read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Например, сейчас в жертву запуску беспилотной машины приносился человек. Правда, пилотом беспилотника он все едино не становился, но потерпевшим оказывался наверняка. Конечно, это происходило не непосредственно в момент пуска – все-таки спрятанное внутри фургона устройство запуска не было столь примитивно. Там вовсе не требовалось поджигать короткий фитиль, спускать чудовищную пружину или делать еще что-то столь же экзотически опасное. Однако когда сверху над фургоном автоматическисдвигалась крышка, а направляющая штанга тут же вздергивалась на пятьдесят пять градусов, то до запуска закрепленного на ней самолетика оставалось не более десяти секунд. Весьма возможно, что эти стадии подготовки и могли пройти незамеченными, ибо в самом деле, не висит же спутник наблюдения над Скалистыми горами постоянно, и даже если висит, то не «смотрит» же со всей внимательностью именно в ту точку, в коей помещен данный, особо непримечательный доселе фургон. Однако первичный выбросбеспилотника осуществляется засчет твердотопливных ускорителей, а уж яркая световая, и одновременно тепловая вспышка заметна издалека. И что же делается по сему поводу в самой вооруженной стране мира, имеющей недоброжелателей везде и всюду? Ну если и не прямое уничтожение данной пусковой установки, то уж по крайней мере немедленная отправка в место происшествия соответствующих служб. А там уж все идет в духе соревнований «кто раньше?». Геликоптер полиции или вертолет вооруженных сил, хотя те могут прислать что-нибудь более быстрое, например истребитель-бомбардировщик. В общем, вопрос в том, остается ли у человека осуществившего запуск хоть чутоквремени на то, чтобы уйти далеко или запутать след? Очень и очень маловероятно.
Посему Дмитрий Казаков вполне подходил. Ведь со своими пластмассовыми ногами он не стал бы даже рыпаться. Хотя, конечно, кто исключает для бегства что-нибудь скоростное? Однако все скоростное существует в нише дорог, а они очень даже здорово, на раз, перекрываются. Так что участники акции, кроме последнего смертника, должны покинуть поля боя очень и очень загодя. Понятно, что их тоже будут искать, но в условиях сегодняшнего бардака гражданской войны «север-юг», есть надежда затеряться насовсем. Ну, тогда возникает вопрос, почему бы не произвести пуск в авторежиме? Неужели только из садомазохистской паранойи Нового Центра, которому везде и всюду требуются подвиги? Однако дело гораздо хуже. Оно в том, что для прохождения команды пуска в авторежиме нужна надежная кодированная связь. Такая передача тоже засекается на раз. Потому снова ставит под удар участников, и к тому же в гораздо большем количестве. А так, один калека в расход, но зато обновленный в механизированном плане подвиг Александра Матросова налицо.
И еще вот что. Тут очень серьезные технологические завязки. Вдруг по каким-то загодя неясным причинам точку старта потребуется перенести куда-нибудь в сторону. Чтотогда? Еще и из фургона творить русский «Луноход» на Луне? А так, получается даже без шифровальщика. Заранее договоренными фразами закодировать команды. Допустим: «Привет от Лео» – это "двигаться к востоку, а «Привет от Зельды», соответственно – к западу. И так же точно с километражем. «Большой привет» – это «километр»; «огромный» – «десять»; «привет от обоих детишек Лео» – «два км».
Кстати, а зачем вообще такая точность. Ведь беспилотный разведчик вроде бы летает, да еще и начинает путь с ускорителями. Что ему стоит свернуть на километр туда-сюда? Вся сложность в том, что он требуется не для простого парения – для конкретного дела. Вокруг Скалистые горы, но его задача смахнуть с небес солнечно-винтовую этажерку «Архангела». До него только по вертикали двенадцать километров, а значит, все надо сделать быстро, дабы не успело хватиться всевидящее ПВО Северной Америки.
35. Паровозная топка времени. Этнография
Значит, проворачиваем сибирские реки по глобусу вниз? Почему, собственно, нет? Ведь это громко звучит, для поднятия духа и значимости маленького и, в общем-то, не видимого непосредственно из космоса жителя Земли. Одновременно, конечно, всяческие очернители, в ожидании грантов издалече, могут попытаться поднять вой. Тогда открывшему рот обывателю вдруг привидятся высохшие напрочь Иртыш, Обь, Енисей, Лена и Ангара. Все скопом. Ну и окончательно вымирающие – теперь уже от засухи – Новосибирск, Омск, Сургут, Ханты-Мансийск, Якутск, а так же несколько сотен меньших по площади населенных пунктов. Некоторые из них, значась столицами ханств, естественно, тут же символизируют их стирание с карты мира. (Которую, последнее время, особенно в вузах и прочих учебных заведениях, следует обновлять не менее раза в год, ибо экспоненциальный рост количества стран на «шарике» привел к резкому уменьшению средней длительности их существования.) Под такую картинку очень даже просто спровоцировать новые погромы русских. И, естественно, ответные рейды казачков, в коих лихой атаке конницы предшествует обычно залп батареи «Ураганов». И тогда уж… Понятно, «Новая напряженность в центре Азии», «Сибирские полки Московии снова проводят геноцид бурятов», «…чукчей», «…татар» и т. д. Некогда большая Россия – очень многонациональная страна.
Тем не менее СМИ не просто так прихвачены за клювик. Кто-то, конечно, если очень жаждет, завсегда может послушать «Голос Америки», как в далекие, умильно-благостные из сегодняшней неустроенности, времена. Радиосвязь улучшилась, так что прием будет… Однако и средства глушения тоже. Но палку не перегибаем. У нас гуманитарное дело. Если тогда, сорок-пятьдесят лет назад, еще так-сяк… В смысле перспективная польза разворота сказалась бы только на потомках, то теперь эти потомки уже дважды родились. И значит… Вот именно, теперь во всей Средней Азии ощущается «водяной голод». Слыхивали о таком звере? Разумеется, где ж вам, вы ж не в Африке проживаете. Однако на счет «водяного голода», в Азии тепереча не лучше Африки. Вот-вот грядут серьезные войны за воду. Ну а мелкие конфликты имеют место завсегда. А потому предложить имводу в большущем количестве в обмен не на валюту, коей, естественно, не имеется, а на будущие урожаи за счет той же самой воды. Правда, вода ведь тоже не сейчас – сразу. Она также потом. Каналы еще надобно прорыть.
Однако именно в этом фокус. Здесь фишка, которая может заинтересовать даже не волнующихся о будущем четырехгодичных президентов. Таких, естественно, в данном регионе немного, а в ханствах так и изначально не водилось, но все же моментами встречаются, обычно после недавней смены ушедшего на окончательный покой лидера, четко выполнившего волю народа, сидеть на посту пять-шесть четырехгодичных сроков, в качестве особой привилегии и доверия. Так вот, даже тех, кого не слишком волнует дальне-перспективные дела, весьма беспокоит творящиеся сейчас. А что тут в «азиях» не слава богу? Да все как водится – демографический взрыв. Ртов много, а еды, денег и работы – нет. Хоть начинай войну с соседями, причем можно даже по взаимной, тайной договоренности. У них там аналогичные беды, не зря все произошли напрямую от Мухаммеда.Кстати, поводом для войны вполне может послужить выяснение, чья генетическая линия прямее соединяется с пророком.
Однако русские шайтаны сейчас предлагают воистину непривычное, но мудрое решение. Ведь такой расклад гораздо безопасней бряцания оружием. И пусть советники далекого заокеанского дяди, почти без акцента, рекомендуют решить вопрос традиционно. То есть завести старые танки и отхватить кусочек соседской плодоносной долины. Тогда, в случае удачи, получится чуть-чуть насытиться, а заодно несколько раздвинуть демографические ножницы. И даже если не повезет кого-то насытить, все равно демографические тиски удастся немножечко разжать. Но риск, риск. Да и вообще, война-то всегда успеется, тем более с соседскими лжепотомками пророка. Куда они денутся? Само собой, заморский дядя обещает по телефону десяток хороших консервированных танков, однако знаем мы цену обещаний дяди, научены. Если танки и даст, то запчасти потом только за конвертируемую. И к тому же еще и такой аспект. Вдруг окажется, что у соседского древа пророка почему-то выявились такие же «Абрамсы-М1», а то и «М2». Посему рисковое это дело – война. Как-то желается посидеть в кресле не менее чем предшественник. И значит, может, все-таки московский вариант?
И почему нет? В чем риск? План весьма прост. Идет рытье каналов за государственный счет, в том числе засчет Московии и всех ханств и республик, по территориям которых пойдут водные артерии. Однако где более всего незанятых делом зрелых людей и молодежи? Именно здесь, в Средней Азии. Так вот, бросаем их туда, на «стройку века». Там в основном нужны простые крепкие руки, ничего мудреного не требуется – лопата, кайло, одноколесная тачка, отбойный молоток; в максимуме, баранка водителя. Вот и снятие демографического перекоса. Даже более того. Действительно направленный в лучшее будущее вектор. Ибо там, на «стройке века», все эти узбекские, казахские и туркменские дети пророка, будут копать мерзлую или прожаренную солнцем полупустыню сообща. А значит, невольно сдружатся, ибо туда они поедут по доброй воле, в том плане, что их выдавит с Юга бесперспективная нищета. И пусть канал будет строиться десять лет. Может, даже дольше. Еще неизвестно что лучше. Ибо это десять и более лет оттока самой активной и, следовательно, опасной группы населения на Север. Весьма может быть, что какая-то часть из них останется там навсегда, ведь канал, дамбы и прочие сооружения требуется так или иначе обслуживать. Следовательно… Да, на фоне такого расклада, танки «Абрамс» воспринимаются легенькими граммовыми гирьками. Они никак не могут перевесить многолетнюю перспективу. И потому прочь с глаз долой и подальше от уха заморского советника с акцентом. Надо торопиться, ибо те же соседи, могут оказаться проворнее, и тогда опередят в обустройстве лишних десяти-двадцати тысяч работников. Необходимо торопиться. Как плохо, что давно нет прямой кабельно-телефонной линии с Москвой. И кстати, не стоит ли этим тоже заняться?
36. Киборг
По большому счету, собранного из протоплазмы и пластика киборга Дмитрия могло обижать только одно обстоятельство. После запуска беспилотного истребителя никак не получалось узнать дальнейшую судьбу летающей машины. То есть даже такого простого дела, как «попал – не попал». А ведь это было очень важно. Здесь направленность судьбы разогнанного ускорителями робота сходилась с судьбой так и не научившегося свободно двигаться на протезах человека. Вектор мышления робота был, естественно,до жути прост: фигуральная цель «жизни» сливалась с физическим объектом. Нужно всего лишь приближать и приближать к себе смутно различимую точку на фоне небесной синевы, с каждым тиканьем секунд прибавлять и прибавлять к ней очередной пиксель, и тогда вознаграждение последует – в конце концов силуэт «Архангела» займет весь широкоугольный объектив и окончательно совместиться с одной из вложенных на эмбриональной стадии картинок. Ну а тогда некий простейший процессор сравнит импульсына входах, мигом пересчитает, взвесит все «за», «против» и наконец-то произведет замыкание требуемой цепи. И вот цель и средство ее достижения сольются в едином шквале распространяющегося со скоростью километр в секунду огня.
У киборга Дмитрия Казакова все несколько сложней. Ибо короткая жизнь-предназначение беспилотного истребителя, для его долгой и извилистой, является только завершающим итогом. Эдакой последней подкруткой, коррекцией фокуса, перед печатью фото. Типа того, что если даже там, в извилистой длительности, что-то как-то было не так – этот последний подвиг является спрямляющим ударом рихтующего молотка. Типа того, что смутна и вроде неряшлива линия его жизни, но красивая смерть компенсирует все предыдущее, делает его просто гладкой взлетной полосой для разгона в подвиг. И, конечно, хочется знать, не зряшный ли этот подвиг и эта смерть, ибо тогда она все единокрасива, но бессмысленность жертвы все-таки пачкает снимок большой, расплывчатой кляксой сарказма.
