read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Нет, не была уверена. А помогло?
- Не очень.
Митя замолчал. Несколько дней назад, когда он встречал нас на вокзале,
я обрадовалась, найдя, что он почти не переменился за год. Но сейчас, в
сумерках, что-то орлиное, мрачное стало заметно в его осунувшемся лице с
высоко поднятыми бровями.
- Не очень, - грустно повторил он. - Вы не поверите, Таня, как много
сил я трачу, чтобы забыть о ней. Я стараюсь вспомнить ваши доводы и нахожу
тысячи возражений, которые вам и Андрею показались бы, вероятно, просто
смешными. Каждое утро я задаю себе урок - не думать о ней. Я разорвал
единственную фотографию, которую привез с собой из Москвы, а потом целую
ночь составлял ее из кусочков и клеил. Вот, взгляните.
Должно быть, Глафира Сергеевна была снята давно, лет десять тому назад.
Прелестное, задумчивое лицо с нежным овалом, с тонко очерченным, немного
припухшим ртом смотрело на меня с портрета. В сумерках трудно было заметить,
что портрет был разорван и склеен.
- Вот так-то, милый друг... Здесь, в Ростове, я встретился... Меня
познакомили с одной женщиной, и мне показалось. Это очень хорошая женщина,
умная и простая...
Митя снова замолчал. Он был очень взволнован.
- И что же?
- Да ничего. А ведь очень милая. Красивая.
- Она врач?
- Почему вы догадались? - живо спросил Митя. - Да, хирург. Ученица Б. -
И он назвал знаменитого ростовского врача, который приезжал в зерносовхоз к
Репнину. - Я ей говорил, что Глафира Сергеевна всю жизнь требовала, чтобы я
перестал быть самим собой. А она спрашивает: "Она хотела этого для себя? Или
для вас?"
- И что же?
- А как бы вы, Таня, ответили на этот вопрос?
- Разумеется, для себя. Если иметь в виду, что она хотела сделать из
вас не ученого, а карьериста. Ох, Митя, вы всегда понимали ее слишком
сложно! Ведь, в сущности говоря, Глафира Сергеевна - простой человек. Она
надеялась, что вы отдадите все силы своего ума и души тому делу, которое
кажется ей самым важным: устройству удобной, легкой, великолепной жизни. А
вы погрузились в изучение вирусной теории происхождения рака - весьма
запутанный вопрос, не имеющий к легкой жизни даже самого отдаленного
отношения. И все это стало так заметно, когда она...
Теперь я замолчала.
- Говорите, Таня.
- Когда, выйдя замуж за Валентина Сергеевича, она получила возможность
показывать гостям альбом с газетными вырезками, в которых хоть раз упомянута
фамилия Крамова.
Митя сидел выпрямившись, откинув плечи и неподвижно глядя на линию
фонарей, изогнувшуюся на повороте и уходящую в темноту вдоль бульвара...


У СТАРЫХ ДРУЗЕЙ
Все эти годы я следила за жизнью "Зерносовхоза-5" - и не только по
газетам. Старые друзья не забыли обо мне, писали, хотя и не особенно часто.
Я знала, что к зерносовхозу подведена железнодорожная ветка, что снимают
теперь 15-17 центнеров зерна с гектара, что липки вдоль проспекта Коммуны
подросли и стали, как писал Бородулин, "типичными, нормальными липами". Меня
давно тянуло в зерносовхоз, где были проведены такие трудные, но хорошие
годы.
Я знала, что вскоре после моего отъезда Репнин затосковал и вдруг
исчез... Куда? Этот вопрос на все лады разбирался в зерносовхозе. Почему
перед своим исчезновением он часто бывал в Сальском райздраве? Почему,
встречаясь с друзьями, горячо осуждал недостаток хороших фельдшеров в
зерносовхозе, без которых, по его мнению, поставить медицинское обслуживание
на должную высоту было невозможно? И все объяснилось, когда Репнин вернулся
с молодой женой, некой М. Спешневой, которая стала работать фельдшером в
медпункте зерносовхоза.
А вскоре я получила письмо и от самой М. Спешневой. "Не только потому
пишу я тебе, дорогая Таня, - так начиналось письмо, - что хочу известить о
самой большой перемене, которая только может быть в моей жизни. Но и потому,
что Данила Степанович, так же как и я, хочет, чтобы ты первая узнала об
этом. Тебе одной он рассказывал о своем чувстве, и ты одна можешь оценить,
что, если бы я не встретилась с ним, для меня навсегда осталась бы закрыта
дорога к личному счастью".
Данила Степаныч приписывал, что без нас Машенька ни за что не
соглашалась "сыграть свадьбу", Насилу умолил, и Андрей, вдруг загоревшись,
решил, что ближайший отпуск мы непременно проведем в зерносовхозе. Но первый
ближайший не состоялся, а второй я провела в Крыму. Зато когда стало
известно, что совещание по фагу состоится в Ростове, я написала Репниным и
получила в ответ длиннейшую телеграмму, в которой подробно сообщался новый
маршрут - из Ростова в "Гигант", а из "Гиганта" по новой железнодорожной
ветке в "Зерносовхоз-5" - и высказывалось твердое убеждение, что на свете
нет такой силы, которая заставила бы меня и на этот раз не сдержать
обещание...
