read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Я это знаю. И пытаюсь не думать. Кажется, мозг работает так же
напряженно, может, даже напряженнее и с большей отдачей, но...
Пронченко взял его за руку, крепко пожал. Помолчали.
- У меня все намного хуже, - тихо сказал Карналь. - Ум мой безотказен,
как и до того. Но ощущение такое, будто исчезла цель в жизни! Жизнь утратила
краски. Все воспринимается словно бы в черно-белом изображении. После смерти
Айгюль я чувствую, как для меня исчезло будущее.
- Ты же знаешь: я не имею права любить пессимистов, не позволяет
партийный долг, - попытался Пронченко сбить Карналя с понурого тона.
- А что такое пессимист? - спросил тот.
- Это когда даже в ясную погоду видят лишь туман. Пойми, Петр
Андреевич, никто не сможет тебя спасти. Только ты сам.
- Я понимаю и не требую ни от кого.
- Не требуешь, но выходит, будто злоупотребляешь состоянием
жертвенности, умышленно демонстрируешь жертвенность. Потому и советую:
поезжай куда-нибудь.
- У меня такое впечатление, что я уже везде был.
- Я найду для тебя место, где ты никогда не был. Прекрасное место, где
не будет разговоров ни о науке, ни о производстве, ни о планах и ни о
научно-технической революции. Только о погоде да о море, да разве что о
кабачке "Тринадцать стульев"... Если захочешь, можешь сдать норму ГТО. Я,
например, сдал еще в прошлом году. Представляешь?
- Очередная кампания и шум в газетах.
- О моей сдаче норм? Никто не писал, это уж ты преувеличиваешь.
- Не о тебе. Вообще. Смешно смотреть, как трусят по дорожкам старые
деды в тренировочных костюмах. Бегают, бегают... забывая о том, что человек
вследствие длительной эволюции приспособился ходить, это его истинное
природное состояние так же, к примеру, как для собаки естественное состояние
- бегать. Кстати, статистика показывает, что среди сторонников бегания
представителей рабочего класса знаешь сколько? Всего двенадцать процентов.
- Потому что молоды. А мы с тобой, Петр Андреевич, уже, к сожалению, не
относимся к этой прекрасной категории человечества. Так как? Поедешь? От ГТО
я тебя освобождаю. И от бега. От всего. Месяц в твоем распоряжении. Сегодня
пришлю путевку.
- Путевку? - испугался Карналь. - Какую путевку?
- Ну, мы же с тобой договорились. Тихий уголок, где ты еще не был и
никогда бы не догадался побывать. Я и сам никогда там не был, а так, слышал
от людей. Что же передать Верико Нодаровне?
- Привет ей и поклон. Целую ей руки и умное ее чело.
- Я иногда думаю о том, что у женщин больше здравого смысла, нежели у
нас, - уже идя к двери, сказал Пронченко. - И как это в них уживается рядом
с интуицией, какой-то сверхчувствительностью, невообразимо тонкой нервной
организацией? Мужчина - слишком грубый инструмент рядом с женщиной. Не
станешь возражать? Провожать меня не надо, Петр Андреевич. Я ведь совершенно
приватно.

7
Как-то не подумали они оба о том, что у моря менее всего понимаются
человеческие страдания. Это чувство чуждо и даже враждебно стихии моря, гор,
солнца. Человек, попадая в окружение стихий, старается не подчиниться им и,
естественно, хоть на короткое время, отказывается подчиняться гнетущим
чувствам, всему, что ведет к тем или иным ограничениям. Среди безграничности
не до ограничений.
Сидя у моря, Карналь прочищал сердце метлой для принятия новых людей. И
невольно вспоминались строки из "Размышлений" Паскаля: "Мы жаждем истины, а
находим в себе лишь неопределенность... Мы преодолеваем препятствия, чтобы
достичь покоя, а получив его, начинаем тяготиться им, ибо ничем не занятые
попадаем во власть мыслей о бедах, которые уже нагрянули или вот-вот должны
нагрянуть".
Пансионат стоял на берегу моря посреди унылых гор, вид которых
напоминал не то время сотворения мира, не то его конец. Грифельно-серые, в
странных, мягких округлениях, горы сонным полукружьем окружали подкову
морской бухты, налитой прозрачной голубой водой, но обегали ее издалека, не
подступая к берегу, образовывали еще одну такую же подкову, что удваивало
морскую бухту, удлиняло ее уже безводно, - причудливый каприз титанических
сил природы, которые миллионы лет назад раздвоили кратер гигантского
вулкана, подняв одну его часть до уровня суши, а другую сделав морским дном.
А может, произошло это намного позже, во время тех непостижимо долгих
тысячелетних усилий солнца, ветра, дождей, которые сглаживали,
отшлифовывали, укрощали дикость вулканических выбросов, превращали их в
призрачно-волнистые серые холмы, счищая с них излишек корявости, засыпая
половину беспредельной чаши кратера, оставляя в другой ее половине
бездонность и незащищенность от натисков моря.
