read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


В марте 1711 г. Петр сделал доносительство официальной государствен-
ной службой. Было создано особое ведомство из чиновников-доносчиков,
названных фискалами, состоявшее из пятисот человек, а во главе их стоял
обер-фискал, в чью задачу входило "выведывать случаи злоупотребления и
доносить на виновных Сенату, невзирая на чины и звания". Доносительство
стало профессией - даже большевики этого повторять не стали, держа своих
многочисленных стукачей "за штатом"...
Объективности ради нужно упомянуть, что порой фискалы и в самом деле
приносили пользу, вскрывая злоупотребления провинциальной администрации.
Однако все их благие дела были каплей в море произвола. Сама организация
этого ведомства создавала широчайшее поле для злоупотреблений - в случае
правильности доноса половина штрафа шла в пользу фискала, в случае же,
если донос оказывался ложным, предписывалось фискалу "в вину того не
ставить".
Даже в официальных документах на высочайшее имя встречались предложе-
ния типа "Фискалов всех следует повесить ни одной рейке". Дошло до того,
что митрополит Стефан Яворский выступил в Москве с обличительной пропо-
ведью против фискалов, справедливо заметив, что "они поставлены вне за-
кона, тогда как прочие отданы им на милость. Какой же то закон, напри-
мер, поставить надзирателя над судом и дать ему волю, кого хочет, обли-
чить, поклеп сложить на ближнего..." Петр на это никак не отреагировал
(а ведь мог бы митрополита и посадить, но не сделал этого, благородная
душа...). Правда, чуть погодя царь издал указ об ответственности фиска-
лов за ложные доносы, но в указе особо оговаривалось: если ложность до-
носа явилась следствием ошибки, фискал освобождается от ответственности,
"ибо невозможно фискалу во всем ведать аккуратно". Однако и в случае до-
казанного злого умысла, побудившего к ложному доносу, фискал подвергался
лишь... "легкому штрафу, чтобы впредь лучше осмотрясь доносил". Петр
считал, что "лучше недоношением ошибиться, чем молчанием"...
Обер-фискал Алексей Нестеров прославился тем, что отдал под суд даже
собственного сына. Однако через несколько лет появился указ, из которого
русский люд узнал, что Нестеров "1. Будучи обер-фискалом, не только за
другими противных дел (нарушений закона - А.Б.) не смотрел, но и сам из
взятков и по дружбе многое в делах упущение делал; 2. В провинциальные и
городовые фискалы многих определял недостойных, и то за деньги, ло-
шадьми, запасами и разными другими вещами с них брал; 3. От разных чинов
людей за просьбу и предстательство к судьям и за произведение к делам
брал многие посулы деньгами и другими вещами".
Нестерова колесовали. Его преемник Михаила Желябужский, уличенный в
подделке духовных завещаний, был бит кнутом и сослан на каторгу. В об-
щем, как говаривали древние римляне: "Кто охранит охранителей?" Или"Quae
mala sunt inchoata in principio vix bono perguntur exitli".*
* Вещи, которые в принципе дурны в начале, редко завершаются добром в
конце (латинск.).
Сохранился рассказ о том, как однажды Петр велел обер-прокурору Ягу-
жинскому написать указ о ворах: если выраженная в деньгах стоимость ук-
раденного достаточна для покупки веревки, надлежит ее купить и вора на
ней повесить. Ягужинский (сам мастак по части казнокрадства и взяток)
ответил, что в случае принятия такого указа Петру грозит опасность ос-
таться вовсе без подданных. Если это и анекдот, то основанный на суровой
реальности петровской эпохи, когда Меншиков, к примеру, ухитрялся прис-
ваивать не просто имения, а целые город а...
Много написано о чудовищном расцвете бюрократии при Петре. Что харак-
терно, причиной этому были не русские нравы (хотя и до Петра волокиты в
делах хватало), а опять-таки механически позаимствованные на Западе мод-
ные идейки.
Полузабытый ныне публицист Е. Гайдар в простодушии своем полагал:
стоит только "ввести" рынок и отменить всякое государственное регулиро-
вание, как все наладится само собой, и потекут молочные реки в кисельных
берегах. Петр, духовный отец всех российских интеллигентов, попросту ув-
лекся диаметрально противоположными, новыми в ту пору теориями "регуляр-
ности государственного строя", созданными Гроцием, Пуфендорфоми Вольфом.
Считалось, что стоит лишь ввести "хорошие" правительственные учреждения,
как на земле наступит рай земной. Знаменитый философ Лейбниц в переписке
с Петром выразил эти тезисы, ясно: "Опыт достаточно показал, что госу-
дарство можно привести в цветущее состояние только посредством учрежде-
ния хороших коллегий, ибо как в часах одно колесо приводит в движение
другое, так и в великой государственной машине одна коллегия должна при-
водить в движение другую, и если все устроено с точною соразмерностью и
гармонией, то стрелка жизни будет показывать стране счастливые часы".