Мы никогда не ведаем будущего, но здесь даже хуже. Ведь к тому времени, когда Дмитрий Казаков нажмет код самоликвидации пускового фургона, полет истребителя будет уже завершен. То есть «попал – не попал» будет четко определено. Для кого-то это уже будет настоящее или даже прошлое. Однако для киборга Казакова этот итог навсегдаостанется в неопределенности будущего. Как и все последующие события, и сама окончательная калькуляция – смог ли русский отряд «Пульсар» выполнить свою миссию наура. Может быть, стоило бы все же вылезти из машины, задрать голову вверх и найти в небе расплывающееся облачко подрыва? Наверняка за деревьями и горами он не сможетего найти. Но тогда, может быть, удастся уловить хотя бы хлопок этого взрыва? Тоже весьма вряд ли. Воздух на двенадцати километрах достаточно разряжен – он плохо передает звук. А еще, даже если услышать пистонный грохот и различить вырастающую из ничего кляксу, что с того? Где уверенность, что истребитель угодил в «Архангел», а не произвел самоликвидацию, в отчаянье промаха?
И потому обидная неопределенность портит черную красоту готовящегося самоубийства киборга Казакова.
37. Средний уровень. Воздух
Весьма странно, решат некоторые. Почему это, всевидящий и всезнающий NORAD тут же не принял меры или по крайней мере не начал разбираться в том, что происходит возле расположенной по центру США горы Корпуленк? Причем здесь какая-то выявленная диверсантами-теоретиками Центра щель между иерархическими структурами управления? Однако очень даже причем. Все в природе и, как следствие, в человеческом обществе базируется на иерархии. Однако в деле начального соприкосновения общества людей с будущим обществом людей и роботов иерархическая установка оказалась нарушена. Понятное дело, речь идет об обороне объекта «Прыщ». Возможно, с некоторой точки зрения допускать, чтобы защита вышла из подчинения человеку, было нельзя. Однако на сию точку зрения имеются эквивалентные. Никто в правительстве до последнего времени не собирался «запустить» электрического стратега на полную катушку. Более того, никто из власть предержащих не попробовал даже поручить «Прыщу» прикрыть какую-нибудь отдельную территорию, допустим штат Колорадо. Но ведь хотя «Прыщ» и именовался периодически в разговорах «суперкомпьютером», на самом деле «нормальным» суперкомпьютером он не был даже в задумке. Он строился по типу Черного Ящика, и принцип его нормального функционирования базировался на первичном обучении. Да, конечно, его обучение предусматривало теоретическую стадию: у компьютеров это дело быстротечное – загрузка информации, и все дела. Однако целесообразность создания суперстратега объяснялась тем, что он будет действовать эффективнее любого генерального штаба, даже современного, могущего управлять войсками в режиме реального времени, и, естественно, не без помощи компьютеров, в том числе и обычных «супер».
Но как прикажете научить машину действовать лучше той структуры, которая уже отработана? Вообще-то в человеческом мире вполне бывает, что ученик обгоняет своего учителя. Но при чем здесь это? В данном случае речь идет не о людях, интеллекты которых, как не верти, все равно работают в единой плоскости, в плане культурной и прочейсреды. Здесь речь идет не просто об интеллекте другого вида, а о системе, которая должна решать умственные задачи, не имея интеллекта как такового. Хотя, может, и имея, ибо Черный Ящик есть Черный Ящик и в него не заглянешь, а если и заглянешь, то опять же ничего не поймешь. В любом случае данная система должна в перспективе действовать лучше любого обыкновенного Генерального штаба. Однако сия машина, будь она трижды интеллектуальна, или совершенно неинтеллектуальна, все едино, существует в этой Природе и в этой Метагалактике, а следовательно, прийти к своей гениальности она может только лишь через практику. Так вот, именно для того, чтобы дать этому вкопанному в гору Черному Ящику хоть какую-то практику, ученые, занятые проблемой, и придумали трюк с самообороной «Прыща» своими силами.
– Ну что такого? – рассказывали они политикам и генералам. – Что такого, если наша «машинка» будет заведовать обороной столь небольшого района? Это же безлюдная местность, тем более всяческие проволочные и минные ограждения предусмотрены. И что с того, что нашему «Прыщу» будут подчиняться и люди тоже? Это даже хорошо, в случае чего у нас будет дополнительная ступень для торможения. Нет, нет, не волнуйтесь! Бояться абсолютно нечего. Просто так принято во всяком сложном и новом деле – иметь ступени предохранения. Да, наверняка придется вывести этот небольшой район из-под власти NORAD. И что же? Кроме всего прочего, это повысит степень секретности. Ведь теперь не придется отчитываться общеконтинентальной ПВО за производимые нами эксперименты. Ну, пусть на всякий случай наш главный дежурный наблюдатель имеет все положенные опознаватели и прочее добро. Но уж пусть подчиненные ему силы внизу будут сами по себе. Естественно, наличие постоянного воздушного наблюдателя убережет и их и NORAD от всяческих эксцессов. Да, нам требуется автономность для эксперимента. Само собой понятно, что в целях локальной безопасности при этих пробах мы максимально автоматизируем систему объектовой обороны. Разумеется, если потребуется, мы обратимся к Вооруженным силам за помощью. А пока пусть они о нас ведать не ведают.
К сожалению, за несколько лет существования этой «самообороны» никто ни разу на совсекретный объект не напал. Да, случалось, какие-нибудь охотники натыкались на ограждение, но после предупредительных окриков и прочего они тут же покидали запретную территорию. Несколько раз обладающие информацией военные предлагали провестикакие-нибудь совместные учения. Допустим, с привлечением воздушно-десантных войск или «зеленых беретов». Пусть те попробуют подобраться к горе и что-нибудь там напакостить, хотя бы шутя. Однако соображающие не только в науках, но и в жизни руководители проекта успешно отбивались от подобных предложений. Слишком долго они выбивали средства на создание «Прыща» дабы ставить на карту его дальнейшее финансирование из-за неразумного авантюризма. Ведь никто не знал, как Черный Ящик отреагирует на вторжение незнакомцев. Допустим, неэффективно. Если эти «береты» облапошат автоматизированную оборону, судьба «Прыща» окажется под угрозой. Ибо за проигрыш по головке не гладят.
– Какой прок от столь дорогущей штуковины, если она не способна даже защитить самое себя? – скажут введенные в курс дела конгрессмены. – Что, господа ученые, решили обобрать дорогих нашему сердцу избирателей? Думаете погреть руки на государственной шее?
Однако лучше ли будет другой вариант. Что, если «Прыщ» сработает сверхэффективно? Как тогда завопят эти же законодатели?
– Почему на столь мизерных ученьях такой большой процент смертности? – спросят они. – Разве сейчас война? Кто в ответе за это дело? Вы? Или вы? Что значит «машина»?А кто разработал эту столь опасную машину? Кто ее включил? Ах вы не можете контролировать Черный Ящик? А почему? Не знаете, как он работает? Но ведь вы же ученые, черт побери? Или все-таки нет? Однако у вас тут порядочки. Значит, вы не контролируете эту машину, не ведаете как она вообще работает, то есть принимает решения и при всем при том хотите, чтобы этой самой машине доверили не только оборону себя, но и оборону всей страны?
И что блеять в ответ?
– Поймите, наш Черный Ящик обучается. Мы думаем, нельзя начать его обучение с шуточек. То есть сказать, что воевать можно понарошку и в данном конкретном случае требуется воевать в щадящем режиме. То бишь не стрелять вообще или стрелять красочкой вместо патронов; да еще ни в коем случае нельзя поднимать в воздух самолеты, а еще… Понимаете, тогда вполне может случиться, что в ситуации реального нападения наш «Прыщ» снова начнет играть. Да нет, что вы. Если он каждый раз будет вынужден обращаться к нам за советом, тогда вся затея теряет смысл. Ведь он должен действовать практичнее, чем все генералы, вместе взятые, так как же можно его снова замкнуть на генералов? Пусть даже на одного? А вы считаете, что он должен это понять? Однако в нашем смысле это не разумная машина, как вы не понимаете. Да нет же, это вообще не интеллект. Это именно машина, и она без разума, но тем не менее она призвана решать стратегические задачи.
Короче, куда не кинь – всюду клин. И потому, никаких учений по отработке обороны никогда по-настоящему не проводилось. Значит, можно сказать, что сейчас это проводилось впервые. И естественно, тут ученьями не пахло. Но с чего бы это вдруг суперкомпьютер «Прыщ» после уничтожения «Архангела» или даже боевых самолетов-разведчиков решил бы обратиться к помощи не подвластной ему системы NORAD? Пусть и не имея ума, он должен был попробовать решить задачу своими силами. Первичные неудачи совершенно не должны были привести его в отчаяние или, наоборот, добавить азарта. Ведь эмоциями он тоже не обладал. Хотя что мы знаем о эмоциях Черного Ящика?
С другой стороны, почему система противовоздушной обороны США должна была насторожиться и перевести на себя обязанности обороны горы Корпуленк? Командование NORAD, по крайней мере на уровне дежурных генералов, знать не знала о системе «Прыщ» и других научных чудесах местного значения. Однако этот небольшой район почему-то являлся запретным для некоторых видов деятельности Вооруженных сил. Пунктик о сем значился где-то в инструкции, и не каждый из людей мог о нем помнить. Однако в деле защиты континентальной части США принимала участие и автоматика, в том числе помещенная на всяческие «Супремаки» и прочее. Понятное дело, она была не столь таинственна как, Черный Ящик из Колорадо, однако помнила она все. Так что всяческие последующие взрывы в районе горы никак не могли насторожить следящую за порядком автоматику. Вполне может статься, что та же аппаратура пассивного звукоанализа на «Супремаке», выполняя давно запрограммированный пункт, даже не сообщала операторам-людям о происходящих в «закрытой» зоне взрывах. Это ведь было не ее дело. Точно! Так же как и «Прыщ», она не обладала умом, хотя, может, для узких специалистов столь примитивное сравнение продуктов разных поколений электромеханики покажется некорректным. Ну, да это их дело.
Еще, думаю вполне понятно, что даже в кризисной ситуации, никто не предусматривал, автоматическую передачу оборонительной техники «Прыща» под командование NORAD. Следовательно, эти иерархические структуры разного уровня сложности, в плане количества подчиненных ступенек, никак между собой не взаимодействовали. По крайней мере, после уничтожения посредника, коим являлся давешний «Архангел». Теперь даже если бы кто-то в верхах захотел, ни NORAD, ни какое-либо другое оборонное ведомство не смогли бы принять на себя управление оборонительными периметрами горы. Если обрезаны нервные волокна, соединяющие голову с рукой, никак не получится этой самой рукойуправлять. И даже наблюдать, что делает эта конечность, не получится, если в шейных позвонках предусмотрены особые углы запрета, а в глазницах – определенные секторы назначены «слепым пятном».
Короче, в теоретическом плане задача для нападающих сводилась в просачивании в эту самую щель между иерархическими структурами управления вооруженных сил и сил охраны объекта «Прыщ». Кто-то здесь что-то предусматривал, господа ученые генералы?
38. Паровозная топка времени. Этнография
Вот на этой самой стройке – главной стройке двадцать первого века в Азии, помимо пятидесяти больших токийских морских пирамид, – он ее и встретил. Но ведь при чем здесь возводящиеся в океане японские километровые чудеса на семьсот пятьдесят тысяч технически избалованных жителей, давно живущих в XXII или даже XXIV веке? У нас тут погружение на столетие назад, в резвую юность Беломор-Канала, когда кирка и лопата – «други родимые». Зато мы никак не можем стать индивидуалистами-технократами, запаянными в роботизированный кокон кибернетизированного крана «CATO». Только вместе мы что-то значим; мелкие невидимые муравьи на толстом теле планеты, способные, сообща ворочая камни, изменить морщины на ее лике, дабы придать этой милой из космоса голубизне более приятельское для человека выражение. «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью».
