read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Не оглядывайся, - приказал Шапошников.
Силы почти оставили меня. Едва поднялся в седло. Дрожали руки, колени,
противная слабость владела телом. И тут я увидел, что Христофор Георгиевич
вытирает обильный пот на побелевшем лице. Все, что произошло, лишь сейчас
потрясло его организм. В гостях у смерти побывали.
Мы вернулись на верхнюю площадку. Весь день наблюдали. Банда
рассеивалась. Куда они исчезали, мы не знаем. Но как боевая единица сотня
бело-зеленых существовать перестала.
В первых числах июня мы прошли около перевала Псеашхо и спустились к
Умпырской долине.
Телеусов и Кожевников, видимо, все еще стояли в ущелье, перекрывая
тропу, ведущую на Балканы.

Запись восьмая
Путь Улагая. Пятьдесят зубров. Гибель Саши и Кати.
Возвращение Задорова. Девять зубров.
Декрет Совнаркома в 1924 году. Конец бело-зеленых.
Трагедия на Алоусе.

"1"
Жизнь не один раз убеждала: человек, сделавший зло или великую
несправедливость, в конце концов сам попадает в беду еще большую, нежели он
сотворил для других.
Была какая-то фатальная неизбежность в судьбе Керима Улагая, чья жизнь
насквозь пропиталась злом, дьявольским стремлением к возвышению, пусть и за
счет несчастья других людей.
Пишу эти строчки уже после событий, в которых участвовал с того утра,
когда мы с Никотиными и Шапошниковым осторожно спускались в Умпырскую
долину, имея все основания полагать, что на этом кордоне бело-зеленые. Им ли
не знать, как удобна и скрытна долина за двумя перевалами, откуда можно
совершать набеги на предгорные станицы! И охота здесь обильна, ведь Умпырь
всегда был приютом для зверя.
Каково же было наше удивление, когда мы не обнаружили здесь ни одного
лесного человека!
Кордон с побитыми окнами и разваленной печью по-прежнему стоял пустой и
заброшенный. Правда, мы отыскали следы бандитов или браконьеров: кострища,
куски оленьих кож, полоски недовяленного зубриного мяса.
Тишина не обманула нас. Мы обосновались не на кордоне, а ближе к реке.
Там стояла хатка, уже почерневшая от времени. Она обросла лещиной и березой,
скрылась с глаз. От хаты можно незаметно отступить в густой ольховник, а
через брод - на ту сторону Лабенка, в тенистый грушевый лес.
В непрестанной разведке мы провели двое суток, затем послали Сашу и
Василия к перевалу и далее к Уруштену, где могли быть наши егеря, чтобы
узнать у них, не явился ли отряд Сурена.
Надо же такому случиться: едва они уехали, как в долину с востока
пожаловал отряд числом в двадцать всадников. Я обнаружил их с помоста,
устроенного высоко на дубе.
Отряд довольно смело подошел к кордону и расположился там. Похоже, не
первый раз в этом месте. Ночью мы подкрались ближе. Горел костер. А у костра
сидели казаки и... Улагай. Худое и дерзкое лицо его застыло в надменности.
Серый бешмет полковника резко выделялся среди черных казачьих тужурок.
Царек...
Похоже, они пришли в надежде найти тут сотню Чебурнова и под ее
прикрытием двинуться дальше. Может быть, Улагай шел в свой поход, о котором
мы уже знали?..
Утром половина отряда снялась и пошла на перевал: искать сотню.
Остались Улагай и десять охранников. Они прочесали лес, выставили караулы.
Мы ушли за реку.
Двое суток не принесли перемен. Разведка не вернулась. Улагаевцы
забеспокоились. А перед нами вдруг появились Саша и Василий. Еще через
минуту - Телеусов, возбужденный, нетерпеливый.
- Схватили! - сказал он, даже не поздоровавшись.
- Кого, где?
- Ну, тех, что пришли отсюдова. От Улагая. Мы дали им перейти по мосту,
тут и взяли. Как раз чоновцы подошли. Пленные рассказали про Улагая. Тогда
мы сюда правым, значит, берегом, чтобы вместе с вами. Их десять, нас
шестеро. Одолеем.
Под утро мы окружили кордон. Керим Улагай и казаки седлали коней. Двух
разведчиков выслали вперед, по той же дороге. И сами заторопились. Отлично!
Прямо на чоновский отряд.
Конечно, мы пошли следом. На первый перевал улагаевцы шли цепочкой,
иной раз хорошо видные. Тогда-то Саша и сказал:
- Казак в башлыке прилил к полковнику. Ни на шаг. А на груди и на спине
у него две сумы, он их все щупает, боится потерять. Не иначе - ценности или
документы.
Улагай часто оборачивался, чувствовалось, что беспокоится за груз. Уж
не к берегу ли морскому пробирается полковник, не за рубеж ли нацелился?
Телеусов сказал, что Кожевников сегодня должен подвести чоновцев
поближе к перевалу, чтобы зажать белых в самом узком месте - на спуске.
Потому мы не беспокоили противника, не подгоняли.
По всем скалам на Балканах буйно разросся жасмин. Он как раз зацвел.
Такой дух по горам!.. А у нас война. Вот последний казак скрылся за вершиной
перевала. Теперь ходу. Один поворот, второй. Наконец вершина с одинокой
сосной. Далеко внизу в страшном каньоне гремела река, саженей двести до нее.
А впереди на тропе мелькали казачьи фигуры в черном, то и дело скрываясь в
кустах жасмина.
Стукнул далекий выстрел. Передовой из улагаевского отряда сполз с
седла. Всадники схватились за винтовки. Кто-то повернул было назад.
Шапошников тоже выстрелил. Или сдаваться, или смерть, они поняли. И бой
начался.
Я следил за Улагаем, мог легко убить его, однако знал, что живой
полковник куда важнее для мира на Кавказе и для сохранения зубров, чем
мертвый. Видимо, и чоновцы по этой причине щадили полковника. Его люди
падали один за другим. Когда свалился казак с сумами поверх бешмета, Улагай
подскочил к нему, сорвал сумы и взвалил на себя. Еще думал уйти. К
удивлению, он тотчас поднял руки и пошел в сторону чоновцев. Стрельба
прекратилась. Мы покатились вниз. И тут произошло непредвиденное.
Улагай скорым шагом, руки над головой, дошел по тропе до висячего
мостика через Лабенок, с ловкостью рыси ухватился за перильца и побежал на
ту сторону реки. Чоновцы, шагавшие навстречу ему, мы, спешившие с горы, -
все опешили и с опозданием схватились за винтовки. Кто-то успел все же
выстрелить. Улагай упал вперед, но пуля не убила его, видно, попала в туго
набитую суму на спине и только толкнула. Полковник упал и на четвереньках
пополз по гнилым доскам. Еще две сажени - и он скроется в кустарнике.
Но судьба распорядилась по-другому.
Вниз беззвучно полетели прогнившие куски настила. Улагай успел
схватиться за толстый канат и... повис над страшной рекой. Мы замерли. Он
еще пытался забросить ноги на мостик, но сил у него уже не оставалось, к
тому же мешали тяжелые сумы. Руки разжались. Может быть, он и кричал, но за
грохотом реки голос не слышен. Еще секунда-другая, и тело в светлом бешмете
сорвалось вниз. Река сомкнулась над неожиданной добычей. Конец Улагая...
- Что творится, что творится! - зашептал Алексей Власович. Краем глаза
я увидел, как мелко и торопливо крестится он. Лицо егеря выражало ужас.

