read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Какие молодые люди пошли сознательные! Ни водку они не пьют, ни вино.
И правильно. Что в ней хорошего-то, в водке? Одна отрава, и только. Совсем
бы ее не было.
Мы молчали. Водку пить у Долгушина мы все-таки не решались.
Да водка в те времена и не так уж сильно интересовала нас. Сам
ресторанный веселый шум действовал и возбуждающе и успокаивающе.
Мы отдыхали здесь. И лучшего места для размышлений мы не могли бы
придумать.
Город тогда еще не восстанавливался после гражданской войны. У города
не было средств. Наполовину сожженный и разрушенный колчаковцами во время
отступления, он все еще полон был развалин и землянок.
Единственный клуб имени Парижской коммуны помещался в здании бывшего
женского монастыря. Но там устраивали только собрания и крутили одни и те
же старинные кинокартины с участием Веры Холодной, Мозжухина и Лисенко. А
на толстых, древних стенах сквозь свежую окраску проступали лики святых.
В этот вечер мы долго сидели в ресторане. И ни я, ни Венька ни разу не
вспомнили вслух ни об Узелкове, ни о кассирше Юле Мальцевой, как будто нас
это вовсе не интересовало.
Мы уже готовы были расплатиться по счету и уйти, когда в застекленных
дверях показался Узелков.
Он небрежно скинул на руки старика швейцара свою облезлую собачью доху
и заячью папаху. Оправил толстовку. Пригладил сухонькими, как у старичка,
руками волосы. И, близоруко оглядывая публику слезящимися с мороза
глазами, вошел в просторный зал.
- О, - разглядел он нас, - вы, оказывается, тоже не очень-то
ортодоксальны - тоже посещаете злачные места!.. Привет частному капиталу!
- полуобернулся он к Долгушину.
- Ну, какой у нас капитал! - вздохнул Долгушин. - Весь капитал в
нынешнее время ушел за границу...
- Ладно, ладно. Нечего прибедняться. Я не фининспектор, - присел
Узелков к нам за столик. - Кофе мне, пожалуйста. - И поднял палец. -
Черный! И желательно покрепче...
- Понимаю, - поклонился Долгушин. - А еще что позволите?
- Ну, что у вас там еще есть?
- Например, печенье, пирожные...
- Пирожные? Ну что ж, можно пирожное. Только, пожалуйста, песочное. Я с
кремом не люблю...
- Я знаю, - опять поклонился Долгушин.
Был какой-то еле уловимый оттенок в отношении Долгушина к нам и к
Узелкову. С Узелковым он разговаривал так, будто им одним, Долгушину и
Узелкову, точно известны особые тонкости ресторанной культуры, угасающей в
эти тяжкие времена.
И хотя Узелков ничего, кроме кофе с пирожными, не заказал, Долгушин
все-таки выразил на мятом своем лице искреннее удовольствие тем, что его
посетил такой важный и культурный человек, как Узелков.
А ничего важного, на взгляд, в Узелкове не было. Мне подумалось, что у
него и денег нет, поэтому он и не заказал настоящую еду. Но он пил кофе с
таким видом, словно только что хорошо отужинал и лишь из баловства -
исключительно из баловства - заказал сверх всего кофе.
Он прихлебывал из маленькой чашечки и одновременно курил, аккуратно
стряхивая пепел на лапки фарфорового зайца, поддерживавшего
блюдце-пепельницу.
Недалеко от нашего столика под стеклом буфетной стойки тускло мерцали
бутылки со сладкой водой и разной величины тарелочки с сыром, кетовой
икрой и с копченым омулем.
Кивнув на них, Узелков сказал:
- Что единственно прекрасно в Дударях, так это продовольственный
вопрос. Даже по сравнению с Москвой здесь прекрасно...
Оказывается, Узелков еще год назад ездил в Москву. Он упомянул об этом
вскользь, между прочим. Но мы сразу же заинтересовались его словами.
Венька, облокотившись на стол и подавшись всем корпусом к Узелкову,
спросил:
- И на Красной площади был?
- Разумеется...
- А Ленина видел?
Узелков потянул к себе блюдце с чашечкой и опять сказал:
- Разумеется...
У Веньки заблестели глаза.
- Что "разумеется"? Ты скажи прямо: видел Ленина?
- Ты что меня допрашиваешь? - вдруг обиделся Узелков и чуть отодвинулся
вместе со стулом.
- Не допрашиваю, - смутился Венька. - Но, понимаешь, это же очень
интересно, если ты правда видел Ленина. Где ты его видел?
- Это-длинный разговор...
- Ничего. Мы послушаем...
