read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ния. Мне хотелось бы думать, что вы предлагаете ее вашим адептам лишь
как испытание ума и мужества.
- Это не мы избрали такие формы масонского учения, и, действительно,
мы применяем их только как испытания нравственных качеств - ведь, пройдя
все степени масонства и став выше подмастерьев и мастеров этого символи-
ческого учения, мы уже перестали быть масонами в том смысле, как это по-
нимают рядовые члены ордена. Так вот, мы призываем тебя объяснить нам
миф о Хираме так, как понимаешь его ты, сама, чтобы помочь нам вынести
суждение о твоем рвении, понимании и вере и в зависимости от этого суж-
дения либо остановить тебя здесь, на пороге истинного храма, либо отк-
рыть тебе дорогу в святилище.
- Вы спрашиваете у меня разгадку тайны Хирама, утраченное заклинание.
Но вовсе не оно откроет мне двери храма, ибо оно гласит: тирания или об-
ман. Мне же известны истинные слова, верные названия трех дверей божест-
венного здания, в которые вошли враги Хирама с целью убить и похоронить
этого вождя под обломками его творения; эти слова "свобода, братство,
равенство".
- Консуэло, твое толкование, верно оно или нет, раскрывает перед нами
глубину твоего сердца. Будь же навсегда избавлена от необходимости прек-
лонять колена на могиле Хирама. Тебе не придется также преодолевать ту
ступень, на которой неофит повергается ниц перед мнимыми останками Жака
Моле, гроссмейстера и великого мученика храма, перед останками монахов -
воинов и прелатов-рыцарей средневековья. Ты бы вышла победительницей из
этого второго испытания так же, как из первого. Ты бы распознала обман-
чивые следы варварского фанатизма, все еще необходимого как своеобразный
щит для умов, проникнутых принципом неравенства. Запомни, что франкмасо-
ны первых степеней по большей части стремятся к тому, чтобы соорудить
лишь мирской храм, тайное убежище для сообщества, достигшего уровня кас-
ты. Ты же думаешь иначе и прямо пойдешь к всемирному храму, долженствую-
щему принять всех людей, объединенных одной и той же верой, одной и той
же любовью. И все-таки ты должна остановиться здесь в последний раз и
пасть ниц перед этой могилой. Ты должна поклониться Христу и признать в
нем единого истинного бога.
- Вы говорите это, чтобы еще раз меня испытать, - твердо ответила
Консуэло, - но вы сами открыли мне глаза на высокие истины, научив чи-
тать ваши тайные книги. Христос - это богочеловек, которого мы почитаем
как величайшего философа и величайшего святого древних времен. Мы покло-
няемся ему, насколько дозволено поклоняться лучшему и величайшему из
учителей и мучеников. Мы можем назвать его спасителем людей в том смыс-
ле, что он преподал своим современникам истины, которые до того лишь
смутно маячили перед ними и благодаря которому человечество вступило в
новую фазу света и святости. Мы можем преклонить колена перед его пра-
хом, чтобы возблагодарить бога за то, что он сотворил для нас такого
пророка, такой пример, такого друга, но, поклонясь в его лице богу, мы
не впадаем в грех идолопоклонства. Мы различаем божественность открове-
ния и божественность того, кто преподал нам его. Поэтому я готова выра-
зить перед этими эмблемами мученичества, навеки прославленного и благо-
родного, свою благочестивую признательность и дочернее восхищение, но не
думаю, что разгадка откровения была понята и провозглашена людьми во
времена Христа, ибо тогда он еще не был признан на земле. Я жду от муд-
рости, от веры его учеников и последователей, продолжающих его дело на
протяжении семнадцати столетий, такой истины, которая была бы более це-
лесообразна и более полно применяла бы его святые слова и учение о
братстве. Я жду распространения Евангелия, жду чего-то большего, нежели
равенство перед богом, жду и призываю ждать других людей.
- Твои речи чересчур смелы, а суждения чреваты опасностями. Хоро-
шенько ли ты обдумала их в своем уединении? Предусмотрела ли ты нес-
частья, которые твоя новая вера может сразу навлечь на твою голову? Поз-
нала ли людей и собственные силы? Известно ли тебе, что нас очень мало -
один на сто тысяч в самых просвещенных странах земного шара? Знаешь ли
ты, что в наше время среди тех людей, которые воздают великому провидцу
Иисусу оскорбительные и грубые почести, и тех, ныне почти столь же мно-
гочисленных людей, которые отрицают его миссию, чуть ли не самое его су-
ществование, словом, знаешь ли ты, что и среди идолопоклонников и среди
атеистов нас не ждет ничего, кроме преследований, издевательств, нена-
висти и презрения? Знаешь ли ты, что во Франции в равной мере проклинают
сейчас и Руссо и Вольтера - философа верующего и философа неверующего?
Знаешь ли ты - и это еще более неслыханно, более страшно, - что из глуши
изгнания они оба проклинают друг друга? Знаешь ли ты, что тебе придется
вернуться в тот мир, где все будут в заговоре, чтобы поколебать твою ве-
ру и замутить твои мысли? Знаешь ли ты, наконец, что тебе придется расп-
ространять проповедь твоего учения, продираясь сквозь толщу опасностей,
сомнений, разочарований и муки?
- Я решилась на все, - ответила Консуэло, опустив глаза и прижав руку
к сердцу. - Да поможет мне бог!
