read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- На чьи деньги купили водку?
- На их. То есть на мои.
- Так на их или на ваши?
- Я и говорю: на мои. Одолжил я у них пятерку, а то неудобно было все
время на их...
- А деньги отдали?
- Не. Пока не отдавал. Получки у меня еще не было.
- А деньги за жилье вы с ребят этих брали?
- Зачем? - обиженно приподнялся Баулин. - Я ведь их не из корысти
пустил, а так, по доброте душевной.
"Убила бы я тебя за доброту твою душевную, алкоголик несчастный", -
подумала я со злостью и сказала:
- Ну, добрались мы, наконец, до двадцатого июня. Что было в этот день?
- Вчера, значит? Да-да... Зашел я к себе, ну, договорились с ребятами.
- О чем?
- О чем, о чем? Выпить. Купили портвею две бутылочки, зашли к Кольке
Гусеву, выпили. Потом скинулись, еще две бутылочки красненького взяли. У
меня в комнате и выпили. Потом я собрал пустые бутылки, пошел в магазин,
сдал их и сообразил на троих. Потом еще с кем-то выпил, а потом домой ушел
- спать. А ребятчек, как ушел часов в восемь, так более не видел.
В углу, под стулом, валялся грязный рюкзак. Я спросила Баулина:
- Это чей мешок?
Он долго смотрел на него, будто припоминая что-то, потом важно сказал:
- Не мой. Чей - не знаю, врать не буду, но не мой. Это точно.
- Может быть, это ребята оставили рюкзак?
- Ребятчки? А че? А че? Может. Может, и ребятчки оставили...
Я достала из-под стула рюкзак, отстегнула ремешок. В мешке лежали
грязная рубаха, майка, газета из города Паневежиса за 16 июня и фотоаппарат
"Зоркий". Вошел Саша, который рядом в комнате допрашивал Гусева, соседа и
собутыльника Баулина.
- Саша, по-видимому, фотоаппарат принадлежит этим парням. Его надо как
можно быстрее отправить в НТО и проявить пленку. На ней могут оказаться
самые неожиданные и весьма полезные нам кадры.
Оперативник кивнул:
- Допускаю. Кстати, я связался с пятым таксопарком. Машина 52-51 из
рейса не возвращалась.
- Слушайте, Саша, у меня есть идея. Пока суд да дело, поезжайте на
Петровку, тридцать восемь и свяжитесь с Министерством внутренних дел Литвы.
Надо выяснить через уголовный розыск, нет ли сведений об исчезновении двух
парней шестнадцати-семнадцати лет. Предположительнее всего - из
Паневежиса...

Сводка-ориентировка
"21 июня в 0 часов 43 минуты в Москве на Трудовой улице, дом семь двое
неизвестных нанесли смертельное ножевое ранение в спину шоферу пятого
таксомоторного парка Попову Константину Михайловичу, сели в его автомашину
ММТ 52-51 ("Волга" бежевого цвета) и скрылись. Пострадавший вышел на Большую
Андроньевскую улицу и у дома No 23 скончался.
В совершении убийства подозреваются приезжие из города Паневежиса
Литовской ССР по имени Альбинас и Владимир, в возрасте 17-18 лет.
...Принять меры к обнаружению автомашины и задержанию преступников.
Розыск ведет 33-е отделение милиции города Москвы..."