А еще здесь можно хорошо заработать, дабы выслать хоть что-то далекой старой маме, пяти братишкам и двум маленьким-маленьким сестренкам. Правда, послать деньги напрямую отсюда никак не выйдет, и совсем не из-за того, что тут не существует банков-сберкасс. И не потому, что здесь нет современной связи с Туркменией. Теперь-то, по заключении договора с Московией, как раз и есть. Послать не получится именно деньгами. Нет, совсем не с того, что Беломор-Канал возвратился насовсем, с приложением рабства и каторжных трудодней. За труд-то платят. Однако платят особым образом – «москвитами». Это производное, то ли от «бисквита», то ли еще от чего-то в рифму. «Москвиты» – местные деньги, здесь, на стройке, на них можно купить все. Ну, на что хватит, разумеется. И что наличествует в продаже, само собой. Понятно любому пню, даже не выкорчеванному, что в продаже не имеется ширпотреба и деликатесов из далеких, отгороженных десятком границ европейских республик, и уж, безусловно, ничего «made in USA». Ибо что есть эти самые «москвиты»? Они, конечно, деньги, но как бы выдернутые из того, обильного водой будущего Средней Азии. Потому как обычными методами, привитыми привычкой десятилетий восхваления западной «экономической модели», добыть деньги на грандиознейшую стройку нельзя. То есть, естественно, можно. Под дикий процент МВФ, который обесценит строительство раньше его начала, ибо разорит не только не родившихся еще детей Азии, но и их правнуков. Так еще и не дадут! Была охота спонсировать по-настоящему серьезное дело. Вот на какую-нибудь «Супер-Макдональс-Сеть»… «Как вы говорите, чисбургер?» – «Ага! Ну, заверните, пожалуйста, три штучки». – «Сколько вы сказали стоит?» – «Ага! Тогда я это… пошел… А чисбургер-гамбургер? Ну, разверните обратно». Так вот, «москвиты» – деньги особенные – только здесь и сейчас. Но все же это деньги! Тут все-таки не родной поселок Дарган-Ата у Амударьи. В смысле, когда-то раньше был большой поселок, а теперь… В общем, денег там тоже давно нет. Да уж как-то и Амударьи… В том плане, что поубавилось, и вообще-то почти нет. И значит, ты здесь не только из-за «москвитов», но и для того, чтобы то далекое, пересохшее русло оказалось снова в самую пору. Так сказать, чтобы костюмчик сидел.
Однако теперь выяснилось, что ты здесь еще и для того, чтобы повстречать свою судьбу. Совсем неожиданный вектор-разворот.
39. Средний уровень. Воздух
Теперь в воздухе происходила… Ну, комедией это, пожалуй, назвать не получается. Хотя реальных, до сего момента живых жертв не наблюдается. Главное, просто не смешно. Разве что для каких-нибудь киборгов будущего. Может, их будут тешить всякие такие штучки, когда техносфера действует несогласованно и калечит сама себя. Ну типа, если бы дантист стал рвать зубы себе, перепутав с пациентом. Или может, с точки зрения роботизированных мегополитян грядущего, это будет трагедия, и они станут утирать платочками скупые масляные слезы? Все допустимо, и, кстати, может оказаться одинаково верно. Ибодаже у машин когда-нибудь будет индивидуальность, а значит, каждая из них станет переживать события на свой манер.
Так вот, сейчас в атмосфере творилось следующее действо. Похоже, хитро-мудрые хакеры Шикарева действительно сумели проточить щель между иерархическими ведомствами, заведующими обороной. Щель сия перекрывалась «Архангелом». Именно он обеспечивал взаимодействие, точнее, разграничение функций между механикой обороны совсекретного объекта и континентальной ПВО США. Никакие из применяемых им систем не были подвластны NORAD, и даже более того, эти системы в пределах оговоренного района могли делать что хотят, то есть летать туда-сюда сколько душе угодно. Их автономия достигала такого уровня, что ни одна из машин даже не имела ответно-запросного оборудования. От уничтожения или по крайней мере пристального внимания со стороны многоканальной ПВО всю эту летающую технику страховал парящий в выси «Архангел». Это было вполне допустимо, ибо единственными машинами, что иногда поднималось в воздух над горой Корпуленк, кроме него самого, были беспилотные самолеты наземного наблюдения «Гиря».
Сейчас с выбиванием из колоды обороны туза – «Архангела», оговоренная когда-то щель допуска взаимодействия превратилась в разлом. Однако кому сейчас было дело до отработки нового согласования? Мало того что теперь наступили военные времена, так само падение «Архангела» практически автоматическим образом повысило уровень готовности ПВО района. Теперь любые летающие объекты, не отвечающие на запрос, не просто отслеживались для выяснения, а тут же уничтожались. Средства для столь специфических действий наличествовали. В небе над штатом Колорадо крейсировал, точнее производил маневр, специальный «Боинг-707» ВВС США. Он относился к силам противоракетного нападения, но вполне мог использоваться и как противосамолетное средство. «Боингов» данного типа в вооруженных силах имелось всего пять штук. В настоящее время четыре из них дежурили в воздухе. Кроме упомянутого бортового номера «1017» над Колорадо, остальные находились кто где. Один над восточным штатом Северная Каролина, второй над северным штатом Мэн, третий вообще над центральной Канадой. Естественно летали они не только над этими областями, маршрут движения был достаточно длинным. Но каждый имел район прикрытия. Например, тот, что сейчас пролетал над канадским озером Вилнипег, прикрывал штат Северную Дакоту, в которой размещалась дивизия межконтинентальных баллистических ракет MX и еще две дивизии менее мощных изделий. Кто-то спросит, а каким это образом некий полугражданский самолетик может прикрыть ракетную дивизию, тем более целый штат? Но все просто. Хотя на внешний вид этот «Боинг» почти не отличается от обычной древности «семьсот седьмого», он оснащен оружием, вторгшимся в мир из воображаемой эпохи космических битв будущих тысячелетий. Там, внутри его сорокашестиметрового фюзеляжа, размещен пятидесятитонный газодинамический лазер. С помощью этой штуки и поступивших повремени целеуказаний он способен сбивать падающие на Америку из космоса боеголовки.
То, что самолет данного типа в настоящий момент оказался над Скалистыми горами, было случайностью. Лазерные «Боинги» специально барражировали по большой дуге, охватывающих несколько штатов, дабы запутать всех вероятных агрессоров о своем истинном местоположении. Этим они, с одной стороны, компенсировали свою неспособность прикрыть лучевым щитом всю Америку, а с другой – запутывали врагов в плане выбора угла атаки. К сожалению, компенсация неспособности прикрытия заключалась только лишь в моральном аспекте. Теперь при внезапном нападении каждый «Боинг» умудрился бы прикрыть только отдельный участок континента. Следовательно, случайность местоположения брала на себя функцию справедливости – каким штатам и городам жить, а каким умереть. Для достойной обороны США потребовалось бы минимум двадцать пять машин данного типа. Где их было взять? Конгресс уже давненько урезал бюджет данной «растратной» статьи Пентагона. Весьма вероятно, что в этот раз законодатели были правы. Ведь газодинамический лазер – система серьезная, однако очень неэкономичная. Его КПД, при всей высоколобости инженеров не достигает и пяти процентов. А ведь при каждом залпе внутри «семьсот седьмого» срабатывает мощный реактивный двигатель. Кстати, наличие по сторонам фюзеляжа дополнительных выходных дверей является визуально отличительной меткой этих воздушных машин. На самом деле это вовсе не двери – хитрый камуфляж, маскирующий объемистые отверстия выхлопных дюз лазера. Нет, совершенно не тех, откуда «выплескивается» в пространство убийственный луч. Оконечное зеркало пушки размещено над фюзеляжем и, кстати, в свою очередь, маскируется под некий блистер, на взгляд дилетанта, вмещающий внутри некий маленький бортовой бар-ресторан для скучающих пассажиров.
Так вот, дополнительные двери по обеим сторонам фюзеляжа действительно прикрывают сопла настоящих реактивных выхлопов. Если задуматься, то в этой вселенной все так хитро взаимосвязано, что местами и правда наводит на мысль о преднамеренном творении. По этому поводу неплохо было бы повысить экономичность лазеров данного типа новым способом. Ставить их на настоящие реактивные самолеты, в которых топливо будет тратиться не только на рождение луча, но и непосредственно на перемещение по небу. Может быть, тогда общее КПД системы удастся поднять до пятидесяти процентов? Однако эти новации уже не имеют смысла. Между прочим, по той же причине, что и пара десятков недополученных вооруженными силами лазерных носителей. Ибо всем вещицам, которые потребляют нефть, особенно так жадно, как реактивные двигатели и газодинамические усилители света, очень скоро будет назначено окончательное место парковки – свалка. И все потому, что сырой нефти оказалось в мире гораздо меньше, чем надеялись и верили. Однако сейчас речь не о глобальных, а о достаточно локальных событиях над расставленными по центру Северной Америки Скалистыми горами. Именно здесь, по случаю, оказался оборудованный лазерной пушкой «Боинг-707».
Его летающий коллега – предназначенный для слежения за небом Америки, «Боинг» нового поколения, под названием «Супремак» – с помощью огромной фазированной решетки, растянутой вдоль корпуса подобно кольчуге, отслеживал все происходящее вокруг. В настоящий момент его автоматика заинтересовалась двумя летающими объектами. Этими объектами являлись автоматически запущенные из контейнеров беспилотные самолеты ударной разведки. Длина каждого составляла три с половиной метра. Поскольку они не собирались лететь куда-нибудь за тысячу километров или разгоняться до сверхзвука, то их достаточно большие для беспилотника-разведчика размеры могли бы вызвать недоумение. В самом деле, распавшийся на фрагменты пластика «Архангел» инициировал их запуск всего лишь для внимательного осмотра подозрительной местности, однако словосочетание «ударная разведка» предусматривало еще и нанесение ударов. Если потребуется, понятное дело. Удары могли наноситься высокоточными ракетами с лазерным наведением. В какой-то мере, взлет двух самолетов одновременно мог считаться избыточным, ибо и подсветку цели, и запуск ракет спокойно осуществлял всего один аппарат. Очень похоже, что в настоящий момент со стороны «Архангела» имело место некое интуитивное предвидение опасности. И даже не со стороны «Архангела», ибо он являлся всего лишь промежуточным звеном передачи между реальным миром и закопанным под горой элекронно-оптическим суперкомпьютером «Прыщ». Естественно, ортодоксы могли бы снова спорить до скончания веков, может ли иметь место интуиция при явном отсутствии разума, но нельзя отрицать, что сейчас решение, принятое машиной, оказалось донельзя правильным. Ибо действительно вполне не исключалось, что в случае пролета безпилотника над «Пульсаром» солдаты Минакова умудрились бы его сбить. Тогда находящийся в стороне и на приличной дистанции робот-самолет «два» произвел бы пуск боевой ракеты без всякого промедления. Предусматривал ли запуск пары разведчиков именно такой расклад? Почему бы, собственно, нет? Что с того, что «Архангел» совершенно не видел одетых в мимикрирующих экзоскелеты людей, а просто наблюдалнекую аномалию, складывающуюся из каких-то косвенных признаков внизу? Тот, прикрытый миллиардом тонн скалы и не подпускаемый к большой стратегии, стратег-планировщик мог считать на десятки шагов вперед. Так почему не допустить, что один их миллионов виртуальных вариантов действительности не соответствовал правде? Однако ещеинтересней было бы знать, наличествовал ли среди всех этих вариантов тот, что случился на самом деле?
