read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Темнеет. Мы возвращаемся в дом. И долго лежим, переговариваемся в
темноте. Опять вспоминаем Задорова.
Утром вершины гор ослепительно сияют. Зубья горы Бамбак стоят розовые,
словно нагретый металл в печи. От загоревшихся снегов все на земле источает
лучи. Прозелень лесная ярче, луговины картинно хороши, зеркально отсвечивает
река. И лес уже не пугает. Мы торопливо завтракаем и едем в сторону
Сулиминой поляны.
Издали замечаем еще одно небольшое стадо и среди быков - одного
второгодка. Потом видим еще четырех быков; голов не подымают от травы. Но
нас чуют за версту и торопливо уходят.
Весь день шастаем по знакомым тропам, узнаем старые места, радуемся
встрече со зверем, находим оленей, шустрых серн, маленьких ланей. Живет
заповедник!
Солнце пригрело, мы забыли о времени и только на закате поворачиваем
обратно, но едем недолго: решаем заночевать на месте. Все равно темнота
прихватит на полдороге. Спускаемся к реке и обнаруживаем впереди черный
прорез глубокого ущелья. Неужели добрались до Холодной? Гузерипль отсюда
близко.
- Давай проедем в тот березнячок, - предлагает Телеусов, и я понимаю,
зачем ему березняк: там проходит тропа, а чуть выше - забытый балаган перед
Тыбгой. Можно провести ночь под крышей.
Кони идут неохотно, они навострились домой. Понукаем, ведем их по
крутому подъему в поводу. Сюда весна еще не добралась, повсюду длинные
полосы снега.
В просвете меж бугров усматриваем балаган и... трех лошадей под седлами
возле него. Кони незнакомые, дыму из железной трубы не видать.
- Нечисто дело, Андрей, - шепчет Телеусов. - Отведи-ка ты лошадок за
каменья, а я подлезу и высмотрю...
Я увожу коней, привязываю их к березе, а сам подымаюсь выше, чтобы
страховать егеря. Тревожно. Вот балаган передо мной. Кладу поудобнее
винтовку, затаиваюсь. Мне видно, как крадется Алексей Власович.
Скрипит дверь. Чуждый звук в вечерней тишине альпики слышен далеко.
Выходят трое, подтягивают подпруги и вскакивают в седла. Все в черных
полушубках, ремни крест-накрест, башлыки, винтовки. Отъезжают немного,
оборачиваются и кому-то машут руками. Теперь вижу еще двоих, они у балагана.
Темнеет. Отряхивая мокрый снег, подходит Телеусов. С минуту мы молчим,
смотрим друг на друга.
- Знаешь, поди, кто? - говорит Телеусов. - Думаю, те самые, из
бело-зеленых.
- Что они делают здесь?
Наверное, вопрос мой звучит наивно.
- Не иначе, база у них поблизости, вишь, темноты не испужались,
поехали. А эти двое сторожат тропу, а может, и продукты и все прочее.
Где-нибудь упрятано. В сторону Уруштена подались. А там Сашка и Василий
проживают ноне. Эти двое тоже опасны. Вдруг углядят Шапошникова и
Кожевникова, ежели те подымутся на пастбища? Повезло нам, что на гнездо
нарвались. Давай думать, как дальше. Снять мы их могем запросто. А не лучше
погодить? Через них всю банду выловить можно. В самой середке заповедника
поселились, гады!
Планы круто менялись. Придется не только зубров считать.
Решили высмотреть, куда ходят эти двое. И по следу узнать о трех
конниках, уехавших на восток. Лишь с этими сведениями мы можем спуститься к
Гузериплю, чтобы предупредить друзей и обдумать, как действовать.
Ночевали без костра. Застыли до того, что под утро не выдержали и
вскипятили себе чай на крохотном огне. Немного согрелись. Кони обошлись
скупой порцией овса из седельных сум.
До рассвета подобрались к обрывчику возле самого балагана. Тут и
залегли, усмотрев впереди тропу, по которой спускаются за водой. Как
рассвело, слышим, дверь запела, ведро звякнуло. Вдавились в камни, смотрим в
оба. Спускается... Сонный, зевает, полушубок наброшен на плечи, бородат.
Молчком зачерпнул воды, стал было подниматься, но вдруг поставил ведро - и к
нам. Мы носы в землю, замерли. Слышим, остановился, сапоги заскрипели по
камню, полез на обрывчик. Что такое? Глянули, ноги видим, а сам в дыру под
берегом уткнулся, шарит, сопит. Пещера. Вылез, в руках мешок, а в мешке
угловатая поклажа. И к своему ведру, а потом в балаган.
Переглянулись мы. Тайник-то вот он! Подобрались, нашли пещерку, киркой
выбитую под берегом на сажень выше от ручья. А в самой пещере битком набито:
ящики, мешки, винтовки.
Больше нам ничего и не надо, все ясно. Скорее вниз, и пусть чоновцы с
Суреном начнут выковыривать отсюда бандитов. Мы поможем.
