read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Роман Афанасьев


Огненный дождь

Туннель запасного выхода извивался, словно раненая змея. Строители специально проложили эту бетонную трубу таким образом — чтобы задержать ударную волну от взрыва, если таковой случится вблизи убежища. К счастью, взрывы миновали эту часть необъятной пустыни. В туннеле было темно — освещение сдохло еще лет двадцать назад. Чинить было некому. Последний электрик умер за год до поломки, проклиная это убежище и всех, кто жил в нем. Примерно тогда же взорвался склад боеприпасов, расположенный у входа. Убежище лишилось половины огнестрельных запасов, трех мастерских и главного выхода. Запасной, к счастью, уцелел. Правда бетонные стены сильно потрескались от взрыва, но еще держались. Куски бетона, что вывалились из стен, щедро усеивали пол, заставляя спотыкаться тех, кто ходил в темноте по этому ходу.
Ворон уже почти полчаса пробирался по этой бетонной кишке, постоянно спотыкаясь в кромешной темноте. Каждый раз, когда нога задевала за крупный кусок, он мысленно посылал проклятья вожаку следопытов — Сыщику, который запретил пользоваться факелами в запасном выходе. Маскировка, видите ли. Какая, к чертям, маскировка на глубине в тридцать метров? Кто увидит этот свет? Но — начальник всегда прав. Сам Ворон ходил в следопытах всего второй год. Ему было двадцать пять, и пока рано было обсуждать приказы начальства, Сыщик ему так и сказал, провожая в дорогу.
Задумавшись о своей карьере, Ворон зацепился наплечной сумкой за неведомо откуда взявшийся железный прут и чуть не растянулся на бетонном полу во весь свой двухметровый рост.
За его спиной тихо хихикнули.
— Эй, Слепой! — мрачно позвал Ворон, останавливаясь и поправляя винтовку, что висела у него на плече.
— Чего, — недовольно откликнулся из темноты ломающийся подростковый голос.
— Почему тебя Слепым прозвали? — спросил Ворон, пытаясь снять сумку с железного прута.
— Да все уже знают.
— Я редко бываю дома. Ты знаешь, я брожу целыми неделями по холмам вокруг убежища и мало что знаю о жизни внутри, — Ворон освободил сумку и, пригнувшись, двинулся дальше.
— Ну, я с детства плохо вижу. Не так плохо, как Очкарик, но все же не могу быть Воином или Следопытом. Вот поэтому-то Седой и стал учить меня читать. Правда он сам сказал, что от этого зрение еще хуже станет.
— И чего, много ты прочитал? — усмехнулся Ворон.
— Ну, все, что было в Доме, прочитал. Кстати, твой друг Соленый, обещал мне книжек принести из заброшенных Домов. Что-то его давно не видно.
Ворон остановился и пошарил в темноте рукой. Нащупав хрупкое плечо подростка, он ухватился за него и притянулся к себе.
— Тихо! Соленый ушел, — жарко зашептал он прямо в ухо Слепому.
— Знаю, на север, он мне сказал что, когда вернется, книг принесет.
— Соленый трепло, — процедил Ворон сквозь зубы, — он ушел на восток за деревом, понял? Никаких книг там нет. Молчи о севере, а то Сыщик упрячет тебя на нижние уровни до возвращения Соленого.
Слепой вырвался и стал тщательно расправлять куртку тяжело сопя.
— Ладно, — наконец сказал он, — все понял. Хотя все давно знают что на севере еще один Дом — убежище.
Ворон отвернулся и снова нырнул в темноту. Некоторое время они шли молча, спотыкаясь и тяжело дыша. Наконец, оценив расстояние до светлого пятна, следопыт попросил:
— Расскажи о войне. Не так скучно будет идти.
— А чего рассказывать-то. Все знают.
— Я не знаю, — раздраженно откликнулся Ворон, — интересно мне.
— Ну, — протянул Слепой, — сначала была бомба. Ядерная. Сильная, то есть очень. Потом ее скинули на один большой Дом. А семьи этого Дома обиделись и тоже сделали бомбу. Сильнее, чем ядерную, но не такую вредную и кинули ее в ответ. Вот. А потом этими бомбами стали кидаться все. И вместо Большого Зеленого Дома стала пустыня. Или просто Выжженная земля. Как у нас.