- Хорошо, дочь моя, - сказал Маркус, все еще державший Консуэло за
руку, - мы подвергнем тебя кое-каким нравственным страданиям - не для
того, чтобы испытать твою веру, ибо мы уже не сомневаемся в ней, а чтобы
укрепить ее. Вера растет и усиливается не в покое отдохновения и не в
наслаждениях этого мира, а в скорби и в слезах. Хватит ли у тебя мужест-
ва побороть тягостные волнения и, быть может, мучительный страх?
- Если это необходимо и может послужить на пользу моей душе, я подчи-
няюсь вашей воле, - ответила Консуэло со стесненным сердцем.
Невидимые тотчас начали убирать ковры и факелы, окружавшие гроб. Гроб
они откатили в одну из глубоких оконных ниш, и несколько адептов, воору-
жившись железными брусьями, торопливо подняли круглую каменную плиту в
середине залы. Консуэло увидела круглое отверстие, достаточно широкое,
чтобы мог пройти один человек; почерневшая от времени гранитная закраина
была, несомненно, столь же древней, как и другие архитектурные части
здания. Принесли длинную лестницу и опустили ее в зияющую пустоту. Затем
Маркус подвел Консуэло к входу и трижды спросил ее торжественным тоном,
хватит ли у нее мужества спуститься одной в подземелье огромной фео-
дальной башни.
- Выслушайте меня, отцы и братья, ибо я не знаю, как мне должно назы-
вать вас... - начала Консуэло.
- Зови их братьями, - прервал ее Маркус. - Ты находишься здесь среди
Невидимых, которые окажутся равны тебе по степени, если ты проявишь
твердость в течение еще одного часа. Сейчас ты простишься с ними, чтобы
встретиться через час в присутствии членов совета, высших наставников,
чей голос и чьи лица никому не известны. Вот этих ты будешь называть от-
цами. Они верховные жрецы, духовные и мирские наставники нашего храма.
Мы предстанем перед ними и перед тобой с открытым лицом, если ты твердо
решилась встретиться с нами у врат святилища, после того как пройдешь
тяжелый и полный ужасов путь, который начинается здесь, у твоих ног, -
пройдешь одна, не имея иных проводников, кроме твоего мужества и
упорства.
- Если так надо, я пойду, - ответила Консуэло трепеща, - но разве это
испытание, которое вы сами считаете таким суровым, необходимо? О братья,
ведь вы не хотите посмеяться над рассудком женщины, чуждой притворства и
ложного тщеславия, над рассудком, перенесшим уже столько испытаний? Се-
годня вы осудили меня на длительный пост, и, хотя волнение на многие ча-
сы заставило умолкнуть мой голод, я чувствую, что физически ослабела. У
меня нет уверенности, что я выдержу бремя, которое меня ждет. Клянусь,
меня не страшат телесные страдания, - только бы вы не приняли за сла-
бость духа то, что будет лишь бессилием телесной оболочки. Обещайте, что
вы простите меня, если я окажусь лишь слабой женщиной - только бы, придя
в себя, я все еще ощущала в себе сердце мужчины.
- Бедное дитя, - ответил Маркус, - мне приятнее слышать, что ты отк-
ровенно признаешься в слабости, чем если бы ты стала пытаться блеснуть
перед нами безрассудной отвагой. Хорошо, мы согласны дать тебе одного
проводника, который в случае надобности окажет тебе помощь и поддерж-
ку... Брат, - добавил он, обращаясь к рыцарю Ливерани, стоявшему во вре-
мя всей беседы у дверей и не спускавшему глаз с Консуэло, - возьми за
руку твою сестру и проводи ее подземельями к месту, назначенному для
всеобщей встречи.
- А вы, брат? - испуганно спросила Консуэло. - Разве вы не хотите
пойти вместе с нами?
- Это невозможно. Ты можешь иметь лишь одного проводника, и тот, кого
я указал, единственный, кого мне дозволено тебе дать.
- Я найду в себе мужество и пойду одна, - сказала Консуэло, закутыва-
ясь в плащ.
- Ты отвергаешь руку брата и друга?
- Я не отвергаю ни его сочувствия, ни его дружбы, но пойду одна.
- Ступай же, благородная девушка, и ничего не бойся. Та, которая
спустилась одна в колодец слез в Ризенбурге, та, которая пошла навстречу
стольким опасностям, чтобы отыскать пещеру Шрекенштейна, сумеет с лег-
костью пройти сквозь недра нашей пирамиды. Ступай же, подобно юным геро-
ям древности, искать свое посвящение сквозь испытания священных таинств.
Братья, протяните ей чашу, драгоценную реликвию, которую принес нам один
из потомков Жижки и в которой мы освящаем святые дары причастия братской
общины.
Ливерани взял с алтаря деревянную, грубо вырезанную чашу, наполнил ее
и подал Консуэло вместе с хлебом:
- Сестра, - сказал Маркус, - мы предлагаем тебе не только благородное
сладкое вино и беспримесный пшеничный хлеб для восстановления твоих фи-
зических сил, - мы предлагаем тебе тело и кровь богочеловека, небесный и
в то же время материальный символ братского равенства. Наши отцы, муче-
ники таборитской церкви, считали, что для освящения святых даров вмеша-
тельство нечестивых и кощунственных священников не могло сравниться с
чистыми руками женщины или ребенка. Причастись же здесь вместе с нами



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 [ 93 ] 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.