read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



"Устала". Бу-Бу нет с нами. Но он все время у меня перед глазами - сидящий
на стенке над пропастью. Когда я встала тогда, мне достаточно было
толкнуть его руками в грудь, чтобы он упал навзничь, как часто бывает со
мной во сне. Он разбился бы, и ему сколотили бы гроб. И они бы все уже
начали страдать.
В полночь мы с Жоржем бросаем остальных. Проехав километра два, он
останавливает свой грузовичок на дороге и хочет затащить меня в кузов. Я
говорю "Не сегодня, не хочу". Он ворчит, но отвозит домой.
Моя дуреха еще не легла спать. Сидит себе на кухне и шьет мне платье.
Ее красивое лицо освещено лампой. Сначала я говорю: "Все дерьмо, надоела
ты мне", потому что она спрашивает, откуда я пришла. Потом хватаю и рву
все - ткань, шитье, себя, ее, все-все. Она же только шепчет по-немецки
какую-то чушь своим спокойным красивым голосом, сидя выпрямившись около
стола и, как обычно, сложив руки на животе, со знакомой мне всю жизнь
слезинкой в уголках глаз. Кричу: "Черт возьми! Да пошевелись же ты! Ну что
мне такое сделать, чтобы ты хоть раз влепила мне пощечину? Я хочу, чтобы
ты меня побила, хочу, понимаешь?" Но эта мямля, как всегда, ничего не
понимает, сидит, как статуя, со слезами на глазах, словно спрашивая, кто я
такая и что с нами происходит. В конце концов я сажаю ее и говорю: "Ну
будь хорошей, иди ко мне". Становлюсь на колени, прижимаюсь к ней и шепчу:
"Мама, мамочка". И так как ей это стыдно, сама расстегиваю ее лиф. Больше
всего на свете я люблю ее запах. Беру ее левую грудь и целую. Она не
смотрит на меня, уставилась в пустоту и только гладит по голове и нежно
что-то шепчет. И я снова становлюсь маленькой девочкой, которая сосет
грудь своей дорогой мамы.
Она всегда первая встает с места и кладет мою голову на стул, чтобы не
сделать больно. Слышу ее шаги, она поднимается к себе. Я больше не плачу,
встаю, иду к раковине и мою лицо. В зеркале вижу красные глаза, у меня
жалкий вид, растрепанные волосы. Тихо говорю себе: "Прекрати. Ты ведь
упрямая. Упрямее всех на свете. Им это дорого обойдется". Блестящая струя
воды из крана разбивается на тысячу брызг. И говорю перед зеркалом:
"Спокойно. Хорошенько все обдумай. Надо быть хитрой. Времени хватит".



ЖЕРТВА (3)

Проснувшись, снова вижу Бу-Бу на блюмэйской стенке. Лежу неподвижно в
постели и размышляю. Рядом с лицом садится муха. Прогоняю. Думаю о
Пинг-Понге, старшем из всех братьев. Сколько ему - тридцать или тридцать
один? Микки был слишком мал, когда это случилось. О Бу-Бу и речи нет.
Единственный, кто может мне помочь, - Пинг-Понг. У него большие сильные
руки. Его руки я запомнила лучше всего.
Мать открывает дверь и говорит: "Я принесу тебе кофе". Я протягиваю к
ней руки и прошу сесть рядом. Она смотрит в пустоту. Я спрашиваю: "Какой
это был день?" Она переспрашивает: "Что - какой?" - хотя отлично знает, о
чем я говорю. Я продолжаю: "Сама знаешь. В ноябре 1955 года". Она что-то
устало бормочет, качает головой и хочет встать. Я хватаю ее за руку и уже
громче говорю: "Какой это был день?" Она умоляюще смотрит на меня, боясь,
что услышит кретин через коридор, и говорит: "Не помню, какой был день.
Середина месяца. Суббота". Я говорю: "Я найду календарь за 1955 год". Мы
молчим. Я беру ее за руку, но она продолжает смотреть в пустоту. На ней
темно-синий фартук, потому что она идет убираться к Ларгье. Затем тихо
высвобождает свою руку и уходит.
Минутой позже я спускаюсь вниз на кухню в своем белом махровом халате,
все-таки заказанном ею у "Трех швейцарцев", иначе я бы отнес не
отвязалась. Она говорит: "Я собиралась нести тебе кофе". Я обнимаю ее
сзади, я умею быть ласковой, и тихо шепчу: "А если я их всех изловлю и
накажу, ты не будешь против?" Она вся дрожит. Я так люблю ее запах. Потом
продолжаю: "Так ты не станешь возражать?" Не оборачиваясь, она кивает
головой, и тогда я поворачиваю ее к себе. Но она не хочет смотреть мне в
глаза. Это очень красивая женщина, с нежной и теплой кожей и длинными
волосами, которые закалывает на затылке, и они обрамляют ее лицо мадонны.
Только заскорузлые и огрубевшие от стирки руки выдают ее возраст. А так и
не догадаешься, что ей сорок восемь. Я спрашиваю: "Ты была знакома со
старшим Монтечари до его смерти?" Сначала она с удивлением качает головой:
"Он ведь умер десять лет назад, а мы здесь только около года". Потом до
нее что-то доходит, она отстраняется со страхом в глазах и глухо говорит:
"Ты с ума сошла. Я знаю мадам Монтечари и ее сыновей. Это хорошие люди".
Мы сидим, глядя друг на друга, и я приказываю себе молчать, надо все
сделать самой, иначе она помешает. А та повторяет: "Это хорошие люди".
Говорю: "Я никого не обвиняю. Ты меня не поняла". Достаточно одного слова
лжи, чтобы ее успокоить. Она еще смотрит три секунды мне в глаза, потом
отворачивается к плите, наполняет чашку и кладет туда полтора куска
сахара, разломав пальцами один кусок пополам. А затем уходит на весь день.
Я уже прикидываю, как мне действовать. Пока я моюсь в оцинкованной лохани,
муха садится прямо перед носом. Отгоняю. Думаю о Пинг-Понге, у которого
большие сильные руки.
Итак, я беру секач в одну руку, переднее колесо велосипеда в другую и
говорю себе: "Остерегись. Пути назад не будет". И одним взмахом взрезаю
шину, да так, что она уже ни на что не сгодится.