"2"
На несколько минут все остолбенели. Вот судьба! Очнувшись, мы все разом
заговорили, высказывая разные мнения. Сошлись на том, что Улагай нес на себе
драгоценности, награбленные за годы войны. Как бы там ни было, судьба
освободила Кавказ от злейшего врага.
Командир чоновцев отозвал Шапошникова и сказал:
- У нас приказ - пройти отсюда на Большую Лабу. Проводника надо.
Директор посмотрел на Сашу Никотина. Тот согласно кивнул.
- Тогда так. Идите с Василием. И возвращайтесь на Умпырь. Здесь поживут
Зарецкий и Телеусов. А мы с Василием Васильевичем пойдем на Кишу. Займемся
своим делом посмотрим, как зубры.
Я сел писать письмо. Хотелось сообщить Кухаревичам о последних
событиях, передать весточку Дануте. Письмо вручил старшему в группе, которая
направлялась с ранеными через Псебай в Лабинск.
Закончив писать, сел в седло и вдруг почувствовал такое облегчение,
какого не знал уже многие годы.
Самое тяжелое, кажется, позади.
Оставим на некоторое время записки егеря Зарецкого и попробуем,
сопоставив исторические факты, глянуть на положение зубров пошире. И не
только на Кавказе.
Лишь одну страницу из записей необходимо привести сейчас. Эта страница,
вернее, две отдельные записи помечены октябрем - ноябрем двадцать первого
года и апрелем - маем двадцать второго.
"Сразу же после листопада, - писал Андрей Михайлович - мы обследовали
весь район Умпыря, Мастакана, Большой Лабы, Алоуса и могли назвать
количество зубров: здесь оставалось 28-29 голов. В те же месяцы Кожевников и
Шапошников тщательно просмотрели район Киши и Бамбака до Белой. Они
обнаружили 10-12 голов. Пастухи, приходившие с юга, клялись, что в верховьях
Сочинки видели трех зубров. Неподтвержденное свидетельство я записал со слов



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 [ 97 ] 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.