read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Какая там дорога! Иди кончай, а я тут поброжу. Катя моя уже не
работает в больнице?
- Давно! Вышла замуж и уехала на Дальний Восток.
Машенька не поняла, почему я засмеялась. Две медсестры, работавшие
прежде Кати, выйдя замуж, тоже уехали на Дальний Восток.
- Ладно! Найду кого-нибудь.
Но я никого не нашла - все новые люди работали в новой больнице, и
пришлось представиться одному из врачей, недавно кончившему ленинградцу,
который охотно показал мне больницу.
- Нет, нет, я счастлива, - несколько раз, как будто убеждая не только
меня, но и себя, повторила Маша.
Мы сидели в садике, который, судя по тому, с каким выражением говорила
о нем Маша, был ее гордостью. И в самом деле, садик был хорош. Особенно
понравились мне маленькие вьющиеся розы, которые кто-то привез Репнину из
Сухуми.
- Я сперва боялась Данилы и, между прочим, - хотя это тебе, наверно,
покажется странным, - боялась, что он такой большой... Такого высокого
роста. Нам сперва очень маленькую комнату дали в совхозе, всего шесть
метров, и вот, когда он, бывало, придет, так и кажется, что для меня уже не
осталось места. Мне все думалось: а что, как и в жизни так будет? Я и теперь
еще его иногда по ночам бужу и не потому, что он храпит, - серьезно
объяснила Машенька, - а очень шумно дышит, и мне становится страшно.
Я засмеялась. Она посмотрела на меня и тоже стала смеяться.
- Ты понимаешь, Таня, мы, безусловно, очень разные люди, - продолжала
она. - Вот отчего первое время я все допытывалась, почему он меня полюбил.
Мне ведь никогда не верилось - и теперь тоже, - что можно полюбить ни за
что. И вот он мне объясняет - за то и за это, а я слушаю и просто в ужас
прихожу, потому что вижу, что я в его глазах - одна, а на деле совершенно
другая. Я его очень серьезно убеждала не жениться на мне и доказывала, что у
меня, в общем, характер неважный. Но с ним, ты знаешь, положительно сладу не
было, - немного покраснев, закончила Машенька.
Я рассказала ей о том, как Даниле Степанычу, когда он был едва ли не
при смерти, помогали разговоры о ней, и, подняв на меня большие доверчивые
глаза, она слушала внимательно, серьезно.
- Нет, что он меня полюбил, это я, как женщина, почувствовала сразу, -
сказала она. - Между прочим, еще до моего приезда он очень о маме заботился,
и меня тронуло, что он ей откровенно обо всем рассказал... Но ты
понимаешь... Я сперва привыкла к нему, а уже потом полюбила, - как будто
немного извиняясь передо мной, объяснила Маша. - Он-то все время говорил,
что я полюблю. Он вообще очень самоуверенный, и у нас на этой почве иногда
даже бывают ссоры. А я боялась, что нет, хотя мне смутно что-то говорило в
душе, что все-таки в конце концов полюблю. Я ведь очень привязчивая, а
потом...
- И очень хорошо. - Я поцеловала ее. - И прекрасно! Данила Степаныч -
отличный человек, и чувства у него открытые, сильные, прямые. А что вы
разные люди - ну и что же? Мы с Андреем тоже разные, а между тем...
Еще идя из больницы, мы с Машенькой спокойно разговаривали об Андрее.
Но в эту минуту не нужно было мне упоминать о нем! Машенька помолчала,
отвела глаза, и мы заговорили о Павлике - о том, как жаль, что я не
захватила с собой его фото.
Данила Степаныч, веселый, шумный, грязный, с черным от пыли лицом, в
комбинезоне и резиновых сапогах выше колен, ввалился, когда стемнело и мы
уже перешли из садика в дом.
- Татьяна, - сказал он беспомощно. - Доктор! Верить ли глазам?
Он хотел обнять меня, но Маша не дала, увела в сени, позвала Маврушу, и
добрых двадцать минут симфония разнообразнейших звуков слышалась за дверьми:
хлопающие, как будто палкой выбивали ковер, шаркающие, как будто жесткой
шваброй подметали полы, булькающие, фыркающие, льющиеся и т. д. Потом,
умытый, красивый, в новом костюме, Данила Степаныч вошел в комнату и сказал:
- Воюем с болотными чертями, Татьяна! Прокладываем дорогу через Большой
Ярлык!
Все пришли сразу - Шурхин, руководивший одним из отделений
зерносовхоза, Чилимов, Клава Борисова, которая была теперь помощником
механизатора парка комбайнов. В общем, за столом в подавляющем большинстве
собрались мои бывшие пациенты. Потом явился главный пациент - Бородулин,
по-видимому так и оставшийся живым памятником моей плодотворной
деятельности, поскольку возгласы: "А, просвечоный!" - послышались за столом,
едва его мешковатая фигура появилась в дверях.
Как будто зерносовхоз был организован не семь, а по меньшей мере
двадцать пять лет тому назад, - так вспоминали эти люди о первой поре
строительства, о таборной жизни в вагончиках и фургонах. Потом Бородулин
сказал, что, как жертва науки, он желал бы знать о дальнейшей судьбе
светящихся вибрионов, выделенных впервые на земле из его организма, и
пришлось сознаться, что мне так и не удалось открыть причину этого
загадочного явления. Зато с удовольствием рассказала я о том, что мне
удалось, и самый большой успех имела история о состязании на икорном заводе.
Мы сидели за столом до тех пор, пока за окном стало светать и
показались неясные очертания Машиного сада. Спать не хотелось, но нужно было
все-таки хоть ненадолго прилечь, тем более что на другой день я собиралась
обратно в Ростов, где мне предстояли еще выступления на заводах.



