read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Знаешь что, запишем текст, - сказала Лена, - и посмотрим, как он
выглядит на бумаге.
Но текст не стал яснее после того, как она записала его на бумаге.
- Так или иначе, он жив и здоров, в этом нет никаких сомнений. И едет
домой - чего же тебе еще надо?
- Да, да.
Я снова принялась звонить.
- Еще не вернулся... Подождите минуту. Сейчас подойдет.
- Татьяна Петровна, я вас ищу, - услышала я голос Малышева, сдержанный,
как всегда, но с оттенком недоумения. - Я получил от Андрея Дмитрича
странную телеграмму. Она у меня с собой. Сейчас прочитаю. "Признаки на
десятый день, не сообщайте домой шестьдесят три, вагон восемь". Судя по
дате, он завтра должен быть здесь. Но почему не сообщать домой? И что это за
признаки? Вы от него ничего не получали?


ВСТРЕЧАЮ АНДРЕЯ
Ничего особенного не было в том, что поезд немного опоздал, но мне
подумалось, что и это чем-то связано с непонятными телеграммами от Андрея.
"Стало дурно, сняли на какой-нибудь маленькой станции", - представилось мне,
и Малышев, который научился, кажется, читать мои мысли, укоризненно покачал
головой.
Восьмой вагон оказался в конце поезда. Пока мы добежали, Андрей уже
вышел, и я издалека увидела его среди шумной, разговаривающей, идущей по
перрону толпы.
- Вот он!
Я обернулась к Малышеву, который не поспевал за мной, и по его всегда
сдержанному, а в это мгновение просветлевшему лицу поняла, что у него так
же, как у меня, отлегло от сердца.
Андрей нес в руках два чемодана, - один свой, а другой незнакомый, с
медными шляпками, старинного вида. Кепка была откинута со лба, плащ
переброшен через плечо. Лицо было румяное, глаза блестели. С первого взгляда
мне показалось даже, что он загорел, посвежел...
- Андрей!
Как будто это было совершенно невероятно, - то, что мы приехали, чтобы
встретить его, - с таким радостным, удивленным выражением он остановился,
поставив на перрон чемоданы.
- Ох, да что же вы это? Вот молодцы! - весело говорил он, обняв меня и
разглядывая, как всегда после разлуки. - А ты что-то похудела. Как Павлик?
Здравствуй, Михаил Алексеевич.
- Павлик здоров. Похудеешь тут! Что за нелепые телеграммы мы от тебя
получили?
Он немного нахмурился.
- Почему нелепые? Впрочем, у меня вчера голова побаливала, может быть,
я что-нибудь и напутал. Зато телеграфистка попалась такая славная. "Зачем я
буду сдачу себе оставлять, безразлично, хотя бы и десять копеек? Разве я не
понимаю, что нахожусь на государственной службе?"
Он засмеялся. Я взглянула на Малышева, и он ответил тревожным,
недоумевающим взглядом.
- Андрей, что с тобой? Ты болен?
- Я? Нет. А что? Вчера голова немного побаливала, а сегодня прошла. Я с
армянами ехал, один инженер-электрик, а другой - хозяйственник. Чудесные
парни! Черт возьми, да я же, кажется, с ними не попрощался! Михаил
Алексеевич, постой! - крикнул он Малышеву, который, оставив нас на лестнице,
отправился было разыскивать свою машину, стоявшую среди других перед
вокзалом. - Я с армянами ехал, нужно проститься!
Малышев вернулся.
- Теперь уже поздно, не найдешь, - медленно сказал он. - Пошли, Андрей
Дмитрич.
- Да, пошли. О чем это я должен был сказать тебе, Таня? Не помню! И
ведь всю дорогу повторял в уме, даже узелок завязал на память. И вот поди ж
ты, забыл! Ну, не беда! Ведь это не беда, Таня?
- Разумеется, не беда. - Я старалась говорить спокойно. - Сейчас мы
приедем домой, а ты ляжешь, отдохнешь. Должно быть, ты простудился в дороге.
- Простудился? Ничуть! О чем это мы говорили! Ах да! Об армянах. Что за
народ! Таня, почему бы нам с тобой не поехать куда-нибудь вместе? Вот они,
например, приглашали меня в Ереван, не летом, разумеется, а осенью, когда не
так жарко. А у вас тут давно такая жара?
Никакой жары не было. День был хотя и солнечный, но прохладный. Андрей
нетерпеливо перекинул плащ на другое плечо. У него пылали щеки, и не
поправился он, как мне показалось с первого взгляда, а, напротив, осунулся,
похудел. Мы подошли к машине. Малышев помог мне и украдкой подбадривающе
пожал мою руку.
