read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



этим цацкам не попасть (острые!)...
Дверь открывается.
Сама.
Крысы, значит? Килик разбили?
На дяде Эгиалее - короткий плащ поверх хитона. Серый, какой воины в походе носят. И диадема серебряная. И сандалии красные. Ждал?
Ну, заходите, разбойники!
Мы переглядываемся. Ждал! Но все равно - пришли!
Радуйся, лавагет! - запоздало рапортую я. - Эфебы Диомед и Сфенел прибыли согласно приказу... Ай! "Ай!" - это потому, что дядя меня за ухо схватил. А уж у него пальцы крепкие! Вообще-то эфебов за уши таскать не положено. Эфебы - будущие воины. А мы с Капанидом не просто так эфебы, а эфебы на задании. Но как поспоришь, когда ухо...
Ой-ой!
И мое ухо, и Сфенела тоже. Приходится входить в дядины покои без всякого достоинства воинского. Не шагом строевым, а бегом за собственными ушами.
Ах вы, щенята! Да вы хоть знаете, чего натворили? Мое ухо наконец свободно, Капанида, кажется, тоже. Во всяком случае, его "Гы!" звучит вполне уверенно.
А если война из-за вас, негодников, начнется? Дядя уже улыбается. Значит, мы все сделали правильно.
Никак нет, господин лавагет, - чеканю я. - Не начнется!
И действительно, какая война? Ну, украли Палладии.Плохо, конечно. Из самого храма Афины-на-Лариссе украли! И куда только стража смотрела? Палладий ведь - святыня из святынь, его нашему Аргосу сама Афина Градодержательница подарила. А украли его двое каких-то святотатцев. Видели их, негодяев, - один повыше, лет пятнадцати, второй пониже, зато в плечах широкий. Лет двенадцать ему. Или тринадцать.
Погнались - не догнали. И теперь по всем дорогам ищут. А за Палладий дедушка награду назначил. Десять талантов!
Нельзя было что-нибудь попроще взять? - укоризненно вздыхает дядя. -
Кубок золотой или жезл какой-нибудь.
Дедушкин? - самым невинным тоном интересуюсь я. - С которым он на троне сидит?
Сейчас подзатыльник получу! Нет, обошлось! И с Палладием обошлось. Его во всех городах наших, которые Аргосу подвластны, искали. И не только у нас. В Микенах искали. И в Коринфе. И в Афинах тоже искали. А нашли в Дельфах. Прямо у золотого треножника, на котором пифия сидит. Утром двери отворили, зашли - а он там.
А если Дельфы его не отдадут? А, ребята? И что нам тогда делать? И вообще, эфебы Диомед и Сфенел, вам не кажется, что это святотатство?
Никак нет, - сообщаю я. - Не святотатство. Нам боги разрешили!..
Ну, не боги, конечно. Мама разрешила. И мне, и Капаниду. Разрешила и сказала...
Дельфы, господин лавагет. Палладий отдадут, - подхватывает Сфенел. -
Потому как им знамение будет. То есть было уже.
Вчера было. Когда мы из Тиринфа вышли... ...Не вышли - выбежали. Всю дорогу бежать приходилось. Да еще ночью. Иначе бы не успели никак. Ведь приказано было - вернуться к лавагету, к дяде то есть, на двадцатый день до рассвета. Едва добежали!
А про знамение мне мама точно сказала. И земля в этих Дельфах затрясется, и треножник засветится, и Палладий заговорит.
Знамение, значит? Отдадут, значит? Кажется, дядя жалеет о том, что не дал мне подзатыльник. И даже не мне, а нам обоим. И напрасно! Мы приказ точно выполнили. Сказано ведь: ценную вещь, охраняе-мую, в Дельфы - и вернуться. И все - за двадцать дней.
Мы-то в чем виноваты?
Ладно, - вздыхает дядя. - Эфебы Диомея и Сфенел!..
Мы застываем. Стойка "смирно" - плечи развернуть, руки на бедра. Жаль, мечей нет!
Летнее задание вам зачитывается. А теперь - пошли вон! Не спишь тут из-за вас. А если бы поймали?
Нас? - искренне удивляется Капанид. Баском.Теперь можно домой, на
Глубокую. Зайти, упасть прямо у порога, заснуть...
Нет, нельзя. Мы ведь эфебы! Не упасть, а помыться ледяной водой, жертву Гермесу Психопомпу принести... Нет, жертву можно и вечером, но помыться - обязательно.
И спать, спать, спать, спать... Неделя отпуска - как здорово!