ЖЕРТВА (4)

Затем Эна отправляется к Пинг-Понгу в гараж чинить велосипед. Потом он
ведет ее к себе во двор. Она надела бежевую юбку клеш, темно-синюю
водолазку с небольшим дельфином на груди. На ней белые трусики с
кружевами, пусть-ка разглядит. Ноги ее уже загорели, и он до того балдеет,
что надевает на колесо старую шину. Затем в окне своей комнаты Эна
стаскивает водолазку и показывает ему свои прекрасные груди, и он стоит за
изгородью навытяжку, как оловянный солдатик, а она все время спрашивает
себя, неужели он сын того негодяя, может, просто несчастный болван,
которого лучше оставить в покое. Ненавижу себя, когда начинаю пасовать,
убить себя тогда готова. Потом едем в ресторан. За столом он все время
болтает. Но совсем не о том, о чем я думала: "Даст ли она мне себя
трахнуть?" На самом деле все иначе. Даже трудно сказать, как именно. Мне и
приятно, и грустно. К тому же при нем нет того золотого портмоне. Он
держит деньги смятыми прямо в кармане брюк. Я думаю: "Может, портмоне у
Микки или Бу-Бу? Или мать прячет в шкафу, ведь это ценность". Я лично
никогда не видела этого портмоне, но убеждена, в мгновение ока его
признаю. Оно сделано из двух золотых кругов с защелкой и закрепленной на
них двадцатифранковой монетой с изображением Наполеона. Пожалуй, я всегда
боялась увидеть это портмоне.
Пинг-Понг смуглый, широкоплечий, мускулистый. У него наивные глаза, с
виду очень молодые. Мне нравится его походка, но больше всего волнуют его
руки. Я смотрю на них, пока он ест, и думаю, что через час или меньше они
будут ласкать меня, тискать. Так бы хотелось испытывать при этом
отвращение, но чувствую совсем обратное. Я выпила самую малость, но мне
нельзя пить. Я начинаю реветь, снова хочется стать маленькой девочкой и
сама не знаю, чего еще.
На обратном пути я выплакала все слезы. Думала, он остановит где-нибудь
машину, откинет сиденье и повалит меня. Я бы уступила, а затем большим
камнем размозжила бы ему голову. Но он ничего такого не делает. Передо
мной славный Пинг-Понг. Он интересуется Эной, пытается понять, что ей
надо. Ну и болван! В какую-то минуту он попытался уличить меня во лжи
из-за красной каскетки Микки. Однажды, уж не помню по какому поводу, мне
рассказала о ней Мартина Брошар. Быстро смекнув, я заявила, что видела ее
на нем год назад и что надо было слушать в ресторане. Он проглотил и это.
Кажется, ему нравится, что я принимаю его за придурка. Он желает видеть
меня такой, какой сам придумал.
Затем он хочет проехать, не останавливаясь, мимо своего дома.
Приходится просить его остановиться. Ну и дела! Держась за руки, идем
через двор, и, чувствую, из-за матери и всего святого семейства ему
неловко вести меня в дом. Мы одновременно произносим: "В сарай". Внутри
темно. Он говорит: "Тут есть лампочка, но она не горит". Проходит целая
вечность, прежде чем он продолжает: "Да так и лучше, потому что если ее
зажечь, то уже не погасить. Срывай провод, коль не хочешь разориться". В
конце концов он оставляет меня и топает в дом за керосиновой лампой.
Пока его нет, нахожу лестницу, а наверху - колченогую, пропыленную
кровать. Вернувшись, он говорит, что это свадебная постель его тетки. При
свете лампы я в своем розовом платье, наверное, кажусь ему бабочкой.
Пинг-Понг принес пару чистых простыней. Когда они с Микки были маленькие -
это он рассказывает, - то приходили играть в сарай, воображали, что
кровать тетки - это старинный пароход в Америку: "Пока он плыл вверх, -
объясняет он, - по Миссисипи, крокодилы сожрали у него две ноги и немало
пружин". Он неловко стелет простыни, а я жду неподвижно, заложив руки за
спину. Лампа стоит на старом стуле. Внизу у входа различаю темную массу
механического пианино. Издали оно менее красиво, больше по размеру и
тяжелее, чем в описаниях матери. Не хочу на него смотреть, хочу забыть о
его существовании. Я хочу, чтобы Пинг-Понг ласкал меня. Мне ужасно
грустно.
Пинг-Понг садится на кровать и привлекает меня к себе. Смотрит на меня
снизу вверх. В его глазах нежность. Хочет что-то сказать, но не решается.
Залезает под юбку и снимает трусики. Его руки волнуют меня. Не отпуская,
он заваливает меня на постель, расстегивает молнию на платье и ну лапать.
И вот Эна уже на нем, выставилась словно нарочно, чтобы ей всыпали. И
смотрит на себя как бы со стороны. Ощущение своей беззащитности волнует
ее. Пока он трудится под ней, ей все время хочется жаловаться, стонать. И,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.