read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



будущий профессор снабжен постельным бельем, и пропустила мимо ушей
дальнейшее развитие спора. Плохо был снабжен профессор постельным и прочим
бельем, и, собирая его в дорогу, не раз от всей души ругнула я дурную
женщину, которой он был так глубоко предан.
Митина комната, по условию, оставалась за ним, и он предложил ее
Рубакину, который жил "за печкой", как он сам говорил, в большой и шумной
коммунальной квартире. Но у Лены тоже была плохая комната, принадлежавшая
Боткинской больнице, в которой она не работала с тех пор, как перешла в наш
институт. Поэтому едва только решился вопрос о Митином переезде, я побежала
к Лене. Она выслушала меня и растерянно пожала плечами.
- Но ведь Петя, кажется, уже сговорился с Дмитрием Дмитриевичем?
У Петра Николаевича есть комната, хоть и плохая, а тебя выставят самое
большее через полгода.
Лена нерешительно засмеялась.
- Не беда, как-нибудь.
Я подмигнула, она набросилась на меня и стала трясти за плечи, а потом
пригрозила: "Смотри, никому ни слова!" - и поцеловала...
Мы с Андреем были уверены, что Митина лаборатория в полном составе
явится на вокзал, но пришли только две сотрудницы, шепотом
переговаривавшиеся и все поглядывавшие по сторонам, - очевидно, еще кто-то
должен был приехать и не приехал. Митя шутил с ними, но по этим напряженным
шуткам видно было, что он обижен, - более того, оскорблен. Агния Петровна
стала уговаривать его взять какие-то пирожки в дорогу - он раздраженно
отказался. И она до отхода поезда стояла молча, сердитая, гордая и
закутанная - день был морозный - до самого носа. Словом, проводы вышли
грустные.
Прямо с вокзала мы отправились обратно на Крымскую площадь. Митя просил
нас взять из его комнаты какие-то вещи. У "Гастронома" No 2 Рубакин
остановил такси и, попросив нас подождать, вернулся через полчаса с огромным
количеством бутылок и свертков.
Не так уж трудно было угадать причину этого загадочного поведения, но
мы с Андреем притворились и стали серьезно, подробно расспрашивать, что
случилось. "Признавайтесь, товарищи, чей день рождения?" - "Ничей - у обоих
весной". - "Вышла книга Петра Николаевича?" - "Какое там, только что сдана в
набор". "Новоселье?" - "Еще что! Ведь комната осталась за Дмитрием
Дмитриевичем!"
- Ох, надоели, - сказала наконец Лена. - Сказать им, что ли, Петя?
Он засмеялся.
- Эх, простая душа! Да они нас разыгрывают, неужели не видишь?
Словом, когда такси остановилось у Крымского моста, оставалось только
поздравить молодых - молодых в полном смысле этого слова, поскольку Рубакины
записались ровно два часа тому назад в загсе Фрунзенского района.