В этом варианте имел место дополнительный фактор. В небе над Скалистыми горами шел по дуге «Боинг-707», составляющий одну пятую авиационного лазерного щита Америки.Естественно, сам по себе «Боинг» являлся просто поражающим элементов. Информацию о целях он получил от NORAD, то есть в настоящий момент от «Супремака». Кстати, уж точно никто не будет утверждать, что у представителя нового поколения «Аваксов» имелись мозги. Но вот вам пример успешного взаимодействия без мозгов, за счет простого выполнения алгоритмов. Безусловно, каждому алгоритму свое место и время. Если бы не военный ажиотаж и только что произошедшее падение «Архангела», сейчас над штатом Колорадо наверняка задействовался бы другой алгоритм, точнее подалгоритм, по которому бы следовало досконально разобраться в ситуации, а уж потом бить наотмашь. Тогда бы на разведку обстановки со стороны NORAD привлекли истребители ПВО с ближайшей войсковой части. Но ведь теперь было не до формальностей.
Выбор в качестве средства поражения лазера произошел так же вполне автоматически, то есть без непосредственного вмешательства человека. Две переставших опознаваться цели относились к низковысотным. Простирающаяся вокруг гористая местность еще более усиливала это преимущество. Достать их непосредственно в сей момент не получалось ничем, кроме летящего в небе лазера. Однако и здесь были свои нюансы.
Как известно, оконечная линза лучевой пушки размещена на крыше фюзеляжа. Сие очень удобно при расстреле падающих из космоса боеголовок, однако сейчас цели шли над землей на высоте пятидесяти метров. Поскольку «Боинг» несся на десяти тысячах, то цели естественным образом оказывались в обратной требуемой полусфере. «Семьсот седьмой» – это вовсе не истребитель; он не способен ложиться на крыло, особенно с пятидесятитонным устройством внутри. Но, к счастью, он не находился непосредственно над ударными разведчиками, что, кстати, делало бы ситуацию уж совсем невероятной, ибо сам «Боинг» несся над Колорадо со скоростью семьсот км в час. Также он не был развернут в отношении цели задом, тогда стрельба стала бы невозможной из-за опасности срезать собственный хвост, или уж по крайней мере делать долгий маневр разворота. В общем, оба неопознанных объекта летели сбоку от «Боинга» на расстоянии двадцати пяти километров. При таком геометрическом раскладе применение всяческих синусов-косинусов позволяло предположить, что «семьсот седьмому» не придется опрокидываться полностью и делать «бочку», а всего лишь немного наклонить крыло вниз, дабы, имеющая механические блокираторы по углу в минус два градуса относительно корпуса, пушка получила возможность стрелять хотя бы при угле минус двадцать пять соотносительно горизонта.
40. Паровозная топка времени. Этнография
Она была из Московии. Хуже того – в смысле, интереснее и невероятнее – из самой Москвы. Он вначале не поверил. Это еще до того, как они в первый раз заговорили. Ну и кто бы, правда, поверил с ходу в такую биографическую привязку? Москва ведь…
Все знают, хотя родные школьные учебники воды в рот набрали, той самой, что не хватает в Амударье, а мулла-учитель тоже как-то помалкивает, моргает на прямые вопросы,молит Аллаха отвести прочь все эти бродячие по миру байки о былой столице всего и вся. Однако чем меньше становится поселок, чем отчетливей барханное наступление за околицей, тем более хочется верить в красивую сказку о былом величии, о том, что когда-то встарь молодые ребята из никому не нужного Дарган-Ата могли попасть служить на большущий корабль, затерявшийся в далеком, снежном Баренцевом море. Потом, всю долгую-долгую жизнь, где-нибудь при паровозном депо или на рыночной площади, этот состарившийся счастливец будет вслух вспоминать те тяжелые годы как самую большую драгоценность своего существования. Возможно, именно это живое воспоминание и хрустальные ледяные сны, из снежного королевства Ледовитого океана, позволят ему пережить всех остальных одноклассников. Но у учителя-муллы, по всей видимости, не имеется в родне такого дядьки, зато уж наверняка наличествует инструкция из Ашхабада, о пресечении подобных сплетен, ибо «всем известно, что Туркменское ханство является ровесником первого чуда света – египетских пирамид и именно здесь обнаружены останки первых цивилизованных поселений homo sapiens. Кроме того, первые письменные источники, найденные на Земле…» Будем надеяться, что теперь, после начала «стройки века», не сенсационные находки о манускриптах, но хотя бы тайные инструкции о доносительстве, на распускающих слухи, задвинули под сукно. Хочется в такое верить.
Так вот, она была из самом Москвы. Тем не менее еще невероятнее оказалось другое. Она обратила на него внимание. А ведь на нее многие заглядывали, и там были парни явно поцивилизованнее и покруче его. И не столько, наверное, за ее внешность… Сколько-то поколений вывоза иностранцами невест и прочего из России, естественно, в первую очередь отразилось на столице. Понятно, имелся и встречный поток из периферии страны, так что эксперимент не выкристаллизовался в чистом виде, а заполучил примеси, так что… В общем, за ней пытались более ухаживать именно из-за происхождения. Представьте, потом когда-нибудь, на каком-нибудь мальчишнике, выдать между делом, чтоу тебя, мол, имелась когда-то девица-москвичка, понятное дело, из самой Москвы. Рейтинг растет на четыреста процентов.
А вот он как раз даже и не пробовал. Куда ему, туркмену из какого-то… Он поначалу пытался врать про Чарджоу, где вроде бы родился дед, однако здесь, на «стройке века»,даже про такой известнейший населенный пункт никто слыхом не слыхивал. Но про Ашхабад было нельзя – уроженцы оттуда присутствовали на стройке реально. Так вот, куда ему было…
Может, тяжелое солнце родины наградило его особенной темнотой кожи, превосходящей даже смуглолицых земляков из столицы родного ханства? Ибо чем же еще он мог выделиться из тысяч и тысяч? Ну, естественно, здесь на их участке внедрения в маму-землю наличествовало только несколько сотен работников. Но ведь все-таки сотен!
И тем не менее в один самый лучший на свете день, она с ним заговорила. Ну вот получилось у нее такое чудесное настроение именно в тот день. Вдруг, тем утром она получило хорошее письмо из своей загоризонтной Московии? Он постеснялся об этом спрашивать даже после. Как бы выглядел такой допрос? «А вот скажи, почему ты спросила закурить именно у меня, а не…» – «Дурак ты», – сказала бы она на это, и весьма вероятно, то оказалось бы вообще последним, что он от нее услышал. Вокруг хватало куда более шикарных парубков. Не стоило делать необдуманные эксперименты.
41. Средний уровень. Воздух
Для ничего не подозревающего «Пульсара» счет шел просто-таки на секунды. Если бы совершенно не наблюдаемому ими «семьсот седьмому» потребовался относительно сложный маневр, беспилотные разведчики успели бы подлететь ближе и передать снимки отряда затаившемуся под скальным грунтом «Прыщу». Идентификация объектов не как заблудившихся путников, а как вооруженных до зубов, да еще облаченных в экзоскелеты воинов, привела бы к инициации всей обороны в готовность степени «Красная». Первыми открыли бы огонь сами летающие разведчики. Однако наличие боевых ракет было явно не совсем тем, что требовалось теперь. Гораздо в большей мере им мог бы пригодиться бронированный корпус, однако даже в 2030 году танки все еще не летали. Хотя надо признать, лазерный импульс действует многопланово. Он вполне опасен даже для весьма прочных ракетных боеголовок. Броня их не хуже танковой, но мгновенное испарение нескольких килограммов титана или даже сверхтвердого необогащенного урана-238 приводит к плазменному выбросу, равнозначному взрыву. Причем ударное действие идет во все стороны, в том числе и внутрь. Гораздо лучшим прикрытием является сама атмосфера. Она рассеивает, ослабляет излучение, и, допустим, пятьдесят километрах плотного воздуха могли бы спасти положение; их полнота приравнялась бы к пятистам тысячам вакуума. Но эта же утрамбовка атмосферы смесью газов несет одновременно и гибель. Ибо даже если миллионноградусный луч не задел «жизненно важные» для полета «органы», то все равно, в выплавленную в корпусе дыру тут же врывается атмосфера. И здесь уже не требуется прочность – нужна обтекаемость.
Шум, вызванный таранящими деревья самолетами-роботами, не остался без внимания звукоулавливающей аппаратуры «Пульсара». Естественно, командир отряда не вышел по этому поводу в эфир и не запросил Центр Возрождения о причинах происходящего. Вдруг там, вдали, что-то действительно упало? Ну, так, может, это и к лучшему? Если здесь, на охраняемой врагом территории, что-нибудь падает или взрывается именно сейчас, значит у Центра все в норме – он контролирует обстановку и корректирует ситуацию. Естественно, на пользу «Пульсару», кому же еще? Боевому отряду облаченных в «панцири» солдат вовсе не нужно засорять голову всякими сложностями, остающимися вне их компетенции и даже теоретического воздействия. Зачем, в самом деле, что-то ведать о выравнивающем крылья за тридцать пять километров в стороне «Боинге». Пускай себелетит дальше – в Канзас, Миссури и такое прочее.
Воинам «Пульсара» заказана другая дорога. «Вперед, рахиты! На Стамбул!» – как говаривал кто-то из забытых генералиссимусов.
42. Повелитель игрушек
Все гениальное просто, однако еще и страшно рискованно. Весь дальнейший план держался на ниточке. Даже хуже, просто в воздухе. Еще в воздухе держался Миша Гитуляр. Ина взгляд какого-нибудь внешнего наблюдателя, он тоже держался ни на чем. Правда, и он сам был виден весьма смутно: по крайней мере, на такое чудо надеялись разработчики плана. Он представлял собой нечто в виде экрана, ибо с ног до головы был облачен в специальную ткань, представляющую собой сплошную панель монитора. Передачи, демонстрируемые этой техникой, были донельзя однообразны. Для зрителей, находящихся снизу, все время транслировалась небесная лазурь, а для любопытствующих вверху показывалось подобие отстоящей на полкилометра ниже земли.
Отрядного связиста Мишу Гитуляра выбрали явно не только за счет любви к компьютерам, специалистов такого профиля в Новом Центре завались. Главную роль сыграло, конечно, когдатошнее увлечение дельтапланеризмом. Странное сочетание интересов оказалось бинарным и сейчас дало кумулятивный эффект в определении судьбы. А ведь когда-то в юношестве он занялся этим спортом просто из-за какого-то странного садомазохизма. Внезапно захотелось вырвать себя прочь из компьютерных миров, окунуться в жизнь с головой. Да, точно, именно это было первой попыткой удрать из виртуальности наружу. Второй, более поздней, стала запись в наемники, попытка через шок армии выпутаться из паутины искусственных вселенных и обосноваться в натуральной. Однако куда было девать уже накопленные знания? Метать ножики и стрелять на звук здесь, в диких заграницах Третьего мира, умели многие, а вот грамотно подключиться к чужому кабелю и дешифровать сообщение еще надобно уметь. Вот профессия и определила эдакое зависание на границе миров. А вот пристыкованное к ней хобби, в данный, конкретный момент, еще и парение между землей и небом.
Задирая голову кверху, Миша мог видеть крыло, позволившее осуществлять это парение. Точнее, сквозь крыло у него получалось видеть все ту же небесную лазурь, которую демонстрировало его собственное одеяние. Но принцип данной экспозиции был гораздо проще, чем у его технологических выкрутасов. Крыло было просто-напросто очень прозрачно. Сочетание разных методов в одном и том же деле происходило не для того, чтобы равномерно загрузить работой какие-нибудь институты-разработчики. Просто, кроме проницаемости в диапазоне видимого света, к крылу предъявлялись еще и другие требования. Например, прозрачность для основных эманаций помещенных на «Архангеле» радаров.
