read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



подхлестывала коней. Небо опустилось. Мы шли кучно, чтобы не потеряться.
Выглядели как белые призраки: одежду, конские спины залепило ледяной
крупкой. Панцирь не стаивал.

"3"
Смотрю из окна родительского дома на улицу, вижу, как сползают с крыши
хвосты снега, как вьется у забора морозная поземка, и с запоздалым страхом
вспоминаю последние часы нашего похода.
Все вокруг закутано снегом: станица, лес, горы. Полно снега и в самом
воздухе. Метель не утихает уже неделю.
В доме тишина. Мама стряпает на кухне, отец читает, отставив книгу
далеко от глаз. Данута и Мишанька в школе. Она по-прежнему ведет классы в
княжеском охотничьем домике, признана Лабинским Советом, который даже платит
ей жалованье. Я у жены на иждивении. Ведь мы давно служим бесплатно.
Впрочем, это не служба. Это призвание, никуда от него не денешься.
Призвание, а на душе горестно: зубров все меньше и меньше...
Тревожно и за Бориса Задорова: неужели пропал в войне?..
Письмо от Сурена ожидало меня дома. Он поправляется, уже в Краснодаре и
тоже спрашивал о Задорове. Оказывается, по дороге на Невинку Борису стало
плохо, поднялась высокая температура, и его пришлось оставить в Отрадной:
сыпной тиф. Сурен писал и в Отрадную, фельдшер ответил, что больного вместе
с другими тифозными увезли в Армавир. Там следы терялись.
Шапошников задержался в Краснодаре. Что он там делает? После потери
нашего друга Постникова трудно верить, что заповедник получит быстрое
законодательное оформление.
Читаю газету "Красное знамя". В ней пишут о положении в станицах, о
продразверстке, о первых шагах Советов в восстановлении порядка. Тут и
призыв к бело-зеленым сложить оружие и воспользоваться амнистией. Война в
горах уже сильно беспокоит всю Кубань.
Слышу, хлопнула дверь, слышу веселый голос Дануты. Пришли из школы. Иду
к ним.
А через час вдруг объявляется Христофор Георгиевич. Вошел с дороги весь
белый, скинул полушубок, оборвал с черных усов сосульки и прямо в горницу.
Глаза светятся, возбужден, голос прерывается. Достал из внутреннего кармана
бумаги и хлоп их на стол.
- Читай, Андрей Михайлович!
Я и потянуться к столу не успел, как отец уже взял газету, которая
поверх бумаг легла, поискал по страницам, загорелся.
- Вот оно, здесь смотрите, - подсказывает Шапошников.
Теперь и я вижу через плечо отца: "Красное знамя", 3 декабря 1920 года.
Постановление Кубано-Черноморского ревкома "О Кубанском высокогорном
заповеднике". Почти в границах бывшей великокняжеской Охоты!
Победа!
Мы обнялись. Отец поздравил нас. Накрыли стол. Мишанька запрыгал по
комнате, не понимая, отчего мы радуемся.
- Мир не без добрых людей, - начал Шапошников. - Отыскался наш старый
проект. Согласились с мнением покойного Постникова, и вот... Заметь:
высокогорный! Без упоминания о зубрах, чтобы не навлекать на них лишней
беды. Объектов заповедования множество: сто шестьдесят видов древесных
пород, семьдесят реликтов третичных лесов, двести пятьдесят эндемиков на
альпийских лугах. Копытные, а среди них наши возлюбленные зубры.
Геологическая терра-инкогнита, реки, ледники, озера. Непочатый край работы
для биологов, научный зал под открытым небом. Изучить влияние леса и гор на
климат всей степной Кубани - значит обогатить науку!
Христофор Георгиевич поднял бокал, пригубил. И как-то особенно глянул
на меня.
- А вот и новости личного плана. На пост директора Кавказского
заповедника рекомендован небезызвестный вам X.Г.Шапошников. Что же касается
научной стороны, на которую особенно уповает новый директор, то кандидатов
на место руководителя нам искать не надо: вот он сидит, научный
руководитель. И лес, и зверь ему подвластны... - И Христофор Георгиевич
жестом Цезаря указал на меня.
- Сейчас не наука на первом месте - охрана, - осмелился заметить я.
- Будет и охрана. Все зависит от нашей настойчивости. С таким
документом найдем и оружие, и охрану!
Наш гость еще раз рассказал о Краснодаре, расспросил о том, что
делается в горах, нахмурился, узнав о бело-зеленых на Умпыре. Соседство
преопаснейшее!..