Глава четвертая. ПОИСКИ




СЛЕЗЫ
Моссовет только что передал Медико-санитарному управлению Метростроя
Сокольнический диспансер, и мало сказать, что Андрей был очень занят: у него
действительно не было ни одной свободной минуты. Так что нечего было
расстраиваться, что он не поздравил меня в день рождения. Хорошо было уже и
то, что он еще помнил, что у него есть жена, которая накануне прождала его
до двух часов ночи! Весь завтрак он просидел, уткнувшись носом в газету, а
уходя, сказал, что не знает, когда вернется домой. Я только спросила: "Да?"
- и, должно быть, что-то все-таки померещилось ему в этом коротком вопросе,
потому что он поднял голову и внимательно посмотрел на меня. "Сейчас
вспомнит!" Но он лишь проворчал что-то насчет своего нового пальто, которое
он не любил, и ушел.
Павлик уже гулял с Агнией Петровной. Я оделась, поискала их на
бульваре, не нашла и отправилась в институт, хотя до десяти часов было еще
далеко. Илья Терентьич наводил порядок в лаборатории, и мы немного
поговорили о погоде, о детях: я знала, что Илья Терентьич гордится своими
детьми. Потом он вышел, и я осталась одна.
Мне было грустно. Случалось, что мы с Андреем ссорились - например,
когда он сердился на меня за то, что я мало читаю, а я на него, когда он не
замечал, что, для того чтобы в доме все было так, как нравится нам обоим,
нужно было приложить немало сил и труда. Но уж лучше бы мы поссорились, чем
это оскорбившее меня невнимание!
В соседней комнате послышались голоса, пришла Лена; Коломнин, как
всегда перед работой, стал долго, тщательно мыть руки, а я все сидела и
думала об Андрее. Как он был прежде внимателен, нежен, заботлив! Я любила,
когда он немного подшучивал надо мной, что-нибудь забавно преувеличивал или
комически поражался "глубине" моих наблюдений. И многое другое припомнилось
мне, - он стал равнодушен, забывчив, слишком спокоен. Правда, он приходит
домой поздно, усталый и засыпает, едва положив голову на подушку, но прежде
он всегда прощался со мной на ночь, а теперь перестал.
Когда в других лабораториях подтвердились наши данные по лизоциму и
Рубакины принесли торт и вино, он посидел с нами десять минут и уехал, хотя
не мог не видеть, как я счастлива, как мне не хочется, чтобы он уезжал!
Но, быть может, я сама виновата в том, что он переменился ко мне?
- ...Не доказано, потому что никто серьезно не занимался естественной
сопротивляемостью ткани, - громко сказал в соседней комнате Виктор. - А вы
представляете себе, Иван Сергеевич, какие выводы можно сделать хотя бы из
того факта, что под микроскопом действие лизоцима и бактериофага удивительно
сходно?
Это было интересное сопоставление, и я невольно подумала, что если под
микроскопом так, может быть, и в клинике... Но сначала нужно было объяснить
себе: что же все-таки произошло с Андреем?
"Да, он стал иначе относиться ко мне, - продолжала я думать, стараясь
удержать подступавшие слезы. - И самое ужасное, что он сам этого не
замечает. Или замечает?"
- ...В таком случае, почему лизоцим из мышцы сердца задерживает рост
кишечной палочки, - не унимался в соседней комнате Виктор, - а лизоцим из
белка не задерживает?
- Вздор, Виктор, - сердито возразил Коломнин.
До сих пор не знаю, почему именно в эту минуту я подумала, что нужно
проверить, нет ли лизоцима в слезах, - может быть, потому, что больше я не
старалась удержать слез, и они стали капать на лежавшие на моем столе
кимограммы. Ничего особенного не было в этой простой мысли. Но вслед за ней
явилась другая, и эта другая заставила меня поспешно приставить к щеке
пустую пробирку, чтобы слезы стали капать не на стол, а в нее. "Ведь если
Виктор прав и лизоцим из икры лучше всего действует на микрофлору икры,
стало быть... " Слезы стали капать реже... "Стало быть, лизоцим, выделенный
из слез, должен действовать на болезни глаз?" Слезы совсем перестали капать
- как раз, когда они были нужны мне до зарезу! Я стала тереть глаза, и Лена,
зайдя ко мне в эту минуту, с изумлением остановилась на пороге.
- Что ты делаешь?
Я ответила сердито:
- Ничего особенного. Добываю слезы...
Андрей позвонил через час, и я не сразу поняла, о чем он говорит и
почему у него такой огорченный голос.
- Танюша, родная, поздравляю тебя. Ты сердишься? Хочешь, я сейчас
приеду?
- Да ведь не можешь?
- Не могу. Все равно приеду.
- Не нужно. Целую тебя.
- И я тебя. Да, вы там радио слушаете?
- А что случилось?
- Только что сообщили, что Чкалов отправился в трансарктический перелет
Москва - Петропавловск.
И Андрей прочел мне первую радиограмму с "АНТ-25", летящего над
Баренцевым морем.


ПОЛЕТ
На другой день вся наша лаборатория занялась довольно странным на
первый взгляд делом: мы добывали слезы. Как на грех, ни у кого не оказалось
серьезных огорчений, так что пришлось придумать другие способы: моргание,
напряженное вглядывание и т. д. В том, что слезы содержат лизоцим, мы
убедились очень быстро. Но действует ли он на микрофлору глаза? Мы обсуждали
этот вопрос и посматривали на часы - каждые три часа по радио сообщались
координаты перелета.
На наших столах лежал вырезанный из "Правды" квадратик маршрута, и
после каждой радиограммы, неизменно начинавшейся со слов "все в порядке", мы
бросались к этому квадратику и отмечали новый пункт перелета.
К вечеру весь институт говорил только о том, как был дан старт и какие
цели ставят перед собой пилоты...
В полночь, возвратившись домой, Андрей сказал, что они летят сейчас над
Землей Франца-Иосифа на высоте 3000 метров и что им предстоит преодолеть
очень сложный участок.
- Ты понимаешь, почему это дьявольски трудно? Потому, что до
возвращения на материк они почти нигде не могут сесть на этой машине!
Спать не хотелось, и мы продолжали разговаривать - уже не о перелете.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 [ 91 ] 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.