read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



куда попал воевать Феликс Боярчик. Все при деле, все у всех есть, потери,
правда, большие, но они и по всему фронту немалые -- война. Вот
"неоправданные потери" -- с этим делом посложней, актики шелковой ниткой не
сошьешь да в штаб фронта не пошлешь. Мозгой шевели, выкручивайся. По
цепочке, снизу вверх мольба катится, по ступенькам сверху вниз скачет --
прыгает ответ: "А мне какое дело? Орудия бросить сумели? Сумейте и
выкрутиться!.."
Четвертая батарея два орудия списала. Командир парковой батареи, дай
ему Бог здоровья, помог, собрал по своим машинам с утиль-сырьем стволы,
щиты, станины -- все собрал, все сделал, за все отчитался -- два новых
орудия на передовую едут -- батарею пополнить, но кустами забросано еще одно
орудие, таится, ржавеет без колеса. Майор-помидор Христом-Богом клянется:
нет у него колес, все есть, но колес нету, потому как при любом крахе, при
любом повреждении орудия колесо непременно отпадет, укатится, травой
зарастет. Древние, литые колеса совсем неуязвимы были, но и нонешние,
легкоходные, гусметик этот самый, будь он неладен -- как ты его ни бей --
выпучится, колеса вприпрыжку, пританцовывая, прихрамывая, катят орудие -- и
не сгорели на этот раз. Изобрел же какой-то асмодей этот гусметик! Еврей
либо опять же немец хитроумный дошел, допетрил до этакой непобедимой химии.
Тишайший командир четвертой батареи, потупив взор, сказал командиру
третьего, бесколесного орудия, Азату Ералиеву:
-- В общем и целом дело так обстоит: спасайся сам, иначе штрафная тебе.
Я сделать больше ничего не могу...
У Азата Ералиева мать была башкирка, отец татарин, а вся остальная
родня русская. И от всех союзом живущих наций командир орудия чего-нибудь да
отхватил, от татарина -- жестокости, от башкир -- лукавства, от русских --
вороватости.
Вышел утром из блиндажа командир третьего орудия, Азат Ералиев,
пристроился к сосне, поливает корни деревьев, зевает и в то же время с
дежурным по батарее, с новеньким солдатом беседует:
-- Ну, что, выспался на посту?
-- Нет, я не спал, я думал всю ночь.
-- Об чем же?
-- Да о доме, о родных, о жене, о сынишке...
-- Х-ха! Такой молодой, салага, можно сказать, а гляди-ка... -- И
наговаривая так, застегивая ширинку, Азат Ералиев как бы ненароком к
третьему орудию приближается, на котором уж и маскировка успела подвянуть,
листья пожелтели, свернулись. Как бы нечаянно отбросив ногой кусты, Ералиев
сраженно молвил:
-- Колесо! А где же колесо?
Боярчик подошел к мирно, в стороне стоящему орудию и видит: в самом
деле нет колеса у орудия. Хотел удивиться и не успел. Ералиев уже тряс его
за отвороты бушлата так, что голова у Феликса Боярчика вот-вот от шеи
оторвется.
-- А-ах ты, раздолбай! Ах ты, раздолбай! Проспа-а-ал! Проспа-а-ал! -- и
выскочившим на крик батарейцам чуть не плача: -- Колесо! Колесо
спе-о-орли-и!
Феликса Боярчика увезли в штаб бригады. Отводя глаза, начальник особого
отдела, молодой, конопатый старший лейтенант при трех уже орденах -- не
обходил комбриг своих помощников ни наградами, ни довольствием -- допрашивал
разгильдяя, проспавшего колесо боевого орудия. Допрашивал особняк,
допрашивал, надоело ему это делать, и он раздраженно бросил ручку на стол:
-- Не юли, не виляй, бери ручку и пиши...
-- Что писать?
-- Как проспал колесо.
-- А-а, так бы сразу и сказали, а то -- родина, армия, честь... Я все
это в новоляленской школе проходил, там спецпереселенцев тоже настойчиво
учили родину любить. -- Феликс Боярчик, награжденный за участие в боях
медалью "За отвагу", взял ручку и написал то, чего от него требовали.
Начальник особого отдела сперва зарделся краской стыда, а потом, должно
быть, вспомнил, кто он и к какому месту приставлен, почуял, что крепкое
обоснование можно делу дать:
-- Так ты, значит, из переселенцев? Кулачок, значит! Так-так-так!
-- Так-так-так, -- говорил пулеметчик, так-так-так, -- отвечал пулемет,
-- передразнил Боярчик особняка, понимая, что бояться ему больше нечего. --
Вам бы с вашей, доблестно сражающейся хеврой, среди тех кулачков пожить бы,
хоть немножко от парши кожной и внутренней очиститься.
Особняк оторопел -- мальчишка, с печальными глазами, вдруг
разгоревшимися на бледном и нежном лице, мальчишка, с той незащищенностью во
всем облике и непоколебимой уверенностью в незыблемости добра на земле,
дерзил ему, начальнику особого отдела гвардейской бригады! Да перед ним
офицеры, гренадеры бравые -- в галифе мочатся!
-- Ты вот что, сосунок, -- скривил он губы, -- суд тут бывает скорый,
но правый, можно штрафную взамен смерти получить, а можно и...
-- Вот это "и" оставьте для себя, оно еще вам пригодится, а я -- чем
скорее и дальше уйду от такой мрази, тем мне легче будет.
-- Да ты!..
-- И не тыкайтесь! Власть дается не для того, чтобы унижать униженного,
растаптывать растоптанного, не боюсь я тебя, как видишь. Ты и сам всего
боишься. Бояться надо не тебя, а тех, кто таких, как ты, породил.
-- Пошел вон, щенок! Учить он меня будет...
-- Вас не учить, вас переучивать...
-- Пошел вон! Дежурный!
Заведшийся, знающий наверняка: больше он рта нигде не посмеет открыть,
охолонет, успокоится, покорится, Феликс на ходу уже продолжал дерзить:
-- Впрочем, олухов и паразитов учить -- Божье время зря терять. Их
только прожаркой, как вшей...
-- Ты чего язык распускаешь? Где ты язык распускаешь, говно!
-- Сам говно! -- сверкнул глазами напослед обернувшийся Боярчик, -- еще
от рождения и... -- дежурный волок из землянки особняка упиравшегося, в
истерику впавшего солдатика. -- И бригада ваша говенная, трусливая,
подлая!..


