read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



день рано утром вместе с Людмилой отправиться на вокзал.
Два чемодана стояли возле стены, прижавшись друг к другу: один --
огромный, перепоясанный ремнями и чуть-чуть покорябанный, а другой --
аккуратный, без единой царапинки и даже попахивающий духами (я почувствовал
это, когда ставил его к стене).
Мне казалось, что кто-то ввинтил в люстру новые лампочки, более сильные:
так сверкали на столе рюмки, бокалы, тарелки. Я не видел раньше этой
посуды. В последнее время мама доставала из шкафа все, что берегла для
какого-то особенного, торжественного события.
В центре стола был любимый отцовский графин, в котором плавали желтые
корки. Иван поставил рядом с ним бутылку шампанского и коньяк.
Мама отозвала меня в сторону, попросила сбегать в магазин за фруктовой
водой.
-- Для отца, -- шепнула она. -- Я не хочу, чтобы он сегодня пил это...
Очень волнуется!
Когда я возвращался с тремя бутылками лимонада, меня встретил на
лестнице дядя Леня. Мне казалось, он только и делает, что ходит по
лестнице, отпирает и запирает дверь: очень уж часто я встречал его.
-- У кого-нибудь день рождения? -- спросил дядя Леня. -- Утром мама
несла бутылки. Теперь ты...
-- Да, день рождения!
-- Кто же родился?..
"Если сказать, что Людмила или кто-нибудь другой из нашей семьи, он
побежит за подарком", -- решил я.
-- У кого же сегодня праздник? -- повторил дядя Леня.
-- У маминого племянника. Он одинок. И вот мы устроили... Для него!
-- Это понятно, -- сказал дядя Леня.
И, как всегда после моего ответа, полез ключом в замочную скважину.
Дома все ждали меня. Мама вытерла бутылки лимонада и поставила их на
стол.
-- Твой напиток, -- тихо сказала она отцу.
-- Куда ты, удаль прежняя, девалась?.. -- пропел отец из "Царской
невесты". И добавил обыкновенно, по-человечески: -- Да никуда не девалась!
Вот она, здесь...
Отец взял два чемодана, стоявшие у стены, и вскинул их вверх, как
спортсмен, поднимающий гири.
-- Иван и Людмила! -- воскликнул он, потрясая в воздухе чемоданами.
-- Есть еще порох в пороховницах! -- восхитился Иван.
-- Есть! -- ответил отец.
Чемоданы рухнули на пол... Отец застыл с поднятыми руками.
-- Что такое? -- тихо спросила мама.
Отец открыл рот, но не смог ничего ответить. Он шевелил губами, словно
вспоминал про себя какую-то арию или песню...
Иван подошел к отцу. Я не понимаю, как это получилось, но через
какую-нибудь минуту отец уже лежал на диване. Как Иван перенес его? Взвалил
ли себе на плечи? Или взял на руки, как ребенка? Я просто не видел.
Отец был выше Ивана, шире в плечах, тяжелее, и я не представляю себе,
как Иван смог его дотащить. Так быстро, так осторожно... И мы застыли на
месте, будто состояние отца передалось нам, и даже не помогли.
Потом все трое, как по команде, мы ожили и очутились возле дивана.
-- Кол... -- прошептал отец. -- Кол... загнали сюда... -- И положил руку
на сердце.
-- Не шевелись! -- приказала Людмила. И побежала в другую комнату.
Мама стала водить тряпкой по спинке дивана, тихо, бессмысленно.
-- Это бывает... -- Иван тяжело дышал, но улыбался. -- Пройдет!
Он сказал так уверенно, будто с ним это случалось уже не раз.
-- Что же делать? -- спросила мама.
Людмила вошла в комнату с пузырьком и кусочком сахара. По всему куску
расползлась желтая капля. Отец взял сахар в рот, под язык.
-- Сейчас сбегаю! За врачом... -- сказал я. И бросился в коридор, потом
вниз по лестнице. Только бы он был дома!.. В этот миг дядя Леня казался мне
самым нужным, самым важным, самым значительным человеком на свете. Мне
казалось, что все, все в мире зависит сейчас от него!
Должно быть, он понял это, потому что не стал задавать вопросов: хочет
ли Людмила, чтоб он пришел, или не хочет? Он взял коричневую пластмассовую
коробку, потом блестящую, металлическую, еще что-то засунул в карман и
побежал за мной прямо в чем был -- в ковбойке с распахнутым воротом и
засученными рукавами, в пижамных штанах и тапочках.
Когда он вошел к нам, то чуть-чуть зажмурился от яркого света. Все было
праздничным и нарядным: рюмки, тарелки, бутылки, графин с желтыми корками,
шампанское и коньяк, Людмилино и мамино платья, модный костюм Ивана. Даже
отец лежал на диване в каком-то парадном виде: мама гладила сегодня пиджак
и брюки, дала ему новую нейлоновую рубашку.
Людмила сидела рядом на стуле и держала в своей руке руку отца. Мама
присела на край дивана и по-прежнему водила тряпкой по его деревянной
спинке.
Иван уже отдышался, но стоял все на том же месте. Когда мы вошли, он
сказал:
-- Вот сейчас врач подтвердит: это спазм. Простая история! Спазм
проходит. Вообще нет безвыходных положений. А тут -- простая история...
Я верил Ивану. Мне казалось, в его присутствии не может случиться ничего
страшного, непоправимого.
Людмила выпрямилась, поднялась, указала на стул дяде Лене.
Дядя Леня измерил отцу давление. Аппарат был в той самой коричневой
коробке. Потом расстегнул отцу нейлоновую рубашку, снял галстук, засунул
себе в уши концы резиновых трубок и стал слушать сердце.
Наконец он поднялся и спросил у отца:
-- Что вы чувствуете?
-- Кол... -- прошептал отец. -- Будто загнали кол...
-- Так... Понятно. Вы не волнуйтесь. Племянник правильно говорит: это
спазм. Просто спазм... Сейчас сделаю вам укол. И все сразу пройдет! Но
вставать нельзя. И нельзя шевелиться. В первое время...
Никто даже не удивился, что он назвал Ивана племянником. Только я это
заметил.
После укола отцу стало легче. Он улыбнулся -- так, еле-еле...
Тогда дядя Леня увидел чемоданы, валявшиеся посреди комнаты, будто
кто-то их расшвырял. Он удивленно посмотрел на один чемодан, потом на
другой, потом на меня... А потом заметил свои пижамные брюки и сразу
заторопился:
-- Я больше не нужен.
-- Спасибо тебе, -- сказала Людмила.
Они были на "ты". Еще с детства.
Мы с Людмилой пошли провожать дядю Леню. В коридоре он засунул дужки
очков в рот, словно нарочно, чтобы было не очень ясно слышно то, что он
скажет:
-- По-моему, это инфаркт... Надо бы "неотложку".
-- Уже позвонили, -- сказала Людмила, -- Значит, ты думаешь?..
Войдя в комнату, сестра улыбнулась отцу:
-- Вот видишь: все не так страшно. Первый раз в жизни она сказала
неправду. А я опять пошел в коридор. Я там ждал "неотложку", чтобы она при
отце подтвердила слова Людмилы: "Все не так страшно..."

