read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



одиночества Андрей не почувствовал даже тогда, при смерти Семена.
Постепенно дрожь умерялась. Он распрямился. Косо поглядев на ложе, поднял
непослушную руку и ударил в било. Вбежали сенные боярышни. Загомонили.
Раздался высокий женский крик. Князь круто поворотился и вышел из покоя.

После поминок, отпустив дружину, Андрей остался с избранными боярами.
Молодой Иван Жеребец - Андрей, вперяясь, искал в нем черты отца, старого
Олфера (<И Олфера я выдал!> - подумал Андрей, глядя в преданные, какие-то
всегда яростные, чуть сумасшедшие глаза младшего Жеребца). Поседевший и
сгорбившийся, совсем не царственный, с потерянным лицом, тесть, Давыд
Явидович...
- Что скажешь, Давыд, про дела ордынские? - Скрепясь, старый советник
Андрея поднял голову. - Половину Нижнего забрал у меня Дмитрий! А вы? Что
вы?! Что ты, Давыд? Что молчишь?! А ты, Иван? Есть ли у нас дружины? Князь
ли я еще? Или все отшатнулись от меня?
И Иван поднялся:
- Приказывай, князь. Дружина ждет!
- И прикажу! - с угрозой произнес Андрей. - Прикажу, - повторил он
тише, - после... Ты, Давыд, сам поедешь в Орду.

<Осени тоя (тысяча двести девяносто второго года), как сообщает
летописец, бысть знамение страшно на небеси, стояше бо на воздусе, яко
полк воинский, на полуденье, тако же и на полунощье, тем же подобием>.

ГЛАВА 85
Злые вести на этот раз пришли из Орды. Хан Тохта восстал против
власти Ногая, и, говорят, одолевал.
Споры начались сперва о вере. Тохта не любил бесермен и позволил
шурину удалить жену, принявшую <веру арабов>. Ногай захотел вмешаться,
Тохта не позволил, защитив шурина. Затем последовали споры о власти.
Ордынские эмиры начали перебегать от одного к другому, как во время войны.
Хан и темник требовали выдачи беглецов, и оба не уступали друг другу.
Тохта, по-видимому, решил прежде всего лишить Ногая опоры на Руси, а это
значило, что он обратится против великого князя Дмитрия. К Ногаю на
переговоры уехал Михаил Тверской, поручив свой город матери и боярам.
Андрей с Федором Черным и все ростовские князья с новым епископом Тарасием
отправились к Тохте. Надвигалась зима, и наиболее дальновидные, ради
всякого ратного случая, потихоньку зарывали в землю добро и хлеб.
Дмитрий, оставя княгиню у постели невестки, начал рассылать гонцов и
собирать полки. Невестка, ростовская княжна, все не могла разродиться.
Иван ходил потерянный, не думая ни об отцовых делах, ни о надвигающейся
войне. С ужасом глядел в искаженное болью лицо девочки-жены. Его прогоняли
от постели, где суетились женщины. Ребенок, моленный, жданный и отцом и
дедом, перестал шевелиться. В страшных мучениях молодая княгиня родила
мертвого. Повитухи объясняли, что сын задохнулся еще в материнском чреве.
Иван винил во всем себя.
Великий князь, пересаживаясь с коня на конь, верхом прискакал из
Владимира, где он укреплял город. Он уже вызнал, что князья в Орду пошли
по совету Андрея с Федором Черным жаловаться на него, Дмитрия. Полки
собирались плохо. Дмитрий, оснеженный, с мокрыми от настывшего в пути льда
усами и бородой, прошел прямо к сыну. Иван сидел с мертвым лицом. Поднял
глаза:
- Я говорил, батюшка: судьбы не переспорить.
Дмитрий прихмурился:
- Как жена?
- Матушка с ней, - ответил Иван. - Я не могу.
Они молчали, и Иван, томясь, видел, что отец уже взял себя в руки,
что он и нынче будет резаться за власть, и мучался, что должен помочь,
поддержать его, и не мог: не было ни сил, ни воли.
- Я пройду к ней, - сказал, решившись, Дмитрий. Он вышел, шатнувшись
в дверях. Иван подумал вдруг, что весь путь от Владимира до Переяславля
отец, верно, проделал, не останавливаясь, и его обожгло: там город, рати,
опять на Русь надвигается Орда, а он тут, со своею отдельною горестью...
Иван встал. Тотчас закружилась голова, но он справился с собой.
Дмитрий, возвращаясь от невестки, столкнулся в дверях с сыном. (Та
лежала, глядя огромными, беспомощно-укоризненными глазами, и Дмитрий ушел,
не в силах перенесть этого взгляда, в котором было одно только жалобное:
за что? - Нет, не мог он ни утешить ее, ни рассердиться за предательство
отца, ростовского князя, который, ни во что поставивши родственную связь,
всего год назад отпраздновав свадьбу своей дочери с его сыном, сейчас в
Орде выпрашивает рать на свата. У него дорогою, пока гнал коня, где-то в
душе шевельнулась даже жестокая мысль: не отослать ли теперь невестку к
отцу.)
Они вышли.
- Прости меня, батюшка!
Дмитрий угрюмо отмахнулся:
- Ничего! Где Окинф?
- Гаврило Олексич, говорят, очень плох, - поехал к отцу.
- Пошлешь за ним. Не вовремя Олексич умирать надумал! - Дмитрий
умолк. Задумался. Приказал: - Пускай Окинф собирает окольную рать.
Городовую соберешь сам. Терентий тебе поможет. Я укреплю город - ворочусь.
Понимаешь, уже никому не верю... Люди бегут, страшатся татар.
- Прошлую резню запомнили!
- Нынче будет хуже, - отозвался Дмитрий. - Ежели только Ногай не
одолеет опять! Не знаю, Иван! Не знаю уже ничего. В Новгород послано,
суздальский князь упрежден: ему из-за Нижнего с Андреем не сговорить. Быть
может, меня самого еще позовут в Орду!
- Поедешь?
- Не решил.
- Удавят тебя в Орде!
- И это возможно. Все нынче стало возможно, сын!
Тяжелые, с набрякшими венами руки Дмитрия бессильно лежали на столе.
Огромные руки. Иван, глядя на них, вспоминал, как отец ловко подбрасывал
его, маленького, этими руками и, представя их бессильно уложенными в
гробу, замотал головой:
- Нет, нельзя тебе ехать, батюшка! Убьют!
- Да навряд и созовут, - отмолвил отец. - Дак пошли за Окинфом.
Терентию с Феофаном сам накажу. Что еще содеется в Орде!

