read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Да ну тебя!
– Ну, хорошо, давай по-другому. Милая моя, ласковая девочка. Скажи правду, что ты сегодня делала с этим пельменем?
– Я украла его отца. Затем отняла у него пистолет, потребовала выкуп и нечаянно прострелила ему ногу. После чего получила деньги и вернула отца на место.
– Только и всего? – засмеялся Женька.
– Я говорю тебе правду, что тут смешного?
– А больше ты ничего не делала?
– Больше я не успела. Он так долго не давал мне деньги, что я потратила на процесс вытрясания оных гораздо больше времени, чем рассчитывала.
– А что ты еще хотела сделать?
– Поехать на виллу Григорича и пришить этого ублюдка.
– Так вот, значит, в чем дело. Ты решила все-таки поиграть в мстительницу? Тебе подходит такая роль. Кстати, ты уже купила себе костюм за тысячу долларов?
– Нет. Я купила на эти деньги пистолет.
– Я так и думал!
– Если вопрос упирается в деньги, то я могу вернуть тебе эту штуку без проблем.
– Я же не упрекнул тебя за деньги. Я просто хотел узнать, как ты их потратила.
– С умом, можешь не переживать, – улыбнулась я. – Когда человек вкладывает деньги в оружие – это не худший вариант.
– И кого же ты решила убить из этого оружия?
– Григорича.
– Ирка, ты в своем уме?! Каким образом ты решила его убить?
– Я хочу поехать к нему на виллу, как только стемнеет.
– Но он же там не один. Там может быть целая куча мордоворотов.
– Я зайду в дом незаметно и разделаюсь с ним в тот момент, когда он останется один.
– Ты сама плохо понимаешь, о чем говоришь!
– Я все равно сделаю так, как считаю нужным. Ты когда-нибудь терял друзей?
– Да, у меня товарища сбила машина. Я на суде чуть этого водителя не завалил!
– Так надо было завалить.
– Он за решеткой сидел. Кругом охрана. Невозможно было.
– А я потеряла подругу, понимаешь, подругу. Дороже Натки у меня никого не было. Сейчас я чувствую себя обделенной. Меня взяли и обделили на дружбу, понимаешь?! У меня забрали самое ценное и сокровенное. Я потеряла кусочек своего сердца, своей души. В Токио я впервые в жизни столкнулась с суровой действительностью. Мне пришлось побывать на самом дне, столкнуться с жуткими и, казалось бы, невероятными вещами, изваляться в дерьме, из меня хотели сделать проститутку. Человек, загубивший мою психику, отнял у меня подругу… Я не могу поступить иначе. Наверное, этим-то мы и отличаемся с тобой. Если бы машина сбила моего друга, то для меня не было бы преград. Я бы разгрызла зубами решетку и задушила этого горе-водителя своими руками! Извини, что мне пришлось тебя обмануть. Я летела в Токио не для того, чтобы варить тебе щи. Я летела сюда для того, чтобы расквитаться со своим заклятым врагом. Если я останусь жива, то вылечу отсюда первым же самолетом.
– Когда ты собираешься ехать на виллу?
Я посмотрела на часы.
– Совсем скоро. Уже темнеет.
– Тогда я поеду с тобой.
– Зачем?
– Должен же тебя кто-нибудь подстраховать, чтобы ты не наделала глупостей!
– Я имею право рисковать. У меня есть ради чего делать это, но зачем рисковать тебе?
– Янг был неплохим парнем, а Натка замечательной девушкой. Они не чужие для меня. Я поеду с тобой.
Я поцеловала Женьку и улыбнулась.
– Скажи, а у тебя сегодня с этим пельменем ничего не было? – спросил он.
– Сегодня не было.
Я села за руль, так как Женька выпил.
– Ну что, с богом, – вздохнул он.
– С богом.
Я открыла сумочку и достала оттуда два пистолета. Один протянула удивленному Женьке, а другой засунула себе в карман.
ГЛАВА 25
Не доехав до виллы, мы спрятали машину в небольшом лесочке и пошли пешком. Рядом с домом стояло с десяток припаркованных машин. При виде одной из них у меня учащеннозабилось сердце. Это была машина Марата. Увидеть тут Марата совершенно не входило в мои планы. Я вообще не могла понять, что может быть общего между Маратом и Григоричем. Они заклятые враги и, по-моему, никогда не имели общих дел. Тем более что Марат с простреленной ногой. Сегодня, по правилам, ему надо лежать.
– Ирка, давай перенесем все на завтра, – прошептал Женька.
– Почему? – удивилась я.
– Смотри, сколько тут собралось народу!
– Вот и пусть заседают, мы им не помешаем.
– Да ты только посмотри, сколько машин!
