read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Александр Иванович. А вы, Василий Константинович, всегда в первой
половине дня изволите отсутствовать?
- Ни боже мой, Александр Иванович. Жена - да, дочка тоже. Жена на
работе, дочка в институте, а я с утра до двух за письменным столом.
- Почему же сегодня вас не было?
- Срочно вызвали на заседание секции прозы.
Старший из-за плеча на них недовольно посмотрел, давал понять, что
разговор ему сильно мешает. Смирнов взял писателя под руку:
- Мы мешаем, Василий Константинович. Где мы можем без помех
поговорить?
- Пойдемте на кухню, Александр Иванович.
В стерильно чистой кухне на столе стоял пустой графинчик и пустой
стакан. Смирнов понятливо ухмыльнулся:
- От расстройства чувств позволили?
- Не скрою: хотел было. Да он меня опередил.
- Кто "он"?
- Да вор этот.
- Интересно. А много в графинчике было?
Василий Константинович указал пальцем уровень. Грамм по сто-сто
пятьдесят, не больше.
- Я, честно говоря, днем не употребляю. Но сегодня, сами понимаете...
- неизвестно почему оправдываясь, пояснил писатель.
- А еще какая-нибудь выпивка в доме есть?
- Отсутствует. - Писатель вздохнул. - Меня Ирина Всеволодовна бдит.
- Что же из квартиры взяли, Василий Константинович?
- Шубу жены, довольно дорогую, из обезьяны, каракулевую дочкину, два
моих костюма, и так, по мелочам.
- Что за мелочи?
- Побрякушки всякие. Кольца, кулоны, часы. Они все в шкатулке лежали.
- Действительно побрякушки или золото настоящее?
- Золотые, естественно. Кольцо - маркиза с бриллиантами, кольцо с
порядочным изумрудом, бирюзовый гарнитур, часы швейцарские в осыпи...
- Ничего себе побрякушки. А деньги?
- Денег в доме не держу. Понемногу в карманах, в сумках. А он, видно,
деньги искал. Весь мой стол перевернул, мерзавец.
- Спасибо, Василий Константинович. Скажите, а ребята стакан и
графинчик смотрели?
- Смотрели, смотрели. Сказали, что отпечатков нет, в перчатках, мол,
работал.
Смирнов прошел в спальню, куда уже переместилась группа. Старший
вопросительно посмотрел на него.
- По-моему, Скачок, - поделился своими соображениями Александр.
- По-моему, тоже, - саркастически согласился старший.
- Высокий профессионал. Работал в перчатках, ни одного пальчика.
Замок отжат мастерски, взято все по точному выбору.
- Скажите, - робко поинтересовался писатель, - почему когда вот
здесь, в спальне, стояли прекрасные кожаные чемоданы, он, для того, чтобы
уложить вещи, полез на антресоли и достал драный фибровый?
Из-за спины писателя Казарян дал нужные разъяснения:
- Чтобы все соответствовало, товарищ писатель. Вор чемодану и чемодан
вору.
- Не понял, - обернулся к Казаряну писатель.
В ватнике и кирзачах и с заграничным чемоданом, представляете?
Лакомый кусок для любого милиционера.
- Теперь понял! - ужасно обрадовался писатель.
- Мы вам не нужны? - спросил у старшего Смирнов.
- Да уж как-нибудь обойдемся.
- Эксперта я вам оставлю. А мы, Рома, с тобой пойдем погуляем.

На улице встретили недовольного Семеныча и удрученного Верного.
Семеныч, чтобы избежать подначки, начал первым:
- Вы бы еще нас на улицу Горького вывели или на площадь Свердлова!
Найдешь тут! Только собаку нервируют.
- Докуда хоть довел? - миролюбиво поинтересовался Александр.
- До Беговой. А там уж полный бардак, только нюх собаке портить.
Смирнов посмотрел на Верного. Тот, будто понимая, виновато отвел
глаза.
- Не унывай, кабыздох!
- Собачку не смей обижать. Если что - я виноват, - сказал Семеныч.
Ничего не ответив, Смирнов ободряюще похлопал того по спине и вместе с
Казаряном пошел дальше. Они пересекли Беговую и поплелись вдоль церковной
ограды стадиона Юных пионеров. Из-за угла выползал трамвай. Двадцать
третий номер.
- А ну-ка покажи, как от тебя Цыган ушел! - требовательно предложил
Александр.
- А вот так! - заорал Казарян и с ходу набрал немыслимую скорость.
