read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



том, чтобы дать кому-нибудь сто луидоров, нежели отнять их у него. Зачем мне
стараться ради счастья других? Как, если отбросить в сторону предрассудки,
ты можешь убедить меня, что я поступаю лучше, когда забочусь о других, чем
заботясь только о себе? Всякий принцип универсальной морали - чистая химера:
нет истинной морали, кроме морали относительной, только последняя касается
нас. Преступления мне доставляют радость - я их принимаю; я ненавижу
добродетель - я от нее бегу; я бы полюбила ее, быть может, если бы получала
от нее хоть какое-то удовольствие. Ах, Жюстина, стань такой же развратной,
как я: она неблагодарна, та богиня, которой ты служишь, она никогда не
вознаградит тебя за жертвы, которых требует, и ты будешь боготворить ее всю
твою жизнь, не получая ничего взамен.
- Но если то, что вы делаете, есть добро, мадам, почему люди за это
преследуют вас?
- Люди преследуют то, что им вредит: они давят змею, которая их кусает,
но из этого факта не следует аргументов против существования рептилий.
Законы эгоистичны - мы тоже должны быть такими; они служат обществу, но
интересы общества не имеют ничего общего с нашими, и когда мы утоляем свои
страсти, мы по отдельности делаем то, что они делают сообща, вся разница
только в результатах.
Иногда к беседам присоединялся д'Эстерваль, тогда они принимали более
торжественную форму. Аморальный по принципам и по темпераменту, безбожник по
наклонностям и философским взглядам, д'Эстерваль обрушивался на все
предрассудки, не оставляя несчастной Жюстине никакой возможности защищаться.
Когда он начинал выговаривать ей за ее каждодневные прегрешения, речь его
была примерно такой:
- Дитя мое, сущность мира - это движение, однако движения не может быть
без разрушения, следовательно, разрушение есть необходимый закон природы:
тот, кто больше всего разрушает и тем самым сообщает природе самый сильный
толчок, тот лучше всего служит ее законам. Эта праматерь всех людей дала им
равное право на любые поступки. В естественном порядке каждому позволено
делать все, что ему понравится, и каждый волен свободно владеть,
пользоваться и наслаждаться всем, что находит того достойным. Полезность -
вот принцип правоты: достаточно человеку возжелать какую-то вещь, чтобы
констатировать для себя ее необходимость, и коль скоро эта вещь ему
необходима или просто приятна, она будет справедлива. Единственное, что нам
грозит за наш поступок, - это столь же законная возможность того, что кто-то
другой совершит точно такой же, против нас. "Справедливость или
несправедливость всякого суждения, - говорит Гоббс, - зависит только от
суждения того, кто его совершает, и это обстоятельство отрицает осуждение и
оправдывает его". Единственная причина всех наших ошибок вытекает из того,
что мы принимаем за законы природы нечто, связанное с обычаями или
предрассудками человечества. Ничто на свете не оскорбляет природу,
человечество более раздражительно - оно страдает почти ежеминутно, но что
значат эти обиды! Нарушить людские законы - это все равно, что оскорбить
призрака. Разве я дал свое согласие участвовать в этом человечестве? Зачем
тогда я должен подчиняться законам, которые отталкивают моя совесть и мой
разум?
Тогда Жюстина возносила перед д'Эстервалем точность наших восприятий и,
опираясь на столь шаткий фундамент, пыталась ошибочно вывести из него
естественность религиозной системы.
- Я допускаю, - парировал хозяин, - что наши органы восприятия, более
тонкие, чем у животных, заставили нас поверить в существование Бога и в
бессмертие души. Поэтому мы и восклицаем: "Что еще лучше доказывает
истинность всех этих вещей, чем необходимость принять их!" Но именно здесь и
заключается софизм. Совершенно справедливо, что своеобразная организация,
полученная нами от природы, вынуждает нас создать эти химеры и утешаться
ими, но этим не доказывается существование предмета религиозного культа:
человек был бы счастливейшим из смертных, если бы из его потребности в
какой-нибудь иллюзии еще недостаточно, чтобы какая-то вещь сделалась
реальной, и хотя заманчиво иметь дело с таким милостивым создателем, каким
его изображают, это нисколько не доказывает существование этого творца. Для
человека тысячу раз выгоднее зависеть от слепой природы, нежели от существа,
превосходные качества которого, восхваляемые теологами, постоянно
опровергаются фактами. Природа, если как следует изучить ее, дает нам все
необходимое, чтобы сделаться счастливым настолько, насколько это возможно.
Именно в ней мы находим удовлетворение наших физических потребностей, ь ней
одной заключены все законы нашего счастья и нашего сохранения: вне природы
можно найти лишь химеры, которые мы должны проклинать и презирать всю свою
жизнь.
Но если Жюстина, чтобы противостоять этой философии, не имела мощи
разума, отличавшего ее хозяев, она иногда находила в своем сердце такие
слова и мысли, которые ставили в тупик даже их. Так однажды случилось, когда
д'Эстерваль в очередной раз смеялся над ее любовью к добронравию и внушал ей
всю нелепость так называемой добродетели.
