read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Но отчетливее всего движение вперед было заметно на Викторе,
напоминавшем по таланту Митю, но далеко не склонном бросать свои, подчас
блестящие, обобщения на ветер. Этот все еще молодой человек - он начал
работать в рубакинской лаборатории студентом второго курса - был из породы
тех настоящих ученых, которые, по словам Павлова, с радостью отдали бы науке
не одну, а две свои жизни. Он был хорош собой: высокого роста, белокурый, с
порывистыми движениями, с тонким, милым лицом. Девушки заглядывались на
него, но куда там! Это было отложено "на потом", а пока... что могло
сравниться с его самозабвенной преданностью работе? Читал он всегда и везде,
спорил страстно, был вспыльчив и по-детски отходчив.
Случилось ли вам испытывать чувство возвращения времени, когда начинает
казаться, что происходившее с вами уже было когда-то - в детстве или, быть
может, во сне? Врачи называют это явлением ложной памяти.
С этим странным ощущением я остановилась однажды в комнате биохимиков
перед плакатом, на котором Катя Димант старательно изобразила план работы
нашей лаборатории в третьем, решающем году второй пятилетки. Я сама указала
ей темы, многие из них соответствовали кругу еще не решенных вопросов -
почему же мне показалось, что в жизни уже была когда-то эта минута?
Случалось, что это чувство не только не тяготило меня, а, напротив,
принимало какой-то счастливый оттенок - как будто я возвращалась к тем
временам, когда полудетское воображение впервые с изумлением остановилось
перед сложностью и красотой живого. В эти минуты мне начинало казаться, что
каким-то чудом я попала в тот самый "Институт защитных сил природы", о
котором мечтал некогда Павел Петрович. Но быстрые, легкие шаги слышались за
дверью лаборатории, невысокий, вежливый человек с пухлыми щечками входил,
блестя пенсне, и призрачное сходство исчезало при звуках этого голоса,
подчеркивающего каждое слово.
Казалось, невозможно было привыкнуть к этим скользящим, настороженным
отношениям. Но они продолжались годами, и в конце концов я если не привыкла
к ним, так по меньшей мере научилась бороться с тем инстинктивным чувством
неприязни, которое неизменно возбуждал во мне Валентин Сергеевич. Знал ли он
о том, как я к нему отношусь? Без сомнения, но выводы были сделаны
особенные, в крамовском духе. Сперва изредка, потом все чаще в его докладах,
выступлениях, речах стало появляться мое скромное имя, а если не мое, то
Коломнина, Виктора, Лены... Догадов выступил против меня на Ученом совете,
и, к общему удивлению, директор решительно встал на мою точку зрения.
Впрочем, вопрос был незначительный. "Timeo Danaos et dona ferentes", -
заметил по этому поводу Коломнин, немного гордившийся своим знанием латыни.
"Боюсь данайцев, даже дары приносящих". Однако это были "дары", о которых мы
давно мечтали: в течение тридцать пятого года наша лаборатория получила
новейшие приборы, о которых прежде я не смела и заикнуться. С людьми было
сложнее.
- У Пастера было не больше сотрудников, чем у вас, дорогая Татьяна
Петровна, - ответил Крамов, когда я обратилась к нему с просьбой увеличить
штат лаборатории на два человека. И добавил, не объясняя: - Рано.
Нужно сказать, что в то время, о котором я пишу, наши отношения должны
были измениться еще по одной очень важной причине. Причина эта заключалась в
том, что не только наша лаборатория, но и весь Институт биохимии микробов
постепенно начал занимать в жизни Валентина Сергеевича все менее заметное
место. Начиная приблизительно с середины тридцатых годов фамилия Крамова
стала все чаще упоминаться на страницах газет и журналов. "Теория Крамова",
"работы крамовской школы", "круг вопросов, разрабатываемый Крамовым и
сотрудниками" - эти выражения повторялись на каждом шагу в специальной
печати, а из нее проникали и в общую.
В конце тридцать пятого года Валентин Сергеевич стал директором еще
одного научного института. Он был членом Ученого совета Наркомздрава; причем
без его участия не решалось ни одно серьезное дело, в особенности если оно
касалось какого-либо общего теоретического вопроса. Его "Учение об
инфекции", еще в двадцатых годах стоявшее на почетном месте в библиотеке
каждого работающего микробиолога, несколько раз переиздавалось с
исправлениями и дополнениями.
На чем было основано это признание? Почему по всем микробиологическим
вопросам журналисты обращались именно к Крамову, и ни к кому другому? Не
знаю. Это была та "магия", с которой мы столкнулись впервые, когда воевали
против Валентина Сергеевича, задумавшего передать нашу лабораторию в
Рыбтрест.
Впрочем, нельзя сказать, что меня в ту пору так уж интересовало это
загадочное явление. Крамов долго мешал нам работать - трудно было не оценить
теперь его вполне реальную помощь. Даже язвительный Коломнин, явившийся
однажды на работу с подсчетом, из которого следовало, Что фамилия Крамова в
течение лишь одного месяца восемь раз упоминалась на страницах "Медицинского
работника", вынужден был признать, что к работам нашей лаборатории директор
относится с особым уважением.
