read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Учесть этот вексель... тогда, мне кажется, мистер Микобер должен
отправиться в Сити, предъявить вексель на бирже и получить сколько возможно.
Если дельцы на бирже заставят мистера Микобера пойти на большие жертвы - это
дело их и их совести. Что до меня, то я твердо считаю это выгодным
помещением капитала. И я советую мистеру Микоберу, дорогой мистер
Копперфилд, поступить именно так, полагать такое помещение капитала надежным
и быть готовым на любые жертвы.
Не знаю почему, но мне казалось, что такой шаг со стороны миссис
Микобер действительно является актом самоотречения и преданности; я даже
что-то пробормотал в этом духе. Нечто подобное пробормотал и Трэдлс,
подражая мне и по-прежнему не отрывая глаз от огня в камине.
- Больше я ничего не могу прибавить к тому, что я сказала о денежных
делах мистера Микобера, - заявила миссис Микобер, допивая свой пунш, и
набросила на плечи шарф, собираясь удалиться в мою спальню. - Здесь, у
вашего очага, дорогой мистер Копперфилд, в присутствии мистера Трэдлса, -
хотя он не такой старый друг, как вы, но мы считаем его своим человеком, - я
не могла удержаться, чтобы не познакомить вас с тем, какой путь я советую
избрать мистеру Микоберу. Я чувствую, что настало время, когда мистер
Микобер должен заявить о себе и - я бы сказала - о своих правах, и
упомянутые средства представляются мне наиболее верными. Я только женщина, а
в подобных вопросах суждениям мужчин придают больше цены, но я не должна
забывать, что, когда я жила дома с папой и мамой, мой папа всегда повторял:
"Эмма на вид очень слабенькая, но в уменье проникнуть в суть дела никому не
уступит". Конечно, папа был пристрастен ко мне, но мой долг перед ним и мой
разум повелевают мне сказать прямо: на свой лад он был знаток людей!
С этими словами, отвергнув наши просьбы почтить нас своим присутствием,
покуда мы разопьем вкруговую оставшийся пунш, миссис Микобер удалилась в мою
спальню. И право же, я почувствовал, что она доблестная женщина - женщина,
которая могла бы стать римской матроной и совершить великие деяния в эпохи
политических смут.
Взволнованный этой мыслью, я поздравил мистера Микобера, обладающего
таким сокровищем. Трэдлс тоже его поздравил. Мистер Микобер пожал нам обоим
руки и закрыл себе лицо носовым платком, запачканным табаком в большей мере,
чем это, по-видимому, было известно его обладателю. Затем, чрезвычайно
развеселившись, он снова принялся за пунш.
Он был очень красноречив. Он сообщил нам, что мы возрождаемся в наших
детях и что при денежных затруднениях нужно сугубо приветствовать приращение
семейства. Он сказал, что в последнее время миссис Микобер выражала сомнения
по этому поводу, но что он их рассеял и успокоил ее. Что касается ее родных,
то они совершенно недостойны ее, и до их суждений ему нет никакого дела, и
они могут - я привожу подлинные его слова - убираться ко всем чертям.
Засим мистер Микобер рассыпался в похвалах Трэдлсу. По его мнению,
Трэдлс обладал такими надежными добродетелями, на которые он, мистер
Микобер, не может претендовать, но которыми, - благодарение небесам! - может
восхищаться. Он трогательно намекнул на неведомую молодую леди, удостоенную
Трэдлсом любви и в свою очередь наградившую его своей любовью. Мистер
Микобер провозгласил за нее тост. Я сделал то же самое. Трэдлс искренне и
простодушно поблагодарил нас обоих, и - мне это простодушие показалось
очаровательным.
- Поверьте мне, я вам очень признателен. Если бы вы только знали, какая
она милая! - сказал он. Тут мистер Микобер воспользовался случаем и крайне
деликатно и церемонно намекнул на мои сердечные дела. Ничто, кроме
решительного опровержения со стороны его друга Копперфилда, сказал он, не
может его разубедить в том, что его друг Копперфилд любит и любим. Я сильно
покраснел, мне стало не по себе, я запинался, разубеждал, но в конце концов
поднял бокал и провозгласил: "Пусть так! Пью за здоровье Д.!" - а это
привело мистера Микобера в такое восхищение, что он помчался с бокалом пунша
в мою спальню, дабы миссис Микобер могла тоже выпить за здоровье Д. Та
выпила с великим восторгом, пронзительно закричала: "Браво! Дорогой мистер
Копперфилд, я страшно рада! Браво!" - и, словно аплодируя, забарабанила
руками по стене.
Потом разговор принял более низменный характер. Мистер Микобер сказал,
что жить в Кемден-Таун очень неудобно и он немедленно переедет оттуда, как
только счастье улыбнется после помещения вышеупомянутых объявлений. Он
упомянул о домах, выходящих на Гайд-парк в западном конце Оксфорд-стрит; на
эти дома он давно уже обращал внимание, но все еще не уверен, снимет ли он
один из них тотчас же, ибо хозяйство, поставленное на широкую ногу,
потребует слишком значительных расходов. Вполне возможно, сказал он, что
придется с этим повременить и удовольствоваться верхним этажом в
каком-нибудь другом доме, например на Пикадилли, над респектабельным
магазином, что понравилось бы миссис Микобер. К такому дому можно было бы
пристроить окно-фонарь, возвести еще один этаж или сделать какие-нибудь
другие изменения, после чего там можно будет жить с удобствами и не умаляя
своего достоинства в течение нескольких лет. Но, во всяком случае, добавил
он, где бы ему ни пришлось поселиться и какова бы ни была дальнейшая его
судьба, мы можем не сомневаться, что у него всегда найдется комната для
Трэдлса и место за столом для меня. Мы поблагодарили его за доброе
отношение, а он попросил извинить ему этот разговор о хозяйственных мелочах,
быть может простительный для человека, задумавшего начать нового жизнь.
