read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Вот это жизнь! Вы так мало там побыли, а так много заработали! Когда я вернусь из Греции, обязательно наберу себе полную ванну шампанского и буду в нем купаться.
– Откуда? – спросили мы в один голос с Наткой.
– Из Греции.
– На черта тебя туда несет? С мамой едешь отдыхать?
– Нет, сама.
– По турпутевке?
– Нет, работать.
– Работать?! – ахнули мы.
– Ну да, работать. А что тут такого? Я всю жизнь мечтала посмотреть Древнюю Элладу. Мне недавно объявление подвернулось, мол, требуются девушки от восемнадцати до двадцати пяти лет для работы официантками в самых роскошных ресторанах Греции. Зарплата высокая. Я прошла конкурс! – гордо улыбнулась девчушка.
Мы с Наткой переглянулись, не в силах произнести ни слова.
– Тебе не нужно туда ехать, – наконец сказала Натка.
– Почему? Я ведь тоже хочу нормально пожить, денег заработать. Ведь я уже третий сезон без зимних сапог хожу! Я же прошла конкурс, нужно быть последней идиоткой, чтобы упустить такую возможность!
– Нужно быть последней идиоткой, чтобы поехать работать в Грецию, – разозлилась я. – Ты не будешь ни официанткой, ни танцовщицей, ни даже посудомойкой – там своихнавалом, некуда устраивать! Ты будешь обычной проституткой в каком-нибудь дешевом борделе. И это в лучшем случае, а в худшем ты попадешь в рабство и будешь вкалывать, имея по десять клиентов в день, за тарелку супа и крышу над головой.
– Какое рабство? О чем вы говорите? Мы в каком веке живем?
– В двадцать первом. Только и в двадцать первом веке тоже есть рабство.
Девушка посмотрела на нас глазами, полными слез, и громко закричала:
– Вы просто завидуете!
– Чему? – удивились мы. – Мы только хотим предостеречь тебя от большой беды.
– Быть проституткой или нет – зависит от самой девушки! Я не хочу быть проституткой, и никто меня не заставит заниматься этим делом!
– Наивная! Ты рассуждаешь так потому, что находишься на родине, рядом с мамой, друзьями. Там другие законы, и там никого не интересует твое мнение. Там свои правила игры, и ты будешь играть по этим правилам, а иначе ты просто станешь трупом.
– Вы все врете! Вы просто завидуете!
Девчушка выскочила из квартиры, громко хлопнув дверью. Натка сходила в ванную, зачерпнула пару бокалов шампанского и грустно сказала:
– А ведь эта дурочка и в самом деле завтра улетит.
– Ты все равно не сможешь ее остановить. Ее никто не остановит. Мы привыкли учиться не на чужих ошибках, а на своих собственных.
– Но ведь она вряд ли вернется, а если вернется, то ты только подумай – какой!
– Тут ничего не сделаешь. Попробуй расскажи нашу историю кому-нибудь из близких – никто не поверит. У меня, наверное, до конца жизни будет стоять перед глазами тот гроб, который мы видели у притона. Он был сделан из дешевых досок. Его даже не обшили тканью… А ведь эта девушка была совсем молодой.
Всю неделю мы отсыпались, набирались сил и потихоньку возвращались к обычной жизни. Янг звонил почти каждый день и говорил черт знает сколько времени. Сколько стоили все эти переговоры, остается только догадываться, а Натка была без ума от его звонков. Я верила, что впереди ее ожидает счастливое будущее.
– Натка, ну а если он предложит тебе замуж, ты выйдешь?
– Он пока не предлагает.
– Скоро предложит, вот увидишь. У тебя будет роскошная вилла, вернее, несколько вилл, дорогие автомобили. Только тебе придется организовать свой бизнес, чтобы не было скучно.
– Но он же мне ничего не предлагает, – смеялась Натка.
– Предложит, ты ведь сама говорила, что намеки уже были.
Мы затеяли грандиозный ремонт, который лично мне был не по душе, так как я считала эту затею пустой тратой денег.
– Зачем тебе делать ремонт, если ты в скором времени выйдешь замуж! – возмущалась я.
– Я еще никуда не выхожу, – отмахивалась Натка.
– Выйдешь. Не будешь же ты жить в этой убогой двухкомнатной хрущевке с дипломатом, важным политическим деятелем, миллионером, наконец!
– Пока он здесь не живет, а дальше будет видно.
Однажды вечером мы сидели на диване, ели виноград и смотрели телевизор. В дверь позвонили.