Одно интересно - что еще в городе пропало? Ведь Фер-сандр тоже летнее
испытание сдает. И не он один. Вечно у нас в Аргосе с началом лета что-нибудь случается. Палладий - еще ничего, а было дело - у дедушки Адраста венец украли!..
(Это когда дядя Эгиалей летнее испытание сдавал.)
И еще интересно - когда нам наконец волосы остригут?
* *
Они были уже здесь.
Алкмеон Заячья Губа, Амфилох Щербатый, ну и, понятное дело, пеласги.
Пеласги! Уже у самого Медного Дома!
Ну вот, а мы только-только из храма! Хитоны чистые, помыслы чистые, волосы
помытые маслом смазаны. И настроение жертвенное.
(Век бы я этому Психопомпу жертвы не приносил! Не люблю - из-за мамы не люблю. Но что делать, если именно он всем ворам, торговцам и путешественникам помогает? Мы, правда, не торговцы, а вот все остальное...)
А, С-собака Дурная! И Сфенел, Сфенел! Глядите, ребята!
Алкмеон уже хорош. То есть ничуть он не хорош, это тактоворить принято. Небось опять неразбавленное лакал И Амфилох хорош. И ведь обещал же мне! Клялся да-^е - все тем же Психопомпом.
Ла-а-адно! Добрые мы сегодня. Катитесь отсюда,недомерки! Живо!
Катиться? С нашей Глубокой? Недомерки? Эх, хитона жаль. Новый совсем!Я долго понять не мог, с чего это детишки покойного дяди Амфиарая до сих пор по улицам прохожих пугают да по ставням колотят? Алкмеону двадцать два уже исполнилось, Щербатый его всего на полтора года младше, а пеласгам неумытым ничуть не меньше нашего. И ведь не в эфебах. Понятное дело, в эфебы только добровольцы идут, но все-таки! Здоровые обалдуи по улицам шляются да вино хлещут. И к девицам пристают, само собой.
Я удивлялся, а потом мне объяснили. Вполголоса. Дедушка Адраст все чаще болеет. А ведь по традиции Ар-госом должны править потомки Мелампода и Бианта. Вместе должны. Потомки Бианта - это дедушка и дядя Эгиалей. А потомки Мелампода... Да вот они, красавчики!
Ты, Собака Дурная, не понял, что ли? Катись, а то зубов не досчитаешься!
Собака, собака! Диомед - собака! Сфенел - Приап вместо носа! Приап вместо носа!
Капанид вздыхает - кажется, ему тоже жалко новый хитон. А по поводу приапа
это они промахнулись. У моего друга нос репкой. Как у дяди Капанея. Видать, из-за неразбавленного они уже приап от репки отличить не могут!
А-а! - радуюсь я. - Глянь, Капанид, братцы Диоскурвы! И диоскурвики с ними!
Не-а, - опровергает меня Сфенел. - Это гекатонприапы!
Ближайший пеласг-гекатонприап (конопатый, с шле-мом-дыроглазом на башке) так и застывает с раскрытым РТОМ. То-то! Ты бы еще полный катафракт надел, обалдуй. Это с нами-то ругаться!
И с этакими гетайрами Алкмеон хочет ванактом стать!
.Драться по одному! - деловито замечает Амфилох. - А ты, Диомед, отойди.
Кажется, он не так и пьян. Во всяком случае, правила помнит. Я не дерусь.
Нельзя мне. И пить нельзя. И еще много чего нельзя.
Послушно отхожу в сторону. Если все по правилам будет (один на один, до первой крови, ногами и лежачего не бить), так и придется проскучать до полной победы. Но на душе все равно ласки скребут. Капанид один, а пеласгов - туча целая. Хоть бы Ферсандр с нами был!
(Про Ферсандра мы уже все знаем. Возле храма Времен Года, где мы жертву Психопомпу приносили, глашатай орет-надрывается про то, что из казны тиринфской некий злодей два таланта золота утащил. А лет тому злодею тринадцать будет, а росту он малого, сложения - худого, говорит по-беотийски, несет же золото краденое прямиком в Аргос.
И что самое обидное - никто его, злодея, там не видел. Как и нас с Капанидом в храме Афины. Это дядя Эгиа-лей приметы сообщил - чтобы нам всем не так легко было.
Два таланта! Да Ферсандр их и не поднимет. Он же еще не вырос совсем!)
Чего? Испугался, с-собака этолийская? Это - мне. Все тот же, в шлеме-дыроглазе. Отворачиваюсь. А за "этолийскую" уже можно и схлопотать! Пару лет назад меня уже накрыло бы. Сейчас ничего - научился. Не накроет.
Эй, прекрати! - это Амфилох. - Он не дерется! Ну, сейчас ему Сфенел пропишет гекатомбу! Но нет, не спешит дыроглаз. За чужие спины прячется.
