии? И если уж
хотят пускать пыль в глаза, то все-таки знали бы меру. Терезе, у которой
"чувство собственности было в крови", хотелось, чтобы вопрос ставился с
циничной простотой - она ненавидела громкие слова, которыми ее отец и де
ла Травы прикрывали общую им всем страсть. Когда ее отец заявлял о своей
"неуклонной преданности демократии", она одергивала его: "Ну чего ты
стараешься? Мы ведь одни!" Она говорила, что ее тошнит от высокопарных
фраз в политике, ей была непонятна трагическая сторона классовых
конфликтов - ведь она выросла в краю, где даже бедняк владеет клочком
земли и стремится приобрести ее побольше, где всеобщая тяга к земле,
страсть к охоте, склонность хорошо поесть и хорошо выпить создают некую
братскую связь между буржуа и крестьянами. А ведь Бернар имел к тому же
образование, про него говорили: "Его кругозор шире, чем у окружающих".
Тереза сама радовалась тому, что муж у нее такой человек, с которым можно
поговорить: "В общем, он гораздо выше своей среды". Так она думала до тех
пор, пока не встретилась с Жаном Азеведо.
Это было ранней осенью, когда ночная прохлада держится все утро, а
сразу после завтрака, как бы ни жгло солнце, задолго до сумерек
поднимается дымка тумана. Уже летели первые стаи вяхирей, и Бернар
возвращался домой только к вечеру. Но в то утро он после дурно проведенной
ночи отправился в Бордо посоветоваться с врачом.
"Мне тогда ничего не хотелось, - думает Тереза. - Я прогуливалась с
часок по дороге, потому что беременным полезно ходить пешком. В лес
старалась не углубляться - ведь из-за этих охотничьих хижинок приходится
поминутно останавливаться, подавать свистом сигнал и ждать, когда охотник
крикнет, что можно пройти, но иногда в ответ услышишь долгий свист,
значит, в дубняк спустилась на деревья перелетная стая, а тогда надо
притаиться и сидеть тихонько. Потом я возвращалась домой, дремала у огня в
гостиной или в кухне, и все мне подавала тетя Клара, а я, как богиня, не
удостаивающая взглядом смиренную жрицу в своем храме, не обращала ни
малейшего внимания на эту старую деву, гнусавым голосом рассказывавшую
всякие истории, которые слышала от фермеров и кухарок; она говорила,
говорила без умолку - ведь тогда ей не нужно было делать усилий, чтобы
расслышать чужие слова; почти всегда она рассказывала какой-нибудь мрачный
случай из жизни фермеров, которых она хорошо знала, старательно лечила,
самоотверженно ухаживая за больными. Она говорила о том, как морят на
фермах стариков голодом, заставляют работать до самой смерти, как
оставляют калек без всякого ухода и как порабощены там женщины
изнурительным трудом. С каким-то удовольствием она передавала на местном
наивном диалекте самые жестокие слова этих людей. По правде говоря, она
только меня одну на всем свете и любила, а я принимала как должное, что
она становится передо мной на колени, чтобы расшнуровать мои ботинки,
снять с моих ног чулки и согреть ступни старыми своими руками.
Приходил за распоряжениями Бальон, если на следующее утро ему надо было
ехать в Сен-Клер. Тетя Клара составляла список покупок и поручений,
возлагавшихся на него, отдавала ему рецепты на всех больных в Аржелузе:
"Прежде всего сходите в аптеку - аптекарю целого дня не хватит, чтобы
приготовить все эти лекарства..."
Моя первая встреча с Жаном... Тут надо припомнить все обстоятельства,
каждую мелочь. Я решила пойти в ту заброшенную охотничью хижину, где мы с
Анной полдничали когда-то и где она, как мне было известно от нее,
назначала свидания этому Азеведо. Нет, я вовсе не собиралась совершать
туда паломничество. Просто сосны в той стороне поднялись так высоко, что
там уже невозможно было подстерегать вяхирей и можно было не бояться
помешать охотникам. Хижина стала для них непригодна: разросшийся кругом
нее лес скрывал горизонт; между рядов высоких сосен уже не проглядывали
широкие полоски неба, где охотник, подстерегающий добычу, видит полет
стаи. Не забыть бы, что октябрьское солнце еще палило, что мне трудно было
идти по песку, да и мухи не давали покоя. А как тяжело мне было нести свой
живот! Я так мечтала посидеть на ветхой скамейке в хижине. Когда я
отворила дверь, из нее вышел какой-то молодой человек с непокрытой
головой; я сразу узнала в нем Жана Азеведо и сначала подумала, что
помешала его любовному свиданию, такой у него был смущенный вид. Я хотела
было уйти, но, странное дело, он только и думал, как бы меня удержать: "Да
нет же, входите, пожалуйста, клянусь, что вы мне нисколько не помешали".
Почему он спросил меня, видно ли снаружи то, что происходит внутри хижины?
Я вошла по его настоянию и очень была удивлена, что там никого нет. Может
быть, пастушка убежала через другой выход? Но не слышно было, чтобы
хрустнул хоть один сучок. Он тоже узнал меня и сразу же заговорил об Анне.