— У нас холмы, — сказал Ворон, отшвыривая ногой, кусок бетона, — а все это я и сам знаю.
— Ну, я же говорил, все знают.
— Я думал, в книгах много про войну написано. Правдиво — почему война, зачем? Как раньше было?
— Так оно и написано, — Слепой тоже пнул камень, старясь отбросить его подальше, — только мне эти книжки Седой не дает читать.
— А почему?
— Говорит, рано мне еще знать, — Слепой пнул ногой еще один кусок бетона и тот с легким шорохом канул во тьму, — воду искать не рано, а знать рано!
— Слепой, тебе, сколько лет-то?
— Шестнадцать, — огрызнулся Слепой, — а что?
— Какого рожна тебя послали за водой?
— Да рисую я неплохо. Карту начертить могу. И написать, где воду нашли. Если в каком доме найдем записи — прочитаю. Может, там о воде есть. Помнишь, как в прошлом годуДлинный и Очкарик старый дом нашли, а под ним пару цистерн? Если бы Очкарик не прочитал дневник, цистерны ни в жизнь бы не нашли.
— Помню, — Ворон помолчал, — здорово это — уметь читать.
— А ты не умеешь? — изумился Слепой.
— Не умею. А чего ты удивляешься, из нашего Дома только Седой, Старик, Сыщик и Очкарик умеют читать. Ну, еще ты. Пять человек из полста.
— Ну, я думал все следопыты умеют читать и карты составлять. Считать-то ты умеешь.
— Не все, — Ворон снова споткнулся и тихо выругался, — считать-то все умеют, иначе запасы не рассчитаешь для похода. А карты чертит Сыщик. Мы ему рассказываем, а ончертит.
— А на фиг он их чертит, если вы читать не умеете?
— А он на них не пишет. Рисует значки, которые мы знаем.
Ворон зацепился ногой за кусок железной трубы, брошенной здесь неизвестно кем, и с размаху упал на колени.
— В душу твою собачью мать! — выругался следопыт, поднимаясь с колен — руки все расцарапал!
— Чего ты спотыкаешься то все время? — Слепой протянул ему руку. Ворон с усмешкой взялся за хрупкую руку подростка своей мускулистой лапищей и встал.
— Я в темноте плохо вижу, — Ворон подобрал с пола мешок и винтовку.
— Это почему? — Слепой протянул следопыту оброненную им пачку патронов. — Мы же полжизни сидим в темноте под землей??
— Я-то нет! Снаружи привыкаешь к солнцу, а потом под землей ничего не видишь.
— Это как? — поразился Слепой.
— Выйдем, увидишь, — Ворон тронул рукой коленку и зашипел от боли. Настроение его было безнадежно испорчено. Он повернулся к подростку спиной, давая понять, что разговор окончен, и молча зашагал вперед.
Дальше они шли молча. Выход приближался, потянуло свежим воздухом — стало светлее, и тьму сменил полумрак. Стали видны все трещинки в бетонных стенах и пыльный пол,на котором было множество следов. Последние несколько шагов до входа Слепой проделал, прикрыв глаза ладонью — яркий, как ему казалось, свет вызвал неожиданный поток слез.
— Ну, вот и кончилась наконец эта проклятая труба! — сказал Ворон, шагнув на пыльную землю.
— Черт, ничего не вижу! сплошной свет! — пожаловался Слепой, хватаясь за рукав следопыта.
— Это еще ерунда! Это братец, только утро. Вот днем будет действительно светло! — следопыт приставил руку козырьком ко лбу, всматриваясь в даль. — Я уже к свету привык, зато в темноте ни фига не вижу.
Следопыт опустился на правое колено и стал поправлять свой сапог, пошитый из грубой кожи. Он уже выпрямлялся, когда сзади раздался низкий голос.
— Куда это вы собрались?
Слепой дернулся, оборачиваясь на голос, и задел Ворона.
— Да воду искать, — следопыт медленно обернулся — за его спиной стоял мужик в темно зеленом комбинезоне. Он был на голову выше следопыта, и стандартная винтовка вего огромных лапах казалась игрушкой.
