read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



отчасти - чтобы наказать, а отчасти - чтобы помешать ему помогать другим
узникам; но тут он совершил побег, и так как мы не упускали его из виду,
нам удалось привезти его сюда, а здесь уж позаботились и о теле его и о
душе. Мы вернем его семье и родине лишь тогда, когда поможем ему стать
достаточно сильным и осторожным, чтобы он смог быть полезен нашему делу.
Теперь оно стало и его делом, ибо он один из самых безупречных и самых
пылких наших приверженцев. Однако портшез готов, сударыня, благоволите
сесть в него. Я буду рядом, а вас доверяю верным и надежным рукам Карла
и Готлиба.
Консуэло послушно села в закрытый со всех сторон портшез, куда воздух
проникал лишь через отверстия, проделанные в верхней части. Поэтому она
уже не видела ничего, происходившего вокруг. Иногда наверху блистали
звезды, и это говорило ей о том, что они все еще были на свежем воздухе,
а иногда она видела только какую-то прозрачную мелькающую дымку, но не
знала, что это - крыши домов или густые ветви деревьев. Мужчины, несшие
портшез, шагали быстро и в полном молчании. В течение некоторого времени
она пыталась сосчитать по шагам, поскрипывавшим на песке, сколько чело-
век сопровождает ее - четверо или только трое. Порой ей казалось, что
она различает справа портшеза шаги Ливерани, но, быть может, это была
иллюзия, и к тому же она обязана была заставить себя не думать об этом.
Когда портшез остановился и дверцу открыли, Консуэло не смогла пода-
вить в себе чувство страха, увидев, что стоит под нависшей над ней мрач-
ной решеткой феодального замка. Луна ярко освещала широкий двор, по кра-
ям которого возвышались обломки строений и где, словно причудливые приз-
раки, сновали взад и вперед, то поодиночке, то группами, одетые в белое
люди. За черной массивной аркой входа фон всей этой картины казался еще
более синим, прозрачным и фантастичным. Блуждающие тени, безмолвные или
шепотом разговаривающие друг с другом, их бесшумные шаги на высокой тра-
ве, полуразрушенное здание, внутри которого Консуэло уже побывала однаж-
ды и где видела Альберта, - все это преисполнило ее душу каким-то суе-
верным страхом. Она инстинктивно обернулась, ища, здесь ли Ливерани. Он
действительно стоял рядом с Маркусом, но из-за темноты, царившей под
сводом, она не смогла различить, который из двух подал ей руку, и серд-
це, застывшее от внезапной тоски и бесконечной тревоги, на этот раз ни-
чего ей не подсказало.
Кто-то застегнул на ней плащ и капюшон таким образом, чтобы она могла
видеть все, не будучи узнана никем, затем ей шепотом приказали молчать и
не произносить ни звука, что бы ни случилось, после чего повели ее в
глубь двора, где поистине странное зрелище представилось ее взору.
По слабому, зловещему звуку колокола белые привидения собрались в
разрушенной часовне, где Консуэло при вспышках молнии искала однажды
убежище от грозы. Сейчас часовня была освещена свечами, стоявшими в оп-
ределенном порядке. Алтарь здесь воздвигли, должно быть, совсем недавно;
он был накрыт погребальным покровом и украшен странными символами, среди
которых эмблемы христианства были перемешаны с эмблемами иудейства, с
египетскими иероглифами и с разными кабалистическими знаками. Посреди
хоров, которые обнесли оградой из символических перил и колонн, стоял
гроб, окруженный свечами и покрытый крестообразно положенными костями и
черепом, внутри которого блистало пламя цвета крови. К этому пустому
гробу подвели какого-то юношу. Консуэло не могла рассмотреть его лицо,
закрытое широкой повязкой. Этот вновь вступающий в общество человек ка-
зался совершенно разбитым от усталости или волнения. Одно плечо и одна
нога были у него обнажены, руки связаны за спиной, белая одежда запятна-
на кровью. Повязка на руке говорила о том, что ему, должно быть,
действительно пускали кровь. Два призрака размахивали над ним пылающими
смоляными факелами, окутывая его лицо и грудь облаками дыма, осыпая дож-
дем искр. Затем между ним и теми, кто возглавлял обряд, - на последних
были отличительные знаки, указывающие их степени, - начался странный ди-
алог, напомнивший Консуэло тот, который благодаря Калиостро ей довелось
слышать в Берлине между Альбертом и неизвестными ей лицами. Потом воору-
женные мечами привидения - присутствовавшие называли их "грозными
братьями" - положили испытуемого на каменную плиту и остриями своих ме-
чей коснулись его сердца. Между тем большинство других начали, громко
бряцая оружием, ожесточенное сражение, причем одни как бы препятствовали
принятию нового брата, называя его порочным, низким, вероломным, другие
же кричали, что сражаются за него во имя истины и по праву. Эта странная
сцена показалась Консуэло каким-то тяжелым сном. Борьба, угрозы, этот
колдовской обряд, рыдания юношей, стоявших вокруг гроба, - все было ра-
зыграно так правдоподобно, что зритель, не посвященный заранее, пришел
бы в истинный ужас. Когда "восприемники" нового брата оказались победи-
телями и в споре и в сражении, его подняли и, вложив ему в руку кинжал,
приказали идти вперед и поражать любого, кто попытается преградить ему
доступ в храм.
