read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



хватает только лозунга: "Здесь выковывается дар немецкого гения к
славной дате Тысячелетия
Рейха!"
- Зря смеетесь, Николас,- сказал барон. - Мы уже перебрали
четверть комбинаций. Может быть, через час, может быть, через день -
но я услышу, как эти медхен завизжат от ужаса. И тогда, может быть:-
он посмотрел на меня.-
Нам надо лететь в Иерусалим. Вы видели это своими глазами. Скажите
ему.
Помогите мне убедить его.
- Не имею права,- сказал я.- Но рассказать, что я видел - обязан.
- Да. Просто расскажите, что вы это видели. Он поймет. Хотите
коньяку?
- Хочу.
Кабинет Зеботтендорфа располагался в отделе Крови дракона. Там
трудились четыре молодых человека самого подозрительного вида. Отдел
напоминал декорацию фильма о безумном ученом: коктейль из физической,
химической и оптической лабораторий, составленный с истинно немецкой
обстоятельностью и сентиментальностью. Рядом с точными и дорогими
приборами стояли вазочки с цветами, на стенах среди таблиц висели
фотографии девушек и собачек, а также салфетки, на которых вышиты были
любимые Зеботтендорфом назидательные стишки. Из стоящего в углу
"телефункена" доносились предательские синкопы джаза Глена Миллера.
Проезжал я их хваленую Чаттанугу - ничего особенного. Обыкновенный
полустанок.
- Сейчас я вам покажу кое-что:- барон заговорщицки понизил голос,
отпирая сейф.- Вот, взгляните: подлиная кровь дракона.
В хрустальной пробирке алели похожие на бусины гранулы ксериона.
Мне понадобилось немало усилий, чтобы промолчать.
Дело в том, что обычно ксерион помещается в капсулы из пчелиного
воска. Он, конечно, просвечивает сквозь них, но тускло. Цвет гранул -
коричневый, и они неправильной формы. Но тот ксерион, который мы
переправляли "Гугенотам свободы" для выхода Америки из Великой
депрессии, тот, который вез Брюс, а потом и я - тот был из чисто
эстетских соображений запечатан в воск горных пчел, подкрашенный
кармином. И вот перед собой я видел десяток гранул того самого
ксериона:
- Кровь дракона - это, если я правильно помню, одно из названий
Философского камня? - сказал я.
- Совершенно верно,- обрадовался моим познаниям Зеботтендорф.- Вот
этого количества достаточно для того, чтобы произвести центнер
чистейшего золота.
Скоро мы приступим к синтезу этого вещества:
- Стоило ли тогда затевать войну? - пожал я плечами.
Зеботтендорф огляделся, взял меня за плечи и сказал негромко:
- Война - это дело рук политических пигмеев. А мы с вами маги,
Николас. Какой коньяк вы предпочитаете?
В сейфе стояла всего одна бутылка:
14.
Подвигну мертвих, адских, воздушних и водних,
Соберу духов, к тому зверей многородных.
Созову купно, прийдут змии страховидни,
Гади, смоки, полозы, скорпии, ехидны:
Феофан Прокопович
К концу дня у них были ключи от двух сдающихся на короткий срок
квартир: в
Хамовниках и на станции Лось, пропуск в семейное общежитие
Останкинского пивзавода и обещание пустить на ночь в студию одного
малоизвестного фотохудожника. Этим обещанием и воспользовались в
первую очередь.
От станции метро Таганская до студии было минут пятнадцать
неторопливой ходьбы. С наступлением темноты приморозило. Лужи
схватывало ледком, звук шагов звонко отлетал от стен. Пустой трамвай
обогнал их, рассыпая искры. Из витрин высокомерно взирали на людей
чернолицые манекены.
Студия располагалась в полуподвале ненового обшарпанного
трехэтажного дома. Коминт, бывавший здесь когда-то по левым делам,
долго не мог найти вход среди множества дверей: подъездов, магазинных
подсобок, бойлерной, прачечной:
Потом он долго не мог вспомнить, как здесь включается свет.
Студия была прохладна, просторна, тиха и пуста. В углу вопреки
всем законам природы не падала пирамида мебели и всяческих
приспособлений, названий которых ни Коминт, ни Николай Степанович не
знали. Пахло химикатами, спортзалом и дешевой парфюмерией.
Вдвоем они аккуратно, как при игре в великанские бирюльки,
разобрали частично пирамиду, вытащили кушетку, столик и два плетеных
кресла.
Владелец студии, друг друзей Коминта, недавно с шумом и позором
был изгнан из Склифосовского и отлеживался теперь дома. История его
двойного падения была такова: сперва он поскользнулся - это произошло
в те кошмарные февральские дни, когда при минус пяти лил дождь и вся
Москва была покрыта слоем льда - и заработал сложный перелом. На ногу
ему, предварительно просверлив ее во многих уцелевших местах, нацепили
полпуда нержавеющей стали, в просторечии именуемой "аппаратом
Илизарова", и уложили в кровать. А так как фотомастер с многолетним
стажем просто отвык спать один, то он, понятно, нервничал и худел,
покуда не нашел себе подругу с таким же аппаратом, но на другой ноге.
Они уединялись в пустующей клизменной и как могли скрашивали друг
другу серые монотонные больничные будни. Но одной несчастной ночью
(тринадцатого марта, правда, не в пятницу, а в среду) в порыве страсти
один аппарат Илизарова, как бы воспламененный своим хозяином, тесно
соприкоснулся с другим: Когда пришло утро и настала пора покинуть грот
Венеры, то оказалось, что проклятые железяки слились в пылких
объятиях, и заставить их расстаться оказалось выше человеческих сил.
Травматолог тоже долго не мог их расцепить, поскольку скисал от
смеха и ронял слесарный инструмент.
Лежал теперь несчастный фотограф дома, довольствовался женой и
подругой жены, по больничному ему никто платить не собирался, так что
грязные доллары
Николая Степановича оказались как нельзя кстати.
Гусар прошелся по периметру студии, осмотром остался вполне
удовлетворен и улегся на чехол от светильника.
- Кормить же тебя надо:- сокрушенно вздохнул Николай Степанович. -
"Чаппи" ты не ешь, колбасу не ешь:
- Ммя:- по-кошачьи сказал Гусар.
- Знаю, что мясо. Но вот видишь, живем, как скифы-кочевники,
которые еще пока не переломали крестцы всем коням и не перешли на
оседлую жизнь... Баранов нам с собой водить - хлопотно:
- Пиццу тебе купить? - спросил Коминт.
- Грр! - повеселел Гусар.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 [ 94 ] 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.