read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Мясоедов Владимир Михайлович


Проект Бродяги

Пролог.
Астрономы утверждают, что наша планета находится на окраине галактики.Официальный факт.
А давайте поедем куда-нибудь поближе к цивилизации. На людей посмотрим, себя покажем.Любимое развлечение провинциалов.
Земля. Маленький шарик плывущий далеко внизу. На экране проплывают моря и океаны, континенты подсвечены пятнами городов. Население в количестве шести миллиардов. Добрый дядюшка Сэм, посылающий всем, у кого есть нефть, пару авианосцев с миротворческой миссией. Африка, развивающийся, можно сказать континент. Поставщик СПИДа благодарному человечеству. Китай. Библейская саранча отдыхает. Интересно, политикам уже снятся кошмары о нашествии толп иммигрантов, пожирающих все на своем пути? Россия. Страна, в которой понятие смутное время утратило свой смысл – у нас другого просто не бывает. Мой Дом. Я смотрю на все это великолепие из рубки собственного космического линкора, для конспирации числящегося прогулочной яхтой, висящего недалеко от орбиты Марса, и прямо таки умиляюсь. Ностальгия замучила, однако. Что? Откудау меня собственный звездолет, учитывая, что за окном двадцать первый век, а человечество дальше Луны так и не ушло? Это длинная история, и именно ее сейчас я и рассказываю. Интересно, а заметили мой корабль или еще нет? В принципе могли, маскировка, конечно, включена, и корабль сейчас не отличить от обычного астероида, но какой-нибудь головостый умник с хорошим телескопом может сравнить карты звездного неба за последнюю неделю и выяснить что отдельно взятое небесное тело наглым образом нарушает законы механики. Я торчу неподалеку от родной планеты уже целых восемь дней и меня страшно подмывает прикольнутся по крупному. К примеру, подсунуть какому-нибудь марсоходу воду. В бутылке Нарзан и с этикеткой. Но мечты – это блажь. Разжижением мозга я еще страдать не начал, так что диверсии подождут. Сейчас задача минимум –проследить за строительством на красной планете пары автоматизированных подземных заводов, которым на ближайшее время предстоит стать основой производительных сил человечества. Пока они не произведут хотя бы дюжину орбитальных фортов, о контакте человечества с всеми формами другого разума не может быть и речи. На это уйдетпара лет. За это время мне нужно сделать еще очень-очень много. Пункт номер один – войти в контакт с населением родной планеты, но сделать это так, чтобы и я в живых остался, и третья мировая не началась и правительства всех стран в кои-то веки начали работать как подобает. При условии, что пункт первый будет выполнен, можно будет переходить к пункту два – слить человечеству купленные, выклянчаные и просто свистнутые технологии. Пункт номер три – предоставить в распоряжение земли пять новеньких, только что с конвейера, эсминцев – основу будущего флота родной планеты. Как их еще распределить то? Ну, России я как патриот просто обязан предоставить два корабля. А вот остальные три? Один – Китаю, с ним не считаться не получиться, как-никак четверть населения Земли. Второй – головной боли нашей расы – США. И пусть не говорят что я, как и любой россиянин, еще обижен на них за проигрыш в холодной войне. Но тяжелое вооружение – сниму! Установлю вместо него пилоны для мелких, юрких, дешевых, но крайне опасных истребителей. Будет у них первый на планете звездолет-авианосец. Сделаю им приятное. А что большинство тактических учебников советуют выносить такую поддержку первым же ракетным залпом они потом сами узнают. Всё, основные политические игроки поставлены в равные, ну относительно, условия. А вот еще один –проблема. Отдать Австралии или Европе – так это все равно что янки вручить. Ближний восток? Через мой труп. От них и без того проблем хватает. Африка? Даже не смешно, они и так еще не все из каменного века вышли, а вручить им сверхсовременную технику – увольте. Хоть евреям отдавай, чтобы свалили наконец в землю обетованную. Япония? Мысль интересная и заслуживает дальнейшего развития. Эти ребята быстрее всех разберутся как работает подарочек и тут же понаделают копий.