Больше Консуэло ничего не видела. В тот момент, когда новообращенный
с поднятой рукой словно в бреду направлялся к низенькой двери, два про-
водника, ни на минуту не отпускавшие рук Консуэло, поспешно опустили ей
на лицо капюшон, как бы желая избавить ее от страшного зрелища, и по
бесчисленным коридорам, среди обломков, о которые она неоднократно спо-
тыкалась, привели в какое-то место, где царила полнейшая тишина. Здесь с
нее сняли капюшон, и она увидела, что находится в той самой восьмиу-
гольной зале, где не так давно случайно подслушала разговор Альберта с
Тренком. На этот раз все окна и двери были тщательно закрыты и завешены,
а стены и потолок затянуты черным; здесь тоже горели свечи, но они были
расставлены не в том порядке, как в часовне. Алтарь в виде Голгофы с
возвышавшимися над ним тремя крестами загораживал большой камин. Посреди
залы возвышалась гробница, на которой лежали молоток, гвозди, копье и
терновый венок. Люди в черных плащах и масках стояли на коленях или си-
дели вокруг гробницы на вышитых серебряными слезками коврах. Они не пла-
кали, не стенали; их поза выражала суровое размышление или безмолвную,
глубокую скорбь.
Провожатые Консуэло подвели ее к гробу, а люди, его охранявшие, вста-
ли и разместились по другую сторону; один из них сказал:
- Консуэло, ты только что видела церемонию посвящения в масонское
братство. Там, как и здесь, ты видела неизвестные тебе обряды, та-
инственные символы, мрачные действа, видела наставников и гроб. Что по-
няла ты из разыгранной там сцены, из испытаний, внушивших такой страх
новичку, из обращенных к нему речей, из проявлений любви, уважения и
скорби вокруг славной могилы?
- Не знаю, верно ли я поняла, - ответила Консуэло, - но эта сцена
встревожила меня, а церемония показалась варварской. Мне было жаль этого
новичка, чье мужество и добродетель подвергались испытаниям чисто мате-
риального свойства, как будто довольно физического мужества, чтобы быть
посвященным в тайны дела, требующего мужества нравственного. Я осуждаю
то, что видела, и порицаю жестокие выдумки мрачного фанатизма и детские
испытания чисто внешней, идолопоклоннической веры. Испытуемому задавали
туманные вопросы, и мне показалось, что его ответы были продиктованы
сомнительным или примитивным катехизисом. И все же окровавленная могила,
убиенная жертва, древний миф о Хираме, замечательном архитекторе, убитом
завистливыми и жадными работниками, священное изречение, исчезнувшее на
века и обещанное новичку как волшебный ключ, который должен отворить ему
двери храма, - в целом этот символ не лишен величия и представляет, мне
кажется, известный интерес, но почему эта притча сплетена так неискусно
и истолкована так хитроумно?
- Что ты хочешь этим сказать? Хорошо ли ты расслышала повесть, кото-
рую называешь притчей?
- Вот что я услышала и что еще раньше узнала из книг, которые вы ве-
лели мне прочитать и обдумать за время моего затворничества: Хирам, на-
чальник работ по возведению Соломонова храма, разделил рабочих на груп-
пы. Они получали разную плату за труд и пользовались разными правами.
Три честолюбца из самой низшей группы решили присвоить себе деньги,
предназначенные их соперникам, и вырвать у Хирама его девиз - таинствен-
ную формулу, помогавшую ему отличать подмастерьев от мастеров в торжест-
венный час раздачи. Они подстерегли его в храме, когда он остался там
один после этой церемонии, и, заняв все три выхода священного здания, не
дали ему выйти оттуда, осыпали угрозами, жестоко избили его, а потом и
умертвили, так и не сумев исторгнуть у него тайну - сакраментальную фор-
мулу, которая могла сделать их равными ему и тем, кого он предпочитал.
Потом они унесли его труп и погребли под развалинами. С того дня верные
адепты, друзья Хирама, оплакивают его ужасную участь и все еще ищут свя-
щенную формулу, отдавая его памяти почти божеские почести.
- А как ты объясняешь этот миф сейчас?
- Перед тем как прийти сюда, я размышляла о нем и понимала его так:
Хирам - это холодный разум, искусное управление древними обществами, ос-
нованное на неравенстве положений, на системе каст. Эта египетская прит-
ча соответствовала духу загадочного деспотизма иерофантов. Три честолюб-
ца суть: негодование, возмущение и мстительность. Возможно, что это те
три касты, которые подчинены касте жрецов и пытаются захватить свои пра-
ва путем насилия. Убитый Хирам означает деспотизм, который утратил влия-
ние и могущество, унеся в могилу свой секрет - секрет господства над
людьми с помощью ослепления и суеверия.
- Так вот каково твое толкование этого мифа?
- Я прочитала в ваших книгах, что его привезли с востока тамплиеры и
стали пользоваться им при своих посвящениях. Вот почему они и толковали
его приблизительно так. Но, назвав Хирамом - духовенство и убийцами -
безбожие, анархию и жестокость, тамплиеры, хотевшие сделать общество ра-
бом своеобразного монастырского деспотизма, оплакивали свое бессилие,
выразившееся в уничтожении Хирама. Исчезнувшая и вновь найденная формула
их власти была формулой сообщества или хитрости, нечто вроде древнего
города или храма Озириса. Вот почему меня удивляет, что эта легенда все
еще служит вам для приобщения новых учеников к делу всеобщего освобожде-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 [ 92 ] 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.