Что, Диомед-мозгоед? Тоже мозги жрешь, как твой папаша?
Мозгоед-мозгоклюй! А твой папаша сдох, сдох, сдох!..
Заткнись! Заткнись, дурак!
Амфилох все понимает. И остальные понимают. И я. Но - поздно.
Накрыло!
...Река шумела совсем рядом, тихая, спокойная. Странно,я не могу ее
увидеть. Только плеск - и легкий теплый ветерок.
Тихо-тихо.
Тихо...
Река совсем близко, только шагни, только вдохни поглубже свежий прозрачный
воздух... Плещет, плещет...
Тидид! Тидид!
Боль в плече. Ну, конечно, у Амфилоха клешни здоровые! А рука Сфенела, как обычно, на моем горле. Боевым захватом.
Все, ребята! Уже! Отпустите! Не говорю - хриплю. Здорово Капанид сдавил!
Ничего, все живы!
Живы?
Как только хватка разжалась, встаю. У Медного Дома - пусто. Хвала Дию
Ясному! В последнее время больт ше всего боюсь, что увижу жмурика. Дохляка то есть. Но -пока обходилось.
На лице Амфилоха - что-то непонятое. То ли красное, то ли сизое.
Тидид, ты как?
Ото, да он, кажется, протрезвел!
Чем? - я киваю на красно-сизое под его левым глазом. - Не кулаком?
Локтем, - щербатый рот дергается. - Да ничего, выживу. Ты, Диомед, меня извини.
Тебя-то за что?
Да, зря этот дыроглазый дурак про папу ляпнул! Ведь не маленький уже, не сопляк безмозглый. А если бы такое про его отца рассказали?
...Перед смертью папа сошел с ума. Так говорят. Я не верю. Не хочу верить!..
Тебя-то за что? - повторяю я. - Ты же не виноват! С Амфилохом мы, в общем-то, друзья. Хотя он и ходит с пеласгами. Но куда ему деться от брата?
Правда, с Алкмеоном он не очень и ладит. Из-за их мамы - тети Эрифилы. Алкмеон
ее в смерти дяди Амфиарая винит. Будто бы тетя Эрифила от дяди Полиника ожерелье
взяла (волшеб-
ное, самой Гармонии, жены Кадма Фиванского) и за это приказала мужу на войну идти. А дядя Амфиарай поклялся жену слушаться. И пошел - хоть и не хотел.
Алкмеон даже дом стенкой перегородил. Слева он живет, а справа - мама его с Амфилохом и дурочкой Айгиа-лой. Айгиала - это их сестра - старшая. Конопатая, косая, страшная. И пришепетывает,во достанется же кому-то, уродина!
Итак, вокруг пусто. И возле Медного Дома, и дальше. Только у ступеней какие-то осколки лежат. Медные. Да это же шлем-дыроглаз! Бывший шлем то есть.
Ого!
Это ты камнем, - подсказывает Капанид. - Во-о-он тем!
Нагибаюсь. Камешек - с яйцо воробьиное. И этим я!.. На душе - мерзко.
Другой бы, наверное, радовался.
А чему тут радоваться? А если бы у того болвана шлема не было?
Тебя проводить? - Амфилох гладит пятно под глазом (уже синеет!), морщится. - У-у, Гадес, ведь не хотел же пить!
Говорит - словно извиняться продолжает. Перед старшим. Передо мною то есть. Хотел я ему сказать, что от Бромия1 одни неприятности (это еще мой дедушка Ойней понял), да не стал. Амфилоху уже двадцать один, а мне еще... Ха-ха, мне еще... И так мы с ним, как взрослые, разговариваем.
Совсем выросли вы, парни! Когда вас стричь-то будут?
Переглядываемся. Не иначе, Амфилох у папы своего мысли читать научился.
Скоро, наверное, - неуверенно замечает Капанид. - Может, на солнцестояние
на Гиперионов день.
А меня сам Эврисфей постриг. Вместе с Атреем.
Бромий - прозвище Диониса. Ойней, басилей калидонский, получил в дар от Диониса виноградную лозу, что привело к повальному пьянству во всей Этолии.
Это я помню. Амфилоха в Микенах постригли, а наш рлушка за это постриг Агамемнона - Атреева сыночка. Vx и не понравился же мне он! Нос до небес - на трех пос, одному ему достался.
И гордый - не кивнул даже. А ведь " Первым поздоровался, как и положено.
Вот постригут вас, - итожит Амфилох, - и пойдем, пебята, по девочкам. Я вас с такой дулькой познакомлю!