Петр был большим любителем всяческой механики... Идеи Лейбница допол-
нял Вольф, поучавший, что государство должно руководить абсолютно всем:
"Правительство должно иметь право и обязанность принуждать каждого к ра-
боте, установлять заработную плату и цену товаров, заботиться об уст-
ройстве хороших улиц, прочных и красивых зданий, услаждать зрение обыва-
телей радующими глаз картинами, а уши - музыкою, пением птиц и журчанием
воды, содействовать общественному развлечению театральными представлени-
ями и другими зрелищами, поощрять поэзию, стараться о школьном воспита-
нии детей, наблюдать за тем, чтобы взрослые подданные прилежали доброде-
тели и благочестию". Подданные же, по Вольфу, "должны с готовностью и
охотно делать то, что власть НАХОДИТ НУЖНЫМ для общего благополучия".
Петра это так восхитило, что он стал настойчиво звать Вольфа в Россию
осуществлять идеи на практике, предлагал даже пост президента создавае-
мой Академии наук. Однако хитрый немец, должно быть, прекрасно понимал,
как велика разница меж теоретическими умствованиями и повседневной прак-
тикой - и в Россию не поехал...
Однако Петр с обычной своей энергией принялся все и вся регламентиро-
вать...
Предписывалось ткать холсты только определенной ширины*, под страхом
каторги запрещалось выделывать кожу для обуви дегтем, употребляя для
этого ворвань, жать было приказано не серпами, а "малыми косами с граб-
лями", уничтожить окошки для выливания воды в бортах судов, заменив их
помпами; жителям Петербурга запретили пользоваться гребными лодками и
предписали обзавестись парусными (причем до мельчайших подробностей ука-
зывалось, как их красить и чинить). Печи предписывалось ставить не на
полу, а на фундаментах, потолки непременно обмазывать глиной, крыши
крыть не досками, а черепицей, дерном или дранкой, могилы для умерших
устраивать по единому утвержденному образцу, живым обязательно ходить в
церковь по праздникам и воскресеньям, а священникам - "во время литургии
упражняться в богомыслии".
* Этот указ практически погубил производство холста в Архангельске:
"В прежнее время у города большой торг был, много тысяч крестьян корми-
лось, а когда указ состоялся, то крестьянству прибыла немалая тягость, а
в казну убыток, потому что у иных в избах и места столько нет, где широ-
кий стан поставить. Разорились от этого все крестьяне северные".
Во всех случаях издавались пространные царские указы, где сам Петр
расписывал "от сих и до сих" - так что указы, по сути, превращались еще
и в длиннейшие "поучения", как было с повелением Петра "запретить жите-
лям невской столицы ездить на невзнузданных лошадях и выпускать со дво-
ров без пастухов коров, коз, свиней и других животных". Государь импера-
тор самолично занимался вопросами, которые должен решать какой-нибудь
полицмейстер... Подозреваю, подобные указы и были спародированы Салтыко-
вым-Щедриным в "Истории города Глупова", когда один из тамошних градона-
чальников издает указ "О правильном печении пирогов". Чертовски похоже
на Петра...
Между прочим, лечиться тоже следовало по указу. Попив минеральной во-
дички с олонецких источников, Петр нашел ее отменной - и велел подданным
в приказном порядке ездить "для поправления недугов на олонецкие воды".
Когда многим водичка не помогла и не получившие исцеления стали роптать,
Петр срочно издал очередной указ, в котором объяснялось, что отдельные
неуспехи в лечении водами вызваны... несоблюдением пациентами высочайше
утвержденных правил лечения.
Воеводы на местах, засыпанные грудой указов, потихоньку, надо пола-
гать, приходили в состояние полного отупения. В частности, воеводам
предписывалось "заботиться о сиротских домах, академиях и школах, а так-
же госпиталях". Однако, кроме Петербурга и пары-тройки больших городов,
госпиталей нигде не было - как не было нигде сиротских домов, кроме Пе-
тербурга. Академии имелись только в Москве и Киеве...
История сохранила память о самоотверженной деятельности вятского вое-
воды Чаадаева, который попытался добросовестно выполнить очередной указ
и основать хотя бы школу. Нашел даже учителей и комнату, остановка была
за малым - полным отсутствием учеников. Воевода применил типичные для
той эпохи методы - разослал по уезду солдат, те наловили достаточное ко-
личество подходящих по возрасту подростков. Естественно, при первом же
удобном случае ученики разбежались. Воевода махнул рукой на сие "просве-
тительское предприятие" и не только не завел академии, но и школ больше
не открывал (должно быть, прекрасно понимал, что в Вятском уезде кадров
для академии и с драгунами не разыщешь).
Столь мелочная регламентация привела к тому, что чиновники на местах
вообще перестали проявлять инициативу, в любой мелочи требуя инструкций
Петра. Соликамский воевода доносил сенату, что местная тюрьма пришла в
жалкое состояние: "тюремный острог и избы весьма прогнили и стоят на
подпорах, так что арестанты того и гляди разбегутся" - и просил царского
именного разрешения на ремонт. Однако его перещеголял московский губер-
натор, который не осмелился без царского указа... починить снесенную па-
водком деревянную мостовую...
Начитавшись Лейбница, Петр учредил коллегии - нечто вроде минис-
терств. Увы, механизм работал вовсе не так, как Лейбницу представлялось
в Европах... С.М. Соловьев пишет: "Колеса в новых машинах не пошли хоро-
шо; вместо того, чтобы приводить друг друга в движение, они иногда за-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 [ 93 ] 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.