read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



береглись. Никита, здесь снова ставший старшим над дружиною, распорядил не
снимать броней, оружие держать наготове. Так, в бронях под шубами, и
ехали. Трещал мороз, железо холодило тело, было тревожно и весело. Долгий
неповоротливый митрополичий обоз, состоящий едва не сплошь из ненавычных к
оружию духовных, полонить было проще простого. Никита, перемолвивши с
владычным боярином, уже прикидывал, как разоставить ратных, и с досадою
понимал, что все, что сможет содеять, это - ежели обоз будут настигать
всугон, а не переймут заранее пути - остановить врага и, давая обозу
оторваться от преследователей, лечь костьми с невеликою своею дружиной.
В пути он уже перезнакомился со многими спутниками, разобрался с
ратниками, прикинувши, кто куда гож. На очи владыке не лез, а из ближней
владычной прислуги сошелся нежданно с одним лишь писцом Леонтием, которого
чаще по-простому называли Станятой. Совершилось знакомство всего дня три
назад, когда остановили около малой деревни и простые ратные с младшими
клирошанами тесноты ради ночевали в шатрах и грелись у костров.
В котлах булькала каша. Подставляли мисы, доставали ложки из-за
голенищ, ели не спеша, посовываясь ближе к огню. В вышине, над головою,
там, куда не достигал пляшущий свет костра, роились алмазною россыпью
холодные высокие звезды. Сторожко молчали осыпанные инеем сосны, черные
узорные тени которых смутно виднелись на темном окоеме небес. Отъевшие
ратники заползали на четвереньках в шатры, под попоны и кошмы, валились в
кучу - так теплей.
Никита остался поправлять костер. Спать пока еще не тянуло. И тот,
владычный, остался тоже. Долго сидели вдвоем, не глядя один на другого.
Потом Никита вдвинул обгорелое бревно ближе в огонь. Посидели, согласно
уставясь в рдеющую груду углей, следя невысокие упорные языки огня, в
вечном борении с холодною пустотою пространств то вздымавшие ввысь - и
тогда куски пламени, отрываясь, улетали, исчезая без остатка в морозной
стуже, - то сникавшие, так что огонь лишь облизывал, таясь и опадая,
черно-красный обугленный ствол сосны, сунутый в костер смолистым комлем.
- Слыхал я, - начал Никита, - Земля в аэре плывет, кружится, и сама
круглая, словно яйцо. Ни на чем, просто так, сама веснет! И не упадет
никуда! Дивно! - Он кинул глазом на владычного писца, проверяя, не зазрит
ли? Но тот только кивнул, утверждая, глядючи в огонь. Сам подсказал давно
знакомое:
- И Земля, и все сущее на ней! А Солнце кругом ходит. Солнцу оборот -
зима-лето, а Земле оборот - день-ночь.
- И... не падают? - решился спросить Никита с некоторой
неуверенностью в голосе.
- Не! - отозвался тот задумчиво и пояснил: - Земля тянет! Большая
она! Дак вот с того...
Опять помолчали.
- Тебя как звать-то? - вопросил Никита, торопливо добавив: - Меня дак
Никитой кличут, а по деду - Федоровым. Дед у меня был... - Он не договорил
про деда, застыдился.
Но тот, владычный, словно бы и не заметил, отмолвил, помолчав:
- Леонтий я. А так, для людей, Станята, Станька!
- И по-грецки разумеешь? - спросил Никита с невольною завистью.
- Ага! С владыкою в Цареграде был, дак и тово...
- Скажи чего-нито! - попросил Никита, зарозовев.
Станята-Леонтий усмехнулся, погодя сказал что-то складное, словно
песня на чужом языке. Никита не стал выспрашивать, что это. Понурил
голову. Помолчав, примолвил со вздохом:
- А я, почитай, дале Владимира и не бывал! Ну, на Волгу ходили, еще
при князе Иван Данилыче. Батько мой ехал в Киев, к митрополиту Феогносту
ищо, я малой был, дак в рев: забедно стало, что не берет с собою! А ныне
вижу - не игра! С возами да справою... - Помолчал, не утерпел, похвастал:
- Я нынь подо Ржевою ратился!
- Ето тебя владыко Алексий лечил? - спросил Станята, спокойно подымая
взгляд.
- Меня... - отмолвил Никита чуть растерянно, понявши вдруг, что его
поход подо Ржеву - обычное воинское дело и хвастать тут можно мало чем.
- А здесь почто? От князя ле послан? - спросил тот опять, ковыряя
обгорелою палкой в угольях.
- Ты, Левонтий... Али как тебя?
- Станятой зови!
- Ну, Стань, ты тово... Чево знашь-то про меня?
Станята поднял взор, усмехнув, подвигал плечьми: мол, чего и знать,
не ведаю.
И как бывает в пути, как бывает по мгновенному чувству, что
незнакомец, коего еще вчера и знать-то не знал, не предаст, не выдаст, не
выболтает сказанного тобою, а быть может, соучастием своим и облегчит, и
разделит сердечную ношу, выговорил Никита в ночной тишине у костра
невольному спутнику своему:
- Хвоста я убил. Лексей Петровича!