Альбинас Юронис
Уже совсем развиднелось, хотя солнце еще не было видно над горизонтом.
Впереди я рассмотрел огромную стрелу, показывающую налево. Через минуту мы
притормозили около стрелы. Я прочитал надпись: "Горький".
Чуть подальше стоял указатель - "До Владимира 2 километра".
Так, значит, мы едем в сторону Горького. Эта стрела указывает объезд
вокруг Владимира в направлении Горького. Ну что ж, во Владимире нам делать
нечего. Надо ехать дальше. Надо вообще как можно дальше уехать от Москвы,
пока нас не хватились.
- Бензин скоро кончится, - сказал я. - Надо где-нибудь заправиться.
А не то сядем на дороге куковать.
- А на какие шиши заправляться будем? Ни одной монеты нет, - сказал
Володька. - Хорошо бы, кто проголосовал.
- Ночь еще, рано. Пешеходы двинутся через час, другой. Нам на столько
езды бензина не хватит.
- Знаешь что, - сказал Володька, - давай съедем куда-нибудь в лес и
часа два поспим. Нам это вообще не помешает - еще неизвестно, когда спать
придется сегодня, а с другой стороны, действительно люди появятся на дороге
- глядишь, заработаем на горючее.
Мы проскочили вокруг Владимира по объездному кольцу и выехали на
Горьковское шоссе уже далеко за городом. Промчались несколько километров,
пока не нашли удобный пологий съезд с шоссе. Въехали в лес, и я, наконец,
выключил мотор. Здесь еще было сумеречно, очень тихо и очень свежо. Птицы
чирикали, и я подумал, что уже давно не слышал пения птиц, все как-то не
приходилось. Мы вышли из машины, размялись, подышали. Я почувствовал, что
этот жуткий страх, который охватил меня тогда, понемногу стал проходить. Мы
все-таки умудрились далеко умчаться. А в таких делах это первое дело. Да и
времени уже прошло не меньше двух часов. Улеглась невыносимая дрожь. Из-за
нее я не мог собраться с мыслями, все спокойно обдумать и принять какое-то
одно правильное решение. Сейчас поспим немного и войдем в форму. Можно будет
делать что-то дальше. Володька улегся на заднем сиденье, я пристроился
впереди. Но лечь удобно никак не удавалось - ноги длинные. А потом налетели
комары. Они, гады, звенели тонко, как пикировщики. И уснуть из-за них никак
не удавалось. Я лежал на узком кожаном сиденье и против воли все вспоминал
про Паневежис. Наверное, лучше всего было бы все-таки вернуться туда. Только
боязно было из-за этого самосвала. Дернул нас черт тогда с Володькой угонять
этот паршивый грузовик. На кой черт он нам сдался, если подумать! И
удовольствия-то мы толком от езды не получили. Прокатились и бросили. А
теперь, если узнали, что это наша с Володькой работа, то и не вернешься
из-за него. Старая судимость сразу всплывет. Да если подумать, то какая она
старая? В феврале судили только, полгода еще не прошло, И тоже за угон
грузовика. Прибавят тот условный срок, и глядишь - два года, как в аптеке,
пропишут. А если не в Паневежис, то куда деваться, спрашивается? Нам сейчас
с таксистом этим болтаться просто так не годится. Под первую проверку
где-нибудь попадешь - и с концами. Разве что если еще раз попробовать, но
только не так дурацки и чтобы деньги были... Может быть, податься до Сухуми
на поезде без билета, зайцами? Я сказал:
- Володь, ты спишь?
- Нет. Комары кусают. А что?
- Слушай, может быть, дальше тронем? Мы почти час отдохнули, а комары
все равно спать не дадут...

Евгения Курбатова
Я твердо знаю, что люди действительно рождаются для лучшего. Но в
долгих жизненных лабиринтах где-то происходит незаметный поворот, и человек
становится могильщиком, или палачом, или ассенизатором. А почему? Ведь ни
один ребенок не планирует стать палачом, скажи об этом любому мальчишке -
он просто обидится. И сколько бы мне ни объясняли, что любой труд почетен, я
никогда не поверю, будто рыть могилы или вывозить дрянь - самое
обыкновенное занятие. Конечно, сразу ткнут в меня десятком укоризненных
пальцев: а кто же должен заниматься этим? Да не знаю я; машины, наверное...
Около шести утра отпечатали фотографии с пленки из фотоаппарата,
забытого у Баулина. Я долго внимательно рассматривала их, пытаясь среди
многих лип на нечетких размытых отпечатках угадать лица тех, что, как и все,
родились для лучшего, а сами убили человека, и теперь их ждет тюрьма.
Судя по всему, фотографировалась компания во время пьянки. На столе
бутылки, стаканы, какие-то пьяные рожи.
Потом появилось изображение Баулина. Хмельное блаженство морем
разливалось по толстой физиономии. Вот тоже, наверное, человек создавался
для чего-то выше, чем отсчитывать бутылки, четвертинки, стаканы "красноты".
Чушь какая, всю жизнь будто под наркозом.
Он сразу опознал своих постояльцев.
- Вот Володька, с усиками, а этот Альбинас!
- А был такой эпизод, когда вы вместе фотографировались?
- А как же! Позавчера. Я только думал, что Володька снимает так, для
виду, на пустую пленку. Но все равно было забавно, вот мы и щелкались.
- Кто изображен на других кадрах?
- Сейчас посмотрю, сейчас. Так, это Колька Гусев, мой сосед. Это Сашка
Андрюшин, Симка Макаркин, Толька Алпатов - дружки мои.
- Ладно, с ними мы поговорим отдельно...
Я отдала размножить фотографии Владимира и Альбинаса, чтобы срочно
разослать их по фототелеграфу. Если убийство их рук дело, то они сделали
буквально все, чтобы ускорить свою поимку...

Владимир Лакс
Я сел, протер глаза и сказал:
- Поедем, пожалуй. А то комары прямо осатанели.
Я сказал насчет комаров и протирал глаза, чтобы он не подумал, будто я
от волнения не могу уснуть. Я не хотел, чтобы Альбинка думал, что я трус.
Иногда, когда волнуешься или боишься, надо себя превозмочь, пересилить,
заставить не бояться. Вот, когда мы перед отъездом в Паневежисе угнали
грузовик, я здорово боялся сначала. Но Альбинка начал выпендриваться пере-До
мной, будто у меня молоко на губах не обсохло, а он огни и воды прошел. Я



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.