read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



хорошо защищен от холода и сырости, они забираются и туда и пронизывают сэра
Лестера до костей. Дрова и каменный уголь - то есть бревна из дедлоковских
лесов и останки лесов допотопных - жарко пылают в широких объемистых
каминах, и в сумерках огонь подмигивает хмурым рощам, которые угрюмо
наблюдают, как приносятся в жертву деревья; но и огонь не в силах отогнать
врага. Ни трубы с горячей водой, протянувшиеся по всему дому, ни обитые
войлоком окна и двери, ни ширмы, ни портьеры не могут возместить тепло,
недостающее огню, и согреть сэра Лестера. Поэтому великосветская хроника
однажды утром объявляет всем имеющим уши, что леди Дедлок вскоре собирается
вернуться в Лондон на несколько недель.
Печально, но бесспорно, что даже у сильных мира сего бывают бедные
родственники. У сильных мира сего нередко бывает даже больше бедных
родственников, чем у простых смертных, ибо самая красная кровь высшего
качества вопиет так же громко, как и преступно пролитая кровь существ
низшего порядка, и ее нельзя не услышать. Даже самые дальние родственники
сэра Лестера похожи на преступления в том смысле, что непременно "выходят
наружу". Среди них есть родственники столь бедные, что - да будет позволено
нам высказать дерзкую мысль - лучше бы им не быть звеньями из накладного
золота в отлитой из чистого золота цепи Дедлоков, но появиться на свет
выкованными из простого железа и служить для черной работы.
Однако, будучи потомками знатных Дедлоков, они не могут выполнять
никакой работы (за ничтожными исключениями, когда должность почетна, но не
доходна), считая, что работать - это ниже их достоинства. Поэтому они гостят
у своих богатых родственников; если удается, делают долги, если нет, живут
бедно; - женщины не находят себе мужей, а мужчины - жен; и все ездят в чужих
экипажах и сидят на парадных обедах, которых никогда не устраивают сами, да
так вот и прозябают в высшем свете. Можно сказать, что род Дедлоков - это
крупная сумма, разделенная на некоторое число, а бедные родственники -
остаток, и никто не знает, что с ними делать.
Каждый, кто считает себя сторонником сэра Лестера Дедлока и разделяет
его образ мыслей, по-видимому состоит с ним в более или менее близком или
дальнем родстве. Начиная с милорда Будла и герцога Фудла и кончая Нудлом,
все попадают в паутину родственных уз, которую, подобно могущественному
пауку, соткал сэр Лестер. Но, спесивый в своих родственных отношениях с
"большими людьми", он с "маленькими" великодушен и щедр, - конечно
по-своему, свысока, - и даже сейчас, несмотря на сырую погоду, со стойкостью
мученика выносит присутствие бедных родственников, приехавших в Чесни-Уолд
погостить.
Среди них место в первом ряду занимает Волюмния Дедлок, молодая девица
(шестидесяти лет), вдвойне одаренная блестящими родственными связями, ибо с
материнской стороны она имеет честь состоять бедной родственницей других
высокопоставленных особ. В юности мисс Волюмния обладала приятными талантами
по части вырезания украшений из цветной бумаги, пения романсов на испанском
языке под аккомпанемент гитары и загадыванья французских загадок в
деревенских усадьбах, поэтому двадцать лет своей жизни, между двадцатью и
сорока годами, она провела довольно весело. Но после сорока Волюмния вышла
из моды и, наскучив человечеству своими вокальными выступлениями на
испанском языке, удалилась в Бат *, где скромно живет на ежегодное пособие,
получаемое от сэра Лестера, и откуда время от времени выезжает, чтобы снова
воскреснуть в поместьях родственников. В Бате у нее обширное знакомство
среди безобразных тонконогих пожилых джентльменов в нанковых брюках, и в
этом унылом городе она занимает высокое положение. Но в прочих местах ее
слегка побаиваются - слишком уж расточительно она употребляет румяна и,
кроме того, упорно не желает расстаться со своим старомодным жемчужным
ожерельем, похожим на четки из воробьиных яиц.
В любой благоустроенной стране Волюмнию беспрекословно включили бы в
список пенсионеров. С этой целью даже были начаты хлопоты, и когда Уильям
Баффи пришел к власти, никто уже не сомневался, что Волюмнии Дедлок дадут
пенсию - фунтов двести в год. Однако Уильям Баффи, вопреки всем ожиданиям,
почему-то нашел, что не может это устроить, - не такие, мол, времена, - и,
как заявил ему тогда сэр Лестер Дедлок, это был первый очевидный признак
того, что страна стоит на краю гибели.
Здесь гостит также достопочтенный Боб Стейблс, который умеет изготовить
конскую примочку не хуже ветеринара и стреляет лучше, чем многие егери. С
недавних пор он превыше всего жаждет послужить отечеству на доходном посту,
не связанном ни с хлопотами, ни с ответственностью. В хорошо функционирующем
политическом организме столь естественное желание бойкого молодого
джентльмена с такими прекрасными связями было бы удовлетворено очень быстро.
Однако Уильям Баффи, придя к власти, почему-то нашел, что устроить это
пустяковое дело он тоже не может, - не такие, мол, времена, - и, как тогда
заявил ему сэр Лестер Дедлок, это был второй признак того, что страна стоит
на краю гибели.
Остальные родственники - это леди и джентльмены разных возрастов и
способностей, в большинстве любезные и неглупые люди, которые, вероятно,
преуспели бы в жизни, будь они в силах преодолеть свои родственные связи. Но
они не в силах, а потому - почти все - немного подавлены этим и вяло
блуждают по своим бесцельным путям, не зная, что с собой делать, тогда как
другие не знают, что делать с ними.