- Да, сударь, я это знаю, - сказала она с горячностью всей своей
непорочной души, которая часто стоит больше, нежели сила разума, - да, я
знаю прекрасно, что добронравие плодит лишь неблагодарных, но я скорее
готова страдать от несправедливости людей, чем от угрызений своей совести
{Бедная девочка не знала, что над нами господствует человеческая
несправедливость и что люди творят с совестью все, что хотят (Прим.
автора.)}.
Такие разговоры велись в этом обществе, извращенные нравы которого все
еще не могли, как мы видим, подавить в нашей героине благостные принципы ее
детства, когда в гостиницу приехали какие-то люди.
- Ну, эти не принесут нам большой прибыли, - заметил д'Эстерваль, - а
вот хорошенькая доза сладострастия нам не помешает, я уже чувствую прилив
крови в чреслах.
- Что это за люди? - спросила Доротея.
- Одно несчастное семейство: отец, мать и дочь. Первый еще силен, и,
надеюсь, тебе понравится. Мамаша... да вот, взгляни в окно: лет тридцать, не
больше, белая кожа, хорошенькая фигурка; что до дочери, то это красавица...
лет тринадцати, посмотри, какое у нее очаровательное лицо. О Доротея, какой
это будет оргазм!
- Сударь, - сказал вошедший отец, с почтением обращаясь к хозяину, -
прежде чем остановиться у вас, я считаю своим долгом предупредить вас о
нашем бедственном положении, а оно таково, что мы не сможем заплатить вам,
какова бы мизерна ни была плата. Мы родились не для несчастья, моя жена
получила небольшое наследство, я тоже имел кое-что, но ужасные
обстоятельства нас разорили, и теперь мы направляемся в Эльзас к
родственнику, который обещал нам помочь, а по дороге рассчитываем на
милосердие хозяев постоялых дворов.
- Несчастье... О д'Эстерваль, - шепнула Жюстина на ухо хозяину, - я
уверена, что вы их пощадите.
- Жюстина, - сказал жестокосердный хозяин, - проводите гостей в
комнату, а я займусь ужином.
И Жюстина, подавляя горькие вздохи, Жюстина, которая судя по
полученному распоряжению' сразу поняла, что участь этих людей будет не
легче, чем всех остальных, провела бедное семейство в предназначенное им
роковое место.
- Несчастные, - заговорила она, как только они устроились, - ничто не
может спасти вас от злодейства людей, к которым вы попали, даже не пытайтесь
выйти отсюда, потому что теперь это уже невозможно. Но только не засыпайте:
разбейте, сломайте, если сможете, решетки на окне, спуститесь во двор и
бегите с быстротой молнии.
- Как? Что вы говорите?.. О небо! таких несчастных, как мы... Что же мы
сделали, чтобы пробудить ярость или алчность людей, о которых вы говорите?
Нет, это невозможно!
- Нет ничего более возможного, спешите: через четверть часа будет
поздно.
- Но если даже я попытаюсь, - с отчаянием сказал отец, подойдя к окну,
- если я последую вашему совету, этот двор... вы же видите, он окружен
стеной, и мы все равно будем в западне... Ну хорошо, мадемуазель, если вы
так любезно предупредили нас, если наша несчастная судьба вас заботит,
попробуйте раздобыть нам оружие: это будет честное и надежное средство,
большего нам не надо...
- Оружие? Не рассчитывайте на него, - ответила Жюстина. - Достать его
вам я не в состоянии. Попытайтесь бежать - это все, что я могу вам
посоветовать; если у вас не получится, не вставайте с ваших кроватей, не
спите, может быть, это убережет вас от люка, который должен сбросить вас
вниз. Прощайте, не просите у меня большего.
Невозможно представить отчаяние несчастного отца. Как только Жюстина
ушла, он крепко обнял жену.
- О милая моя! Как жестоко преследует нас рок! Но возблагодарим небо за
то, что оно положит конец нашим несчастьям.
И все трое разразились горючими слезами. Что касается д'Эстерваля,
приникнув к щели в стенке, он следил за происходящим со злодейским
спокойствием и усердно мастурбировал при виде этой сцены.
- Прекрасно, - похвалил он Жюстину, остановив ее, - ты очень хорошо
вела себя на сей раз; теперь подойди и приласкай меня, мой ангел, дай мне
твою красивенькую жопку, прижми ее к моему члену. Этот спектакль превзошел
все мои ожидания.
Он снова прильнул к смотровой щели, и тут взрыв отчаяния за стенкой
сменился тишиной, которая, очевидно, предвещала решительные действия.
- Пойдем, - торопливо сказал д'Эстерваль, - пора за дело.
- О сударь, они же не ужинали.
- Все равно они не заплатят за ужин, до он им и не требуется: разве
нужны силы для мирного и быстрого путешествия, которое им предстоит?
- Что такое! Неужели вы не пощадите этих несчастных..?
- Пощадить их? Чтобы я их пощадил? Но это же самые лучшие жертвы для
распутника, и просто грех упустить их.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 [ 98 ] 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.