ГЛАВА 86
Старый боярин князя Дмитрия, Гаврило Олексич, на этот раз захворал не
на шутку. Был в беспамятстве, а когда пришел в себя, понял, что все -
умирает. Он созвал сыновей, Окинфа Великого и Ивана Морхиню, ближних слуг,
дворского. На восьмом десятке лет и умереть было вроде пора. Прочли
грамоту, боярин причастился, соборовался. Слуги, иные, плакали неложно.
Холопам, что заслужили, Гаврило давал вольную, наделял добром. Отдохнув,
попросил оставить его наедине с Окинфом. Прочие, теснясь, вышли из покоя.
Гаврило оглядывал ражего, седеющего сына, что уже и сам имел сыновей,
справных молодцов.
- Напиться подай!
Пил медленно, маленькими глотками.
- Болит, тятинька? - спросил Окинф.
- А ничо не болит. Вот руки не здынуть! Похоронишь... Пожди!
Похоронишь когда, тотчас езжай к Андрею... Меня он не простит, за Олфера,
а тебя примет. Ты ему надобен. Семью бери сразу. Митрий князь в гневе
страшен...
Он помолчал, справился с дыханием, искоса глянул на сына.
- Помнишь, как еще по торгу ездили? Крестик ты тогды куплял. Жив тот
крестик у тебя?
- Жив, тятинька! - ответил, улыбнувшись, Окинф.
- Вот... - Гаврило прикрыл глаза. - Что молвят? Татары где?.. Ты
торопись... Татары близко... Нет, не выстоит!
- Кто, тятинька? - спросил, наклонясь, Окинф.
- Митрий, баю, не выстоит нынче, дак без опасу... Князь Андрей все
воротит, и земли, и добро... Иначе погубит тебя Жеребец... За отца. Отца
его я... На духу того не сказал... Олфера я убил! Душно... Пить подай!
- Умер он, сам умер, тятинька... - бормотал Окинф, поднося ко рту
умирающего чарку с кислым квасом. - Ты того... батюшка...
- Нет! - Гаврило поклацал зубами о край чарки, отвалился. Помедлил: -
Нет! - Ясно поглядел на сына строгими глазами: - Отравил я его. В шатре.
Ивану Жеребцу не скажи...
Он снова заметался, вдруг начал вытягиваться, пальцы беспокойно
заползали по одеялу.
<Обирает себя! - понял Окинф и тревожно оглянулся на дверь: - Не
услышал бы кто?> Он низко склонился над отцом, придерживая его за голову,
чтоб не метался. Тот вдруг захрипел, заоскаливался, выкрикнул:
- Олфер!
- Ну что ты, что, тятя, тятя! - звал Окинф. Старик успокоился, поймав
руку сына, вдруг крепко сжал ее, аж до боли. Дрожь прошла последний раз по
телу, глаза приоткрылись и начали быстро тускнеть. Окинф отер холодный пот
со лба, дрогнувшей рукой закрыл глаза родителю и начал бормотать молитву.
Дверь скрипнула. Иван Морхиня просунул в щель костистую долонь и
большелобое, с рачьими глазами лицо:
- От князя срочный гонец!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 [ 97 ] 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.