– Вижу, не слепая. Вот мы и попробуем узнать, по какому поводу собрание. Прослушаем информацию, прикинем, что к чему.
– До чего же ты упрямая! Послушай, что я тебе говорю. Сегодня сюда соваться не будем. Это опасно. Приедем завтра.
– Женька, мы не договаривались, что ты будешь мне мешать. Если хочешь, приезжай сюда завтра один, а я проникну в дом сегодня.
– Ты чокнутая!
Я махнула рукой и пошла к входу. Женьке ничего не оставалось делать, как направиться следом за мной.
– Все-таки решил пойти!
– Конечно! Тебя разве можно одну отпускать? Одна ты наделаешь кучу глупостей. За тобой глаз да глаз нужен, – вздохнул он. – Здесь точно собак нет?
– Нет.
– Откуда тебе это известно?
– Мне приходилось тут несколько раз бывать. К большому, правда, сожалению.
Я посмотрела на пистолет и сказала:
– Жень, тебе со мной нельзя.
– Почему? – вытаращил он глаза.
– Потому что ты останешься страховать меня на улице. Вдруг еще кто-нибудь пожалует? Тем более ты такой огромный. Под тобой пол будет скрипеть, а я в любую щель пролезу.
– Я тебя никуда не отпущу, – попробовал возмутиться Женька.
– Пустишь.
– Сказал, не пущу!
– Это невозможно, неужели ты еще не понял! Стой тут и следи за подъезжающими к дому машинами. За меня не переживай. Я просто хочу подслушать их разговор, вот и все.
– Ты точно не будешь устраивать пальбу?
– Нет. Я послушаю и сразу назад.
– Я буду стоять за входной дверью, – сказал Женька.
– Если ты встанешь за входной дверью, то нормальный человек не сможет пройти.
– А я, по-твоему, ненормальный?
– Нормальный, только уж слишком большой!
– Сама говорила, что крупных любишь…
– Люблю. А прибавишь пару килограммчиков – еще больше полюблю, – улыбнулась я. – Все же послушай доброго совета. Не вставай за дверь, а то ты моментально перекроешь доступ кислорода в дом. Стой у стены в коридоре. Стена совершенно темная, не освещается. Тебя не будет видно.
Убедившись, что Женька слился со стеной, я тихонько прокралась к гостиной. В щель от приоткрытой двери мне было видно нескольких мужчин, сидящих полукругом. Некоторых из них я знала. Григорич был в центре. Его ни с кем не спутаешь. Он с важным видом курил трубку. К моему великому удивлению, рядом с Григоричем находился отец Марата.
В дальнем конце сидел Марат и задумчиво смотрел в потолок. Он был, как обычно, на высоте, будто бы и не испытывал никаких осложнений несколько часов назад. Других братков я не знала. Хотя нет, с одним из них мне приходилось встречаться. Это был Артем. Тот самый Артем, который встал на место Толика и был ответственным за девчонок. Янапряглась, пытаясь услышать, о чем идет разговор.
– …Думаю, мы больше не будем ставить друг другу палки в колеса, попробуем решать вопросы мирным путем. Прежде всего – кабаре, – вещал Григорич. – Поступим так, чтобы никому не было обидно. Кабаре будем контролировать совместно. Дивиденды поделим на две равные части…
– Надо установить контроль за дивидендами, – прервал его отец Марата.
– Я с этим полностью согласен. Контроль будет обоюдный. Пара человек с вашей стороны и парочка с нашей. Пусть они сделают себе кабинет и строго контролируют работу этих заведений. Я рад, что мы все-таки смогли сесть за стол переговоров и разрешить эту проблему мирным путем. Нам уже давно нужно было найти точки сближения. У нас общее дело. Мы контролируем один и тот же бизнес. Просто у нас разные объекты. Нам незачем мешать друг другу. Я предлагаю почаще устраивать совместные сауны, банкеты, субботники. Для старших наши проститутки будут работать бесплатно, а для остальных – по десять долларов в час. Кто за это предложение? – спросил Григорич.
Все собравшиеся подняли руки и покивали головами в знак полного согласия. Буквально через пару минут братки поднялись и направились к выходу. Я как можно сильнее прижалась к стене, надеясь на то, что в полумраке меня не заметят. Только бы не подвел Женька! С его габаритами прятаться тяжеловато… К счастью, на улице все было спокойно, значит, Женьку не обнаружили.
В гостиной осталось четверо: Григорич, отец Марата, Марат и тот самый мужчина, с которым Григорич беседовал здесь однажды ночью. Я вспомнила его, сомнений быть не могло. Выходит, что от каждой группировки осталось по двое.