В этом обществе, как и повсюду, полновластно царит миледи Дедлок. Она
красива, элегантна, благовоспитанна и в своем мирке (именно "мирке", - ведь
большой свет не простирается от полюса до полюса) властвует безраздельно,
так что влияние ее в доме сэра Лестера, как ни холодно и надменно ее
обращение, очень облагораживает этот мирок и способствует утонченности его
нравов. Родственники, даже те старшие родственники, которые оцепенели от
возмущения, когда сэр Лестер на ней женился, теперь, как вассалы, воздают ей
должную дань, а достопочтенный Боб Стейблс ежедневно, в промежутке между
первым и вторым завтраком, повторяет какому-нибудь избранному слушателю свое
излюбленное оригинальное изречение, заявляя, что она "самая выхоленная
кобылица во всей конюшне".
Вот какие гости сидят в продолговатой гостиной Чесни-Уолда в этот
хмурый вечер, когда чудится, будто шаги на Дорожке призрака (хоть и
неслышные здесь) - это шаги какого-то умершего родственника, который замерз
на дворе, потому что его не впустили в дом. Близится время идти на покой. В
спальнях по всему дому ярко горит огонь в каминах, рисуя на стенах и потолке
мрачные, призрачные очертания мебели. Свечи для спален стоят частоколом на
дальнем столе у двери, а родственники зевают на диванах. Родственники сидят
за роялем; родственники толпятся вокруг подноса с содовой водой;
родственники встают из-за карточного стола; родственники расположились перед
камином. Сэр Лестер стоит у своего любимого камина (в гостиной их два). С
другой стороны этого широкого камина сидит за своим столиком миледи.
Волюмния, в качестве одной из наиболее привилегированных родственниц,
восседает в роскошном кресле между ними. Сэр Лестер смотрит с величавым
неодобрением на ее подрумяненные щеки и жемчужное ожерелье.
- Я не раз встречала на лестнице, что ведет в мою спальню, - говорит,
растягивая слова, Волюмния, чьи мысли, должно быть, уже скачут вверх по этой
лестнице, к постели, в надежде отдохнуть после длинного вечера, проведенного
в самой бессвязной болтовне, - я не раз встречала на лестнице одну из самых
хорошеньких девушек, каких мне случалось видывать в жизни.
- Это "протеже" миледи, - объясняет сэр Лестер.
- Так я и думала. Я догадалась, что эту девушку высмотрели чьи-то
необычайно зоркие глаза. Чудо, просто чудо! Красота, пожалуй, немножко
кукольная, - говорит мисс Волюмния, мысленно сравнивая красоту девушки со
своей собственной, - но в своем роде она - совершенство. А какой румянец - в
жизни я не видела такого румянца!
Сэр Лестер, видимо, соглашается с нею, но величаво бросает
неодобрительный взгляд на ее румянец.
- Надо сказать, - томно возражает миледи, - что если девушку
"высмотрели необычайно зоркие глаза", как вы говорите, так это глаза миссис
Раунсуэлл, а вовсе не мои. Роза - ее находка.
- Она ваша горничная, вероятно?
- Нет. Она у меня на все руки: это моя любимица... секретарь... девочка
на побегушках... и мало ли еще кто.
- Вам приятно держать ее при себе, как, например, цветок, или птичку,
или картину, или пуделя... впрочем, нет, не пуделя... или вообще что-нибудь
такое же красивое? - поддакивает Волюмния. - Да, какая она прелесть! А как
хорошо сохранилась эта очаровательная старушка миссис Раунсуэлл! Ей, должно
быть, бог знает сколько лет, однако она по-прежнему такая расторопная и
красивая!.. Мы с ней так дружим - право же, я ни с кем так не дружу, как с
ней.
Сэр Лестер находит, что все это верно - домоправительница Чесни-Уолда
не может не быть замечательной женщиной. Кроме того, он искренне уважает
миссис Раунсуэлл, и ему приятно, когда ее хвалят. Поэтому он говорит: "Вы
правы, Волюмния", чем доставляет Волюмнии безмерное удовольствие.
- У нее, кажется, нет родной дочери, не правда ли?
- У миссис Раунсуэлл? Нет, Волюмния. У нее есть сын. Даже два сына.
Миледи, чья хроническая болезнь - скука - в этот вечер жестоко
обострилась по милости Волюмнии, бросает усталый взгляд на свечи,
приготовленные для спален, и беззвучно, но тяжело вздыхает.
- Вот вам разительный пример того беспорядка, которым отмечен наш век,
когда уничтожаются межи, открываются шлюзы и стираются грани между людьми, -
говорит сэр Лестер с угрюмой важностью. - Мистер Талкингхорн сообщил мне,
что сыну миссис Раунсуэлл предложили выставить свою кандидатуру в парламент.
Мисс Волюмния испускает пронзительный стон.
- Да, именно, - повторяет сэр Лестер. - В парламент.
- В жизни не слыхивала о подобных вещах! Господи твоя воля, да что же
он за человек? - восклицает Волюмния.
- Если не ошибаюсь... он... железных дел мастер.
Сэр Лестер медленно произносит эти слова серьезным, но не совсем
уверенным тоном, как будто он не вполне убежден, нужно ли сказать "железных
дел мастер" или, может быть, лучше "свинцовых дел мастерица", и допускает,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 [ 97 ] 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.