read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



из мертвых тел делать пепел, так красиво летящий по ветру; и страшные
сказы сказывали о вечно голодных трупожогах по темным укромным углам...
Сказывали, да не трогали, не убивали, но и есть не давали. Ну и
ладно. И сами с волосами... Только в брюхе урчит, словно жалуется брюхо на
нерасторопного хозяина, и ноги волочатся, и ночь проклятущая все норовит
высветить, зараза безглазая...
Скил слишком близко подошел к решеткам, ограждавшим Оружейный
квартал; и треугольный метательный клин ударил в спасительное дерево у
самой щеки, больно ободрав нос отколотой щепой. "Промахнулись", -
облегченно подумал Скил, отскакивая на нейтральную пустошь к заброшенному
сараю, и тут же одернул себя. "Нет, не промахнулись - намекнули...
Напомнили. Оружейники железом зря не кидаются. Ни клиньями, ни гранеными
боевыми мячами. Вот вороны, которых не доели пока, и те на дух к их
решеткам не приближаются. Толстошкурый народ, эти железнолапые, даром, что
ли, Дикая дружина из Зеленого замка три раза мордой в их хмурый строй
билась, и все без толку..."
Скилъярд сам потом трупы солдатни палил, и своими глазами видел -
есть у дружинников мозги, есть, нечего языком попусту трепать - желтые да
склизкие, но есть. Только что с того, когда Оружейники жрать все равно не
дадут. И те не дадут, и эти не дадут, и никто не даст - а хочется до
зарезу, я ж живой покамест, не совсем, но все-таки...
Вдалеке, за безглазыми остовами особняков и веселым районом Пляшущих
Флоксов, ревниво оберегаемом всеми кланами - за поджог таверны или борделя
нарушитель обрекался на жизнь отшельника, и не для него распахивались
двери притонов и узорные халатики девочек - вдалеке раскачивалось унылое
зарево: дружинники жгли предместья. Они жгли предместья уже шестой год, с
большей или меньшей периодичностью; они жгли, предместья привычно горели,
все было в порядке и даже забавно. После дружинники уводили отловленных
женщин, население окраин выволакивало из неразличимых дыр свой нехитрый
скарб; и уродливая девушка ценилась на вес перца - горб или бельмо давали
мужу хоть какую-то уверенность в завтрашнем дне, а в остальном баба и есть
баба... Впрочем, все это чушь, и едой там сейчас уж точно не разжиться.
Слово ведь какое гнусное: "Еда-а-а-а-а!"; и зубы клацают, и голова словно
пеплом натерта, и жевать страсть как охота - а нету!.. Вот когда поел уже,
тогда совсем другое дело, тогда совсем другое слово, тогда не еда - пи-и
и-ища!..
В голубое лунное пятно влетела поджарая взъерошенная крыса и
настороженно замерла, скалясь отсвечивающим бисером. Здоровый такой
крысюк, матерущий... У Скила аж слюнки потекли. Он сжался, стараясь
успокоить отчаянно бурчащий желудок, и осторожно потянул из-за пояса
укороченную пращу. Угловатый булыжник нырнул в ременную петлю, и трупожог
мягко крутнул пращу, стараясь производить как можно меньше шума. Подлый
грызун скептически подвигал носом, чихнул, прослеживая крутую дугу камня,
и, радостно завизжав, нагло отбежал в сторону.
Скил чуть не заплакал от обиды и бессилия. Еще пару ночей назад он бы
не промахнулся; пару ночей пустого живота, три тысячи шагов бесплодных
поисков, лишний сырой покойник без вещей, годных на обмен или продажу; и
вот тебе... Он все-таки всхлипнул и испуганно зажал рот, озираясь по
сторонам.
Крыса тоже раздумала играть, шарахнулась вбок от хлюпающей неуклюжей
громадины и растаяла в чернильных провалах между домами. Скилъярд спрятал
пращу, сделал шаг, перенося вес на вялую непослушную ногу - и короткий
предсмертный писк иглой вошел в мозг трупожога, и ноги оказались
способными на мгновенный переброс тела в тень массивной стены. Эх, ноги
мои, ноги...
Шаги. Шлепающие, размеренные. Сытые шаги. В пятно света, где еще
недавно щерился издевающийся зверек, ступила черная качающаяся фигура,
двумя пальцами уцепившая длинный голый хвост давешней крысы с перебитым
хребтом. Фигура задумчиво посмотрела на болтающийся трупик и зачем-то
присела на корточки.
И когда лицо пришельца стало ясно различимо, Скилъярд судорожно
вжался в ледяной сланец стены, и слюна во рту вдруг куда-то исчезла, и
голод исчез, и злость исчезла; осталось одно чувство - страх.
В пятне света пристально глядел на крысиные останки не кто иной, как
Девона Упурок, сумасшедший убийца, юродивый ужас ночных мародеров.
Днем Девона вечно пропадал где-то, зато после заката... Разное
говаривали люди о полоумном уроде, и сам Скилъярд как-то сподобился лично
видеть Упурка на подходе к окраинам. Безумец стоял на коленях, держа в
руках человеческий череп - то ли свежеободранный, то ли найденный в руинах
- и бормотал разные косноязычные глупости, перекидывая мертвую голову с
ладони на ладонь. Скил тогда ушел довольно легко, потому что Девона
мучительно изогнулся, запрокидывая лицо и крича на луну, словно пытаясь
запретить ущербному диску его извечную работу. Чем-то не нравилась ему
луна: то ли светила не так, то ли глядела не туда; и легко ушел от него
трупожог, а вот сейчас и не ясно-то, как жизнь обломится...