Машинально я отметила, что смотрю на Марата совершенно спокойно. Он больше не волновал меня. До сегодняшнего дня я находилась между двумя мужчинами. С одной стороны, преданный Женька, в котором я уверена больше, чем в самой себе, а с другой – вечно сомневающийся Марат, готовый к дешевому флирту, но неспособный на большие чувства. Такого человека я любить больше не могла.
– А теперь можно поговорить и наедине, – улыбнулся Григорич.
– Лишние нам ни к чему, – утвердительно кивнул отец Марата. – Нужно найти эту грязную потаскушку, которая непонятно каким образом осталась в живых, и ее грохнуть.
Я сразу поняла, что речь идет обо мне, и стала внимательно слушать. Мужчины расслабились, поснимали пиджаки, открыли бутылку дорогого коньяка.
– Осечка вышла, – вздохнул Григорич. – Ведь я приказал похоронить их троих в ту ночь. Куда исчезла эта девка, непонятно. Дипломат был на месте, телка его тоже, а этасловно сквозь землю провалилась. Говорят, что у нее какой-то дешевый фраер объявился, мол, она у него и ночевала.
Услышав про фраера, Марат заинтересованно посмотрел на Григорича:
– Что за фраер?
– Машинами торгует. Мы его вычислили. Его тоже убрать надо. Наверное, слишком много знает. Девка болтливая и, скорее всего, многое ему рассказала. Говорят, что она у него на хате тут, в Токио, живет. Мы навели справки: он входит в калачевскую группировку.
– Так он крутой? – спросил Марат.
– Да нет, обычная шестерка. Гоняет машины. Наши ребята его адрес узнали. Можно их там обоих и накрыть. Повторить предыдущее кино, которое мы устроили во Владике. Я быэту тварь своими собственными руками задушил! Сколько она мне крови попила! Двое наших людей погибли. Сначала мой сын, затем Костика на дне морском нашли, а эта падла все живет. Надо ее срочно убирать, а то она как живой свидетель ходит. Это же она наутро спектакль во Владике устроила. Подруга ведь ее голой была, а в газетах написано, что она лежала в вечернем платье, да еще и с обработанной раной в голове. Это ее рук дело. Если бы мы только знали, что она рано утром заявится, то обязательно бы дождались ее прихода.
– Эта шлюшка подговорила официанта и затащила меня в какую-то подсобку, – произнес отец Марата. – А мой придурок сын отвалил ей за это дело четыреста тысяч долларов.
Марат раздул ноздри и с ненавистью посмотрел на отца:
– Ты потише со словами, а то ведь я тоже разозлиться могу. Ты лучше скажи, папуля, как такая хрупкая девушка могла тебя похитить? Как ты вообще очутился в этой подсобке? Какого хрена тебя туда понесло?!
– Да пошел за ней сдуру! Она меня трахаться сама позвала… – пробубнил отец.
– Так на хрен ходить, если даже трахнуться по-человечески не можешь! А за деньги на меня наезжать не нужно. Я тебя освободил, а она баба шальная – убить запросто могла.
– Да не убила бы она! Ссыкуха она! Что ты, баб не знаешь?! С какой стати ты вообще бабу с пистолетом испугался?! У нее и пушка, наверное, не настоящая была! Эх ты, сын! Просрал четыреста тысяч! Да ты мог схватить ее за грудки, задрать юбку и поставить раком. Она бы тебе быстро все рассказала!
Марат сильно покраснел и зло сказал:
– Ты меня на дешевый понт не бери! Я тебе не какой-нибудь фраер, и баксы бабе за просто так никогда не дам! У меня не было выхода. Ты не знаешь эту сумасшедшую! Ты не видел, как она машину водит!
– А при чем тут машина?
– При том, что даже мужик так не сможет вести. Она же в лобовое едет, и ни один мускул на ее лице не дрогнет! У нее с головой не в порядке! Это она Толика убила, и Костика тоже!
Услышав это, Григорич заметно побледнел. Достав таблетку валидола, он сунул ее под язык.
– Марат, что ты сказал? Эта девка убила моего сына?
– Это она убила Толика.
– Ты точно это знаешь?
– Она с ним повздорила по поводу того, что не хочет заниматься проституцией. Он посадил ее в машину, чтобы отвезти к тебе. Там, в машине, она его и грохнула.
– Во дела… А я грешным делом на тебя подумал.
– Я знаю.
– Откуда?
– Она мне все рассказала.
– Вот гадина! Ты, Марат, на меня не злись, я на тебя подумал.
– Да ладно, – отмахнулся Марат.
– А с Костей что?
– Костю она в тот день привезла вместе со своей подругой. Они приехали ко мне, чтобы я помог избавиться от трупа. Естественно, я при понятиях. Поэтому помогать не стал. Я братков, как собак, не закапываю. Поэтому и баксы ей сегодня отвалил, чтобы она тебя, отец, не пристрелила. Эта баба без царя в голове. Такая способна на все.