- Ты чем так расстроена, Таня? А про Павлика и не рассказала. Я, между
прочим, хотел ему персиков привезти, а Капустин отсоветовал - "половину
выбросите в дороге". Ну и выбросил бы, черт побери! Осторожно, там
материалы, - быстро сказал Андрей шоферу, который поставил нам в ноги
незнакомый кожаный чемодан. - Ты не поверишь, как я скучал без него! Ведь мы
с ним собирались в цирк на прошлой неделе. Вот, оказывается, без кого я жить
не могу. Без тебя тоже не могу, но как-то совсем по-другому.
Я взяла его за руку, приложила губы ко лбу.
- Здоров, здоров! Почему домой? В Наркомздрав! - Он услышал, как
Малышев, сидевший рядом с шофером, сказал ему адрес.
- Хорошо, - отозвался Малышев и снова что-то шепнул шоферу.
- ...Ох, и хороша же Москва! - говорил Андрей, поглядывая вокруг себя
веселыми, лихорадочными глазами. Мы выехали на площадь Дзержинского. -
Водитель, это что за машина? Новая марка?.. Постой, но все-таки надо же
вспомнить, что я хотел сказать тебе, Таня.
- Ты не думай. Вспомнишь потом.
- Нет, брат, надо сейчас. Это важно. Черт побери! Ведь я же узелок
завязал на память.
Он замолчал и больше до самого дома не произнес ни слова. Лицо его
побледнело, глаза погасли. Из машины он вышел с трудом. Мы поддержали его,
поднялись по лестнице, уложили в постель. Малышев поехал за врачом.
Лишь ночью Андрей пришел в себя и вспомнил то, о чем думал, по его
словам, всю дорогу.
- Я был у твоего отца, - сказал он. - Он еще совсем молодец, здоров,
заведует складом и надеется сыграть заметную роль в художественной
литературе. Но вот что самое любопытное. Ведь ему удалось все-таки разыскать
Раевского. Я записал адрес: где-то под Москвой, на станции Востряково.
Андрей был в Средней Азии по малярийным делам и, встретив среди
пограничников несколько нехарактерных случаев этой болезни, заподозрил
клещевой возвратный тиф, который часто путают с малярией. Однако это была,
по-видимому, какая-то особая форма возвратного тифа.
Можно было проверить догадку, заразив кровью больного белых мышей. Но
белых мышей не удалось достать на заставе, да и не было уверенности в том,
что они окажутся восприимчивыми к этой форме болезни. Оставалось только
одно: заразить себя и таким образом увезти "особую форму" с собой; Андрей
уверял меня, что это единственный выход.
Инкубационный (скрытый) период возвратного тифа продолжается около
десяти суток, и Андрей, у которого были дела в Ташкенте, рассчитал, что
первый приступ начнется на другой день после возвращения домой. Он ошибся,
впрочем немного. Температура поднялась в дороге, за тридцать шесть часов до
Москвы.
Возвратный тиф протекает остро, с внезапными приступами, с ознобом, с
мучительными головными болями. Андрей всегда плохо переносил высокую
температуру и знал, что будет болеть тяжело. Не два и не три, а семь
приступов перенес он, и каждый раз терял сознание, бредил, умолял меня не
уходить, хотя я дежурила у него днем и ночью, жаловался, что доктора не
позволяют ему наблюдать за течением болезни, и требовал, чтобы в Среднюю
Азию для борьбы против песчанок была немедленно направлена крупная воинская
часть, располагающая всеми средствами современного вооружения.


ИСЧЕЗНУВШИЙ МИР
Хорошенькая собачка с торчащими ушками злобно лает, едва я приоткрываю
калитку, куры взволнованно лопочут, гусь бросается на меня, растопырив
крылья, сердито вытянув шею, - нельзя сказать, что в этом доме приветливо
встречают гостей. Одутловатый человек, с набрякшим лицом, спускается с
крыльца маленькой веранды.
- Вам кого?
Собачка лает, он грубо отбрасывает ее ногой.
- Здесь живет Раевский?
- Это я. А в чем дело?
Как будто живые портреты один за другим быстро сменяются передо мной в
эту минуту: вот толстый гимназист в распахнутой шубе стоит перед дверью
гадалки, и под бобровой шапкой видно его потное, взволнованное лицо. Вот
наглый мрачно-иронический субъект уговаривает меня украсть у Павла Петровича
письма знаменитой актрисы. Вот сытый, самодовольный нэпман-делец ведет под
руку красавицу по ресторанному залу. Портреты расплываются, тают. Обрюзгший,
опустившийся человек с висящими под подбородком восковыми складками кожи, с
грязным кадыком, торчащим из воротника синей засаленной куртки,
всматривается в мое лицо тревожно моргающими глазами.
- Вы меня не узнаете?
- Нет.
- Моя фамилия - Власенкова. Мы встречались... Мне нужно поговорить с
вами.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 [ 100 ] 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.