Совершалось все это у подножья горного хребта, обрывавшегося над морем
диким нагромождением базальтов, гранитов и диоритов, сквозь которые когда-то
проламывался еще один вулкан, но не смог одолеть вековечную твердость, каким
адским огнем ни выплескивался из земных недр, растаптывая базальты, прожигая
толщи гранитов, расшвыривая в море изуродованные скалы, разрывая напряженную
каменную спину хребта. Камень не уступил. Растопленный, вновь застывая,
нацеливался в небо мрачным Чертовым пальцем, вытолкнутый из своего
миллионолетнего ложа, еще крепче укладывался в другом месте гигантским
троном темных горных сил, разбросанный выбрызгами скал, обставив ими свои
раненые ущелья, залил жгучую боль вечной прохладой чистых морских вод,
образовал непостижимой красоты, может, единственные на Земле бухты:
Сердоликовую, Лягушачью, Разбойничью, Мертвую, Бухту-Барахту, в отдалении от
берега поставил в море Золотые ворота - две каменные руки, вырвавшись из
земных жарких недр, обожженные и покореженные, сплелись над водой высоким,
точно храмовым, сводом, и под тем сводом образовался вечный затишок и
какое-то приглушенное сияние, золотящее все вокруг: и море, и воздух, и
шершавую поверхность каменных рук.
Карналь пробовал учиться первобытным ощущениям. Смотреть, как по небу
плывут облака, уходить ежедневно в горы, забираться в дичайшие дебри, вместе
с отчаянными студентами балансировать на краю обрывов, часами сидеть среди
каменных россыпей и наблюдать, как греются на солнце ящерицы и как прилетает
к своему гнезду на вершине острой седой горы старый орел, осуществлявший
свои рейсы с такой же регулярностью, как пассажирские реактивные самолеты,
которые каждый день перемеривают небо между Крымом и Кавказом во всех
направлениях.
Ах, как просто было бы вслед за Фаустом отбросить встревоженность и
усталость, ощутить полный силы пульс жизни, видеть мир молодым и юным,
словно бы ты только что родился и мир лежит перед твоими глазами точно бы в
первый день творения. "Опять встречаю свежих сил приливом наставший день,
плывущий из тумана. И в эту ночь, земля, ты вечным дивом у ног моих дышала
первозданно. Ты пробудила вновь во мне желанье тянуться вдаль мечтою
неустанной в стремленье к высшему существованью. Так обстоит с желаньями.
Недели мы день за днем горим от нетерпенья и вдруг стоим, опешивши, у цели,
несоразмерной с нашими мечтами. Мы светом жизни засветить хотели, внезапно
море пламени пред вами! Что это? Жар любви? Жар неприязни? Нас может
уничтожить это пламя. И вот мы опускаем взор с боязнью к земле, туманной в
девственном наряде, где краски смягчены разнообразьем"*.
______________
* Г"те. Фауст. Часть 1-я. Перевод Б.Пастернака. "Избранные
произведения". М., 1950, с. 436.
Горы в впрямь успокаивали Карналя, он даже сам удивлялся, ибо никогда
не верил в исцеляющие свойства природы, о которых так много сказано и
написано человечеством. "А там, вверху, зажглися гор вершины, зарделись, час
высокий торжествуя. Вы прежде всех узрели, исполины, тот свет, который нам
теперь сияет"*. Небесный свод безмятежно струился над ним, словно
необозримая арка одиночества, возвышалась над ним Святая гора, что
господствовала над всем окружающим пространством, кругло входила в самое
небо своими зелеными склонами, седловатой вершиной, на которой почти всегда
отдыхали облака - то розовые в солнечный денек, то взлохмаченные перед
ненастьем, то тяжело-черные от дождевых вод. Гору кто-то назвал Святой,
наверное, чтобы подчеркнуть ее отрешенность от дел земных, углубленность в
небесное, в высокое, несуетное. Но жизнь жестоко врывалась в небесный покой
гор, один из ее склонов высоко, под самые облака, был безжалостно оголен,
стесан, и сизо светился камень в рваных развалинах. Издали казалось, что это
и не мертвая порода вовсе, а будто бы худые, замерзшие тела замученных тут,
бог весть когда, людей, которые вросли навеки в плоть горы, словно
напоминание о страданиях и муках. Кажется, на этом склоне еще во времена
Древнего Рима рабы ломали сизый камень для дворцов Нерона, а в эту войну
фашисты, точно вспомнив о жестоком опыте своих далеких предшественников,
пригнали сюда наших пленных и тоже, как древних рабов, заставляли, издеваясь
и убивая, ломать сизый, невиданный камень для сооружения какого-то
страшилища, обещанного бесноватому фюреру его приближенным архитектором и
министром Шпеером. Неизвестно, вывезли ли захватчики оттуда хоть баржу этого
сизого камня, поскольку души у пленных оказались тверже камня, они не
покорились, сочли за лучшее умереть и в самом деле умерли где-то в этих
мрачных каменоломнях, и никто не знает, где они похоронены. Когда теперь по
ночам светятся у подножия этой горы одиночные электрические фонари, с берега
кажется, будто это светятся души всех невинно убиенных, которые даже в
безымянности своей домогаются права перейти в бессмертье.
______________
* Г"те. Фауст. Часть 2-я. Перевод М.Холодковского. "Избранные
произведения". М., 1950, с. 495.
В предгорьях тоже легко прослеживать следы древней жизни, уничтоженной,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 [ 97 ] 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.