Сфенел сопит. Краснеет. А мне - мне хоть бы хны. Не нужны мне эти дульки! И вообще, девчонки не нужны. И без них хорошо. А вот волосы состричь - самое время!
Длинные волосы - значит, мальчишка еще. А постригут - сразу взрослым станешь. Ведь чего Амфилох про дулек этих самых заговорил (про иеродул1 то есть, которые при храме Афродиты)? Они на тех, у кого волосы длинные, и не смотрят. Запрещает богиня! Ну, дульки - это для Амфилоха, зато меч... Постригут - сразу же меч носить можно. Потому как взрослый!
Меч у меня есть - прадедов, старый, без ножен. Папин-то пропал.
И вообще - сколько можно быть маленьким?
Пошли ко мне, Тидид. Чего тебе одному дома делать?
Тут Сфенел прав. Пусто у нас в доме. Давно пусто. И тех слуг, что с папой пошли, никто не вернулся. Няньки умерла, и еще одна служанка тоже умерла. А одна убежала - я ее искать даже не стал.
Конечно, те, что остались, и подметают, и обед готовят, а дедушка помогает
мясо к празднику присылает. И вина всякие присылает, хоть мне и пить нельзя.
Да только пусто в доме. И страшновато даже. Особенно если мама долго не приходит.
(А я про маму Капаниду все-таки рассказал. Только не сказал, кто она. Он
мне, кажется, не верил, пока я его с
*Иеродулы- храмовые рабы и рабыни. Иеродулы Афродиты занимались священной проституцией.
мамой не познакомил. Тогда он даже испугался. Немножечко, но испугался. Ну и зря! Мама - она очень добрая.)
Так пошли?
Не-а. У тебя там родичи.
Сфенел вздыхает. Кивает - соглашается, значит. Родичи - это тяжело, особенно Сфенеловы. Все - козопа-сы, от всех сыром несвежим пахнет. И все - богоравные. Только и знают про дедушку Зевса да про бабушку Гестию толковать. А мы слушать должны. Потому что - родичи!
Одно хорошо. Пока толковали (в прошлом году это было, когда очередной набег козопасов случился), выяснилось вдруг, что мы с Капанидом тоже родичи - через его дедушку Гиппоноя. Этот дедушка моему дедушке Ойнею кем-то там приходится. А еще мы, конечно, родичи через дедушку Адраста, потому как его, дедушкин, дедушка женился на дочери Сфенелова прапра... В общем, какого-то там "пра". Это хорошо! А впрочем, мы и без всяких "пра" - лучшие друзья. На всю жизнь!
Пойду к дяде Эвмелу, - решаю я. - Он мне велел сразу прийти, как мы в
Аргос вернемся.
Капанид не отвечает. К родичам ему идти не хочется, а дядю Эвмела он, кажется, слегка побаивается. Как и моей мамы.
Вот чудак репконосый!
* *
Могила Форонея, ворота Лариссы, Аполлон Волчий, Голова Медузы... Знакомая дорога! Вот уже семь лет я тут хожу - чуть ли не каждый день.
К дяде Эвмелу!
Поначалу здешние мальчишки мне прохода не давали. Бить хотели. А теперь не
хотят. Здороваются. В общем, они хорошими оказались. А сейчас трое из них в нашем десятке - тоже эфебы, как и мы.
Да, теперь я каждый камешек здесь знаю. И даже больше. Вот, например, Форонеева могила. Раньше думал - могила и могила, Фороней - и Фороней. Бог - и все тут. Мало ли богов? А теперь я все знаю. Фороней - одно из имен Прометея. Некоторые думают, что это разные боги (в смысле не боги - титаны, да все равно), а это только имена разные. И даже не имена - прозвища. Потому что Имя никто не знает (то есть почти никто). А прозвищ у каждого - хоть гидрой ешь. В Аргосе он Фороней, в Афинах - Прометей, а на Кавказе, где Руно Золотое украли, - Ами-пан. И еще одно прозвище у него есть - на "лы" (на значок "ламед", значит). Но оно очень плохое.
И "Аполлон" это тоже прозвище, и "Артемида", и даже "Зевс"... Но об этом - тс-с-с! Дядя Эвмел так и говорит: "Тс-с-с!"
А про Медузу я такое знаю! То есть не про Медузу, а про Медуз. Но об этом тоже "тс-с-с". А еще я знаю, почему дядя Амфиарай Зевса не любил. Но это не просто "Тс-с-с!" - это "Тс-с-с-с-с-с-с-с!".
А еще дядя Эвмел обещает рассказать... Ага, вот и пришел. Как-то быстро очень.
Так я же бежал всю дорогу!
Привычка!
* *



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.