Безумец аккуратно опустил крысу перед собой и встал над ней на
четвереньки. Потом поерзал, подумал, и неожиданно дернулся, словно
невидимый каблук сломал ему позвоночник.
И смертный визг второй раз полоснул по грозившим лопнуть нервам
Скилъярда.
Девона недвижно валялся возле убитого грызуна, луна держала их обоих
в фокусе светящейся пыли, и ознобно вздрагивающий трупожог вспомнил треп в
бараках о том, как Дикая дружина впервые выкопала этого придурка у входа в
кяризы. Они приняли обросшего волосами полоумного за жертву, выжившую
после тайных забав Подмастерьев, - и ради шутки уволокли его в замок.
Потехи из Девоны не получилось. Он упрямо молчал и позволял себя
бить, не доставляя дружинникам никакого удовольствия. Тогда отчаявшиеся
солдаты позабирались на стены и выпустили в крепостной двор голодного
пардуса. Зверь коротко рыкнул и присел для прыжка. Безумец покосился на
хищника, приподнял верхнюю губу, и огонек интереса впервые полыхнул в его
тусклых глазах.
Он присел напротив зверя, двигая бесхвостым задом - лучники Дружины
клялись потом, что хвост пардуса впечатлял меньше, чем его отсутствие у
Девоны - и рыкнул в два раза громче и ниже. Удивленный кот оскалился,
клоня голову к пятнистому плечу; Девона прохрипел клокочущим горлом и
улыбнулся настолько широко и хищно, что поджавший хвост пардус мигом удрал
в родную уютную клетку. Придурок рухнул на все четыре и, радостно мяукая,
попытался было сунуться за зверем, - но пришедшие в себя владельцы редкого
хищника попрыгали во двор и оттащили Упурка от клетки. Лучше бы они этого
не делали.
Разъяренный Девона сломал шею ближайшему, прокусил руки трем
следующим дружинникам и, изогнув спину с выпяченными лопатками, вылетел по
перекидному мосту за пределы крепости. Там он неожиданно пришел в себя,
заплакал и вяло поплелся в город.
Ошалевшие лучники переглянулись и ослабили тетивы луков. Стрелять не
стали. И правильно. Или неправильно... Какая теперь разница... Именно
тогда юродивого и прозвали Девона - безумец. Упурком его прозвали позднее,
когда он на большом ежегодном Кругу прирезал бойца из Кожевенных рядов.
Видевшие это утверждали, что Упурок долго и пристально всматривался в
танцующего вокруг него кожевенника, потом отобрал у него разделочный нож и
стал снимать с противника шкуру, причем делал это весьма профессионально и
с большим знанием дела. Девону еле смогли оттащить, но за убийство на
Кругу мстить не полагалось; и с тех пор малый или большой Круг редко
обходился без участия полоумного. Он дрался тем же оружием, что и
выставленный боец, и отвлечь его от раненого можно было лишь хлопая куском
сырого мяса по кожаному щиту. При этих звуках безумец улыбался и начинал
кланяться собравшимся - пока родственники оттаскивали тело. Он даже иногда
помогал им, но только после хлопанья.
Оружейники, редко выставлявшие человека в Круг, и вообще редко
выходившие из-за своих решеток - и те однажды решили спустить на Упурка
своего бойца, и не кого-нибудь, а Стреноженного, безногого кузнеца, три
года назад бежавшего из степного рабства в седле собственного изобретения.
Стреноженный обычно стоял на месте - туловище гиганта на двух обрубках,
схожее с тушей охотничьего вепря-одинца - и пудовый мяч, гремя цепью, чуть
подпрыгивал в его пятерне. Мало кто уходил от его удара, и немногие могли
кидаться мячами, не обладая безошибочным глазомером и могучими лапами
оружейников - но соперники всматривались друг в друга до потери всякого
терпения у собравшихся, а потом Стреноженный опустил мяч и сцепил запястья
в странную фигуру, схожую с парящим орлом. Безумец радостно завопил и стал
кидать в небо пригоршни песка, потом опомнился и удивленно обернулся
вокруг, словно впервые очутившись здесь; а кузнец покачал головой и
заковылял из Круга.
Затесавшийся в толпу расстрига из Дикой Дружины, лишившийся теменной
пряди за неведомые пороки или такие же добродетели, уже собрался было
вякнуть что-то по адресу копченых морд, но глянул на цепь, волочившуюся за
Стреноженным - и раздумал. А Девона долго тащился за Оружейниками, но за
решетки его не пустили, и он до полуночи шлялся возле ограды, скаля зубы и
принимая всякие позы, одна нелепее другой. Потом он загрустил и удалился,
и разное болтали люди, которым рот не заткнешь...
...Скилъярд стал красться вдоль стены, пытаясь проскочить к Пляшущим
Флоксам, и почти преуспел в этом, когда его остановил хриплый негромкий
вопрос.
- Куда?..
Трупожог почувствовал, как холодный пот стекает ему за шиворот.
Девона стоял рядом - живой, сутулый, с безвольно повисшими руками,
спутанные волосы падали на лицо и даже почему-то росли на подбородке - и
Скил подивился тонким предплечьям и невысокому росту безумца. Да и в
плечах он сам чуть ли не пошире будет... Потом Девона глянул Скилу в глаза
- и удивление сразу пропало, сменившись пониманием, что все правильно и
так, как положено. Очень уж глубоко умел заглядывать безумный Девона



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.