read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ОБРАЗОВАНИЕ, КУЛЬТУРА
Нужно сразу оговориться, что никакой "культуры" Петр I из Европы и не
пытался заимствовать. Нововведения в этой области шли по двум направле-
ниям: либо чисто механическое заимствование внешних примет "цивилизации"
(бритье бород, одежда, курение табака), либо обучение предметам, необхо-
димым для решения чисто функциональных задач: военной, технической
пользы для государства. Упоминавшийся Вебер, которого русские историки
прямо называют "одним из умнейших наблюдателей русской жизни петровских
времен", не зря отмечал в своих записках, что большая часть получивших
образование за границей петровских дворян "показывали только несносное
чванство, потому что усвоили внешний лоск, душевные же их способности
остались невозделанными, живут так, как жили в старину".
Иначе и быть не могло. "Душевные способности" Петра не интересовали
нисколько. Эйдельман нашел меткое определение: он писал, что Петр напра-
вил всю свою деятельность на то, чтобы воспитать подданного с деловой
сметкой свободного человека и психологией раба. То есть поставил перед
собой совершенно нереальную задачу...
Учеба и образование были организованы по глубоко порочному принципу:
перефразируя слова Наполеона I, "ввязаться в драку, а там видно будет".
Другими словами, бросить в воду несколько десятков совершенно не умеющих
плавать людей - а вдруг среди них найдется один, кто не утонет и сможет
потом брать призы в соревнованиях по плаванью?
Даже в султанской Турции за двести лет до Петра, забирая мальчиков из
христианских семей, обязательно в каждом конкретном случае проводили то,
что можно назвать "собеседованием" или "выяснением склонностей". Тех,
кто подходил для военной службы, отправляли в янычары. Те, кто имел за-
датки для гражданской службы, - попадали в своеобразные "вузы", из кото-
рых впоследствии вышло немало знаменитых оттоманских дипломатов и адми-
нистраторов. Многим своим достижениям в XVI-XVII веках Турция обязана
как раз этой системе (лишь потом, когда вошли в силу кумовство и наслед-
ственные привилегии тех же янычар, Оттоманская Порта стала клониться к
закату).
О том, как проходил "отбор" при Петре, самое лучшее представление да-
ют воспоминания одного из посланных учиться за границу - В.В. Головина.
В мае 1712 г. все малолетние дворяне были вызваны в Петербург. "Был нам
всем смотр, а смотрел сам его царское величество и изволил определить
нас по разбору на трое: первые, которые летами постарше - в службу в
солдаты, середние - за море, в Голландию, для морской навигационной нау-
ки, а самых малолетних - в город Ревель, в науку".
Сотоварищ Головина по несчастью, князь Михаиле Голицын не мог стать
навигатором по той простой причине, что страдал морской болезнью, но
это, понятно, во внимание не принималось...
Обучение тех, кого послали в Испанию, выглядело так: ученики, не
знавшие ни единого слова по-испански, часами слушали ученого преподава-
теля, на своем родном языке объяснявшего непонятную юнцам премудрость.
Так же обстояло и с посланными в другие страны. О том, что, прежде чем
послать учиться, следует обучить языку, на котором предстоит учиться,
как-то не задумывались. Нахватается вершков один из сотни - уже хорошо.
При этом ученикам годами не высылали денег на содержание. Легко по-
нять, что они разбегались кто куда, от тоски пили и куролесили. В Тулоне
гардемарин Сунбулов так разошелся, что ненароком пристрелил из пищали
местного жителя. Другие ученики, в той же Франции, так страдали от без-
денежья, что решили "запродаться в холопы", в простоте душевной не ве-
дая, что во Франции такая практика отсутствует. Еще один, сбежав из Зе-
неции, постригся на родине в монахи - не помогло, извлекли из монастыря
и силком отправили обратно в Венецию...
В самой России обстояло примерно так же. В школы загоняли силком, не
озабочиваясь хотя бы поверхностным выяснением желаний и способностей. И
держали впроголодь. Ученики знаменитой Навигацкой школы в 1711 году раз-
бежались, чтобы не помереть голодной смертью. Три года спустя из той же
школы доносили наверх, что ученики, пять месяцев не получая денег, "не
только проели кафтаны, но и босиком ходят, прося милостыню у окон". Чи-
новник адмиралтейской конторы так и написал генераладмиралу Апраксину:
"Ежели школе быть, то потребны на содержание ее деньги, а буде деньги
даваться не будут, то истинно лучше распустить, понеже от нищенства и
глада являются от школяров многие плутости". В тех случаях, когда деньги
все же платили, из них тут же начинали вычитать на покупку учебных посо-
бий и починку школы - что вряд ли способствовало улучшению быта и иско-
ренению "плутостей"... Однако за побег из школы навигатору грозила
смертная казнь, а родителям, встревоженным условиями, в которые попало
их чадо, и рискнувшим бы подать прошение об отчислении его из школы -
каторжные работы... Ну, а порка плетьми и штрафы за любую провинность
были в Навигацкой школе делом вовсе уж житейским.