При условии что первые три пункта будут выполнены обнародовать пункт четыре, то есть объяснить, что лет через пять, ну в крайнем случае семь к Земле подвалит флот вторжения. Маленький, из десятка тяжелых вымпелов с сопровождением, но нам хватит за глаза. И если сильно не повезет, то решать эту проблему людям придется самим. У меня есть мыслишка припахать к благородному делу защиты родной планеты пару тройку независимых межзвездных государтсв. Не из сильных – а то не расплатимся, но из тех,кто имеет опытные флотские кадры; кораблями то я их если что обеспечу, но вот персонала мне не хватает критически. Пункт номер пять – особый. Встреча с семьей. Да не с мафиозной, с моей! К его реализации я могу приступить дня через три, но – страшно. Как объяснить свою длительную отлучку? Что сказать родителям? Слава богу – я не женат, а значит, длительные скандалы и обвинения в измене мне не грозят. И узнают ли меня вообще близкие мне люди? Меня не было здесь уже черт знает сколько времени. Хотя если мне сейчас и встретиться этот фольклорный персонаж, то это ему будет впору кричать: 'Помогите! Нечистая сила!'. Я, ну скажем так, немного изменился с тех пор как не по свеой воле отправился в маленькое такое турне. Настолько, что принадлежность к виду Хомо Сапиенс вызывает смутные сомнения. Если в темное прищуриться. … А началось все с того что пришлось мне прокатиться по галактике. Нет, не автостопом и не самовывозом. А виде бесчувственной тушки, проходящей по разделу образцы местной полуразумной фауны. Хорошо хоть к флоре не причислили. Впрочем, обо всем по порядку.
Часть 1
Если бы люди не верили в инопланетян, то игра UFO не существовала бы.Союз уфологов.
А если бы верили, то нам пришлось бы идти работать.Люди в черном.
Глава 1
Ген
Все началось в один более или менее сносный летний день. Студенты последних курсов практически не знают, что такое отдых. Практика, экзамены, дипломная работа – все это занимает более чем три четверти такого короткого лета. Когда счастливая молодежь, наконец, получает последний росчерк в зачетке и радостно вываливается на улицу, чтобы позагорать, искупаться, провести время в хорошей компании то выясняется, что незаметно подкрадывается июль-август, вода становится холодной, дни укорачиваются, начинается пора уборки урожая на личных подсобных хозяйствах. И вообще, все разъезжаются кто куда: в родную деревню, к родственникам на куличики, в тьмутаракнь по путевке. Наша группа была уже опытной. Двадцать три закаленных в горниле учебного процесса молодых и не окрепших ума. Партизаны, выжившие на диете из гранита науки. Коммандос, виртуозно маскирующиеся при виде заведующего кафедрой, раздающего направления на хозяйственные работы с щедростью пулемета. Снайперы, способные прочесть чужую шпаргалку на экзамене с расстояния до трех метров. Ветераны борьбы за знания, в чьих извилинах остались шрамы от пролетавших через голову массивов информации.
На военном совете, после кровопролитных боев, эээ ,то есть когда в конце июня группа на последнем экзамене собралась вместе было принято решение хорошенько оттянуться до начала летней практики. В качестве места проведения предполагаемой кампании был выбран платный пляж, неподалеку от города. Сначала хотели собраться на чьей-нибудь даче, но добровольца, отдающего на растерзание орде варваров родные шесть соток не нашлось. Вариант с частным домом тоже не проходил – ближайшая деревня, в которой нас могли бы приютить сокурсники, находилась за пятьдесят километров от города. Тащится в такую даль не хотелось. Вариант со съемом жилплощади на пару дней был накорню зарублен всеобщим желанием слинять из города поближе к природе. Добираться к реке было предложено централизовано – вместе с дачным автобусом, который ходил каждые в тридцать минут. Точка сбора – остановка на улице м.Жукова в десять часов.
Утро в выходной день – это такая пора, когда притяжение земли увеличивается минимум втрое. Оторвать голову от подушки, встать и куда-то идти это преступление, совершенное против собственного организма. Может я бы опоздал на пикник и продолжил видеть грезы, но заунывные вопли противоздушной обороны безжалостно вырывали меня из объятий сна. Мяаауа! Мя! Мяаауау! Нет, это не сирена, сирена так не может ей никаких динамиков не хватит. Это – Мышь. Так зовут чудовище серого цвета, подаренное мне на день рождения уже почти пятнадцать лет назад. Моя кошка – наглое противное создание, которое с успехом подымет вас в шесть утра первого января, если загодя не наложить ей в миску сырой говядины. Вискас не жрет, зараза пушистая, ну ни в какую. Наверное, наслушалась по телевизору о вреде фаст фуда и пытается вести здоровой образ жизни: ест либо мясо либо то что ем я и попробуй не поделись – снесет акустическим ударом. Вот ведь паразитка, нет, чтобы пойти в соседнюю комнату к родителям, лезет ко мне. Да дам я тебе пожрать, дам, только заткнись, наконец!