Тут миссис Микобер снова постучала в стену, чтобы узнать, не готов ли
чай, и прервала нашу дружескую беседу. Она любезно начала разливать чай и
каждый раз, когда я подходил к ней за чашками или бутербродами, тихонько
спрашивала меня о Д.: блондинка ли она, или брюнетка, какого роста и так
далее; сознаюсь, эти вопросы не были мне неприятны. После чая мы сидели у
камина и болтали на разные темы, а миссис Микобер была так мила, что спела
крохотным, слабым голоском (помнится, когда я впервые познакомился с ней, он
показался мне превосходным) свои любимые баллады "Храбрый белый сержант" и
"Крошка Тэффлин" *. Этими двумя песенками миссис Микобер прославилась еще
тогда, когда жила дома с папой и мамой. Мистер Микобер не преминул сообщить,
что, когда он впервые увидел ее под родительской кровлей, она привлекла к
себе особое его внимание, исполняя первую из этих двух песенок, а когда дело
дошло до "Крошки Тэффлин", он решил либо завоевать эту женщину, либо
погибнуть.
Был одиннадцатый час, миссис Микобер поднялась, вложила чепчик в
коричневый бумажный пакет и надела шляпку. Воспользовавшись моментом, когда
Трэдлс надевал пальто, мистер Микобер сунул мне в руку письмецо и шепнул,
чтобы я прочел его на досуге. Мистер Микобер уже спускался по лестнице, ведя
за собой миссис Микобер, за которой следовал Трэдлс с бумажным пакетом в
руке; я шел позади, освещая им путь свечой, и, также воспользовавшись
моментом, задержал Трэдлса на площадке.
- Трэдлс! - шепнул я. - Мистер Микобер никому не хочет зла. Но на вашем
месте я бы ему, бедняге, ничего не давал взаймы.
- Дорогой Копперфилд, да у меня ведь нет ничего! - улыбаясь, ответил
Трэдлс.
- Но у вас есть имя, - сказал я.
- О! Так вот что вы имеете в виду... - задумчиво сказал Трэдлс.
- Конечно.
- Так, так... Верно. Благодарю, Копперфилд, но... боюсь, что я уже дал
его взаймы...
- Для векселя, который является выгодным помещением капитала?
- Нет, - ответил Трэдлс. - Не для этого векселя. О нем я услыхал сейчас
впервые. Должно быть, по дороге домой он предложит мне подписать его. Но я
дал для другого дела.
- Как бы чего худого не вышло, - сказал я.
- Думаю, не выйдет. Надеюсь на это, потому что на днях мистер Микобер
сказал, что у него есть обеспечение. Так и сказал: "есть обеспечение".
Тут мистер Микобер посмотрел на нас, и я едва успел еще раз
предостеречь Трэдлса. Тот поблагодарил и спустился с лестницы. Но, увидев,
как благодушно он несет пакет с чепчиком и предлагает руку миссис Микобер, я
почувствовал сильнейшее опасение, что его все-таки поволокут на биржу.
Я вернулся к камину и стал размышлять о характере мистера Микобера и
наших отношениях; думал я о нем то серьезно, то посмеиваясь, как вдруг
услышал шаги - кто-то быстро поднимался по лестнице. Сперва у меня мелькнула
мысль, не вернулся ли Трэдлс за какой-нибудь вещью, забытой миссис Микобер,
но шаги приближались, и я их узнал и почувствовал, как забилось у меня
сердце и кровь прилила к голове. Это был Стирфорт.
Я никогда не забывал Агнес, она всегда пребывала в святая святых моего
сердца - да будет мне позволено так выразиться - и обитала там с первого дня
нашего знакомства. Но когда вошел Стирфорт и протянул мне руку, тень,
лежавшая на нем, исчезла, и засиял свет, и мне стало очень стыдно, что я
сомневался в том, кого так искренне люблю. Агнес я любил не меньше,
по-прежнему я почитал ее благословением моей жизни, моим кротким
ангелом-хранителем; я упрекал не ее, а себя за то, что был несправедлив к
Стирфорту, и готов был искупить свою вину, но не знал, как это сделать.
- Маргаритка, старина, да вы ошалели! - захохотал Стирфорт, крепко
потряс мне руку и затем шутливо оттолкнул ее. - Снова после пирушки? Я
застиг вас врасплох, сибарит? Таких кутил, как эти парни из Докторс-Коммонс,
во всем Лондоне не сыскать. Куда нам до них, благонравным оксфордцам!
Опускаясь против меня на диван, который недавно находился в
распоряжении миссис Микобер, он весело осматривал комнату, а потом начал
ворошить уголь в камине.
- Я так растерялся, что даже не поздоровался с вами, Стирфорт, - сказал
я, приветствуя его со всей сердечностью, на какую был способен.
- О да, вид мой радует взор, как говорят шотландцы! Но и ваш также. Вы
в полном расцвете, Маргаритка. Как поживаете, мой милый вакхант? - засмеялся
Стирфорт.
- Прекрасно. Но сегодня никакой вакханалии не было, хотя, должен
сознаться, у меня опять было трое гостей, - сказал я.
- Я встретил их на улице, и они во весь голос вас расхваливали. Кто
этот ваш друг в узких панталонах?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 [ 97 ] 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.