«Панциря» либо чего-то в этом роде на Гитуляре надето не было, а из оружия у Миши наличествовал только пистолет марки «беретта». Все, естественно, из-за того, что дельтаплан это не лайнер – грузоподъемность его ограничена. А ведь на спине Миши еще помещался достаточно вместительного вида рюкзак. Может, с позиции обыденного рационализма рюкзак стоило подвесить под дельтапланеристом, дабы при приземлении человек испытал меньшую ударную нагрузку? Но ведь на настоящей войне, люди и вещи весьма часто меняются местами, по крайней мере в отношении важности. Вот и здесь, то, что находилось внутри рюкзака, было для выполнения миссии более затребовано, чем самдельтапланерист. И если бы это нечто получилось бы переправить каким-либо иным способом, то Мишу Гитуляра можно было бы не задействовать вовсе.
Ну а сейчас он обязался послужить дополнительным амортизатором грузу. Спереди наваливался, дулся вширь склон вожделенной горы под названием Корпуленк. Требовалось сориентироваться с местом посадки. И не забыть сгруппироваться: мягкой стадионной травки не проглядывалось. Не хватало еще переломать себе ноги в самом начале миссии.
43. Паровозная топка времени. Амбиции
Впервые вопрос появился в связи с Якутским ханством. Обращение в Организацию Объединенных Наций имело следующий смысл.
"Уважаемый Генеральный Секретарь, а так же вся нижестоящая общественность мира! Как всем известно, Якутское ханство является самым большим по значимости и территории осколком Российской империи, а главное, СССР. Роль же Советского Союза в создании ООН неоспорима, и никак не ниже роли США. Канувший в Лету СССР внес основной вклад в победу на фашисткой Германией, сохранение которой грозило всему человечеству поставленным на промышленную основу геноцидом. Поскольку именно Якутия является основным осколком СССР, то, следовательно, ее роль в сокрушении германского милитаризма неоспорима. Ибо именно в Якутию было эвакуировано основное число предприятий военной промышленности, а так же основное количество населения из европейской части Союза. Кроме того, только имея «за спиной» необозримые ипривольные просторы Якутии, в случае чего могущие дать бесконечный простор для отступления, Иосиф Виссарионович Сталин мог спокойно «смотреть в глаза» Адольфу Гитлеру. Фюрер же вынужден был остановить весьма успешное наступление сорок первого года в связи с тем, что германская армия обязана была накопить резервы для очень тяжелого и длительного наступления по весьма труднопроходимой местности – Якутии. Понятное дело, что кроме всего прочего Якутская АССР с 1941-го по 1945-й, и даже еще несколько лет послевоенного восстановительного периода являлась житницей страны. И, разумеется, все в курсе, что именно с ее лесистых просторов на протяжении всего периода боевых действий на фронт шли и шли резервисты. В скромном быте лесоповалов, они были хорошо закалены суровым климатом, а так же приучены к дисциплине. Именно якутские дивизии послужили тем черствым пряником, который не смогли переварить изнеженные европейской мягкостью эсесовские дивизии.
И в связи с вышеперечисленными заслугами, не пора ли восстановить историческую справедливость, то есть дать Якутскому Ханству решающий голос в Организации Объединенных Наций. Пусть хоть потомки героев якутов, понесших самые большие, относительно плотности населения на квадратный километр, потери во Второй мировой войне узнают голос справедливости.
И конечно, Великий хан Якутского Ханства и его визири, а также весь якутский народ понимают всю свою ответственность в связи с новыми полномочиями, но обязуются пронести их с честью".
Какая реакция на сие заявление последовала из Нью-Йорка? Да вообще-то никакой. «Ханство изволит шутить?» – «Вовсе нет. Так что насчет наших требований?» – «Но ведьони абсурдны». – «А на взгляд Великого хана и его верных визирей, вполне обоснованы». – «Это есть издевательство над международной организацией». – «Ну тогда, раз ООН не желает выполнять просьбу, а также требование великого народа, Якутское Ханство выходит из Организации Объединенных Наций». В общем, «прощайте и пишите письма». Кто ожидал такого поворота?
Естественно, пока дипломаты работают наверху, там, внизу, шуршат менее официальные клиенты. «А что, если мы перестанем добывать у вас алмазы?» – «Хорошо, следовательно, с этого дня подписанные нами бумаги на пятидесяти и столетние концессии более не имеют силы, а значит, сами концессии расторгаются. Кроме того, все оборудование национализируется в пользу Великого хана». – «Да мы вас!» – «А что вы нас? Мы, кажется, вышли из ООН, так что при обороне наших просторов нас более не сдерживают никакие принятые конвенции. Да, у нас пока нет атомного оружия, хотя уран на перспективу наличествует, но зато мы можем вполне „законно“ применить химию. Нет, не сочтите это угрозой. Сие так, размышление на заданную тему». – «Ничего, как увидите над главной резиденцией в Якутске пару-другую „стэлсов“, так по другому запоете». – «Да, кстати, для информации, ханство заключило двухсторонний договор о сотрудничестве в области обороны с соседними ханствами, а так же с почему-то решившей присоединиться к Договору Московией». – «А?» – «Да-да, вы все правильно поняли. А насчет алмазов? Предприятия национализированы, однако наш выход из ООН совершенно не касается наших торговых соглашений. Ну, разве что они несколько пересмотрятся в сторону большей справедливости… Естественно, в пользу народа Ханства, как же иначе. Чем мы хуже каких-нибудь „имиратских“ шейхов? Нам думается, совершенно ничем. Разве что климат у нас менее пригоден для туризма? Ну что ж, зато он укрепляет характер».
А ведь это было только начало процесса. С повальным выходом из ООН, имеется в виду.
44. Повелитель игрушек
Еще хуже было бы, конечно, стукнуться обо что-нибудь лбом. Тогда бы произошла не просто отмена миссии, а нечто гораздо более страшное. Ведь Гитуляр находился в тщательно прослушиваемой радиозоне, так что общаться с миром ему было просто-напросто нельзя, однако на самый крайний случай у него имелась эдакая «радиошумилка», способная при нажатии кнопки просто «пискнуть» в определенном диапазоне. Естественно, этот «писк» выдал бы его со всеми потрохами, однако для всех остальных участников то стало бы сигналом на отмену операции. И если бы они уже не успели окунуться в нее с головой, то вполне может статься, что всем, кроме Миши, удалось бы выпутаться из истории в целости и сохранности. Однако если бы дельтапланерист Гитуляр расколол при посадке череп, то нажать кнопку стало бы абсолютно некому, и тогда…
В общем, весь «Пульсар» сложил бы кости зазря.
Поэтому приземляться следовало осторожно. Да еще максимально близко к месту назначения. Ибо стоило ли совершать чуть ли не восемнадцатикилометровый полет меж гор, чтобы после шагать пешком километр? Вообще-то даже несколько сот метров стало бы недопустимым промахом. Никто не ведал, сколько датчиков движения и тепловых сенсоров натыкано по округе. Однако и преувеличивать количество защитного оборудования тоже не следовало. Ибо теоретически никто особо не мешал обвешать охранной техникой вся гору Корпуленк, как новогоднюю елку, однако умножение в одном параметре, вело к приумножению в другом. Пришлось бы наращивать количество технического персонала обслуги, а так же чаще шастать туда-сюда патрульным службам, натаптывать хорошо различимые тропы. Но ведь все это вполне могло стать причиной интереса заграничных разведок, хотя бы посредством спутников. А ведь главным прикрытием программы «робот-стратег» значились все-таки скрытность и непримечательность. В основном охранялся периметр горы и подходы к туннелю, остальное считалось лишней суетой. Тем более за воздухом вообще-то имелось кому последить. Никто не ждал сброса на вершину Корпуленк воздушно-десантной бригады; тем более даже при таком идиотизме, на что эти силы могли рассчитывать? Прорыть в скальной породе километровый шурф саперными лопатками? Так и так им бы пришлось пробиваться к главному тоннелю. Но ведь помимо охраны, его перекрывали многослойные металлические ворота. Причем устроены онибыли так хитро, что если кто-то сваркой или направленным взрывом пробивал первый слой высококачественной стали, а затем начинал резать внутренний титановый, там, внутри, происходил сдвиг пластин относительно друг друга, и с колоссальным трудом пробитое в титане отверстие смещалось в сторону, то есть снова пряталось под нетронутую сталь. Любой владелец замка в средневековье отдал бы за такую прелесть половину своей вотчины.
Кстати, все еще парящему на дельтаплане-невидимке Мише Гитуляру была поставлена задача, открыть эти самые ворота. Причем сделать такое требовалось без всякой газовой горелки или другого типа сварочного оборудования. Все правильно, как бы он мог перевезти такие тяжести по воздуху?
45. Паровозная топка времени. Этнография
Как говорится, «они жили счастливо и умерли в один день». Однако здесь имел место более простой случай. Жили они счастливо, но очень недолго, а умерли наполовину.
А все оттого, что они слишком сильно расслабились. Нет, не только они лично, как влюбленной парочке им-то как раз почему бы нет. Данному случаю романтика присуща. Все, вообще все расслабились. Нет, не в том смысле, что строители канала волынили. Как раз нисколько, энтузиазм был немереный, куда превосходящий вложенные в дело рублевки-"москвиты". Расслабились в другом смысле. И не только они, вообще все устроители этого плана поворота рек. Хотя вот начальству как раз и не стоило. Но, видимо, их тоже вдохновил этот трудовой ритм, энтузиазм и романтика. Показалось, наверное, что если есть единая, братская цель, то стоит заостриться исключительно на ней – получится все и сразу или приложится само собой. А ведь вообще-то тут были представители не какого-то диванного, обленившегося в безопасности поколения пионерии семидесятых-восьмидесятых лет прошлого века, кои с ленцой, но прочно, заглотнули блесну-приманку с предупредительной надписью «Перестройка». Даже у рычагов правления тут стояли как минимум их хлебнувшие горя детишки, а то и окунувшиеся с головушкой в говнецо последствий внучики. Им бы как раз…
Однако энтузиазм огромного братского дела, в котором получается напрягаться плечом к плечу с теми, кто вообще-то отгорожен несколькими границами, а некоторые, при чуть другом раскладе, с удовольствием бы участвовали в новом кромсании этих самых границ… Это действительно завораживало.
Но вот большой заокеанский дядя наверняка учел в своих проказах даже этот немереный энтузиазм. А может, и не учел – кто знает? Весьма вероятно, ему недоступны такиепорывы души. Ведь для порывов ее требуется по крайней мере иметь. Однако что мы о дяде Сэме? Он ведь с чистыми ручками и вне подозрений. Мы просто о делах его. Ну, в плане не его, а на его денежки. Уже не «москвиты», разумеется, – с более широкой географией. Естественно, сие тоже не доказано. Но ведь обычный ход следствия: «Кому выгодно?» Неужели и правда, тем алтайцам и казахам, коих много позже продемонстрировали по TV-ящику. Вот жалкими они тогда выглядели. Это, разумеется, после того, как их банду накрыл залп двух батарей казацких «ураганов», и опосля последующего трехдневного преследования с шашечками наголо.
Говорят, где-то в дующей в чужое «ду-ду» прессе мелькнули выкладки, что, мол, алтайцы вынуждены сражаться со строительной «гигантоманией» потому, мол, что она «грозит нарушить баланс местной природы, привести к экологическим бедствиям и следовательно к вымиранию нации как таковой». Песни подобного рода вообще-то всем известны. Однако при чем здесь разоруженные казахи? В их полупустынях, с подходом туда тянущейся от Иртыша артерии, возможно, и нарушился бы баланс, но только в сторону снижения смертности от дизентерии. И говорят – «новые» доллары не пахнут. Пахнут, пахнут, причем так же, как и старые. По крайней мере те, что поступают таинственным образом, пахнут кровью, наркотой и прочей мерзопакостью.