Давно пора тебя в лес отвезти, но ведь жалко, и ведь кажется, подарили мне на день рождения такого симпатичного котеночка совсем недавно, перед первым классом. А за прошедшие годы жалобно пищащий меховой комочек успел превратиться в хитрющую пятикилограммовую зверюгу, не без основания считающую себя венцом творения. Она даже отвоевала себе личную территорию в маленькой двухкомнатной квартире – подвиг, на который способен не каждый человек, не говоря уж о братьях наших меньших. В возрасте примерно года она решила, что кресло в моей комнате принадлежит только ей и сумела отстоять свою точку зрения. Мышь спала на понравившемся ей предмете мебели день и ночь и не особо возражала если я или родители пристраивались рядом, ее можно было потрепать за ушами, потискать, подуть в мордочку – все это она сносила с покорностью и смирением. Но если вытряхнуть ее с кресла, начиналась война. Тактику кошка продумала безукоризненно: если в полюбившуюся мебель кто-нибудь садился, она взлетала сзади на спинку кресла, перепрыгивала на живот жертвы и стартовала оттуда под диван, весьма чувствительно царапая задними ногами сидящего. После начиналась беготня, шум, крики, намачивание йодом ваты и дезинфекция ран, а за всем этим из под дивана наблюдали желтые глаза. Ее пытались достать из убежища, но на уговоры она не поддавалась, тапком ее не доставало, а двигать мебель только ради нашкодившей кошки – да кому это надо? Через часик пострадавший отходил и уже не собирался тащить усатую террористку на ближайшую помойку, садился в кресло, и все начиналось сначала. С тех пор в это кресло предлагали садиться гостям – тем, которые нам уже успели надоесть. Особенно часто ими были родственники, зашедшие к нам якобы в гости, а на самом деле с ревизией холодильника. После кровопускания они обычно уходили залечивать раны, а кошка блаженствовала, накормленная колбасой.
Тихонько пройдя на кухню и накормив мяукающего бегемота, я приступил к завтраку. Взглянул на часы – ого, уже половина девятого. Пора потихоньку собираться. Что взять с собой из вещей? Ключи, деньги, сухую одежду, пару бутербродов, газировку и… да и все пожалуй? Сборы не заняли много времени и в девять нуль нуль я уже выходил из квартиры.
-Привет Ген,– окликнули меня.– Еще не до конца мутировал? Власть на Земле когда пойдешь захватывать?
Сверху спускался мой хороший друг Влад. К его кличке так и тянуло прибавить Цепеш. Вообще-то родители его зовут Владислав, но свое имя он не любит. Мы с ним были очень похожими людьми и любили время от времени немного похулиганить. После одной такой шутки я и приобрел свое прозвище.
Дело было в шестом классе, сынок 'нового русского', хапнувшего во время перестройки достаточно денег, чтобы открыть свой небольшой автосалон, Колян притащил откуда-то пиратскую копию с мультфильмами люди Х и вовсю хвастался. Естественно новинку пересмотрели все в течении двух дней и активно обсуждали – для детей, воспитанныхна 'Ну погоди' продукция американской киностудии была чем-то невероятным. И мне захотелось немного пошалить. Я разобрал маленький водяной пистолет, воткнул трубку пулевизатора в воздушный шарик, наполненный бензином, втихую отлитым из канистры в гараже еще полгода назад и примотал получившуюся конструкцию к руке изолентой. Но для фокуса был необходим огонь, а у меня не было зажигалки. Пришлось отрезать головки от спичек и серную полоску с коробка. Весь вечер ушел на тренировки. Выяснилось, что прятать спичечные головки оказалось лучше всего под ногтем большого пальца, но оттуда они выпадали, а значит, их нужно было прятать непосредственно перед поджиганием. Срезанная же серная полоска отлично уместилась прикрепленная прозрачным скотчем по под указательный палец.
Наутро на ближайшей перемене с жаром стал доказывать, что мультфильм был основан на реальных событиях. Меня подняли на смех. Я заявил, что с таким повышенным радиационным фоном как у нас в области каждый может оказаться мутантом, а гены – веешь очень хрупкая, легко меняющаяся. Меня высмеяли. Ну на то и рассчитывал. Тогда насталовремя выложить главный козырь – сказал, что сам мутант, и могу управлять огнем. Естественно меня поймали на слове и предложили продемонстрировать. Я согласился и заявил, что покажу свои способности только на улице, а то учителя помешают. Весь класс выбежал на улицу и приготовился насмехаться. Я предложил, чтобы все было честно выбрать предмет, который мне сжечь. Выбор пал на кучу мусора, состоявшего из палой листвы окурков и веточек.