– Господи, кого там еще черти носят, – возмутилась Натка и поплелась открывать.
Через минуту до моих ушей донесся пронзительный Наткин крик. Я выскочила в коридор и с размаху уткнулась в парочку огромных качков. Один из них схватил Натку за волосы и потащил в зал. Другой быстро загнул мне руки за спину и прижал к стене.
– Пусти, больно, – закричала я. – Дай виноград доесть.
– Михей, смотри, а девчонки-то с юмором, – усмехнулся мой мучитель.
– Сейчас мы им такой виноград устроим! – зло сплюнул на пол его приятель, связывая скотчем Наткины запястья.
Меня постигла та же участь. Нас усадили к батарее и заткнули рот грязной тряпкой. Качки поставили стулья и сели напротив. Тот, которого назвали Михеем, достал пистолет и положил рядом с собой.
– Ну что, телки, давайте знакомиться. Сейчас я вытащу кляп, но если хоть одна из вас закричит, стреляю без предупреждения!
Немного отдышавшись, мы стали рассматривать своих обидчиков.
– Руки бы тоже освободили, больно же все-таки, сил нет терпеть, – пожаловалась я.
– Потерпите!
– Но вы ведь все равно с пушкой, так что в случае чего можете стрельнуть. Правда, в этом доме нет шумоизоляции, тут стены из картона, все слышно.
– Точно, – поддержала меня Натка. – Я иной раз ночью сплю, а сосед кран плохо закрутит – так слышно, спасу нет! Кажется, что прямо по голове: кап-кап-кап. Я встаю, обуваю тапочки и иду к соседу разбираться.
– Не говори, подруга, – продолжила я, развивая эту тему, – понастроили коробок, а о людях не позаботились. Даже в туалете нельзя нормально посидеть, соседи стучат – все слышно. Вот теперь мальчики пришли, а толком пострелять не могут – шумоизоляция не позволяет…
– Заткнитесь вы! – перебил нас второй качок и посмотрел на Михея. – Они чокнутые, что ли! Григорич нас предупреждал, что они гонят будь здоров как, но ведь и меру надо знать!
– Так вы, значит, от Григорича? – спросила я.
– От него самого.
– Так надо было сразу предупредить Мы бы хоть себя в порядок привели, стол накрыли. Григорича мы знаем и уважаем.
Качки растерянно переглянулись.
– Павлуха, девчонки, в натуре, гонят!
– Кто кого гонит? – улыбнулась Натка. – Мы вас никуда не гоним. Только не по-людски как-то вы к нам в гости пожаловали, руки вот связали. Развязывайте давайте, а я вам картошечки быстренько сварганю. Голодные небось? Уж мы-то знаем жизнь бандитскую – вечно холодные, голодные, невыспавшиеся.
– Конечно, – поддержала я Натку. – Стол накроем, посидим по-человечески. Мальчики за столом и расскажут, зачем пожаловали, а то неудобно как-то: Григорич нам всегда столы накрывал, деликатесы выкладывал, дорогими джинами поил. Деликатесы мы вам, конечно, не обещаем, но что имеем – все на стол поставим.
– Послушай, Михей, на фиг мы им рты-то освободили! Они нам даже слова не дают сказать.
Михей пожал плечами и задумчиво сказал:
– Павлуха, а может, и в самом деле им руки развязать? Девчонки нормальные, пусть на стол накроют. Мы же и в самом деле с утра не жравши, и еще неизвестно, когда теперь удастся пожрать, ведь весь день в суете. За столом и побеседуем.
– Правильно, – поддакнула я Михею. – Правильно говоришь, сразу видно – наш человек.
Качки переглянулись и развязали нам руки. Мы отправились на кухню и принялись чистить картошку. Качки сели напротив и следили за каждым нашим движением. Время от времени Павлуха угрожающе потряхивал пистолетом.
– Послушай, ты бы свой пугач убрал, – разозлилась я.
– Это не пугач, а настоящая пушка, – обиделся он.
– Что-то не похоже. Я из такого в детстве по воронам палила, только они не дохли.
Павлуха побагровел от злости и взревел:
– Михей, все-таки телки эти чересчур наглые! Может, их в чувство привести?!
– Не понимаю, Михей, почему твой друг так сильно злится, – улыбнулась я. – Мне кажется, он сильно переутомился. Надо бы его специалистам показать. Пистолет у него какой-то игрушечный. Я такой недавно племяннику на день рождения подарила. Пять лет исполнилось.
– Я же тебе сказал, что пушка настоящая! – рявкнул Павлуха. – Могу продемонстрировать на твоей башке.