Отец посмотрел на Марата безумным взглядом и обнял его за плечи.
– Прости, сынок. Я ведь ничего не знал. Ты в тот раз словно помешался на этой девке. Я тебя таким еще никогда не видел. Если бы она нормальная была, другой разговор, а то ведь проститутка, на заработки приехала! Мне за тебя стыдно было. Если она за границу рванула и надеялась чистой остаться, значит, она дура – в лохотрон на остановках играет. Она ниже тебя и в социальном, и в интеллектуальном плане.
Григорич простонал:
– Марат, что же ты раньше молчал! Что же ты молчал! Я теперь эту суку собственными руками задушу!
– Григорич, оставь ее мне. Она мне сегодня ногу прострелила, я сам ее задушу.
Услышав эти слова, я поняла, что пора действовать. Человек, с которым я была близка и которому безгранично доверяла, предал меня. Марат знал о том, что Натку с Янгом собираются убить, и знал, что третьим трупом должна быть я. Он даже не попытался меня предупредить. Захотел получить денег! Наверное, из «дипломата» с баксами ему тожеперепала какая-то часть! Эти люди заодно. Они убили мою подругу! Теперь пришло мое время убивать их! Мужчины пьют коньяк, поснимав пиджаки и повесив их на спинку стула. Значит, пистолета ни у кого нет. Теперь мой выход, господа сутенеры! Пусть даже он будет последний!
Вытянув руку с пистолетом вперед, я вошла в гостиную. Увидев меня, мужчины вытянули шею и замерли.
– Привет, ребята! – усмехнувшись, поздоровалась я. – Привет с того света!
– Здравствуй, дочка, – опомнился Григорич. – Давненько тебя не видел. А ты что с пистолетом-то стоишь? Убирай пистолет и садись к столу. Покушай, коньячка выпей.
Григорич стал разливать коньяк и налил одну рюмку для меня.
– Пей сам свое паршивое пойло! Я убью вас всех по очереди! – Я перевела взгляд на Марата и, сузив глаза, зло прошипела: – Не ожидала от тебя такого! Я думала, что ты гораздо лучше на самом деле.
– Зря, – нервно улыбнулся Марат, – вот такое я дерьмо!
Пока я смотрела на Марата, с трудом сдерживая слезы, мужчина, сидевший рядом с Григоричем, подскочил ко мне и выбил пистолет.
– Ну, вот и все, – улыбнулся он, заламывая мне руки за спину. – Концерт окончен. Где деньги, которые тебе сегодня дал Марат?
– Я их истратила.
– Ничего себе, девочка, ты тратишь! Я научу тебя быть экономной. На том свете тебе уже ничего не понадобится.
– Деньги у ее дружка на квартире, – убедительно сказал Григорич. – Завтра их привезут мои люди. Давай мочи ее, и дело с концом!
Мужчина снял пистолет с предохранителя и громко засмеялся.
– Ну что, будешь молитву читать?
– Подожди, – попросил Марат.
– В чем дело? – посмотрел на него мужчина.
Марат достал пистолет и ткнул им мне в висок.
– Я же сказал, что она моя. Я застрелю ее сам. Это будет доказательством того, что я не испытываю к этой бабе никаких чувств. Я пристрелю ее у всех на глазах!
– Правильно, сынок, молодец, – поддержал его отец.
Мужчина спрятал пистолет и сел на место.
– Марат, неужели ты сможешь это сделать? – прошептала я.
– А почему бы и нет?! Ты же смогла прострелить мне ногу! Все, сучка, ты покойница!
Мужчины громко рассмеялись и дружно захлопали в ладоши.
– Давай, Марат, давай! Мочи ее!
Неожиданно Марат убрал пистолет от моего виска, повернулся и выстрелил. Григорич охнул и сполз на пол, вторым выстрелом Марат уложил его напарника.
– Ты что, сынок? – растерянно произнес отец Марата и достал пистолет. – Ты что натворил?!
– Отец, я люблю эту девушку и убью любого, кто сможет мне помешать. – Голос Марата дрожал. Обняв меня за плечи, он прошептал: – Я смог, я смог, Ирка… У меня получилось… Я смог поставить на карту все, чтобы быть с тобой…
– Эх, сынок, сынок, хоть я тебя и люблю, но из-за шлюхи не позволю потерять голову! – глухо произнес отец Марата и выстрелил ему в голову.
Марат упал как подкошенный. Пуля попала ему в глаз, все содержимое которого моментально вылетело наружу. Это было страшное зрелище.
…Мы стояли с отцом Марата друг против друга. В его руках был пистолет, а в моих не было ничего. По щекам отца текли слезы.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.