"4"
Двадцать первый год пришел с жестокими морозами, с завалами снега, со
слухами о голоде и неустройстве, с выстрелами из-за угла в станицах, из-за
дерева в лесу.
Советская власть держала экзамен: выдержит или сломится под тяжестью
войны и разрухи? Суровая действительность окружала каждый Совет и ревком.
У нас на Кубани война шла с врагом тайным и коварным - с бело-зелеными,
числа которых никто не знал. Из Армавира, Пятигорска, Лабинска в горы ходили
карательные отряды ЧОНа* и Красной Армии. Бело-зеленые умело уклонялись от
прямых столкновений, прятались по хуторам и укромным лесным приютам,
появлялись там, где их не ожидали. У них было общее командование, но
обнаружить этот тайный штаб никак не удавалось.
______________
* ЧОН - части особого назначения.
В таких сложных условиях нам предстояло создавать охрану, не спускать
глаз со своих зверей.
Всю зиму нечего было и думать о походах в горы. Кордоны пустовали. Что
на Кише, Умпыре, в Гузерипле?.. Браконьерство зимой поутихло, а тревога
росла. Вдруг в район зубровых зимовок опять пришли банды?
Возможности для контроля у нас не было. А тут еще и само постановление
о заповеднике вскоре подверглось нападкам сперва со стороны лесного отдела в
Краснодаре, где работали новые люди, а потом и со стороны адыгейских общин,
которые боялись за свои высокогорные пастбища. Правда, недовольство пока
выражалось в устных заявлениях, но к весне оно могло сказаться иначе:
погонят станичные стада на заповедные пастбища. И снова ящур.
Христофор Георгиевич показал мне ведомость на заработную плату: три
охранника и мы с ним, два администратора. В охранники мы зачислили
Телеусова, Кожевникова и старшего Никотина.
В феврале Данута получила весточку из Майкопа. Туда прибыли Саша и
Катя, оба на должности начальников отделов в ревкоме - народного просвещения
и здравоохранения. Заповедник входил в зону их действия: при отделе
народного просвещения находился комитет по охране памятников природы, садов
и парков. Кухаревичи собирались приехать к нам.
Друзья появились в начале марта. Широкие сани, добрые, массивные кони
промчались по улице. Их сопровождали пять конвоиров в седлах. Мы с отцом
встретили поезд у ворот. После двухлетнего перерыва я увидел Сашу.
Трудно было узнать в этом бледном и худом человеке с извиняющейся
улыбкой на лице прежнего решительного, даже отчаянного бунтаря, а потом
командира. Он сильно сдал, обрел старческую осторожность движений. Часто
посматривал на Катю, словно без ее советов уже не мог обходиться. Когда мы
обнялись, я почувствовал, как слабы его руки.
К счастью, Катя сохранила прежнюю энергичность, ее действия отличались
добрыми порывами, легкостью, жизнь просто кипела в ее небольшой, ладной
фигурке.
Она затискала, заиграла Мишаньку, который застенчиво краснел и
отбивался. Саша с тихой завистью смотрел на нашего сына.
- В каком он классе, Данута? - спросила Катя.
- В третьем уже. Учится хорошо, очень прилежный.
- А что тебе больше нравится - арифметика или русский язык?
- Когда мы идем в лес...
- Подумайте, а! Сын лесничего... Ты кем хочешь быть, хороший мой?
Лесником, агрономом, доктором?
- Как папа...
- Ну вот. Слышал, Саша? Как папа. Династия...
После двухчасового сидения за столом мы с Сашей уединились и еще раз
оглядели друг друга.
- Постарел я? - спросил он.
- Да, - честно ответил я.
- А ты мало изменился. Даже после того страшного лета. Пожалуй, строже
стал. Тень раздумий... Заботы?
- Повременим о заботах, Саша. Скажи, ты-то как?
- Победа, исполнение желаний. Если бы не сердце!.. Никогда я не думал
об опасности с этой стороны. А так хочется работать! Еще усилие, год-другой
- и страна заживет мирной жизнью. Мы начнем наращивать производство,
богатства целиком пойдут на благо людей.
- Увы, рядом с нами все еще война.
- Знаю, дорогой. Большая опасность, хотя противник и обречен. Мы дважды
обращались к бело-зеленым с предложением полной амнистии, если сложат
оружие. Пришли десятки. Остались в лесах сотни и сотни. Это люди, которым
уже нечего терять, вроде Улагая, Хвостикова и вашего Чебурнова. Они будут до
конца против. Прежде всего помешают твоему делу.
- Теперь это и твое дело тоже.
Виновато улыбнувшись, признался:
- Я ведь сам напросился в Майкоп. Тянет лесной Кавказ. Отказался от
места в Москве. Привык к лесам. Добрые воспоминания, друзья...
Мы вспомнили студенческие годы. Войну на побережье, Сурена.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 [ 91 ] 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.