Но в общем, эти «экологические страдальцы» оказались истинными активистами Гринпис. У них имелись переносные ракетные установки, крупнокалиберные пулеметы и взрывные устройства в изобильном количестве. Ну а еще то, что сработало непосредственно по нему. То есть нет, вообще-то опосредовано. У них были снайперские винтовки, и пользоваться ими они умели неплохо, ибо в этих местах охотничий промысел и браконьерство распространены издавна. Так вот когда они напали на лагерь строителей, вначале сработала австрийская «SSG69». Лучшая из западных «снайперка». Впрочем последнее, он слышал много позже, от опытных людей.
Пуля пробила насквозь шею. Вряд ли алтайский «стрелок-эколог» целил в это место специально, может, метил в голову, да чего-то недоучел. Но скорее в туловище. Похоже, он отрабатывал не меткость, а именно быстроту переноса огня. Целей ведь было завались. Но такое счастье длилось ведь гораздо менее минуты, потом все умные попадали ипопрятались, а невезучие уже теряли кровь, как сдувающиеся мячи, и «стрелку-экологу» стало несколько труднее зарабатывать «новую зелень». И тогда за дело взялись пулеметчики с гранатометчиками. Наверное, они бы могли перебить вообще всех – весь отряд строителей, в триста человек. Однако эти алтайско-казахские «экологи», видимо, ценили свои собственные головы достаточно высоко. Атака и беготня по вагончикам, с суетой контрольных выстрелов, неизбежно съедала время, а ведь им еще требовалось свалить куда-нибудь подальше. Здесь вокруг достаточно открытая местность, и нужно достичь хотя бы ближних сопок.
Кровь из артерии била пульсирующим фонтаном, а сознание уплывало от нее еще быстрее. Ему повезло оказаться поблизости, ибо он только что вернулся с ночной смены, новместо сна предпочел проведать свою москвичку. Наскоро, и насколько позволяло удобство привозной воды, умывшись, он выскочил из вагончика. Однако крылья у него срубились сразу, ибо именно в это момент солнце мирного труда закатилось.
Может, она была и не самой первой, но уж наверняка одной в первом десятке целей. «SSG» била издалека, так что звук первого выстрела дошел одновременно с падением нескольких людей. Хотя кто слышал этот выстрел? Там, вполне вероятно, имелся глушитель. А он сбивает точность? Ну и что, целью ведь был не президент какой-нибудь, а простаярабочая бригада.
Видел ли он, как в нее попала пуля? Весьма вероятно, что нет. Но потом происходящее столько раз ставилось в голове на воспроизведение, что уже и нельзя поверить, будто не видел. А вот она – перед тем как – видела его наверняка. Она ведь – почти сто процентов гарантии – шла к его вагончику, и когда он появился в дверях, то, наверное,успела улыбнуться и, может, даже хотела махнуть рукой. Но пуля в воздухе движется даже быстрее, чем импульс в нервном волокне.
Потом он бежал к ней огромными прыжками. Точнее, прыгнул он только с лестницы вагончика, а потом просто бежал. Но это было так медленно, плавно. За это время она запросто успела упасть. Вот падение он видел отчетливо. Он еще испугался, что грохнувшись таким образом она разобьет голову. Глупые гражданские страхи, они никак не клеились к начавшейся войне.
Стрелял ли снайпер и по нему тоже? Может, и да. Хотя может, и нет, ведь вероятность не попасть в бегущего человека выше, чем в замершего в растерянности, а доллары, видимо для простоты расчетов, платили за количество, а не за сложность пораженных целей. И потому он добежал.
Казалось, что крови натекло уже по щиколотку. Но вообще-то это был океан крови – он смог сразу захлестнуть все прошлое и все будущее. Глаза ее еще видели, но что-то внутри них уже явно смазывало фокусировку, и вообще, вся эта система подачи изображения в мозг уже начинала барахлить. И все же она узнала «моего туркмена». Правда, улыбаться она уже не могла.
Первое, что он сделал неизвестно зачем, это схватил ее руку. Рука была совсем еще не холодная, даже наоборот, так что где-то в голове тут же сверкнула искра надежды и заметалась в поисках топлива для подпитки.
А вокруг уже разлетались шрапнелью вагончики, катились куда-то ненакаченные колеса – стригли «зеленую капусту» ленточные гранатометы «экологов».
Он устроился над ней сверху, накрыл собой, боясь раздавить ее хрупкость. Потом вдруг сообразил, что эту плюющуюся в лицо горячим артерию следуют во что бы то не стало пережать. Его грубые, обточенные пустыней, а теперь черенком лопаты и рукояткой пневматического молотка, руки никак не могли поймать извивающегося хитрого червя. Вдруг получилось. Но, наверное, все это было уже совсем без толку. Вряд ли ей бы помогло вообще что-нибудь. Медицина двадцать первого века ушла далеко вперед, но раньше в таких случаях высылали специальный вертолет. Ушли те времена, укатили. Так укатили, что вертолеты другого назначения, тоже не рванули с ходу, вслед за алтайскими «экологами». Просто откуда-то из ближайшей станицы вышла на поиски казачья сотня, на простых, не заправляющихся дорогим керосином лошадках.
Она так ничего и не произнесла. Вначале, ясное дело, от растерянности перед неожиданностью случившегося, и, наверное, – хотя лучше бы не так – из-за боли, а потом сознание закатилось в глубь себя. Вероятно, в оставшиеся секунды, когда веки уже задавили мир, ему требовалось сбалансировать некоторые итоги. Настаивать, чтобы оно потратило этот итоговый счет на тонущего в чужой крови человека, было бы, наверное, эгоистично.
46. Армия лилипутов
Являлось ли это прообразом будущего эволюционного витка? Понятно, что не природы, а порождения разума. Но какая разница? Точнее, на этом уровне, конечно, разница колоссальная, однако если непредвзято глянуть на перспективу, то… Хотя, разумеется, в данном случае перспектива ощутима только при хоть кое-каком знании истории земной техники. В сравнении с природой… Тут жалкое, комедийное подражание какому-нибудь муравейнику. Вернее, и не муравейнику даже. Куда там! Небольшой группке муравьев-разведчиков, которая по каким-то причинам забрела далековато от родной муравьиной царицы. Ну, конечно, размеры… С одной стороны, эти утрированные подобия, даже в единичном экземпляре, превосходили в массе всю колонию шестиногой мелюзги. Однако такое качество явно не было главным, более того, оно имело противоположный вектор. По разнообразию функциональных возможностей самый маленький муравьишко-герой превосходил любого из представителей новой эволюционной ветви. Было бы очень хорошо приблизиться к нему по этим параметрам. И, конечно, для планируемой сейчас операции стало бы совсем неплохо подождать, покуда технический гений Земли породит нечто более похожее на естественный продукт эволюции. Или, имея под рукой сто раз описанную в романах Машину Времени, умыкнуть из будущего далека что-нибудь достаточно приближенное к муравьишке в плане размерности, но умеющее выполнять порученную человеком работу на ура. Однако ни Машины Времени, ни чего-то обгоняющего прогресс на порядок в данном конкретном случае под рукой не имелось. И нужно было довольствоваться тем, что есть.
В распоряжении Михаила Гитуляра имелось пятьдесят пять микромашинок. В количестве это никак не равнялось муравейнику, тем не менее весь этот «автопарк» весил менее трех килограммов, да и то только лишь за счет пяти нестандартных образцов, приданных, так сказать, в необходимый довесок.
Первоначальная работа человека была донельзя проста. Требовалось всего-навсего сделать так называемый «посев». Инициировать «машинки» и задать им первичное направление движения. Делалось такое следующим образом. Отрядный компьютерщик брал «машинки» – которые вообще-то являлись не машинками, а малюсенькими роботами – по одной, приводил в действие их программу и опускал в отверстие, расширенное с помощью простейшей, но созданной из легкого сплава, монтировки. В общем, он сделал пятьдесят пять единообразных движение. Фокус был только в том, что он не засовывал руку в мешок и не хапал что-то первое попавшееся, а следовал тщательно разработанной инструкции. То есть микророботы отправлялись в путешествие в выверенной загодя последовательности.
Путешествие обязалось стать долгим и, кроме того, в один конец. В этом чувствовалась трагедия, хотя в деле вроде бы и не участвовали живые существа.
47. Паровозная топка времени. Этнография
Никто его не останавливал. Только с «москвитами» получилась заминка. Что-то там звонили, согласовывали. Но совсем не долго: убитых после налета оказалось под сто человек; большое горе, в котором теряется отдельная трагедия; или почти теряется. Ближним родственникам погибших требовалось что-то выплачивать и, естественно, не специфическими «москвитами», а тем, что не сочтут раскрашенными бумажками в новых республиках и ханствах. Старший инженер строительного отряда и не думал подкалывать его как некоторых «беглецов»:
– Что, струсили? Долларовая сволочь с пулеметов постреляла, и вы ноги в руки? Пусть ваши ханства так и живут без воды, да? Вы что, не понимаете, что если в нас начали стрелять, то значит, мы наконец-то занялись настоящим делом? Вас же дети ваши, покуда не родившиеся, будут уважать, если останетесь. Теперь казачков привлекут для обороны. Они станут периодически прочесывать окрестности. Что вам делать в ваших ханствах, там же повальная безработица?
Может, кто-то и внял разуму, победил трусость. А на него инженер только посмотрел внимательно, вдохнул и в конце концов выдавил несмелое:
– Куда теперь? В родную пустыню? – конечно, последнее слово тоже получалось понимать как подкол, с намеком на стройку, но, скорее всего, старшему просто хотелось хоть что-то сказать в поддержку.
– Нет, мастер, я решил пойти в казаки. Хочу этих… или там других, таких же скотов ставить на место – к стенке.
– Мстить, значит, – понурился инженер. – А кто ж строить-то будет? Ну ты это… В общем, если не возьмут из-за… – ясное дело, тут подразумевалась национальность, – то ты смело возвращайся. Научу тебя на экскаваторщика, у нас ведь, как назло, почти все полегли.
Это так и было, ибо именно в вагончик трактористов и прочих водителей угодило более всего гранат. Может, случайность, а может… Не хотелось верить, что среди кого-то из своих имеется предатель.
– Хорошо, мастер, – кивнул он вполне бодро, но без улыбочки, – буду помнить о приглашении. Ну и… Счастливо вам, короче. А за рабочих не бойтесь. В наших местах люди совершенно ничем не заняты. Приедут.
– Да, приедут-то приедут, я не сомневаюсь. Однако у ваших обычно проблемы с языком – вавилонское столпотворение. А ведь когда-то русский был обязаловкой в школе. И совсем не сто лет назад. Так что, какие из ваших крановщики? Пока обучишь «майна, вира», так поседеешь, – и старший отряда продемонстрировал свою не избалованную шампунем шевелюру. – Ты вот, другое дело.
Тут внезапно вскрылась лежащая на поверхности причина, почему «его москвичка» подружилась именно с ним. Русская бабушка и тетка явились откуда-то из закутка памяти и помахали ручкой.