Теперь случалось, что, встречаясь, мы разговаривали не только об
институтских делах.
- Вас когда-нибудь терзают угрызения совести, Татьяна Петровна? -
спросил он меня однажды. - У меня бывают дни, когда я положительно не знаю,
куда мне от них деваться. Это значит, не правда ли, что в конечном счете я
не такой уж плохой человек?
Он поправил пенсне и вздохнул:
- Ничего не поделаешь! Страсти.
Не знаю, были ли эти "страсти" причиной того, что за последнее время в
нашем институте что ни месяц появлялись новые люди, заявлявшие в той или
другой, явной или замаскированной форме, что они всегда были сторонниками
крамовской теории.
Во главе этих новых - да и старых - учеников Валентина Сергеевича стоял
Крупенский - фактически именно на него Крамов оставил наш институт. Это был
действительно ближайший его последователь - не референт, погруженный в
изучение "подтверждающей литературы", как Бельская, которую Валентин
Сергеевич выписал из Казани, не абстрактный догматик, как Догадов, а
доверенное лицо, боевой представитель школы, ученый, редко печатавшийся, но
часто выступавший; он не пропускал ни одного заседания, на котором могла
быть затронута крамовская теория, и что-то фанатическое сквозило подчас в
самом упорстве, с которым он в сотый раз разъяснял, развивал, защищал работы
своего учителя, обрушивался на противника, высмеивал возражения.
Был ли он искренен? Не знаю. Нередко в разговорах с Валентином
Сергеевичем я испытывала странное чувство столкновения с каким-то расчетом,
сложным, рискованным. На докладах и речах Крупенского мною овладевало точно
такое же, хотя и менее ясное чувство.
Внешность у него была заметная: острое, горбоносое лицо с быстрым,
оценивающим взглядом, тонкие губы, узкие плечи, большая, торчащая,
начинающая седеть шевелюра. Впрочем, что-то узкое, то врубающееся, то
скользящее мелькало даже в его движениях, когда он стремительно бросался к
кафедре, нервно одернув засыпанный пеплом пиджак.



Глава пятая. БЫСТРОЕ ТЕЧЕНИЕ




СНОВА О ПЛЕСЕНИ
Андрей уезжал озабоченный, но веселый, точно предстоящая борьба с
эпидемической вспышкой даже чем-то заранее веселила его. Азарт поблескивал в
светлых глазах, видно было, что мысленно он уже "засучил рукава".
В Средней Азии, в Кара-Кумах, в туркменских степях он воевал с
болезнями, "прилетающими на крыльях", с лейшманиозом, который передается
москитами, с малярией, которую переносят комары. Он увлекался авиаопылением,
борьбой против малярийного комара с самолетов: сотни тысяч гектаров
заболоченной земли были опылены под его руководством. На одной из далеких
границ Советского Союза он занялся беспощадным уничтожением крыс -
переносчиков чумы и сыпного тифа.
Обычно, вернувшись из командировки, Андрей подробно рассказывал о ней,
и это было интересно, потому что всякий раз он встречался с новой загадкой,
которую обязан был решить, как бы это ни было трудно. Так, однажды он
столкнулся с необъяснимой эпидемией кори, последовательно переходившей из
одного городка Кировской области в другой, и разгадал причину эпидемии,
убедившись в том, что она возникает через определенный срок после гастролей
маленького разъездного зверинца. Мартышки болели корью и заражали детей.
Но были другие загадки, о которых, вернувшись в Москву, он не говорил
ни слова. Молчаливый приезжал он домой, и по его задумчивости, по заметному
усилию, с которым он старался в семье забыть о том, что тревожило и
возмущало его, я понимала, что он снова - в который раз! - столкнулся с
недоверием, мешавшим работать и граничившим с преступлением.
Почему я так долго сопротивлялась самой мысли о том, что наша жизнь с
тех пор, как он перешел в Санэпидуправление, стала совершенно другой? Прежде
я знала, что как бы ни был проведен день, с каким бы чувством ни ушла я из
лаборатории, - пройдет два или три часа, и я расскажу о всех своих радостях
и огорчениях Андрею. Мы виделись мало, и все-таки это была настоящая
семейная жизнь, состоявшая из ежедневных, нисколько не утомительных забот
друг о друге, о сыне.
Случалось, что мы как бы менялись мыслями или угадывали мысли друг
друга, и тогда ощущение душевной близости особенно остро вспыхивало в душе.
Я прекрасно знала, когда я люблю его больше, а когда меньше, и научилась
терпеливо ждать, когда кончится это "меньше". Даже наши редкие ссоры
каким-то образом принадлежали к тому общему, без которого ни он, ни я не
могли быть счастливы и спокойны.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 [ 93 ] 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.