— Привет, Ворон, — мужик опустил винтовку и протянул огромную ладонь следопыту.
— Здорово. Ну что, Терра, все охраняешь? — следопыт аккуратно пожал руку охраннику.
— Да вот, стою, — ухмыльнулся охранник, — что-то вы задержались, Рукастый и Птица час назад прошли. Вы вроде вместе собирались выйти.
Ворон бросил укоризненный взгляд на спутника.
— Да пацан со мной, пока его собрал в дорогу, час и прошел.
— А, — протянул Терра, — ну лады. Счастливо вам, я пойду на третий холм, посмотрю, далеко ли Птица ушел.
Он развернулся и медленно зашагал прочь от спутников.
— Пока! — бросил Ворон в спину уходящему охраннику.
— Чего это он? — Слепой недоуменно посмотрел вслед Терре, который легко ступал по выжженной земле.
— Мы вчера ночью повздорили маленько, — смущенно бросил Ворон, — наверно, он все еще обижается. Не обращай внимания. Он всегда такой, когда сердится. Просто неохота ему со мной разговаривать, да надо — для порядка.
Следопыт повернулся спиной к входу в убежище и окинул взглядом пустынный горизонт. Багровые тучи нависали над самыми холмами, казалось, еще чуть и небо коснется выжженной земли. Везде, куда мог только дотянуться человеческий взор, холмы были покрыты толстой коркой спекшейся земли. Эта корка была вся в трещинах, которые образовывали загадочный узор, бегущий вдаль. Ворон взглянул на небо — тучи были обманчивы — ни одна капля влаги не упала на иссушенную землю за предыдущий год. Говорят, где-то далеко на севере дожди шли каждый месяц, но Ворон не верил этому.
— Эй, Слепой, правда, что на севере идут дожди?
— Черт! — Слепой тер слезившиеся глаза, — да говорят, идут!
Ворон скинул с плеча сумку и запустил в нее свою длинную руку. Через секунду он аккуратно вытащил на свет странную конструкцию.
— На, возьми, — Ворон протянул подростку два закопченных стекла в квадратной деревянной оправе. К оправе была привязана длинная веревка.
— Ух-ты, — восхитился Слепой, — как у Очкарика!
— Это простые стекла, просто закопченные, — отозвался Ворон, — надень, полегче будет.
Слепой напялил очки и стал обматывать длинную веревку вокруг бритой головы. На его еще худом лице, украшенном крючковатым носом, это устройство выглядело довольносмешно. Но следопыт даже не улыбнулся. Все, что приносит пользу в походе, — не смешно.
— Вот еще, голову обмотай, — Ворон протянул подростку кусок ткани, который когда-то несомненно, имел белый цвет. Слепой накинул ткань на свой бритый череп и завязал кончики тряпки под подбородком.
— Уже лучше, — изрек Ворон, накидывая такой же кусок ткани на свою голову. Его волосы уже отросли за время хождений по холмам почти на ладонь. Правда, каждый раз, когда он посещал убежище, Сыщик заставлял его бриться налысо, как и остальных обитателей Дома. Меньше волос — меньше проблем, говорил Сыщик, поглаживая свою лысую, какшар, голову. Он очень боялся паразитов в убежище. Считал, что они разносят всякую заразу, и был, безусловно, прав. Следопыт завязал концы импровизированного платка на затылке. В этот раз ему удалось ускользнуть от ножниц и бритвы — он пришел в убежище поздно ночю, и ушел рано утром. Времени на бритье не оставалось.
Вторым куском он обвязал дуло винтовки и затвор, чтобы пыль не добралась до механизмов. Конечно, это не остановит пыль, но какая-никакая, а все ж защита.
— Ну что, пошли? — Слепой поправил очки и вопросительно взглянул на следопыта.
— Погоди! — Ворон раскрыл свою сумку и заглянул внутрь. — Что с собой взял?
— Ну, воду взял, уголек, кусок бумаги, пару тонких шкур. Седой сказал, что еду в холмах ты сам найдешь. А еще он мне дал нож, — Слепой вынул из своей сумки полоску ржавого металла, грубо заточенную с двух сторон. Вместо рукоятки на этот нож были намотаны куски шкуры, пропитанные клеем.