Я села, он стоял - в той же позе, как на фотографии. Я старалась угадать
сквозь его легкую рубашку, где то место на груди, которое я проткнула на
снимке булавкой; я смотрела на него с любопытством, но без всякого
волнения и беззлобно вспомнила то, что написала мне Анна: "Я прикладываю
ладонь к его груди - там, где бьется сердце... он называет это "последней
дозволенной лаской..." Был ли он красив? Великолепной лепки лоб, бархатные
глаза, свойственные его племени, слишком полные щеки и препротивные
прыщики - признак волнения крови у юношей, а главное - влажные ладони,
которые он торопливо вытирал носовым платком, прежде чем пожать мне руку.
Но глаза и горящий взгляд были прекрасны. Мне понравился и его большой
рот, чуть приоткрывавший острые зубы, право, казалось, что он сейчас
высунет язык, как молодой пес, когда ему жарко. А какая я была тогда?
Вполне в духе семейства Дескейру, насколько мне помнится. Я говорила с ним
надменно, с пафосом обвиняла его в том, что "он внес смятение и раздоры в
почтенную семью". Ах, надо вспомнить его непритворное изумление - этот
юнец искренне расхохотался: "Так вы воображаете, будто я хочу жениться на
Анне? Вы полагаете, что я домогаюсь этой чести?" Я поразилась, и мне сразу
стало ясно, какая глубокая пропасть отделяет Анну, пылающую страстью, от
этого равнодушного юноши. Он энергично защищался: конечно, как ему было не
поддаться очарованию такой прелестной девочки. Но ведь поиграть не
запрещается, и именно потому, что тут не могло быть и речи о браке, игра
казалась ему безобидной. Он, разумеется, только притворялся, что разделяет
намерения Анны... И когда я высокомерно оборвала его, он с горячностью
возразил, что сама Анна может засвидетельствовать его порядочность - он
никогда не заходил слишком далеко. В конце концов, мадемуазель де ла Трав
обязана ему часами искренней страсти, вероятно единственными, которые ей
суждено испытать за всю ее унылую жизнь. "Вы говорите, что она страдает,
но поверьте мне, эти страдания - лучшее, что она может ждать от судьбы. Я
знаю вас по рассказам и уверен, что все это можно вам сказать, ибо вы не
похожи на здешних мещан. Перед отплытием в мрачное путешествие на борту
старой сенклерской каравеллы я снабдил Анну запасом разнообразных чувств и
мечтаний - быть может, они спасут ее от отчаяния и, уж во всяком случае,
от отупения". Теперь уж я не помню, раздражали ли меня эта непомерная
претенциозность, эта рисовка или они мне даже нравились. Да и по правде
сказать, он говорил так быстро, что сначала я не успевала улавливать
смысл, но вскоре я привыкла к этому многословию. "Как! Вы считаете меня
способным желать такого брака? Бросить якорь в этих песках или же взвалить
на свои плечи ношу - потащить за собой в Париж глупенькую девочку?
Прелестный образ Анны, конечно, сохранится в моей памяти, и в ту минуту,
как вы меня тут застигли врасплох, я как раз думал о ней... Но разве
допустимо, чтобы человек застыл на одном месте? Каждое мгновение должно
приносить ему свою особую радость, отличную от всех пережитых им
радостей".
Сочетание в одном существе этой жадности юного животного и несомненного
ума показалось мне таким необычным, что я слушала не прерывая. Да, я
положительно была ослеплена. Правда, дешевой мишурой! Но все-таки
ослеплена. Помню дробный стук овечьих копытец, звон бубенчиков, дикие
крики пастухов, возвещавшие, что приближается стадо. Я сказала этому
юноше, что может показаться странным, если нас увидят вдвоем в этой
хижине; мне хотелось, чтоб он ответил: "Не надо уходить, давайте притаимся
и будем тихонько ждать, пока стадо пройдет дальше". Меня порадовало бы это
молчаливое ожидание, словно мы два сообщника. Я вдруг тоже стала
требовательной и хотела, чтобы каждая минута дарила мне острые
переживания. Но Жан Азеведо беспрекословно отворил дверь хижины и вежливо
посторонился, пропуская меня первой. Он проводил меня до Аржелуза,
убедившись, что я против этого не возражаю. Как быстро, казалось мне, мы
дошли, но за это время мой спутник успел затронуть в разговоре множество
тем! И до чего по-новому он освещал то, что я уже хорошо знала, как мне
думалось. Когда, например, он заговорил о религии, я сказала то, что
обычно говорила дома, а он прервал меня: "Да, да, конечно... но ведь это
гораздо сложнее..." И он бросал в споре доводы, восхищая меня их
оригинальностью. А было ли чем восхищаться?.. Кажется, я и теперь могу
повторить эту мешанину, которой он меня угощал: он говорил, что долго
воображал, будто всего важнее самоуглубление, искание бога. "Взойти на
корабль и пуститься в море, избегая, как смертельной опасности, людей
закоснелых, возомнивших, что они уже все нашли, застывших на одном месте,
где они вырыли себе берлоги, чтобы погрузиться в дремоту. Я долго их



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.