То же самое творилось и в Морской академии. "Сорок два гвардейца не
ходили на учение затем, что стали наги и босы". В 1724 г. сам Петр, при-
ехавший на занятия, обнаружил, что иные "гвардейцы" одеты буквальным об-
разом в отрепья. Выяснилось, что 85 учеников уже пять месяцев не посеща-
ют занятий "за босотою и неимением дневного пропитания", а многие ушли
побираться...
Вполне естественно, что молодежь, наслушавшись о таких порядках, ук-
лонялась от ежегодных смотров, как могла. У "прогульщиков" отбирали име-
ния, били батогами, ссылали в Азов, даже объявляли вне закона - не помо-
гало. Вряд ли дело тут в "неприятии новшеств". Образование, насильно на-
вязанное, мало чем отличавшееся от каторги, не учитывавшее вкусов, жела-
ний и способностей, вызывало такое отвращение, что тысячи людей рискова-
ли попасть в ссылку и подвергнуться конфискации имущества, лишь бы
только не угодить в учение...
И.Т. Посошков оставил воспоминания об одном, вовсе уж курьезнейшем
примере: "В Устрицком стану есть дворянин Федор Мокеев сын Пустошкин,
уже состарился, а на службе никакой и одной ногой не бывал; и какие по-
сылки жестокие за ним ни бывали, никто взять его не мог: одних дарами
ублаготворит, а ежели кого дарами угобзить не может, то притворит себе
тяжкую болезнь или возложит на себя юродство и в озеро по бороду опус-
тится. И за таким его пронырством иные его и с дороги отпускали; а домой
приехав, как лев рыкает. И никакой службы великому государю, кроме
озорства, не показал, и все его боятся. Детей у него четыре сына выроще-
ны, младшему уже 17, и никто их в службу выслать не мог..."
Можно, конечно, заклеймить этого Пустошкина как врага прогресса...
Однако... Положа руку на сердце - кто из молодых читателей этой книги
согласился бы, чтобы его, не спросив желания и не испытав способностей,
загнали за тридевять земель слушать лекции на непонятном языке? Причем
вынуждая добывать средства на жизнь нищенством? Кто отдал бы своего ре-
бенка в заведение вроде Навигацкой школы добром?
Кстати, первая художественная зарубежная книга была переведена на
русский только в 1760 г. - французский куртуазный роман аббата Талемана
"Езда на остров любви". До того переводились лишь учебники артиллерийс-
кого дела и руководства по управлению парусами.
Культурой и не пахло...
Спустя десятилетия после смерти Петра образование, якобы поднятое ца-
рем-реформатором на недосягаемую по сравнению с "застойной Русью" высо-
ту, оставалось в самом жалком состоянии. А это наглядно свидетельствует,
что и в этой области Петр ограничился скорее видимостью реформ...
Слово писателю прошлого столетия: "По мысли Петра Великого и его пос-
ледователей, первые учрежденные в России высшие учебные заведения, имев-
шие целью "произвести людей, способных к наукам", должны были послужить
рассадником просвещения и дать контингент учителей и воспитателей для
вновь образуемых школ и вообще для образования "шляхетского" юношества.
Но в какой степени они оправдывали это назначение и в каком размере про-
изводили людей, действительно "способных к наукам" и к. преподаванию,
можно судить, например, по состоянию наилучше обставленных к тому време-
ни академических учебных заведений.
В отчете академии наук за 1759-й год о подведомственных ей универси-
тете и гимназии находим официальное известие, что "как между студентами,
так и гимназистами находится почти половина отчасти пьяниц, забияк, ле-
нивых, непонятливых и в учении никакого успеха себе не оказавших, кото-
рые признавали "учение себе крайним принуждениям и тягостию". Ввиду это-
го академия сознавалась, что состояние ее учебных заведений "нимало не
соответствует с высочайшим намерением Ея Императорского Величества и с
ожидаемой от академии народною пользою".
Конечно, можно в очередной раз сослаться на то, что народ вновь по-
пался какой-то неправильный, не такой, однако гораздо честнее будет пос-
мотреть в корень: такие реформы именно таким бардаком и должны были за-
кончиться. Петр всегда и во всем выглядел полнейшим антиподом Мидаса:
все, к чему он прикасался, превращалось в дерьмо...
РЕЛИГИЯ
Еще до революции объективные историки, никоим образом не принадлежа-
щие к атеистам, отмечали, что ко временам Петра русская православная
церковь переживала тяжелый кризис. Это мнение, в свою очередь, было ос-
новано на свидетельствах современников событий, которые писали, что "во
всем видится слабо и неисправно", что единственная в Москве духовная
школа пала так, что "живущие в ней скорбят и всего лишаются, и учиться в
ней невозможно, потолки и печи и иные строения обвалилися". Патриарх же
"весь ушел в свои личные дела, строит свои имения да отбывает пышные
церковные церемонии". Верхушка духовенства стала практически недосягае-
мой для рядовых священников, "как двери рая для изгнанных прародителей".
Не то что простоватому сельскому попику, но и иному настоятелю большого



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 [ 96 ] 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.