read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



широкую ногу. А пока... Поезжай-ка ты, Андрей, в Москву, чтобы узаконить
заповедник в Совнаркоме!
- Если посылать, то лучше Шапошникова. У него старые знакомые в
академических кругах.
- Ну что ж, резонно. Пошлем Шапошникова.
В тот вечер мы засиделись допоздна. Мишанька уснул. В печи потрескивали
дрова, уютный свет разливался по столу. Пили чай, Данута вспомнила нашу
женитьбу, петербургские встречи. На час-другой мы позабыли заботы, не
ворошили драматических событий последних лет. Мы отдыхали. Расстались за
полночь.
Через неделю проводили Кухаревичей в дальнюю инспекторскую поездку по
предгорным станицам. Саша проверял школы, уговаривал старых учителей
вернуться на работу, создавал детские дома для сирот и беспризорных. Катя
занималась больницами, фельдшерскими пунктами, гасила тифозные вспышки.
А еще дней через десять страшное известие потрясло нас и весь город: на
дороге между станицами Каладжинской и Ахметовской банда бело-зеленых
подкараулила и зверски убила наших друзей и четырех бойцов их охраны.
Вот когда мы с Данутой почувствовали, как одиноко вдруг стало на земле.

"4"
...Посыльный пришел в середине дня, когда я только что закончил
инструкцию для наблюдателей заповедника и перечитывал ее. У нас было полтора
десятка егерей, были деньги на оплату их труда. Все это появилось после
возвращения Христофора Георгиевича из Москвы. Поездка его, встречи с давними
друзьями Кавказа, с работниками отдела по охране памятников старины и
природы Наркомпроса не прошли даром. Мы стали сильней.
Я взял у посыльного бумагу. Шапошников писал: "Как можно скорей приходи
в управление. Есть новость".
Шла весна. Подувал резкий ветер, но солнце грело уже хорошо. В такие
дни зубры выбирают укрытые от ветра места и лежат на припеке, блаженно
прикрыв глаза. Греются. Уже отправился на Кишу Кожевников. Собирались на
свои кордоны остальные егеря.
Еще издали я заметил у дома Шапошникова красноармейца с непокрытой
головой. Он сидел на крыльце и вроде бы ждал меня. Вскочил, одернул
гимнастерку и пошел навстречу. Мы сошлись, и я не поверил глазам своим.
- Боже мой, Задоров! Ты ли это?
- Эт-точно я, Андрей Михайлович.
Мы обнялись. Отстранившись, я продолжал рассматривать его. Да, Борис
Артамонович, наголо стриженный, круглоголовый, похудевший, во фронтовой
гимнастерке.
Открылась дверь, Шапошников вышел и спросил:
- Берем этого егеря?
- Еще бы! Вот не думал не гадал!.. Где пропадал?
- Все очень просто, Андрей Михайлович. Тифозный обоз, больница в
Пятигорске, а как поднялся и винтовку смог держать, так с первым эшелоном
красных - в Царицын, оттуда в Самару, по Сибири, то за Колчаком, то за
атаманом Семеновым. Воевал, был ранен, опять воевал. Из Иркутска теперь. По
чистой - после второго ранения. Где Василий Васильевич, как остальные наши?
- Скоро увидишь своего Василия Васильевича, зубров, Кишу. Поедешь со
мной. Ну, ты молодец!
Задоров прожил у нас до вторника. С согласия Дануты я подарил ему
Кунака, а сам решил вновь поездить на Кунице. Под шепот весеннего дождя мы
поехали в горы.
Кишинский кордон стоял пустой, но с теплой печью.
Уже разместившись для отдыха, я обратил внимание на свежие отщепы с
внутренней стороны двери. Такие отметины делает только пуля. Внимательно
осмотрев стены, я и там нашел до десятка таких же примет.
Борис Артамонович враз утерял наивную восторженность в которой пребывал
эти дни. Вот она, суровая обстановка. Он вышел, смотрю, вывел коней из сарая
и пустил неспутанными на луг: не очень-то дадутся чужим. Огня мы не
зажигали, на ночь устроились в сараюшке, откуда был выход прямо в лес.
Утром мы сделали круговой обход, ничего опасного не заметили. И тогда
поехали наверх, к зубровым пастбищам.
Задоров весь ушел в созерцание близких хребтов и зеленого леса. Как
чисто и светло сияли его глаза! Какую радость излучал он, даже дышал так,
словно пил целебный воздух. Не будь опасности, которая требует тишины, запел
бы в полный голос.
- Все время Кавказ во сне видел. Такая тоска, хоть беги без разрешения!
Мечтал. И вот... - Он привстал на стременах, руки разбросал, будто обнять
хотел эти тихие поляны и светлые хребты над ними.
Когда и как пристроился нам в хвост Кожевников, как выследил - мы не
заметили. Обернулись - и ахнули! Бородач улыбался колдовской улыбкой. А уж