— Клей сам Седой варил, — похвастал Слепой, — из костей!
— Ты бы лучше его за пояс заткнул, чтоб под рукой был, — ответил Ворон, презрительно взглянув на полоску ржавого метала. Его старый настоящий армейский нож, найденный в заброшенном городе, был заткнут за голенище сапога. Но об этом он не распространялся.
— Все! — сказал Слепой, — куда пойдем?
— Не знаю, чего тебе наплел Седой, но я получил от Сыщика приказ идти на юг, пока не кончится вода. Потом назад. На север пойдут Рукастый и Птица.
— Это как же без воды назад? — испуганно взглянул на следопыта Слепой.
— Ну, по дороге можно найти немного воды. Ладно, хватит болтать, пошли, а то скоро совсем жарко станет. — Ворон забросил сумку на плечо и решительно двинулся в холмы. Слепой пошел за ним, поправляя на ходу очки и стараясь не отставать. Потрескавшаяся земля рассыпалась под их сапогами, превращалась в пыль, которую тут же уносил ветер. Слепой оглянулся — черный провал запасного выхода темнел в ста шагах. К нему вела цепочка следов, но ветер постепенно стирал ее своей быстрой рукой.
— Чего оглядываешься, — буркнул Ворон, — пути не будет.
— Да вот, — Слепой отвернулся, — вроде уходим. Просто отошли от дома. Неромантично как то.
— Романтик, — хмыкнул Ворон, — в детстве много сказок слушал! Идем себе и идем.
Выжженные холмы вскоре заслонили черную кляксу туннеля. Солнце припекало все сильнее, одежды путешественников давно сменили свои цвета на грязно-серый цвет. Слепой уже пару раз думал приложиться к бурдюку с водой, но каждый раз останавливался. Не дело это, пить воду в получасе ходьбы от дома. Глаза страшно болели, жажда терзала горло, но Слепой старался этого не замечать. Он первый раз забрался так далеко от Дома и не хотел выглядеть хлюпиком в глазах следопыта. Через час ходьбы ему было уже на все наплевать, и на свой образ героя, и на важное задание, и на доверие Седого.
Через два часа Слепой почувствовал, что ноги его подгибаются, он упал на колени и прохрипел:
— Ворон, я не могу больше не могу!
Следопыт медленно подошел к нему, подхватил под мышки и, легко приподняв, оттащил в тень ближайшего холма.
— Я выдохся, — Слепой откинулся на спину и замер, наслаждаясь чувством полного покоя в натруженных ногах.
— Ничего, — сказал Ворон и прилег рядом, — втянешься!
— Да я, наверно, с этого места до вечера не сойду, — Слепой прикрыл глаза.
— До вечера мы должны дойти до заброшенного Дома. Специальный такой дом. Наружный. Раньше там люди жили, до Войны. А потом стали строить настоящие Дома. Под землей, — Ворон аккуратно вынул из сумки кожаный мешок, наполненный водой, и сделал маленький глоток.
— Знаю, — лениво отозвался Слепой, доставая свой бурдюк, — это называлось не Дома, а Города. Некоторые были очень большие. Во много раз больше, чем наше убежище.
Сделав маленький глоток, Слепой просмоленной веревкой бережно завязал горлышко кожаного мешка и упрятал его в сумку.
— Знаешь, Ворон, мне Седой говорил, что раньше, до войны, люди пили воды раза в три больше, чем сейчас.
— Почему?
— Ну, воды было много, вот они и пили. А потом воды стало мало, и люди потихоньку приспособились. Седой говорил, что с нашим обычным бурдюком в два литра человек и недели не протянул бы в пустыне.
— Да ладно, — Ворон осмотрел свой бурдюк, взвесил его на руке, — неделю бы протянул.
— Ну, не знаю, люди все разные, — Слепой откинулся на спину, — может, кто и протянул бы.
— Поднимайся! — отозвался Ворон.
— Да ты что, я еще не отдохнул!
