read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



I! разведчик, никому неведомый и почти беззащитный агент секретной службы,
нередко призван то ускорять, то замедлять движение истории...
- Вы неплохо поэтизируете профессию шпиона, - прервал я свою
собеседницу. - Но это теория...
- Правильно, практика грубее и страшнее, - согласилась Янковская. - В
тот вечер, когда вы познакомились со мной, Блейка застрелили...
- Кто? - перебил я Янковскую.
- Это не установлено, - уклончиво ответила она. - Застрелили Блейка
и...
- Застрелили меня, - договорил я. - Можно догадаться, почему застрелили
Блейка, но для чего было убивать меня?..
- Ах, без причины не делается ничего, - сказала Янковская. - Вы стали
свидетелем происшествий, которые не должны иметь свидетелей...
- По вашей милости, - сказал я. - Я не навязывался вам в попутчики...
- Это неважно... - Она точно отмахнулась от моего упрека. - Но вы
оказались счастливее Дэвиса.
- По причине вашего неумения стрелять? - спросил я.
- Нет, стрелять я умею, - возразила она. - Но в момент, когда я в вас
целилась, мне пришла мысль сохранить вас и подменить вами Блейка...
- Убитого немецкой разведкой? - спросил я. - Мне ведь нужно знать, кем
убит Блейк.
- Я же сказала вам, что это не установлено, - повторила Янковская. - С
таким же успехом это могла сделать и советская разведка.
Я не хотел с ней спорить.
- Но для чего нужен вам я? - спросил я.
- О, это очень важно, - охотно пояснила Янковская. - Важно, чтобы
англичане и немцы думали, что Блейк жив. Если Интеллидженс сервис узнает,
что Блейк погиб, сюда пришлют другого резидента, и кто знает, как я еще с
ним сработаюсь. А немцы, кроме того, имеют на Блейка свои виды, и в ваших
интересах их не разочаровывать. Думаю, что они попытаются вас завербовать, и
вам придется делать вид, что вы работаете и на англичан и на немцев.
- А если я не буду делать вид, что на кого-то работаю? -
поинтересовался я. - Что тогда?
- Тогда вы отправитесь вслед за бедным Дэвисом, - просто сказала
Янковская. - В этой игре никто никому не дает форы.
- А если я все же не соглашусь? - повторил я. - Какие у вас гарантии,
что я не воспользуюсь первым представившимся мне случаем и не убегу к своим?
- Привязанность к жизни, - уверенно возразила Янковская. - Вы
нормальный человек и хотите жить, а в Советской России вас ждет расстрел.
- Расстрел? - удивился я. - За что?
- Не так уж сложно вызвать подозрение к человеку, - сказала Янковская.
- Небольшой труд дать русским понять, что вас завербовали и перебросили
обратно для шпионажа. Вы уже достаточно скомпрометированы связью со мной...
Я действительно хотел жить. Но смерть я предпочел бы бесчестию. Как бы
меня ни пытались скомпрометировать, все равно я решил бежать к своим. Но
сделать это надо было умно, и поэтому на какое-то время приходилось вступить
в игру, которую предлагала Янковская.
- Чего же вы от меня хотите? - спросил я.
- Прежде всего, чтобы вы меня развязали, у меня затекли руки и ноги, -
ответила она. - А затем, чтобы вы были Дэвисом Блейком.
Я развязал ее; убивать меня ей не было расчета, а убивать ее я не
собирался, тем более что без предварительной подготовки бежать из Риги
просто было невозможно.
- Но вы так и не объяснили мне всей этой истории с поцелуем, - сказал
я. - Кто же все-таки находился тогда ночью в машине, и почему вы очутились
на лестнице?
- Ах, это все частности! - небрежно сказала она. - Как-нибудь узнаете,
не в этом суть.
- А в чем же?
- В завтрашнем дне. Надо действовать, а не оглядываться назад.
- Что же мне надо делать?
- Быть Дэвисом Блейком, я уже сказала. Для начала этого достаточно.
- А вы не думаете, что Блейк, которого вы предлагаете мне изображать,
может быть изобличен? - возразил я.
- О, нет, это предусмотрено, - объяснила она. - У Берзиня был свой круг
знакомых, но те, кто кренил вправо, бежали из Риги в первые дни ее
советизации, а те, кто кренил влево, эвакуировались вместе с советскими
учреждениями, и, наконец, если ваша личность не вызывает никаких сомнений ни
у вашей кухарки, ни у вашей любовницы, кто еще посмеет усомниться в том, что
вы не Август Берзинь?
- Кто моя кухарка и что она думает, я уже знаю. Но что касается
любовницы, дело обстоит несколько хуже: я не знаю, кто она.
- А вы не догадались? - насмешливо спросила Янковская, расправляя
затекшие руки. - В противном случае вряд ли я была бы так хорошо посвящена в
дела Блейка!