48. Армия лилипутов
Среди разработчиков микророботы именовались «миллиботами», уж бог знает по каким причинам. В данном случае, одним из свойств этих самых миллиботов, обеспечивающим выполнение основной задачи, была уверенная ориентация в пространстве. Причем не только относительно себя самих, а и соотносительно своей дистанции до выпустившего их в свет оператора. Это требовалось для того, чтобы точно выйти в район выполнения порученной работы. Грядущее задание должны выполнять самые тяжелые и медлительные из микромашин. Та таинственная, но сложная работа была всем, что они умели, помимо способности двигаться. Кстати, сами по себе, даже в последнем качестве, они являлись полными олухами. Они совершенно не умели того, что делали их легкие коллеги – ориентироваться на местности. Единственное, что они могли – это катиться на зов. Зов же должен подавать ушедший вперед микроробот. Причем если бы он укатился достаточно далеко или между ним и ведомым появилось бы хотя бы незначительное препятствие (допустим, на ровной местности всего-то маленькая кочка), то этого вполне хватило бы для блокировки сцепления. Вырабатывать программу с огибанием рельефа местности эти «наиумнейшие» миллиботы были неспособны. Кстати, для отличия от своих специализирующихся по более простым задачам собратьев, они назывались «взломщики». Ведь именно они обязывались когда-нибудь произвести откупоривание, весящих в сто тысяч раз более чем они сами, бронированных дверей. Однако до сего волшебного действа было еще достаточно далеко. Сейчас их вели «под уздцы» их более примитивные собратья. Те, которые умели ориентироваться в пространстве. Совсем не лишнее качество во внутренностях километровой горы.
Ориентация, между прочим, происходила достаточно хитрым образом. Далеко не каждый миллибот ведал о своей широте и долготе на геоиде Земли. Об этом, опять же, знали только некоторые из машинок – те, кому положено. Ведь каждый из маленькой армии искусственных муравьев-разведчиков не являлся полной копией других. Их ведь потому и наличествовало столь много, что в этом случае получалось разделить обязанности на составные части. Однако идентичные машинки все же имелись. Во-первых, этого требовала простая предосторожность. Мало ли, вдруг в далеком походе какой-то из миллиботов кувыркнется куда-нибудь не туда или в его мелких внутренностях просто произойдет маленькое замыкание. И что же, в таком случае придется сворачивать акцию из-за абсолютно дурацкой экономии? Кроме того, для некоторых функций требовались именноидентичные машины. В частности, для разведки местности и ориентации на пути следования. Делалось это так.
Группа миллиботов-разведчиков состояла из четырех братиков-копий. Как уже сказано, никто из них ничегошеньки не ведал о географии. Зато в их нутра вставлялись акустические сонары. Они излучали и принимали сигнал, на основе чего в процессоре складывалась картинка-паззле окружающей местности. Движение вперед они осуществляли по очереди. Они были очень вежливыми машинами, а потому долго расшаркивались и старались уступить друг дружке дорогу. Когда один из них двигался все остальные замирали на месте. Это было что-то вроде старинной детской игры «Морская фигура, замри!»
Тот, что двигался, делал всего несколько перецепок присосками. Количество оборотов опоясывающего «туловище» колеса, опять же, варьировалось в соответствии с особым алгоритмом, который в свою очередь определялся сложностью маршрута. Последнее, вообще-то весьма расплывчатое понятие, устанавливалось еще одним алгоритмом, который на этот раз содержался даже не в процессоре разведчика, а в процессоре миллибота ответственного за привязку к координатной сетке, то есть, самого умного географа (точнее, единственного, кто в этой науке соображал). Так вот, когда разведчик самой низкой иерархии несколько прокатывался вперед, он замирал и излучал в округу акустическую гармонику. На нее тут же отзывались ожидающие в неподвижности соседи. По замеру времени, кое, как известно, имеет для машин первостепенное значение, определялось новое положение в пространстве. Затем бросок вперед делал следующий механизм. Вот именно так, по чайной ложке в час это и делалось. Какому-нибудь курсанту прошлого века такая хитрая, деленная на стадии ходьба живо бы напомнила, известную из «Строевого устава», шагистику «по разделениям»: «Делай ра-аз! Делай два-а! Делай три-и! Делай че-етыре!» Однако если у человека через двадцать минут такого хождения начинала кружиться голова, ноги отваливались, а жить на свете более не хотелось, то раздутые имитаторы муравьев от сего действа абсолютно не унывали, и могли бы с неугасимым пылом ходить таким чином до самой коллапсации Вселенной, если бы разумеется им подцепили несколько более мощные аккумуляторы.
Сейчас местность, в соответствии с алгоритмом, считалась особо сложной. Посему роботы менялись местами наиболее часто. Но зато они не требовали перерыва ни на перекур, ни на оправку и, значит, в общем-то, шли вперед уверенно и лихо. Если бы они знали, насколько в действительности сложна окажется данная местность. Но ведь их сила была не в прозорливом видении будущего, а в неутомимости и, кстати, в большой мере, в неведении тоже.
49. Паровозная топка времени. Этнография
В казаки его взяли. Не то что там был недобор. Как раз от желающих, наверное, перебор. Однако далеко не всегда желания совпадают с возможностями. То есть жизнь настоящего казака, не парадно-театрального, как менее двадцати годков назад при новом зарождении, отличается весьма большими тяготами. Да и уметь надобно много чего. Конечно, умение – дело наживное, но вот со здоровьем хуже. Здоровьица у потомков поколения сдавшего задарма страну слабенько. Явная расплата именно за ту проигранную холодную войну. Мгновения бога как наши века, так что пока он делает посыл ответа, удар достается не тому поколению: детишки платят за папиков, а то и за дедулек. Несправедлив мир. Или наоборот – мстительно справедлив.
Однако результирующая того давнего проигрыша – теперешняя нехватка всадников, достойных орловских рысаков. Нет их в достаточном количестве, хоть тресни. А ведь здоровые требуются не только казачьим полкам, по сути, нерегулярным воинским образованиям, они необходимы и армии как таковой. И вообще, «все профессии важны – выбирай на вкус». В мире существуют не только военные, здоровые потребны и на гражданке тоже, а значит… В общем, его взяли в казаки без проблем. Разве что… Но это сущая мелочь, просто прикол, не причина для отказа:
– А верхом на лошади ты случайно не умеешь?
– Да, нет. В смысле, не приходилось. Но зато на верблюде…
– Правда, что ли? Ну так какая же разница. Разумеется, возьмем. Вот текст присяги. Изучай.
И потом еще:
– А то, что я это… Ну из Туркменского ханства, это…
– Какая разница, парубок? Казак – есть особая нация. И даже возможно, – с маскировкой ладонью и приближением к уху, – это есть особая раса.
– Но зато евреев мы бракуем – это, кстати, без маскировки и громко. – Но они, правда, к нам и не просятся.
– И на счет усов. Надо бы, чтобы того…
– Да они у меня как-то не очень растут. Наверное, национальный признак.
– Повторяю, парубок, – тут с поднятием пальца вверх. – Казак есть особая нация. А у нее особые подразделения. Мы – алтайские казаки. Особое подразделение нации «казак». Учи присягу, там все проясняется.
«Особая нация» казаки плотно наводняла все пространство бывшей России. Видите ли, по Новому Брестскому миру, когда на Россию, из-за ее особого статуса (видимо, в плане подозрения в не восторженном принятии либеральных ценностей), наложили вето на содержание более чем 150-тысячной армии, пришлось как-то выкручиваться. Ибо в эти сто пятьдесят тысяч требуется воткнуть не только сухопутчиков, но авиацию и флот, да еще прикрыть, всюду опасные, границы. Так еще надо заботиться о будущем: военные училища это не только преподавательский состав и курсанты, но и какой-никакой, а дивизион-полк обеспечения при каждом. И вот тогда делаем ход конем (в натуральном смысле тоже, кстати).
Поскольку казачьи части можно считать иррегулярными, даже вольно-демократическими объединениями, то кто же может наложить вето на национальную самобытность? Ведь никто не запрещает неграм по центру Африки колотить в тамтамы, да? Так почему же русским не покататься на лошаденках? И как-то проскочило. Да и была охота проверяющему от НАТО тащиться из худо-бедно обустроенной Москвы в Тьмутаракань Поволжья или, еще того хуже, на Алтай? Ну а орловская лошаденка, или возродившийся из пепла советский (название такое) конь-тяжеловоз, способный на спор между атаманами утянуть тридцать груженых телег, и если б позволили, то и сдернуть с места самолет «Руслан», естественно, не бродит по горам-сопкам в одиночестве. За ней, вовсе не гужевым дополнением, тянется-потянется распроданная народному хозяйству армейская техника. Например, тот же восьмиколесный 220-миллиметровый, да шестнадцатиствольный «Ураган», или там ЗПРК «Тунгуска», модификации «М14». Все естественно под видом сельхозтягачей. И ведь действительно, вдруг владимирский тяжеловоз застрянет в болоте? Конечно, какую-нибудь «Стрелу-100» способен донести и сам тяжеловоз. Ну а она, если надо, достать почему-то оказавшийся в зоне досягаемости беспилотный разведчик или аэростат. Да, к сожалению, запущенный независимыми наблюдателями ООН. Однако что же тепереча поделать-то? Национальная самобытность. Так сказать, ипподром ростом с Алтай. Конечно, можно десант наблюдателей от НАТО на парашютах. Но все же… С весь Алтай, понимаете? А горы-холмы там, штуки опасные – альпинисты туда ни-ни.
Короче, армия вроде и сто пятьдесят тысяч, но границы так-сяк прикрыты. Конечно, и размыты те границы…
Широка страна родная, но несколько расколота. Зато «особая нация» – казак – водится в ней везде. Очень, понимаете, самобытная, бородато-усастая раса. А за самобытность вся ООН горой.
50. Армия лилипутов
Человек, конечно же, венец Природы. По крайней мере, так получалось в данном случае, хотя, разумеется, в деле использовались вовсе не природные объекты.
Помещенный на склоне горы Михаил Гитуляр мог бы считать себя по отношению к миллиботам почти что богом. Здесь, на развернутом рулоне экрана, он видел их истинное положение не просто по отношению друг к другу, а и сообразно проходимой ими насквозь горы Корпуленк. Он мог соотносить их реально пройденный маршрут с первичной прикидочной схемой, основанной на, уж неизвестно какими жертвами добытой, разведывательной информации. Пока то и другое совпадало достаточно сильно. Очень хотелось надеяться, что так будет происходить и далее. Ибо вообще-то задача, поставленная технику отряда «Пульсар», была очень и очень сложной.
Естественно, каждый нормальный мальчик катал когда-то, в трехлетнем возрасте, позади себя паровозик. Там бывали свои сложности, но главное, когда деревянный поезд по неизвестным причинам опрокидывался с колес на бок, то с помощью веревочного усилия, все едино, отлично получалось протискивать его вперед через дискретность пространства и времени. Ну а здесь, в недрах горы Корпуленк, наличествовали некоторые нюансы.
Во-первых, на километровой дальности никак не выходило использовать веревку. Так что если бы вся кавалькада миллиботов (в сокращении «МБ») умудрилась опрокинуться, то уже бы никак не получилось выдернуть их обратно и повторить внедрение в гору по новой. Кстати, возможно это напоминало еще одно действо, совсем не относящееся к детскому арсеналу сравнений. Внедрение миллиботов в микрополость горы получалось сравнить с осеменением. Ведь, в общем-то, МБ должны были нащупать в скальных внутренностях Корпуленк ее таинственную яйцеклетку – секретный объект «Прыщ».
И все-таки детский паровозик на веревочке подходил больше. Видите ли, микро-роботы действительно умели при случае стыковаться в подобие паровозика. Для этого в их телах имелись специальные выдвижные зацепы. Данное свойство могло потребоваться при борьбе с препятствиями, тогда крайние роботы толкали вперед передних, а взобравшейся на препятствие подтягивали за собой хвостовую часть из собратьев. А еще данное свойство позволяло миллиботам подзаряжать друг друга или в целях экономии энергии двигаться, склеившись в цепочку. В общем, они были истинные коллективисты-коммунисты, хоть и не состояли в партии. И, кстати, зря, ибо в предстоящей миссии партийная стойкость могла бы им потребоваться еще ой-ой-ой как. Ведь колонне МБ требовалось преодолеть около трех километров. Из них приблизительно четыреста метров по вертикали. На первый взгляд спуск казался самым сложным участком, ибо передвигались миллиботы на присосках. Вертикаль кабельной трубы предусматривала повышенный расход энергии на отсасывание воздуха, ибо здесь нужна была не просто одноколесная устойчивость, здесь требовалось держать на присоске свой вес. Тот был, конечно, мелочный, но вот свалиться можно было совершенно нешуточно. Однако дальше, где пути-дороги микророботов переходили на более пологие участки, вмешивались другие факторы, которые по трезвому разумению вполне перевешивали вертикаль кабельной трубы.
