read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Давно уснул?
- Только что.
- Ну, ладно, тогда не будите.
Еще бы я стала его будить! Это был В., я узнала по голосу, и дело,
наверно, важное - иначе он не стал бы звонить ночью. Все равно, хорошо,
что я не разбудила Саню. Он крепко спал, одетый, на диване и, должно быть,
волновался во сне. Тень пробегала по лицу, губы сжимались.
Ох, как мне хотелось, чтобы он проснулся! Я ходила по комнате, трогая
горячие щеки. Это была чужая комната, и завтра здесь будут другие. Она
была похожа на тысячу таких же комнат: с диваном, обитым голубым репсом,
со шторами, обшитыми каймой с шариками, с маленьким письменным столом, на
котором лежало стекло, - все равно: это был наш первый дом, и я хотела
запомнить его навсегда.
Где-то за стеной играли на скрипке - уже давно, но я стала слушать
только сейчас. Это играл тонкий рыжий мальчик, знаменитый скрипач, мне
показали его в вестибюле. Я знала, что он живет рядом с нами.
Он играл совсем не то, о чем я думала: не это странное счастливое
чувство, что Саня мой муж, а я его жена, - он играл наши прежние, молодые
встречи, как будто видел нас на балу в четвертой школе, когда Саня
поцеловал меня в первый раз...
"Молодость продолжается, - играл этот рыжий мальчик, который
показался мне таким некрасивым. - За горем приходит радость, за разлукой -
свидание. Помнишь, - ты приказала в душе, чтобы вы нашли его, - и вот он
стоит, седой, прямой, и можно сойти с ума от волненья и счастья. Завтра в
путь - и все будет так, как ты приказала. Все будет прекрасно, потому что
сказки, в которые мы верим, еще живут на земле".
Я легла на пол, на ковер, и слушала, сжимая виски, и плакала, и
ругала себя за эти глупые слезы. Но я так давно не плакала и всегда так
старательно притворялась, что не могу и даже не умею плакать...
Я разбудила Саню в седьмом часу и сказала, что ночью звонил В.
- Сердишься?
- За что?
Он сидел на диване сонный и смотрел на меня то правым, то левым
глазом.
- За то, что я тебя не разбудила.
- Сержусь, - сказал он и засмеялся. - Ты помолодела. Вчера В.
спросил, сколько тебе лет, и я сказал - восемнадцать.
Он поцеловал меня, потом побежал в ванную, выскочил в одних трусиках
и стал делать зарядку. Он и меня заставлял делать зарядку, но я начинала и
бросала, а он делал аккуратно - два раза в день, утром и вечером.
Еще мокрый, растирая мохнатым полотенцем грудь, он подошел к телефону
и снял трубку, хотя я сказала, что звонить В. еще рано. Я что-то делала:
кажется, разжигала спиртовку, ставила кофе. Саня назвал В. по имени и
отчеству. Потом каким-то странным голосом он спросил: "Что?" Я обернулась
и увидела, что полотенце соскользнуло с плеча, упало, и он не стал
поднимать его, а стоял, выпрямившись, и кровь отливала от его лица.
- Хорошо, я дам молнию, - сказал он и повесил трубку.
- Что случилось?
- Да нет, какая-то чушь, - поднимая полотенце, медленно сказал Саня.
- В. ночью получил телеграмму, что поисковая партия отменена. Мне
приказано немедленно выехать в Москву, в Управление ГВФ, за новым
назначением.


Глава шестнадцатая
"Я ВИЖУ ТЕБЯ С МАЛЫШОМ НА РУКАХ"