— Я пошел, а ты как хочешь, — Ворон легко поднялся на ноги и размеренно зашагал на юг. Слепой с тоской посмотрел ему вслед. Когда следопыт отошел на два десятка шагов, Слепой понял, что это не шутка (в чем он себя убеждал) и со стоном поднялся на ноги.
Стемнело рано. Прохлада мягким покрывалом ложилась на измученную солнечными лучами землю. Стало холодно, ветер пронзал легкие одежды, словно кинжал. Солнце давно скрылось за горизонтом, лишь где-то вдалеке умирал огненный закат. Следопыт не останавливаясь шел вперед. Подросток тащился позади, едва переставляя ноги. Пыль забивала ему нос и дышать было тяжело. Когда солнце коснулось своим огненным краем дальнего холма, Слепой остановился и крикнул, напрягая пересохшее горло:
— Ворон, долго еще идти? Может, отдохнем?
Следопыт остановился и повернулся к подростку.
— Вон за тем холмом, — ответил он, уверенно ткнув рукой в дальний холм. Затем он резко повернулся и снова зашагал по выжженной земле. От каждого его шага, в воздух поднимались облачка пыли, которые тут же уносил сухой ветер.
Слепой сглотнул пересохшим горлом и промолчал, хотя это был уже десятый холм, за которым «должен быть заброшенный Дом». Но на этот раз, к удивлению Слепого, именно из-за этого холма и появился заброшенный Дом. Это был небольшой Дом, несколько трехэтажных зданий, стоящих кружком, — весь он уместился бы в половине настоящего Дома, что находился посреди подземного убежища. Слепой непроизвольно ускорил шаг, стремясь поскорее увидеть то, о чем он читал в рассыпающихся от ветхости книгах. Ничего особенного он не увидел. Старые каменные дома в три этажа были почти полностью разрушены. Правда, кое-где сохранились и перекрытия, и стены, и железные наружные лестницы.
— Не торопись, — Ворон схватил за рукав Слепого, который почти обогнал своего проводника.
— Там может быть что угодно, — продолжил Ворон, снимая с плеча винтовку, — держись позади. Если я начну стрелять, падай.
Слепой вытащил из-за пояса свой самодельный нож и, крепко сжав его в сухой ладони, пропустил Ворона вперед. Так они и шли, молча, стараясь не шуметь. Когда следопыт резко остановился, Слепой вздрогнул всем телом и чуть не выронил свой нож.
— Все! — резко сказал Ворон, — все спокойно, можно устраиваться на ночлег.
Слепой облегченно вздохнул и заткнул нож за пояс, причем едва не вспоров себе бок. Ворон тем временем осматривался по сторонам, выглядывая подходящее местечко для ночлега. Они стояли посреди небольшой площади между двух каменных домов, от которых остались одни стены. Перекрытий между этажами не было, лишь на каждом доме было по паре железных лестниц, прилепившихся к наружным стенам. По всей площади валялись куски тряпья, ржавое железо. Ветер лениво шевелил обрывки выцветшей бумаги, иногда перенося мелкие клочки от одной кучи мусора к другой. Вместо земли под ногами была какая-то непонятная крошка из черного камня.
— Асфальт!! — Слепой нагнулся и схватил маленький черный камешек, который крошился в руках, — смотри, Ворон, это асфальт!!!
— Ну и что, — отозвался следопыт, вытаскивая из груды мусора железный куб, у которого не хватало одной стенки. Он был закопчен — по-видимому, внутри него не раз разжигали костер.
— Да ты что, я столько про него читал, — восторгался Слепой, — дома-то, я себе мог представить, а асфальт — нет!
— Помоги лучше, — проворчал Ворон, пытаясь приподнять куб, — я его приподниму, а ты подсунь под него вон ту деревяшку.
Ворон рывком приподнял куб до колен, а Слепой ногой подсунул под него приличный кусок дерева.
— Ну вот и все! — отряхивая ладони сказал Ворон, — теперь марш за дровами.
— За какими дровами? — удивился Слепой.
— За деревянными, — съязвил следопыт, — идешь по улице и поднимаешь деревяшки. Когда наберешь побольше, идешь обратно. И не заходи в дома. Там ничего нет, а обвалиться эти стены могут запросто.