Янковская прошлась по комнате.
- Вот что, Август, - деловито сказала она. - Я пойду в ванную и приведу
себя в порядок, а вы переоденьтесь, и мы проверим, действительно ли вы так
похожи на Берзиня, как это кажется мне.
И я послушался ее, потому что мне не оставалось ничего другого. Мы
спустились вниз, знакомый автомобиль стоял у подъезда.
- Это чья машина? - спросил я. - Ваша или моя?
- Ваша, - ответила Янковская. - Но я не хочу, чтобы она находилась
сейчас в вашем распоряжении.
Это было понятно.
Она опять села за руль, машину она водила хорошо.
- Куда мы едем? - спросил я. - Это не секрет?
- Нет, - ответила она. - К профессору Гренеру, кому вы в значительной
степени обязаны своим выздоровлением.
- К тому самому аисту, которого мне довелось видеть в госпитале? -
догадался я. - Под каким же именем я буду ему представлен?
- Он знает вас по именем Августа Берзиня. Но подозревает, что вы Дэвис
Блейк.
- Не без вашей помощи? - спросил я.
- Нет, - ответила она. - Немцы и без меня знали, что под именем Августа
Берзиня скрывается Дэвис Блейк.
- Но если они знают, что я английский шпион, почему бы им меня не
арестовать? - поинтересовался я. - Англия находится с Германией в состоянии
войны!
- Не будьте наивны, - снисходительно сказала Янковская. - Они имеют на
вас далеко идущие виды. Неужели вы думаете, что они стали бы так старательно
лечить какого-то там латыша?
- Так вот почему этот профессор цитировал мне Шекспира!
- Конечно, немцы уверены, что вы стали жертвой советской разведки.
- А что... этот ваш Гренер?..
- О, Гренер! Вам следует с ним подружиться. В Риге он представляет не
только медицинскую службу, он влиятельная фигура в гитлеровской
администрации. Видный профессор, он вступил в нацистскую партию еще до
прихода Гитлера к власти. С ним лично знаком Геббельс, у него большие
международные связи, и он даже выполнял какие-то специальные поручения
гитлеровцев за границей...
- Аттестация что надо, - сказал я. - Только я не верю, что он хороший
врач, хороший врач не пойдет на службу к этим выродкам...
- Вы опять рассуждаете по-детски, - возразила Янковская. - Неужели вы
думаете, что среди гитлеровцев нет способных людей? Они бы тогда не
продержались и месяца! А что касается Гренера, многие коллеги по партии даже
упрекают его в излишней гуманности. Во всяком случае, именно такие люди, как
Гренер, представляют в гитлеровской партии сдерживающее начало.
На одном из перекрестков нас задержало скопление машин и пешеходов.
Янковская нетерпеливо выглянула из машины, и шуцман - полицейские появились
на улицах Риги чуть ли не на другой день после занятия города немцами, -
точно отодвинув своим жезлом все прочие машины в сторону, любезно кивнул,
предлагая Янковской ехать.
Она умела обвораживать даже полицейских!
- А каким образом вы сами очутились в госпитале? - поинтересовался я. -
Что вы там делали?
- Ухаживала за вами, - объяснила Янковская. - Мне разрешили ухаживать
за вами. Немцы знали, кто вы такой, и понимали мои опасения. Мало ли о чем
вы могли проболтаться, лежа без сознания. Поэтому всегда хорошо, когда около
такого больного находится осведомленный человек.
Мы остановились у дома, который занимал профессор Гренер. Судя по тому,
что немецкая администрация отвела генералу Гренеру целый этаж в большом
трехэтажном доме, он считался генералом влиятельным.
Перед домом стояло несколько машин, у подъезда, разумеется, дежурил
эсэсовец. Однако он не остановил нас, когда мы подошли к двери: или он знал
Янковскую, или у него вообще был наметанный глаз.
Мы поднялись по лестнице, устланной ковром, и очутились в квартире
профессора. Все выглядело так, точно Гренер жил в этой квартире десятки лет.
Во всем чувствовался немецкий порядок. Мебель была аккуратно расставлена,
ковры тщательно вычищены, рамы картин сверкали позолотой.
Мы вошли в гостиную. У Гренера происходило что-то вроде небольшого
приема. Трудно было допустить, что все эти спокойно разговаривающие друг с
другом люди находились в чужом, завоеванном и враждебном городе.
Гренер сразу увидел Янковскую и пошел к ней навстречу. В генеральском
мундире он казался еще более долговязым и худым, чем в белом халате. Его
грудь украшал Железный крест. Он оживленно закивал своей птичьей головкой,
щелкнул каблуками и поднес к губам руку гостьи.
- Вы забываете меня, - упрекнул он Янковскую. - А старики обидчивы!
- Господин Берзинь, - назвала меня Янковская. - Он хотел лично
поблагодарить вас.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.