read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Кто смеет в моем доме говорить о конине?! - грозный рык потряс
двор. Кони вздрогнули. Даже, кажется, дохлые кони.
В дверях усадьбы стоял, широко раставив ноги в высоких сапогах,
рослый кряжистый человек с красным лицом и длинными седыми усами.
Ярко- малиновая венгерка его была распахнута, открывая широкий пояс,
носимый в этих местах обычно вместо жилета, и поросшую густым белым
волосом грудь.
- Сто лят, мосьпане,- сказал я, спешиваясь.- Лейб-гвардии Ее
Величества уланского полка унтер-офицер Гумилев к вашим услугам!
- Вольноопределяющийся Делоне! - козырнул Делоне.
- Прошу в дом, господа уланы,- он посторонился, пропуская нас.- За
лошадьми присмотрят. Тадеуш!
Неслышно возник длиннорукий серый человек, похожий неуловимо на
паука.
- Обиходь коней,- хозяин сделал движение рукой, будто стряхивал
воду с пальцев.- Помещик Волынской губернии Твардовский Георгий
Игнатьевич, можно просто пан Ежи.
Мы вошли в дом. Следы краткого пребывания в нем завоевателей еще
были значительны, хотя утащить с собой они явно ничего не сумели.
- Что же произошло здесь? - спросил я, озираясь.- Отчего наши
предшественники бежали впереди своего визга?
- О, сущие пустяки. Просто эти люди до такой степени пропитаны
готическим романтизмом: Даже самый здравомыслящий из немцев, Лютер - и
тот бросал в черта чернильницей. Забудьте обо всем. Вы у меня в
гостях.
Он говорил по-русски без малейшего акцента и слишком литературно -
будто лет двадцать прожил в Париже.
- Простите, пан Ежи,- сказал я,- но у меня там еще восемь человек.
- Так зовите их! - воскликнул он.
- Виктор,- повернулся я к Делоне. Тот стоял, замерев, и глаза его
были почти как у немецкого вахмистра. Он смотрел мимо меня:
- Это королева Бона,- сказал хозяин, проследив его взгляд.- Она
умерла четыреста лет назад. Или пятьсот. Беда с этими годами:
Делоне с трудом оторвался от созерцания древнего портрета и
деревянными шагами - как, впрочем, всегда бывает после долгой верховой
езды - направился к двери.
Я не представлял, что в военное время может быть такой стол. Да и
в мирное, признаться, тоже не очень представлял. Был кабанчик, для
скорости испеченный не целиком, а толстыми ломтями. Были ковриги
домашнего хлеба. Были колбасы белые и красные. Была молодая картошка в
коровьем масле, жареные караси и бигос:
Где изыск, спросите вы? :был окорок, нарезанный толстыми ломтями и
все равно прозрачный и розовый, как девичье ушко. Был винегрет. Было
густое красное терпкое вино. Были трое суток верхами по тылам врага,
стычки и перестрелки, азарт и ожидание, ликование и опасность.
Что более изысканное можно предложить?
Уланы отваливались по одному. Некоторое время я был мучим мыслью,
кого же поставить в дозор, но потом понял, что этим кем-то буду я сам,
и успокоился.
Трохин по обыкновению в четвертый раз рассказывал очевидцам и
участникам событий, как одуревшие немцы бросились к уланам на грудь и
со слезами просили-умоляли забрать их в плен - и чтоб подальше,
подальше! В Сибирь, в
Манчжурию, на Аляску: что, не русская разве Аляска? Была же
русская.
Поможем, отберем! Но скорее, скорее: Они торопились и
подпрыгивали, как влюбленный гимназист, с которым на свидании
приключился понос.
А лошади немецкие так и не вошли в фольварк. Их стреножили и
пустили пастись за воротами.
С паном Ежи мы поднялись в башенку. Там было что-то наподобие
обсерватории.
- Никто не сможет подобраться незамеченным,- сказал он, оглаживая
бугристый кожух цейссовской подзорной трубы, установленной на
треноге.- Линзы здесь подобраны так, что не слишком увеличивают
изображение, зато позволяют видеть даже при свете звезд. Да и без
этого немного найдется глупцов, которые захотят посетить мой дом без
приглашения.
- Пан Ежи,- я посмотрел в трубу; увеличение действительно было
слабое, а до появления звезд пройдет еще часов шесть.- Не сочтите меня
праздным любопытствующим, но все же: германцев вы просто не любите или
они вас как- то обидели?
Он долго молчал.
- Скажите, пан офицер,- сказал он наконец,- ваша фамилия мне
кажется знакомой. Не писали ли вы стихи?
- О да! - сказал я. - И продолжаю писать. Думаю скоро издать книгу
военных стихотворений. Хотите послушать?
- Обязательно. Мы устроим вечер поэзии. Видите ли, у меня во
флигеле прячется чех-дезертир. Утверждает, что литератор и хотел бы
сдаться в плен интеллигентному человеку. Так вот, не учинить ли нам
пиршество славянского духа?
И мы учинили пиршество прямо на башне. С наступлением сумерек
похолодало и стал накрапывать дождь, но что такое дождь на войне? Так,
вода.
Чех был молодым круглолицым человеком, вольноопределяющимся
девяносто первого пехотного полка. По-русски он говорил свободно, хотя
и не так правильно, как пан Твардовский. Стихов не писал, был
фельетонистом и автором многочисленных опусов, в России именуемых
"физиологическими очерками".
Рассказчик чех оказался изумительный. Рокочущий хохот пана
Твардовского тревожил коней и заглушал даже храп уланов.
Я время от времени приникал к трубе и осматривал окрестности. Пан
Твардовский был прав: даже в темноте, даже в дождь в трубу было
видно все!
Скажем, спины огромных волкодавов, ходящих дозором вокруг ограды
фольварка.
Похоже, что не напрасно немецкие кавалеристы мчались наметом,
обгоняя лошадей. Пан Ежи был не так уж прост. Иногда он взглядывал
из-под густых бровей, и мне сразу вспоминался колдун из гоголевской
"Страшной мести". Когда я прочел "Шейх-Гуссейн", он посмотрел на меня
неодобрительно.
- И охота ехать в такую даль за экзотикой,- сказал он. - Неровен
час, случится что. Вы же не знаете ни законов, ни правил.
- Отчего же, - сказал я.- Там, как и везде, уважают сильного и
смелого.
- Где бы найти место, чтобы уважали умного,- вздохнул чех.
- Есть такое место,- сказал пан Твардовский, но тему не развил, и
мы заговорили все о том же: почему это славянские народы никак не
могут почувствовать себя единым племенем:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 [ 98 ] 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.