– Нет уж, спасибо. Ты бы лучше спрятал свою пушку, а то я из-за нее шкурку слишком толстую срезаю. Всегда шкурки тоненькие, а тут сразу по полкартошины в ведро зря падают. Отходов много, понял? А картошка, между прочим, денег стоит!
– Можно подумать, ты на картошку в Токио не заработала!
– Представь себе, не заработала.
Пока жарилась картошка, мы открыли парочку банок консервов и поставили на стол. Затем сделали нехитрый салатик и достали бутылку красного грузинского вина. Как только картошка пожарилась, мы разложили ее по тарелкам и сели друг напротив друга.
– Вот так, мальчики, надо в гости приходить, – улыбнулась Натка. – Видите, как чудненько сидим, по-семейному. Сказали бы раньше, что придете, мы бы голубцов сделали.
– Точно, или бы пирог испекли, – вставила я. – Натка, помнишь, какой ты в прошлом году пирог с черникой испекла? Пальчики оближешь!
– Помню. Только, по-моему, он тогда плохо поднялся. Тесто не очень удалось. У меня с яблоками лучше получается. Там и рецепт попроще, а на вкус – просто объедение!
– С яблоками тоже вкусно. Слушай, а ты в тесто соду добавляешь?
– Тихо! – заорал Михей и стукнул кулаком по столу. – Заткнитесь вы, наконец!
– Тише ты, тише, – остановила его Натка. – Что ж ты такой горластый? Мы же тебя предупредили, что дом наш без шумоизоляции. Не ровен час, кто-нибудь из соседей пожалует. Это же хрущевка, сам знаешь, что их строили только для того, чтобы галочку поставить.
– Это точно, – улыбнулась я. – Говорят, что сейчас дома строят даже с повышенной шумоизоляцией. Вот это я понимаю! В таком доме стреляй – не хочу! А в этой хрущевке кого-нибудь заваливать – себя не уважать.
– Я вам сейчас языки повырываю! – разозлился Михей.
– Не надо нам ничего вырывать. Мы и так все понимаем с полуслова. Мы понятливые. Ты давай кушай, а то голодный, поди, весь день на ногах, – произнесла Натка заботливым голосом.
– Не на ногах, а на колесах.
– Ну, на колесах. Кушать-то все равно надо. Винца пригуби. Может, Пашеньке добавки подложить? Пусть не стесняется. Мало будет – еще пожарим.
Пашка зло толкнул Михея в бок.
– Михей, мы что, сюда жрать пришли, что ли? – голос его не предвещал ничего хорошего.
– Ну, и пожрать тоже. Что ж не пожрать, если кормят.
– Правильно говоришь, – похвалила я Михея. – Нужно уметь и дела делать, и обедать успевать.
– Кто из вас Наталья? – спросил Михей.
– Я.
– Понятно. Это, значит, у тебя роман с дипломатом?
– А какое это имеет к вам отношение?
– Прямое. Вы, когда в Токио работать ехали, знали, что проститутками будете?
– Нет, – переглянулись мы с Наткой.
– Так, значит, не знали. У вас паспорта забирали?
– Забирали, – ответила я. – Только вы можете их себе оставить на память. У нас, самое главное, российские есть. А за границу мы пока не собираемся, поэтому загранпаспорта нам вроде бы ни к чему.
– А за то, чтобы в Токио уехать, вы хоть копейку заплатили?
– Нет.
– Правильно, потому что за вас все расходы оплатила фирма. Вы затраченные деньги отработали?
– Нет. Но мы никому ничего не должны. Нас обманули. Вывозили как танцовщиц, а на место доставили в качестве проституток.
– При чем тут это? Самое главное, что вы бабки не отработали. Фирма понесла убытки.
– Если вопрос состоит только в этом, – произнесла Натка, – мы готовы оплатить понесенные фирмой расходы. Два билета до Токио, плюс открытие визы, плюс двести долларов на двоих, которые нам выделили перед полетом на личные расходы. Сколько всего получается? Посчитайте, и эту сумму мы готовы заплатить.
– А моральный ущерб ты не считаешь?
– Какой еще моральный ущерб?
– Самый обыкновенный. Фирма потеряла намного больше, чем ты посчитала. На ваше место была масса претенденток, и причем более покладистых, но предпочтение отдали вам. Вы должны были работать с того самого дня, как вас привезли, но вы не работали. Теперь давай посчитаем все просроченные дни. Считаем, что в день вы могли обслуживать как минимум двух клиентов. С каждого можно было бы слупить по сто долларов. Вот и умножь все это по сегодняшний день. Набежало довольно много. По десятке баксов с человека – это по-божески.