10
Иван уехал один. После того, как отцу разрешили повернуться набок.
Отец так и лежал на диване, куда принес его на руках Иван.
Приходили врачи, один раз мы с Иваном привезли профессора на такси. Нам
советовали отправить отца в больницу:
-- Теперь мы транспортируем инфарктников. Новый метод!
После врачей мы бежали за дядей Леней,
-- Видите ли, -- говорил он, -- новые методы не хочется проверять на
близких. Лучше уж дома обеспечить уход... Я буду к вам заходить.
Он заходил каждый день. По вечерам, когда дома была Людмила. У себя, на
втором этаже, он все время теперь был в таком виде, будто собирался на
концерт или в театр: а вдруг мы за ним прибежим?
Дядя Леня был всего лишь зубным врачом, но мы делали то, что советовал
он.
-- Да-а... Транспортировка инфарктников? -- рассуждал он, засунув в рот
пластмассовые дужки очков. -- Это слишком серьезно. Нельзя рисковать.
-- Если б у вас было что-то серьезное, -- объяснял потом отцу Иван, --
вас бы сразу же отвезли в больницу. Все познается в сравнении! Знаете ли вы
хоть одного инфарктника, которого бы не отвезли? Я говорю о последнем
времени, когда победил новый метод.
-- Убедительно, -- говорил отец. И напевал из "Сомнения" Глинки: --
Усни, беспокойное сердце!..
-- Правильно, -- соглашался Иван. -- Повернитесь на правый бок и усните.
Благо вам теперь можно ворочаться. Сон -- лекарство номер один!
Профессор советовал:
-- Надо сказать ему, что это инфаркт. Тогда мобилизуются нервы, он
устремит себя на борьбу!
Профессор был стар, но отстаивал новые методы.
-- Видите ли... -- рассуждал дядя Леня, когда профессор ушел. --
Человеку свойственно верить в лучшее. И надеяться... Есть точка зрения, что
и о самых ужасных недугах следует сообщать. Но ведь даже врачи забывают о
симптомах страшной болезни, когда сами ею заболевают. Мы всегда оставляем
место надежде. Не хочется верить в худшее. Так зачем сообщать7.. Нужны
положительные эмоции!
-- Все познается в сравнении! -- объяснял позже отцу Иван. -- Хоть от
кого-нибудь из ваших знакомых-инфарктников разве скрывали диагноз? Нет, не
скрывали? Вот видите. Новые методы побеждают! И для вас бы не сделали



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.