Слепой с сомнением потрогал пальцем рукоятку своего ножа и устало побрел по улице, высматривая дерево и заодно глазея по сторонам. Когда он вернулся с охапкой деревянных обломков, в кубе уже пылал огонь, а Ворон нанизывал на толстую проволоку куски свежего мяса.
— Откуда мясо? — удивился Слепой подходя к костру и бросая дрова рядом с кубом.
— Да вот, — отзывался Ворон, — пробегало мимо.
— А почему хвост такой длинный?
— А ты что, кролика захотел? — огрызнулся следопыт, — не хочешь — не жри.
Он отложил прутик, на который было уже нанизано четыре куска и, вытащил из своей сумки еще один кусок гнутой проволоки. Слепой подсел ближе и рассмотрел, что мясо Ворон срезает с освежеванной тушки похожей на маленького зайца. По крайней мере на первый взгляд это казалось зайцем. Вот только хвост…
Слепой крепко зажмурился стараясь прогнать видение противного голого хвоста. Когда он наконец открыл глаза, его взору предстало страшное зрелище: остатки рукописи догорали в костре. Издав громкий крик, подросток прыгнул прямо в костер, едва не повалив куб.
Ворон легко перекатился вбок, подхватив с земли свою винтовку. Вскочив на ноги, следопыт нырнул в тень и замер там, прижавшись спиной к стене. Подросток сидел рядом с костром и тряс обоженными руками. Около его правой ноги валялись листки бумаги, которые еще дымились. Во всем городке стояла мертвая тишина, которую нарушали лишь проклятья подростка. Следопыт водил стволом винтовки из стороны в сторону, осматривая темные углы площади. Наконец он спросил громким шепотом:
— Что случилось?
— Дурак, — крикнул Слепой и, морщась от боли, подхватил листки, — ты чуть не сжег вот это!
— Что это? — Следопыт не смотря на спутника, шагнул к костру, не отводя взгляда от дальнего дома, до которого не доставал свет костра.
— Вот это! — Слепой ткнул бумагами зажатыми в кулаке прямо в грудь Ворона.
— Все? — спросил следопыт, опуская винтовку.
— Все, — зло ответил Слепой, опуская руку с бумагами.
Следопыт быстрым движением руки отвесил подростку подзатыльник — тот упал на колени от удара.
— Дурак, — прошипел Ворон, — еще раз так прыгнешь, сам тебя пристрелю, чтоб меня не подставил.
Слепой сел и схватился рукой за затылок. Кинув полный злобы взгляд на спутника он, отполз на другую сторону костра и стал аккуратно складывать листки бумаги в одну стопку.
Ворон медленно положил винтовку рядом с собой и взялся за нож. Он нарезал мясо маленькими кусочками и аккуратно нанизывал их на проволоку. Руки его едва заметно вздрагивали. Закончив свое малоаппетитное занятие, Ворон вытер нож об штаны и сунул его заголенище сапога. Затем он встал и медленно подошел к Слепому, держа в руках проволоку с нанизанным на нее мясом. Подросток уткнулся в свои бумаги и водил пальцем по выцветшим строкам, делая вид что не замечает следопыта. Ворон встал у него за спиной и тоже стал всматриваться в причудливую вязь незнакомого почерка. Он находил знакомые буквы, но они выглядели странно — человек написавший эти заметки, торопился, и буквы было сложно разобрать. Следопыт услышал, как подросток тихонько втянул носом воздух, вдыхая аромат жареного мяса, — проволока с кусками, что отобрал для себя следопыт, упала одним концом в огонь и «жаркое» подгорело. Ворон тронул Слепого за плечо.
— Извини.
Подросток вздрогнул и отодвинулся. Ворон сел рядом и глядя на пламя произнес:
— Ты меня напугал. Я не такой опытный, как Сыщик или Терра. Они, наверно, сразу бы догадались, в чем дело. Я разозлился, что ты увидел мой страх и ударил тебя. Прости.
Слепой отложил бумаги и заглянул в лицо следопыту, пытаясь поймать его взгляд.
— Ладно, — проворчал Слепой, — больше не буду тебя пугать, — и улыбнулся. Ворон улыбнулся в ответ.



Страницы: [1] 2 3 4
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.