– Вы что, совсем сдурели?! – не выдержала я. – Какой еще моральный ущерб?! Это вы нам должны платить за моральный ущерб, а не мы вам. У нас договоренности не было, чтонам придется в Токио своим телом зарабатывать. Мы туда танцевать ехали.
– Короче, этот вопрос больше обсуждению не подлежит. Даем вам срок – ровно сутки. Завтра мы приедем к вам в это же время, и если вы не выкатите нам двадцать штук баксов, то будете закопаны живьем!
– Но у нас нет такой суммы!
– Ничего не знаем. Ровно сутки. И еще: если хоть одна вздумает заявить в ментовку, то будет харкать собственной кровью.
Мордовороты встали из-за стола и направились к выходу.
– Но у нас правда нет таких денег! – бросилась за ними Натка.
– Это не наши проблемы. Если вас завтра в назначенное время не будет – пеняйте на себя: о последствиях мы уже рассказали.
Как только за качками закрылась дверь, мы налили по бокалу вина и без сил уселись прямо на пол.
– Господи, нам и здесь покоя не будет! Это никогда не закончится… Нам не убежать от прошлого, оно будет вечно преследовать нас. Сегодня я вновь почувствовала себя проституткой. Я уже стала забывать это мерзкое чувство, – горестно сказала Натка.
Неожиданно зазвонил телефон. Натка схватила трубку, молча выслушала что-то и положила обратно.
– Кто это? – испуганно спросила я.
– Это опять они.
– Что им надо, ведь только что ушли?
– Они предупредили, что если мы захотим уехать из города или улететь в Самару, а может, куда подальше, то они расправятся с моей мамой и младшей сестрой.
Я знала, что Наткина мать жила неподалеку и даже не могла представить, какие проблемы свалились на ее дочь. Натка съехала по стене на пол и схватилась за голову.
– Даже за эту несчастную хрущевку никто не даст двадцатник!
– Мне кажется, что двадцатником здесь не отделаешься. Вымогательства будут продолжаться до бесконечности. Эти подонки никогда не оставят нас в покое. Нужно что-то придумать, у нас в запасе ровно сутки.
– Что тут придумаешь?! У нас с тобой трешка баксов, и все. Это деньги Янга. Я хотела на них сделать ремонт, только теперь это уже не актуально.
– Сейчас не до ремонта. Я знаю, что надо делать!
– Что?
– Нужно звонить Янгу. Он поможет.
– Зачем? Просить у него двадцатку? Он, конечно, даст, но завтра придут снова и попросят еще больше. И что? Мы опять будем у него просить?
– Тебе нужно позвонить и сказать, что ты попала в беду. Он поймет и что-нибудь придумает.
– Господи, Иришка, ну что ты несешь? Что он может придумать?! От него все это так далеко. Он может придумать что-то в бизнесе или в политике, но в борьбе с мафией он ничего не может придумать. Он живет в другом измерении. Он никогда не сталкивался с мафией и не знает, что это такое!
– Ната, Янг – единственный близкий тебе человек. Он любит тебя и не простит, если ты будешь хоть что-нибудь от него скрывать. Ты должна быть с ним откровенной. По крайней мере, это единственный из твоих знакомых, который располагает такой суммой.
Наш разговор прервал телефонный звонок. Натка взяла трубку и дрожащим голосом произнесла:
– Слушаю.
– Это опять мы! – раздалось в трубке.
– Что надо?
– Как обстоят дела с двадцатником?
– Никак.
– Ты завязывай так отвечать, а то без языка останешься. Слушай внимательно. Звонил Григорич и сказал, что если у вас нет таких денег, то он вам их прощает.
– Как это?
– А так: начнете их отрабатывать с завтрашнего дня.
– Как?
– Раком. Завтра в город приезжают китайцы, так что работы у вас будет невпроворот: только успевай раздвигать ноги и открывать рот.
– Да пошли вы! – Натка бросила трубку и уставилась на меня полными ужаса глазами.
– Они хотят, чтобы мы занялись проституцией здесь, во Владике.
– А больше они ничего не хотят?!
– Ирочка, где гарантия, что завтра они не потребуют большего?
Когда раздался очередной телефонный звонок, Натка отскочила от аппарата как ошпаренная и громко закричала:
– Не бери! Больше вообще не надо брать трубки! Надо его выключить к чертовой матери!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.