Саня как-то говорил, что всю жизнь всегда бывало так: все хорошо - и
вдруг крутой поворот, и начинаются "бочки" и "иммельманы". Но на этот раз
можно было сказать, что машина пошла в штопор.
Разумеется, теперь, когда новые, в тысячу раз более сильные чувства
заслонили все, чем мы жили, что радовало и огорчало нас до войны, кажется
странным то необычайное впечатление, которое произвела на Саню эта
неудача. Это было впечатление, которое отчасти даже изменило его взгляды
на жизнь.
- Кончено, Катя,- с бешенством сказал он, вернувшись от В. - Север,
экспедиция, "Святая Мария" - я больше не хочу слушать об этом. Все это
детские сказки, о которых давно пора забыть.
И я дала ему слово, что мы вместе забудем об этих "детских сказках",
хотя была уверена в том, что он не забудет о них никогда.
У меня была еще маленькая надежда, что Сане удастся в Москве добиться
отмены приказа. Но телеграмма, которую я получила от него уже не из
Москвы, а откуда-то по дороге в Саратов, убедила меня в обратном. Уже
самое назначение, которое он получил, как бы подчеркнуло полный провал
экспедиции. Он был переброшен в сельскохозяйственную авиацию - так
называемую авиацию спецприменения, и должен был теперь не больше не
меньше, как сеять пшеницу и опылять водоемы. "Отлично, я буду тем, за кого
меня принимают, - писал он в первом письме из какого-то колхоза, в котором
сидел уже вторую неделю, "согласовывая и увязывая" вопросы своей работы с
местными властями, - к черту иллюзии - ведь, право же, это были иллюзии!
Но Ч. был все-таки прав - если быть, так быть лучшим. Не думай, что я
сдался. Все еще впереди".
"Будем благодарны этой старой истории, - писал он в другом письме, -
хотя бы за то, что она помогла нам найти и полюбить друг друга. Но я
уверен, что очень скоро эти старые личные счеты окажутся важными не только
для нас".
В критическом духе он писал мне о том, что постепенно привыкает к
полезной роли "сеятеля злаков" и "неукротимого борца с саранчой". Но,
очевидно, он увлекся этой работой, потому что вскоре я получила от него
совсем другое письмо.
"Дорогая старушка, - писал он, - представь себе, есть на свете так
называемая парижская зелень, которую нужно распылять над озерами по
одиннадцати килограммов на километр. Для этого, представь себе, нужно
иметь класс, хотя бы потому, что эти озера маленькие, в лесу и похожи друг
на друга, как братья. Подходишь к такому озерку на полном ходу, сразу
резко пикируешь - и круто вверх. Интересно, да? Как ни странно, но совсем
другие, не сельскохозяйственные мысли одолевают меня, когда я пикирую над
этими озерками или на бреющем полете сею пшеницу. Сто двадцать пять
посадок в день - это пригодится, если парижскую зелень на моем самолете
придется заменить другим, более основательным грузом. Все к лучшему, я ни
о чем не жалею. Обнимаю тебя. Я вижу тебя с малышом на руках, ты ходишь и
поешь, а косы плохо подколоты и расплелись, и ты подходишь ко мне и
садишься на корточки, чтобы я подколол косы..."
Недаром я представлялась Сане с маленьким Петей на руках - я отдавала
ему все свободное время. Он менялся с каждым днем, и так интересно было
наблюдать, как он постепенно начинает различать меня, и Розалию Наумовну,
и няню; как в бессмысленных, еще младенческих глазах вдруг мелькают
удивление, внимание. Это может показаться невероятным, но ему еще не было
месяца, а он уже улыбался. Он смотрел на лампочку и плакал, когда ее
гасили. Первое время он пугался своих ручек, а потом подолгу смотрел на
них и не пугался. Другие ребята в его возрасте бывают сморщенные, кислые,
а он веселый, точно рад, что явился на свет. Мне казалось, что он похож на
Саню больше, чем в клинике, когда я видела его в первый раз. Он родился с
черными волосиками, но только на макушке, а теперь уже вся головка
заросла, и он стал очень хорошенький, аккуратный...
Все вышло не так, как думалось, мечталось! Я приехала в Ленинград на
две-три недели, чтобы встретиться с Саней, чтобы остаться с ним, где бы он
ни был, и вот он снова был далеко от меня. Нежданно-негаданно у меня
оказалась семья - маленький Петя, и большой, и няня, о которых нужно было
заботиться и думать, причем никто не сомневался, что заботиться и думать
нужно было именно мне.
Почему-то я продолжала заниматься геологией Севера, хотя дала Сане
слово навсегда выкинуть Север из головы. С деньгами было плохо, и я взяла
скучную работу в Геологическом институте.
Вероятно, прежде я бы терзалась, ругала себя и вообще думала о себе в
тысячу ваз больше, чем нужно. Но странное спокойствие вдруг овладело мной.
Точно вместе с "детскими сказками" я проводила свое самолюбие, гордость,
свою обиду на то, что все произошло не так, как я страстно желала. "Что же
делать, милый мой! - ответила я Сане, когда в одном письме он сетовал на
себя за то, что вытащил меня в Ленинград и бросил, да еще с целым
семейством. - Как говорит старый судья, в жизни не закажешь".
Я писала ему часто длинные письма о "научной" няне, о том, как быстро
меняется маленький Петя, о том, как большой вдруг с жадностью накинулся на
работу, и проект памятника Пушкину выходит замечательно, превосходно...
Но я не писала ни слова о том, как однажды, покупая что-то в
"Гастрономе", на проспекте 25 Октября, я увидела за окном знакомую фигуру
в сером пальто и в мягкой шляпе, той самой, которая была куплена ради меня
и которая неловко стояла на квадратной большой голове...
Темнело, я могла ошибиться. Но нет, это был Ромашов. Сдержанный,
бледный, немного наклонясь вперед, он медленно прошел мимо витрины и
затерялся в толпе.



ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ
РАЗЛУКА



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 [ 98 ] 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.