Ведь на склоне горы оставался оператор, и в принципе с ним поддерживалась связь. Естественно, это делалось не в радиодиапазоне. Применить в окрестностях «Прыща» радиосвязь – значило выдать себя с головой. Так что на вертикальном участке последний в колонне робот раскручивал позади себя тончайший световод. То есть связь с человеком-оператором была на первом этапе очень надежной. Если считать Михаила Гитуляра божественным управляющим процесса, то тут само собой вспоминался тот самый детский паровозик на веревочке, а кроме того, напрашивалось сравнение с Адамом и его женой. Не в плане, что Гитуляр был Адамов, а в плане его сопоставления с всесильным контролером любого процесса – богом. Ведь тот тоже на начальном этапе держал людишек на коротком проводке райского сада, а уже потом отпустил гораздо дальше. Аналогия присутствовала и тут. Ибо после перехода на горизонтальное движение связь с миллиботами должна была осуществляться посредством акустических колебаний. То есть среди пятидесяти пяти микромашин имелось некоторое количество роботов-ретрансляторов. Они умели ловить, записывать и переизлучать звуковые сигналы. Такие МБ должны в специальных местах «сходить на обочину» и держать ушки востро. Ну а колонны миллиботов, ушедшие вперед, имели при себе еще одни специализированные компьютерные машины – МБ-координаторы. Так сказать, маленькие командующие микроармий. Их значилось несколько штук, ибо после прохождения вертикального туннеля колонна роботов начинала отпочковывать от себя небольшие отряды. Ведь тоннельных ворот внутри горы несколько, и требовалось одновременно перехватить управление всеми. Там, на первой развилке, должен был остаться только МБ, подсоединенный к световоду, а так же МБ-декодер. В обязанности последнего входило перекодировка акустических сообщений в светопроводную комбинацию. Другой конец световода, ясное дело, оканчивался в компьютере дежурящего наверху Миши Гитуляра. Так, может быть, богом являлся не он, а доверенный ему комп управления?
51. Паровозная топка времени. Этнография
Между прочим, оказалось, в век синтетических подделок и рекламных телевкусностей, народ соскучился по натурализму. И в политике тоже. И даже в вере в способность родной армии отразить агрессию. Вроде бы когда-то раньше, в зарождении телевидения, он мог удовлетвориться черно-белым показом провоза по столичной площади десятка баллистических ракет. Вера в такие одноразовые ежегодные трюки растаяла естественным образом, ибо все эти красивые тягачи с муляжами нисколько не помогли отразить агрессию, явившуюся вначале через тот же телевизор. Позже джинсово-ресторанное мельтешение преобразовалось в похождения шахидов по метро и подземным переходам. Снявшие намордники СМИ донесли песнь о победе варварства над перспективой до всех. Теперь, через десятилетия, требовалось сделать обратное волшебство, то есть продемонстрировать потерявшему веру народу чудо с доблестью, дисциплиной и методичностью, кое, оказывается, вполне способно загнать варварство в стойло. Однако надеяться на легко, песочными часами, опрокидывающиеся СМИ все-таки не следует. Натурализм гораздо лучше впечатывается в мозжечок и несколько утончившуюся новую кору.
Дело делается так. После конного преследования, удара «Ураганами» и военно-полевого казачьего суда голова главного бандита отделяется от туловища и насаживается на пику. В особых случаях аналогия требуется и по отношению к основным приспешникам. Всякие возражения родственников в расчет не принимаются. А вообще возражений обычно и нет, ибо кровная, пусть и косвенная, причастность к терроризму, бандитизму и вредительству против возрождающейся страны и законности, мягко говоря, не поощряется. Затем наряженная по парадному казачья сотня совершает круиз по селам и городам Алтайского края. Иногда даже за пределы. И тогда тот самый народ, который эти самые бандиты и наймиты, будучи еще не в расчлененном состоянии, пытались запугивать, может натурально, без TV-ящика, любоваться аппетитной мухам головой. Фомам неверящим разрешается дотронуться пальчиком, проверить, не есть ли сие папье-маше или же голограмма. Обычно верят без проверки: запах – вещь устойчивая и невоспроизводимая в DVD.
Кстати, весьма действенное средство для профилактики бандитизма и попыток заработать на жизнь стрельбой из контрабандного гранатомета. Сколько «новых» баксов требуется для уравновешивания эффекта очень нехорошо воняющей, непричесанной головы? Даже миллион, то есть настоящий чемодан утрамбованный купюрами, как-то не слишком затыкает ноздри. Ну а тем более чек. Или еще того хуже, мерцание нулей в кредитной карте. Как-то при нажатии клавиши «снятие наличных» холодеет, сводится судорогойрука, ибо в мозгу сразу воспроизводится возвышающийся над толпой, бледный лик, и нехорошо, совершенно неаккуратно, как-то клочьями, обрубленная шея; кровь, кстати, уже давным-давно не капает, но ощущение все еще присутствует. И потому совмещающая риски снайперки «SSG69» ладонь тоже может как-то неожиданно дрогнуть, или правый, прицельный глаз внезапно дернуться тиком. В общем, очень девственное, воспитывающее патриотизм зрелище. Не хуже парада, хотя в большой мере все-таки парад, ибо сотня двигающихся по улице и выдыхающих пар лошадок это еще то, скажу вам, представление. Пуск шахтной баллистической ракеты, может, и перекрывает его по децибелам, но сильно превосходит в затратной части, да еще и будоражит развешанные там-сям по орбитам спутники. Не стоит делать подарки-поводы заокеанскому дяде, затасканно тычущему пальчиком в центрально-азиатскую империю Зла. А тут подумаешь, проехала по городам-весям казачья сотня с пиками. Этнография.
52. Армия лилипутов
Конечно, зная их дальнейшую судьбу можно было бы поплакать. Действительно, какая вопиющая несправедливость. Вот, их достают из мягкой, удобной тары, в которой они без тряски проехали через половину мира, внимательно осматривают неповрежденность внешней облицовки, аккуратно трогают сенсоры инициации, невольно взвешивают в ладони напоследок и… Откуда они знают, что на мгновение упавший и не успевший поделиться теплом солнечный лучик стал первым и последним в их жизни? Потом будет толькосырость, теснота и затхлость абсолютной темноты. Никогда они не увидят зеленых травинок, никогда не вдохнут свежий воздух лесных дубрав, никогда… Впрочем, о чем это мы? Сейчас в деле совсем не бройлерные цыплята механического века, которые в момент раскупорки родимого яйца уже живут на конвейере. Вот тем действительно никогдане вдохнуть свежего ветерка, не вспорхнуть кукарекая на забор, и не влюбиться до безумия в соседскую курицу Веснушку. Им так и предписано жевать отмеренное бездушным автоматом зерно; бездумно смотреть в немигающую электрическую лампу, будящую в генах фантастические воспоминания о чем-то большом да ярком; и корчиться в кратких конвульсиях, когда в отмеренное другим автоматом время контейнер докатится до предписанной секунды разряда большого злого конденсатора прямиком через петушиную голову. Вот тебе и счастливое детство плюс краткая юность с недозрелой зрелостью, минус спокойная обеспеченная старость на полюбившемся насесте.
Однако утрем скупую слезу. Птичку, конечно, жалко, но у нас сейчас другой случай. В деле микромашины. У них нет генной памяти о зеленых березовых листочках, а процессорных извилин не достает для вопросов: «Зачем этот мир? Зачем я в этом мире? Где она – Справедливость? И почему именно я обязуюсь остаться в подземном шурфе навсегда?» Вообще-то, на все вопросы имеются ответы, но они им совершенно неинтересны. Ведь в деле все-таки имитация жизни, а даже какие-нибудь бактерии совсем не сочиняют философских трактатов о целях питания и роста, они просто кушают все съедобное, до чего дотянутся ложноножки.
Предназначение МБ было и сложнее и проще – вскрыть пять противоатомных ворот. Проще, потому что в отличии от бактерий, обязанных пройти полный жизненный цикл, с питанием и рождением потомства, открывание многослойных ворот являлось только частью более обширного плана, уже не имеющего непосредственного отношения к миллиботам. Хотя… Ну да, конечно, когда и если общий план будет осуществлен, то микромашинам никак не придется долго прозябать в подземной сырости. Подрыв боеголовки внутри горы, пожалуй, уничтожит не только сырость. В чем-то сие действо похоже на судьбу того бройлера, когда молния в голову и… Но есть существенная разница. После эрекции конденсатора, там все же «продолжение следует», ибо скрюченно-посиневшее тельце едет дальше по конвейеру в холодильную камеру и прочее. И значить жизнь… – ну, в смысле что-то такое —…продолжается. А вот здесь… Пожалуй, ни с внешней стороны, ни с внутренней в совсекретный объект «Прыщ» невозможно будет попасть.
И, в общем-то, на вопрос «для чего я?» можно ответить однозначно. Но МБ не любопытны.
53. Повелитель игрушек
Трагичность ситуации для человека заключалась в том, что с опусканием бетонной конструкции вслед за пятьдесят пятым роботом его работа вовсе не заканчивалась. И он не мог как можно быстрее бежать прочь от этого места. Он должен был ожидать, то есть подвергаться риску быть, в лучшем случае, убитым, а в худшем, захваченным в плен. Вообще-то конкретно по этому месту патрули вроде бы не ходили. Но ведь это по данным Центра. Неизвестно в течение какого срока они наблюдали за этой горой. Может, обход конкретно данной территории происходит просто время от времени, и именно сейчас срок такого непериодического действа наступил? Ведь не может же быть, что находящийся в ста метрах в стороне антенный комплекс вообще никогда не осматривают. Естественно, антенны расставлены под маскировочной сетью, и поскольку это тайные и в настоящий момент неработающие приемопередающие системы, то, может, и нежелательно ходить-нахаживать к ним каждые сутки, и даже в неделю раз, накатывая тропы, которые может кто-нибудь засечь, и, чем черт не шутит, даже со спутника, по какой-нибудь тепловой или еще какой-то контрастности. А ведь этот антенный комплекс, так же как и еще два размещенных по склонам на сто двадцать градусов друг от друга, считая центром вершину Корпуленк, очень тайные штуки. Ведь они потому и не работают, что расставлены на склонах на всякий случай. На самый страшный, самый нежелательный случай, когда по этим местам все-таки шлепнет чужая, недобрая мегатонна. И когда расставленное ближе к вершине, ныне успешно работающее антенное поле, предназначенное лишь для теперешнего, мирного времени, успешно обрушится, разлетится по окрестностям изломанными копьями, тарелками и рваными змеями кабелей, Тогда у закопанного в глубине «Прыща» останется только одна надежда связаться с вооруженными силами. Только тот, из антенных комплексов, который случайно избегнет ядерного апокалипсиса, отгородившись всей тушей горы Корпуленк. Посему, разумеется, не следует ходить к тем схороненным до срока антеннам без особой надобности. Не нужно их выдавать.
Именно из таких размышлений легко выводилась теория о том, что сейчас запустивший микророботов человек находится просто у бога за пазухой, и может здесь загорать не только часы, а и дни напролет. Ну, хотя бы до того момента, когда все микромашинки выйдут на намеченные для дела позиции и успешно сладят с задачей.
54. Паровозная топка времени. Этнография



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.