Глава шестая. В ЧУЖОМ ДОМЕ




НОВЫЙ ПЛАН
Вопрос о плесени не значится в плане, но в свободное время я продолжаю
им заниматься. Перелистываю - в который раз! - записи лекций Павла
Петровича, подбираю литературу, и думаю, думаю - больше, чем полагается
думать о зачеркнутой теме.
Отец по прежнему пишет мне длинные письма, в которых доказывает, что
Раевского, а стало быть, и рукопись старого доктора можно и должно найти.
Эти строго логические доказательства перемежаются с рассказами,
посвященными, главным образом, грандиозным аферам прошлого века. Какому то
князю Тер Мурзавецкому удалось, оказывается, в 1913 году продать англичанам
Марсово поле. Что в сравнении с этой смелой идеей жалкие происки какого-то
просвиставшегося авантюриста?
Андрей едет в Среднюю Азию, и я прошу его на обратном пути непременно
заглянуть к отцу, на маленькую станцию под Ташкентом.
Как и прежде, наш институт считается одним из центров медицинской
теоретической мысли, и Догадов, Бельская с железной настойчивостью
доказывают это на всех собраниях, конференциях, совещаниях. Последовательно,
разнообразно, с блеском развивает ту же мысль и Крупенский, который
фактически становится руководителем института.
Ряд сотрудников, в том числе Рубакин и я, получает звание доктора
медицинских наук, по совокупности работ, без защиты. Валентин Сергеевич
приезжает сравнительно редко - у него определился свой особый маршрут, по
которому можно судить, что Институтом биохимии микробов он воспользовался, в
сущности, лишь для разбега. В ВИЭМе - огромной организации, недавно
созданной, объединявшей десятки научных учреждений, он занимает одно из
руководящих мест. Медицинские журналы редко печатают иммунологические статьи
без его ведома и согласия. Подчас начинает казаться, что он давно перестал
интересоваться не только нашей лабораторией, но и своими. Но это ложное
впечатление. По-прежнему он смотрит на Институт биохимии микробов как на
свою теоретическую базу. Именно с этой точки зрения он знакомится - редко,
но внимательно - с итогами наших работ. Именно этим объясняются громкие
фразы Крупенского и Догадова, утверждающих, что если бы не наш
высокотеоретический институт, медицинская мысль в Советском Союзе
развивалась бы далеко не так стремительно и успешно.
Между тем по настоящему, вплотную занимается теорией, причем именно
крамовской теорией, лишь один человек - Рубакин. По-прежнему он проводит в
чужих лабораториях не меньше времени, чем в своей, но теперь в основе всех
его соображений, быстрых советов, острой иронии лежит одна мысль: прав ли
Крамов? Что представляет собой его теория? Какие выводы может сделать из нее
практическая медицина?
Рубакины по прежнему жили на Крымской площади, в комнате, которая так
же была не похожа на прежнюю Митину комнату, как новые ее обитатели были не
похожи на старых. Лена была немного помешана на чистоте - у нее всегда были
извиняющиеся глаза, когда я заставала ее за "вылизыванием" - не подберу
другого слова - каждого уголка, и комната, белая, обжитая, с кроватью, днем
превращавшейся в диван (конструкции П. Н. Рубакина), с удобными стеллажами,
сияла порядком и чистотой.
Если бы какому-нибудь экономисту пришло в голову заняться вопросом о
материальном уровне жизни среднего научного работника в Советском Союзе,
именно семейство Рубакиных бесконечно усложнило бы его задачу. Есть такая
детская игра "вверх - вниз": игроки бросают кости, передвигают фишки,
стремятся вверх и, натыкаясь на препятствия, внезапно скатываются вниз. Вот
так же зигзагообразно вел себя рубакинский "уровень", причем склонность к
подъему замечалась только в первые три дня после получения зарплаты -
превосходное время, когда хозяйка со свойственной ей любовью к быстрым
решениям каждый вечер приглашала друзей. Потом уровень резко падал, и
наступала полоса заметного обеднения, когда Лена, случалось, занимала у меня
на автобус. И вдруг долги - мелкие и крупные - возвращались в течение часа,
и вчерашние бедняки, вызвав такси, отправлялись посмотреть что-нибудь



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 [ 97 ] 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.