Хотел вспрыгнуть на подножку, хотел, чтобы этого не смог сделать Смирнов,
хотел уехать один, показал кукиш оставшемуся Александру. Казарян вспрыгнул
на первую площадку прицепного вагона и торжествующе обернулся. Смирнов из
последних сил бежал рядом с последней площадкой. Успел-таки, зацепился,
прыгнул на подножку, глянул на Казаряна и показал ему кукиш. Роман
ликующим криком вопросил:
- Куда едем, Саня?
- За кудыкину гору! - весело ответил Александр.
За счастье - стоять на подножке мотающегося вагона и весело
перекрикиваться с приятелем, стоящим на другой. Это счастье - ехать по
знакомой, привычно любимой Москве, где они - ее истинные жители. Это
счастье - ни о чем ни думать и лицом ощущать плотный несущий на тебя
воздух. Молодые были еще тогда, здоровые...
Они пересекли Ленинградское шоссе и по Дворцовой аллее вышли к устью
Красноармейской улицы. Справа, на отшибе и от Красноармейской, и от
высоких прекрасных деревьев причудливых аллей, рядом со складом,
расположенным в бывшей церкви стиля ампир, стояла обширная пивная.
Смирнов распахнул дверь, и они через предбанник проникли в помещение.
Переполненная лишь в дни футбольных матчей, когда болельщики в
предвкушении невиданного зрелища сдерживали свое возбуждение употреблением
горячительных напитков до и расшатанную непредсказуемыми перипетиями игры
психику теми же напитками после, пивная эта в обычные дни посещалась лишь
немногими завсегдатаями.
Двое офицеров-летчиков торопливо допивали пиво. Допили и стремительно
удалились. А другая пара застряла ненадолго: молодые инженеры-конструкторы
из ильюшинской шарашки, приняв по сто пятьдесят, бурно спорили по
производственным вопросам. В углу щурился от удовольствия только что
захмелевший алкоголик.
За стойкой у сатуратора несла бессменную вахту буфетчица Дуська. К
ней, весь сияя от возможности лицезреть такое, и направился Александр.
- Сколько же ты лет за стойкой, добрая душа! - произнес он
проникновенно и повернулся к Роману. - Помню, как она меня еще
несовершеннолетнего жалела! Не положено вроде, ан нет, пожалеет пацана,
нальет.
- Несовершеннолетним спиртные напитки запрещено продавать, - сурово
сказала Дуся.
- Ты что, не узнала меня, Дусенька?
- Узнала, Санечка. По шуткам твоим нахальным узнала.
Александр был совсем рядом. Облокотился о стойку, грустно так
посмотрел ей в глаза.
- Что ты у него купила, Дуся?
- Не понимаю, о чем вы, Александр Иваныч.
- Ого, официально, как на допросе! И сразу с отказа. А если шмон с
понятыми? Если найду? Соучастницей пущу, Дуся.
Дуся тут же уронила слезу. Крупную, умелую. Смирнов ждал. Она достала
из рукава кофты платочек, промокнула глаза, и высморкалась.
- Ничего я у него не покупала. В залог взяла.
- Покажи.
Она выдвинула денежный ящичек и положила на стойку кольцо с зеленым
камнем. Подошел Казарян, глянул на кольцо через Сашино плечо, удивился:
- Вполне приличный изумруд. Вполне, вполне.
- Изумруд, не изумруд, а на золоте - проба.
- Сколько ты ему за кольцо отвалила? - ласково спросил Александр.
- Я не покупала, я в залог. Сто пятьдесят ему налила.
- Ты мне зубы не заговаривай. Сколько?
- Двести рублей.
- Вот и ладушки. А теперь - по порядку, и не торопись, с
подробностями.
Не впервой. Дуся рассказывала, как под протокол.
- Часов в двенадцать явился. Тихий такой, спокойный. Постоял в
дверях, осмотрелся - и ко мне. "Дусенька, - говорит, - край. Срочно к
сестре ехать надо, а, как на грех, ни копейки. Возьми у меня кольцо,
последнюю память о матери. Слезами обливаюсь, но продаю". Столковались на
двух сотнях. Я ему сто пятьдесят налила и кружку пива. Отошел он к
столику, за которым Кащей стоял, выпил свои сто пятьдесят, поговорили они
с Кащеем и ушли. Все.
- Чемодан при нем был? - задал первый вопрос Александр.
- Явился-то без чемодана. А потом, когда они вышли, я в окно глянула.
Вижу: с чемоданом идет. Значит, в тамбуре его оставлял.
- Кащей - это Серафим Прохоров?
- Он самый, Санечка.
- Совсем, что ли, спился?
- Пьет, сильно пьет.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.