обрадовался Задорову!.. Подвел коня бок о бок, и так, не сходя с седел,
обнялись, словно отец с сыном встретились, плачут оба и слез своих не
стесняются.
Дальше мы не поехали. Поставили костер, и пошел, пошел бесконечный
разговор.
- Нашел себе благость - тишину, а? - Кожевников любовно смотрел на
Задорова.
- Когда идет революция, о тишине и покое говорить смешно, - быстро
сказал Борис Артамонович. - Чистейший идеализм.
- Смотри, как заговорил! Агитатор!
- Здесь ведь тоже покоя нет, - сказал Борис. - Эт я усвоил. И пулевые
отметины на кордоне разглядел.
- Было, было, - коротко отозвался Кожевников.
- Давно? - спросил я.
- Не-е... Три ночи кряду обстреливали. Ну, и я не молчал. То с одного
места стрельну, то с другого. Чтобы думали, будто нас много. Кажись,
подстрелил кого-то, крик слышал. Убрались.
- Кто, как думаешь?
- Эти самые. Бело-зеленые. Похоже, заблудились. Пуганые. Они с востока
приходили, вряд ли близко живут. А все же за зверя боязно.
- Видел зубров?
- Трех видал. Да еще волками обглоданного подранка нашел. Мартовской
погибели. Выходит, и зимой охотились за ими. Но надоть еще посмотреть,
думается, на Пшекише, на Сенной поляне и повыше должны быть другие.
Говорил и все на Задорова посматривал, хотел понять, каков он теперь,
его крестник. Боялся, уж не другим ли стал за трудные годы. Спросил вдруг:
- Рука твоя тверда али как? Жизня у нас опасливая.
- Винтовку держать могу, огни и воды прошел - не убоялся. Так что
по-старому, плечом к плечу с тобой воевать за Кавказ... И за зубров.
И так они друг на друга посмотрели, что и тени не осталось в их давней
мужской дружбе.
Четыре дня мы лазили по хребтам и ущельям, высматривая зверя на полянах
и опушках, благо верхний лес еще не закрылся зеленым листом. И за четыре
этих дня обнаружили семь зубров. Только взрослые особи. Согнутые, с
неряшливой шкурой, они от любого шороха вскидывали хвост и бежали сломя
голову. Даже издали можно было почувствовать их болезненную возбудимость.
Так долго зубры не проживут. Эти звери нуждаются в покое.
Задоров легко узнавал некоторых старых знакомцев. Разглядывая зубров в
бинокль, он весело говорил:
- А вот и мой Рыжий. Левей его Бойкая. Ишь как линяет, вся в клочьях.
Постарела... Неужто у нее бычка или телочки не было?..
Так, с остановками, мы добрались до устья реки Шиши. Здесь я хотел
оставить друзей и пробраться на Умпырь. А их попросил поехать западнее, на
Молчепу. Но егеря не пустили меня одного. Еще три дня мы путешествовали по
высокогорью, прежде чем спуститься к Умпырю. Долго высматривали с горы:
спокойно ли там? К радости своей, обнаружили на склоне горы трех зубров, а
над избушкой вскоре увидели дымок. Уже на заходе солнца опознали Телеусова.
Снова встреча, неторопливый разговор у печурки, ощущение братства.
- Сколько? - спросил я у Алексея Власовича.
- Покамест семерых отыскали. Ребята Никотины на Алоус отправились,
вернутся к завтрему. А эти зубры - на Мастакане.
- Банды не беспокоили?
- Не было. Зато волков развелось, Михайлыч!.. Прямо до избы являются,
такие храбрые.
Рано утром Кожевников и Задоров перешли на тропу, что вела к перевалам.
Я остался с Алексеем Власовичем.

"5"
Осень двадцать второго года.
Мы оставили Умпырь. В начале октября от Большой Лабы сюда проникло
более сотни бело-зеленых. Приходили они группами по десять - пятнадцать
человек, хорошо вооруженные, даже при пулеметах на вьюках. Наши отпугивающие
выстрелы вызвали шквал ответного огня. Мы потребовали из Лабинска воинскую
часть, но кто-то предупредил банду, начались стычки. Были немалые потери, и
бойцы, опасаясь зимы, отошли к Псебаю. Бандам отступать было некуда,
остались в Умпыре.
Одиннадцать зубров очутились в опасном соседстве. Звери привыкли
спускаться в долину. Что их ожидало?!
Мы ушли старой егерской тропой на верхнюю Кишу, а оттуда и на кордон.
Можно представить себе, с каким настроением покидали мы долину.
Первые дни жизни на Кише мы ходили подавленные и настороженные. Удастся
ли удержаться нам здесь? Правда, зима с буранами в октябре закрыла все
пути-дороги, но и для нас не оставила никакого маневра.
Василий Васильевич, а потом и Задоров успели поставить несколько



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 [ 99 ] 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.