- Разделимся для скорости, - предложил Телеусов. - Давай так: ты
подавайся через Кишу и Хамышки в Майкоп за подмогой. А я возьму лесом и
левей и выйду на Гузерипль предупредить наших. Не ведая беды, под пулю
выйдут! И сами пострадают, и дело сорвут. Отряд веди до Хамышков, я встрену
и проведу дальше.

"4"
Я подвязал покороче хвост Кунаку, осмотрел сбрую, винтовку за спину и -
в седло.
- Ну, Кунак!..
Он словно понимал, что придется выложить все силы, пошел прытко, где
можно - рысью. Тропа каменистая, снег в тени, грязь в низинах. Лошадиные
бока и круп скоро покрылись ошметками грязи, сапоги и полушубок тоже. На
подъемах я соскакивал, бежал сзади, опять запрыгивал в седло - и рысью,
рысью. Пора сражения, час войны... Через два часа хода Кунак дышал загнанно,
бока его взмокли, да и мне все время хотелось скинуть одежду.
На виду кордона я устроил винтовку поудобней, но безлюдье было
очевидным. Желна стучала прямо над домом. Остановился на несколько минут,
дал Кунаку остыть, и дальше, теперь уже низом, по черной, засасывающей
тропе.
Ночь - вот она, мы оба дышим с трудом, Кунак пошатывается, но минуты
очень дороги, и река уже близко, надо дотемна непременно перейти ее, потому
что ночью это во сто раз трудней.
На берегу я срезал длинный шест и, когда вошли в брод, держась чуть
выше по течению, этим шестом упирался, чтобы Кунак не скользил. Вода лизала
стремя, страшно гудела, но все обошлось.
К дому Телеусова едва шел, ведя за собой Кунака, опустившего голову
чуть не до земли. Здесь ночуем, а завтра марш еще на семьдесят верст. До
Майкопа.
Вдруг на дороге двое с винтовками.
- Стой!
Руки так и опустились. Вот что значит на минуту потерять осторожность!
Ни взад ни вперед.
- Кто такой? Откуда? - И винтовки в грудь.
- С охоты. Тутошний я, - отвечаю первое, что пришло в голову, а сам
лихорадочно соображаю, как вывернуться. Темно, не разглядишь, что за люди.
Неужто бело-зеленые проникли и сюда?..
- Топай вперед! И винтовку со спины не цапай, слышь, охотник!
Пошли по улице, они чуть сзади, по сторонам. Ноги едва идут. Страшно. И
досадно. Вот положение!
У одного дома вижу коновязь, много лошадей, ходят люди, цигарки
светятся. Остановили, взяли коня, винтовку. Слышу:
- Товарищ командир, неизвестного привели!
Гора с плеч! То был передовой отряд Сурена.
Мы с ним обменялись едва ли десятком слов. Тотчас прозвучала команда,
по крыльцу застучали сапогами, все быстро, бегом. Предлагаю подождать утра,
но Сурен уже решил по-своему: половина бойцов под его командой выходила на
тропу в Гузерипль, с остальными приказал мне идти утром через Кишинский
кордон до балагана.
- Вас встретит Телеусов, без него на луга не выходите, заплутаете, -
сказал я Сурену.
Он кивнул. Мы отошли в сторону, я еще раз подробно рассказал о встрече.
Сурен слушал спокойно, но даже в темноте глаза его поблескивали от волнения.
Он присел, устроил тетрадь на колено, боец посветил ему зажигалкой. Исписал
листок и, подозвав трех бойцов, приказал:
- В Майкоп. Как можно скорей. Оперуполномоченному Евдокимову. И ни в
коем случае по дороге не зевать. Если опасность, депешу уничтожить. Ну,
учить вас не надо, сами понимаете.
Мне он сказал:
- Из Майкопа или Лабинска сегодня-завтра должен выйти второй отряд.
Отрежем Улагаю путь к другим полковникам. Я написал, что надо закрыть дорогу
Преградная - Ахметовская.
Не помню, спал я в эту ночь или не ложился. Предстояла переправа через
Белую. Что могли егеря на привычных лошадях, то было не по силам многим
бойцам. Мы отыскали два каната саженей по семьдесят и укрепили их на обоих
берегах.
Когда занялся рассвет, уже были натянуты канаты, и часть всадников
пошли бродом меж канатов, держась за них, как за перила. Белая прибавилась
за ночь, выглядела страшно. Кони храпели, скользили по каменистому дну.
Операция прошла благополучно.
День в пути, бивак в пихтовом лесу, снова тяжелая тропа в сплошном
тумане, наконец, выход за полосу ненастья, и вот мы у цели, на опушке
березового криволесья. С высотки, куда забрались с командиром, смотрим на
балаган. Труба дымит. Значит, улагаевцы на месте.
Снизу донесся настойчивый крик сойки: так кричит не птица, а егерь.
Спускаемся. Телеусов и Сурен стоят с конями, оба в грязи, лица усталые, а
кони... Смотреть жалко.
- Такая мысль, - предлагает Сурен. - Сторожей взять живыми, они могут



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 [ 94 ] 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.