Станята глянул на него и не пошевелился, слушал.
- Думал, ты знаешь... - пробормотал Никита, смущаясь.
- Я мыслил, - погодя отмолвил владычный писец, - что ето Вельяминовых
работа, Василь Василича.
- Василь Василича? - Никита невесело хохотнул, покачал головой.
Договорил, помедлив: - Он мне за то и деревню подарил. Перед смертью,
значит. А владыка от смерти спас! Взял на себя и с деревней тою. Вторую
жизнь подарил, считай!
Станята только теперь, когда Никита сказал про вторую жизнь, поверил
ратнику. Внимательно приглядясь, узрел черный мрак в очах нового знакомца,
легким ознобом прошло по спине: сидим теперь с убийцею двое у костра! И
владыка помиловал! Прошло и ушло. В черном пустом взгляде ратного была
мука.
- Как же теперь?
- Дак вот. Хлеб, сало... Под Ржеву ходил. Сын у меня. Так бы и не
увидел рожоного-то... В Киев вот еду!
- Как же ты, по согласию, что ль?
- С Вельяминовым? - уточнил Никита и, когда Леонтий кивнул, отверг,
покачав головой: - Не! Сам!
- По ненависти? - вопросил вновь Станята.
Никита вторично потряс головою, подумал, вымолвил глухо:
- За любовь.
Станька не стал расспрашивать. <За любовь> - сразу меняло дело. За
любовь и не то делают. (Почто он и сторонит ее, любви етой!) И не изверги,
не тати совсем. Всякий может... Поди, понасилил боярин еговую бабу,
прикинул про себя, или иное что...
Огонь плясал, то выбрасываясь ввысь в причудливом танце, то залезая
под тяжкое рдеющее бревно.
- Иной кто ведает? - вопросил Станята.
Никита потряс головою опять.
- Никто! Никому тут не баял, - уточнил он, - по слуху ежели...
- Ну и молчи! - заключил Станята, еще помедлив. - И не сказывай о том
никому! - решительнее прибавил, вспомнив, что у ратника народился сын и,
значит, женка...
- Та самая женка-то? - спросил, уточняя.
- Та! - отмолвил Никита, так и не повестивший историю своей любви.
Ночь облегала морозом, наваливала дремою.
- Ступай! - сказал Никита погодя. - Я постерегу, подремлю тут...
- Ты ступай! - возразил Станята. - Мне привычно по ночам-то не спать,
а днем и на возу высплюсь. Ступай! - примолвил он решительно, и Никита,
подумав, молча полез в шатер, в гущу тел, в спасительное человечье тепло.
А Станята думал, задремывая. Видел доднесь суетливого, уверенного в
себе молодца, что покрикивал, строжил, лихо проносясь верхом в снежном
вихре обочь возов, и представить не мог такого! А тут - Земля, плывущая в
аэре, и нашумевшее на всю Москву, мало не на всю Владимирскую Русь,
занесенное во владычное летописание убийство тысяцкого! И почему Алексий
заступил, спас его от смерти? Владыка ничего не совершал зря, и тут,
видно, знал, ведал нечто такое, чего в простоте душевной, быть может, не
ведал и сам убийца, чудом, по владычному изволению не лишившийся головы!
Спрашивать Алексия он, конечно, не стал. Чуял, что не должен и не
надо, не его это дело.
Второй раз они близко сошлись уже под Брянском, когда нежданно
встречу поезду выехала негустая толпа литовских ратных в остроконечных
шапках своих, и Станята узрел, как Никита, ощерив зубы, враз, не стряпая,
издав горловой татарский свист, поднял ратных, сбросивших шубы на возы, и
перед строем оружной литвы вырос строй окольчуженных, готовых к бою
русичей.
Однако литва выехала не с войною. От толпы комонных отделился всадник
в дорогом колонтаре и долгом распахнутом бобровом опашне, помахавши рукою
в знак мира, подъехал к владычному возку, передал приглашение митрополиту
от князя Дмитрия - Корибута Ольгердовича - посетить город.
Посовещавшись с боярами, Алексий дал приказ заворачивать в Брянск.
Лучше было пока не заводить ссоры с Литвой, решили бояре, а в такой
близости к дому любая пакость Ольгердова тотчас станет известною на
Москве.
В Брянске Алексия, впрочем, приняли того лучше. Был устроен пир для
бояр, клира и ратных. Алексий служил в соборе торжественную литургию.
Князь (крещенный по православному обряду) выстоял всю службу и приложился
к кресту и руке Алексия.
В городе их держали три дня, три дня поили и кормили весь поезд и
только на четвертый, и то по настойчивой просьбе митрополита, выпустили, с
почетом проводивши в дальнейший путь.
Тайный гонец к Ольгерду с известием о поезде Алексия ускакал в Вильну
еще в первый день их пребывания в Брянске.
Скрипят возы. Движется от починка к починку, от города к городу



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 [ 93 ] 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.