Венька подозвал официанта и заказал ему еще пива, чтобы не сидеть
даром. Потом предложил Узелкову:
- Ты себе тоже что-нибудь закажи, какую-нибудь еду. Пирожным этим ты не
наешься. Может, у тебя денег с собой нет? Мы заплатим...
- Вы что, хотите сыграть роль... меценатов?
- Да ничего мы не хотим сыграть. Просто нам интересно тебя послушать.
Закажи, что хочешь. Посидим, поговорим...
- Страннее у вас отношение, - насмешливо посмотрел на нас Узелков.
И действительно, ему могло показаться странным, что Венька, часто
сердившийся на него, вдруг проявил к нему такой горячий интерес и даже
хотел угостить ужином.
Узелков от ужина за наш счет отказался. И разговор о Москве у нас тоже
не получился, Узелков так и не смог или не захотел - нет, скорее не смог -
рассказать нам ничего нового о Ленине, хотя Венька задавал ему множество
вопросов. Он крутил его этими вопросами, как ребенок куклу с заводным
механизмом, желая угадать, где же у нее душа.
Наконец Венька спросил:
- А почему в Москве ты не поселился, ну, словом, не задержался там?
Узелков допил кофе, доел пирожное и, оставив на тарелке - для приличия
- только крошечный кусочек, сказал:
- Мое место там, где я всего нужнее. Сибирь еще долго будет испытывать
недостаток в культурных людях.
- Ну, это правильно, - согласился Венька. И еще спросил: - А отсюда
когда уезжаешь?
Узелков поиграл ложечкой в пустой чашке и сам спросил:
- А тебе это зачем... знать?
- Просто так, - сказал Венька. - Пива выпьешь?
- Налей.
- Ты ведь приехал вроде, в командировку. Мы так поняли, что ты на время
приехал...
- На время, - подтвердил Узелков, подняв стакан. - Но время - понятие
растяжимое. Вот я и решил растянуть его.
- Ты, значит, можешь жить по своей воле, где хочешь и сколько хочешь?
- Могу. Но, конечно, до известной степени. Наступит какой-то момент, и
я отсюда уеду. Юля Мальцева вчера сказала, что она с ужасом думает о том,
как все будет, когда мне придется уехать...
При этих словах Узелкова Венька густо покраснел и опять подозвал
официанта, теперь, чтобы расплатиться.
- И за него получите, что он тут пил, - показал Венька на Узелкова.
- Нет-нет, ты уж за меня, пожалуйста, не беспокойся, - запротестовал
Узелков. - Я за себя заплачу сам. Странная манера для комсомольца
разыгрывать роль мецената...
- Кто это такой меценат? - спросил Венька.
- Меценат - это был такой в древности, - роясь в карманах, стал было
объяснять Узелков. - Да, впрочем, что я вам?! Я хочу только заметить, что
комсомольцу, пожалуй, не стоит разыгрывать роль благодетеля или
мецената...
Но Венька и не собирался разыгрывать никакой роли. Нам обоим просто
хотелось в этот вечер как-то приветить Узелкова, потому что за всеми его
пышными словами нам почудилось вдруг что-то невыразимо печальное. Может,
он и слова эти произносит, чтобы прикрыть какие-то неудачи в своей жизни,
о чем он прямо не говорит, но что просвечивается в его круглых галочьих
глазах.
Венька даже спросил его:
- Ты какой-то вроде печальный. Дела, что ли, неважные на твоей службе?
- Мыслящий человек, как показывает история человечества, всегда
печален, - сказал Узелков. - Вам это, разумеется, не понять. Вы, так
сказать, выполняете простые функции. Других интересов, как я догадываюсь,
у вас нет. Духовная жизнь вам, иначе говоря, недоступна. Вы ведь даже книг
не читаете...
- Это верно, - согласился Венька, не обидевшись.
Хотя можно было бы обидеться. И кто-нибудь другой обиделся бы на
Узелкова, на его слова, произнесенные грустным и в то же время почти
презрительным тоном.
А Венька только сказал:
- Понимаешь, некогда. И читать некогда, и скучать некогда. Прочитаешь
что-нибудь, что по делу надо, и все. А этого, конечно, мало... Да ты пей
пиво, - опять налил он Узелкову полный стакан. - Это же не для пьянства -
пиво. Оно для здоровья. Ты смотри, какой ты худенький. А от пива ты сразу
порозовеешь. И может быть, подобреешь даже...
- Любопытная теория, - усмехнулся Узелков, но пиво выпил.
И Венька снова наполнил его стакан.
- А как ты пишешь? - спросил Венька. - Ты сначала берешь какой-то
случай, а потом придумываешь чего-то?
- Придумываю, - насмешливо сощурился Узелков. - Как это ты все



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.