Начальник особого отдела настоял, чтоб в назидание всему войску
разгильдяя судили в его же подразделении. Трибунал явился полевой,
подвижный, негромоздкий. Побаиваясь близко бухающей передовой, дело свое
трибунал произвел быстро и умело. Подсудимый был вял, подавлен, на вопросы
отвечал не юля, не запираясь, сожалел только, что командир батареи ни до
суда, ни после суда на глаза не появился -- он бы ему сказал, что ось-то у
орудия ржавая, давно провоевали колесо-то, но умелый, аккуратный командир в
четвертой батарее от суда уклонился. А вот Азат Ералиев сочувствовал
Боярчику, жалел его, попросил, чтобы обедом осужденного накормили, чтобы
пайка полностью в желудок бойца попала, Боярчик сказал командиру орудия про
ржавую ось. "Ишь ты, какой наблюдательный! Токо раньше надо было о своих
наблюдениях доложить, тогда я бы на твоем месте был, а теперь ешь суп и не
мяукай..."
Феликс не мог ни жевать, ни хлебать. Азат Ералиев налил ему чуть не
полную кружку водки -- пробить дыру в середке, -- сказал. Подсудимый выпил и
малое время спустя свалился на землю. Когда проснулся -- третьего орудия в
лесном закутке уже не было.
Неловкость батарейцам была в том, что после суда осужденного забыли на
батарее, бросили, и он болтался без дела.
"Да вы скажите, куда его доставить?.. Мы сами..." -- услышал Феликс из
землянки командира батареи.
Наконец-то, в сопровождении двух бойцов, вооруженных автоматами,
Феликса Боярчика отвезли в тыл, на окраину деревни, в то место, куда
сгонялась, свозилась, доставлялась преступная публика. Вот тогда-то,
прощаясь с ним за руку, сочувственно сказал один конвоир с четвертой
батареи:
-- Эх, парень, парень, не повезло тебе, попал ты под колесо!..
А особняк бригады, озабоченный, запаленный, столкнулся с Боярчиком и
отворотился, ускорил шаг.
-- Я сниться тебе буду, тварь! -- неслось ему вослед, Наука клубного
работяги Зеленцова, слова его не пропали втуне.


Еще один день, смертельный, длинный день на плацдарме подходил к концу,
заканчивался в тяжелой тревоге и неведении: будут завтра живые люди,
населявшие клочок земли, волей провидения выбранный ими для избиения друг
друга, или не будут. Сотрясенный, выжженный, искореженный, побитый,
настороженно погружался плацдарм в ночь.
Совершив преступление против разума, добра и братства, изможденные,
сами себя доведшие до исступления и смертельной усталости люди спали,
прижавшись грудью к земной тверди, набираясь новых сил у этой, ими многажды
оскорбленной и поруганной планеты, чтобы завтpa снова заняться избиением
друг друга, нести напророченное человеку, всю его историю, из рода в род, из
поколения в поколение, изо дня в день, из года в год, из столетия в столетие
переходящее проклятие.
Что тут могла значить горькая доля одного маленького человека? Но,
может, с нее, с той, незащищенной, братьями преданной жизни, все и
начинается? Или начиналось? Может, более сильный брат вырвал возле пещерного
огня кусок мяса у брата более слабого -- и никто того не защитил?
-- Значит, так ты и влепил этой шкуре? -- выслушав историю Боярчика,
спросил Булдаков. -- Да-а-аааа, ситуация!.. Однако, пока жив -- живи.
-- Мы их достанем, мы еще потолкуем с ними! -- шевельнулся в темноте
Шорохов.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 [ 99 ] 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.