Репнины жили на самой окраине Главного Хутора, в том самом месте, где,
насколько я могла припомнить, доктор Дроздов, заведующий Сальским
райздравом, некогда раскинул свой изолятор. Теперь здесь, в глубину по обеим
сторонам дороги, стояли домики, одноэтажные, со сверкающими на солнце белыми
железными крышами, и в одном из них жили Данила Степаныч и Маша. Но, подойдя
к палисаднику, в котором горделиво покачивались высокие конопели, я увидела
не хозяина и не хозяйку, а худенькую пожилую женщину, стриженую, с кудрявыми
волосиками на маленькой, как у ребенка, головке. Женщина развешивала на
веревке белье и оживленно беседовала - очевидно, сама с собой, потому что в
палисаднике, кроме нее, лишь разгуливали с глухим кудахтаньем куры. Это была
Мавруша - старенькая сожительница Павлы Кузьминичны - Машенькиной мамы.
- Тетя Мавруша, принимайте гостей!
- Ах ты господи, приехали! А наших-то дома нет! Да заходите же!
Говорила я Даниле Степанычу, что сегодня приедут гости дорогие! Заходите же
в дом! Поцеловаться-то можно?
Я обняла старушку.
- Здравствуйте, Мавруша, дорогая!
Мы зашли в просторные сени, потом в комнату, которую нельзя было
назвать просто чистой, потому что она была уже какой-то пречистой - с
сияющим белым полом, по которому было страшно ходить, со скатерками,
накидочками, дорожками, лежавшими решительно везде, где только можно было их
положить, и с попугаем в клетке, который, увидя нас, закричал: "Никак нет,
ваше благородие!" - обнаружив тем самым, что его сознательная жизнь началась
в дореволюционное время.
- Так вы, Мавруша, теперь с молодыми живете?
- Второй год. Ведь Павла Кузьминична-то умерла!
- Вот что!
- И так упрямилась, так упрямилась, ни за что не хотела. Уже доктора по
секрету говорят, что надежда хотя есть, но самая малая, и нужно, говорят,
приготовиться ко всему, а она услышала и спорит, что у вас, дураков, малая,
а у меня большая, и вы смотрите, как бы прежде меня концы не отдать. Так и
сказала. Мне на Машеньку было больно смотреть, как она ее мучила: "Плохая,
плохая, не любишь мать, плохая!" А плохая-то со всего света докторов
позвала, только и слышишь: "Мавруша, чайник согрей!" А чайник как на грех
распаялся, его Павла на керосинке забыла, я прибежала, а носик-то уже на
полу лежит. И такой славный чайничек был, мне его одна чиновница подарила, я
тогда еще в Новочеркасске жила...
Мавруша стала упрашивать меня отдохнуть с дороги, но дорога была
нетрудная. И, успокоив старушку, которая порывалась пойти вместе со мной, я
отправилась к Машеньке на медпункт.
- Медпункт? - с удивлением спросил меня белокурый паренек, стоявший у
подъезда дома, в котором помещалась моя "лекарня". - Может, больницу? Как
пройдете проспект Коммуны, направо - метеостанция, а налево - больница.
Напротив метеостанции стояла в прежние времена какая-то
полуразвалившаяся хата, должно быть служившая чабанам приютом в ненастные
дни. Теперь, пройдя к саду, обнесенному невысоким забором, я увидела три
белых домика, соединявшихся дорожкой, вдоль которой росли кусты. По дорожке
шла девушка в косынке, в белом халате и держала в руках никелированную
коробку - медсестра, а поодаль на скамейках сидели люди в халатах - больные.
С волнением смотрела я на эти домики, которые оказались не такими уж
маленькими - каждый в десять окон, - когда я подошла к ним поближе. "Роддом"
- прочла я на одном из них, и мне вспомнился разговор с директором,
упрекавшим меня за то, что я выписала "выставку-лубок по охране материнства
и младенчества", не рассчитав, что самому младшему из жителей зерносовхоза
было не меньше 16- 17 лет. Небось пригодилась теперь моя выставка, если не
заменили ее давным-давно другой, побогаче!
Возле кабинета, в котором принимала Маша, сидели больные, я уселась на
диванчике в приемной и приготовилась ждать. Впрочем, ждать долго не
пришлось: точно такая же, как пять лет назад, только, может быть, немного
бледнее и тоньше, Маша вышла из кабинета и принялась с озабоченным лицом
считать больных, - как видно, торопилась домой. Меня она тоже хотела
сосчитать, всмотрелась, негромко вскрикнула: "Таня!" - и бросилась ко мне.
- Да что же мне ничего не сказали! Ты давно ждешь меня?
- Сию минуту пришла. Ты не торопись, я подожду. Помочь тебе? Помнишь,
ты мне помогала?
- Ну что ты! Я скоро кончу. Ты была у нас?
- Да.
- Маврушу-то хоть застала? Ты не отдохнула с дороги!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 [ 96 ] 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.