-Вы точно уверены что не боитесь? –переспросил я одноклассников, становясь спиной к куче, скрещивая руки за спиной и незаметно сливая бензин так, чтобы струйка из трубки была скрыта ногой
-Да хватит, заливать, придурок, – ответил мне Колян, абсолютно уверенный в собственном превосходстве, – щас я те вломлю за вранье! Выращенный на черной икре амбал был намного сильнее меня и к тому же был целых два года как записан в юношескую секцию по каратэ.
Я картинно хмыкнул, сделал два шага в сторону, скрутил пальцами сложную фигуру и щелкнул. Ясно видимая искра вылетела с кончика большого пальца, упала на мусор и моментально вспыхнула небольшим костерком.
-Только я пока еще не очень много умею, как бы извиняясь сказал я, любуясь на отвисшие челюсти, – автомобиль мне не взорвать.
Прозвенел звонок, я прошествовал в класс в гордом одиночестве. Все ошеломленно таращились мне в спину. Неделю от меня шарахались, пока отличник Владислав с которымя до этого был не в слишком хороших отношениях, не повторил мой фокус, выслушивая ошарашенный шепоток: и этот мутант!
-Нет, не мутант, – гордо ответил новоявленный пироман, просто мои занятия магией наконец дали плоды! Полюбовался на побледневшие лица, обладатели которых задумывались о переводе подальше отсюда, а затем расхохотался и объяснил, что и как я делал.
Колян обиделся, что его развели как лоха и вломил. Но не мне а Владиславу. Что б, значит долбанный фокусник не дурачил реальных пацанов. Затем развернулся ко мне и попытался сделать из одноклассника котлету, но был сбит подсечкой так и не вставшего чародея. Естественно я не удержался и отвесил представителю золотой молодежи хорошего пинка. В итоге выяснилось превосходство грубой силы над интеллектом – Колян так отделал нас обоих, что был вызван директору, а его папаша отстегнул щедрой рукой на ремонт покосившихся стен. У директора на даче. А мы с тех пор с Владом сдружились и получили своеобразные клички. Я – генетик, позднее перешедшую в Ген. А Влада стали в лицо звать чернокнижником. Его и до этого то так называли за немыслимое извращение – любовь к книгам. Он таскал из библиотеки странные томики с именами Уэллса и Толкиена на обложке и перечитывал их без конца. Наша дружба еще более окрепла, когда через два года семья Влада переехала в наш дом и поселилась на этаж выше. Со временем новоявленный адепт темных сил приобщил и меня к миру ценителей фантастики и фэнтези.
Увы, – скорчил горестную мину я, – мне катастрофически не везет, как только создам новую форму жизни способную смести человечество с лица Земли, она первым делом пытается меня сожрать. А если предки узнают, что я порвал новый свитер, то отключение от реактора мне обеспечено. В общем пошел я ловить подопытных, если приедет группа захвата в противорадиационных костюмах, то это за мной.
-Мне тоже не везет, – грустным голосом ответил Чернокнижник, – ни одной порядочный книги заклинаний не найти, все сожгли в пламени священных костров. А если и удается вызвать демона то в обмен на щедрые жертвы достается только жалкая капля сил, которой не хватает даже на то чтобы спрятаться от инквизиторов.
В переводе на нормальный язык это значило, что меня сегодня не будет дома, а Влад вчера водил в кафе свою подругу Лену, изрядно потратился, но получил в обмен только очередное приглашение проводить ее до дома и ничего больше. Одним словом обломалась личная жизнь у моего друга и деньги кончились.
– Успехов тебе, пойду за образцами,– пожелал я, взглянул на часы и побежал вниз; шел десятый час и я мог опоздать.
Такие шуточные разговоры ужасно нравились нам обоим в основном, потому что моя соседка – старушенция Ольга Исмаиловна по старости лет принимала их за чистую правду, и каждый раз после удачной прослушки начинала звонить кому надо и оббивать пороги чиновничьих инстанций с просьбой спасти мир. Ей это было простительно, так как она являлась редкостной долгожительницей – сто восемь лет не шутка. Проживала она вместе с постоянно меняющимися родственниками в трехкомнатной квартире, куда сначала дети, а потом и внуки с правнуками приводили подрастающее поколение поиграть, побеситься и поесть домашней стряпни. Несмотря на прогрессирующий склероз и слабоумие старушка готовила, так что только от запаха хотелось сгрызть тарелку. Была у нее лишь одна неприятная черта, которая здорово бесила и меня и Влада – стремление хорошо поспать днем. Нет, пусть бы спала себе, нам в общем-то наплевать, но проблема в том что часто в наши двери трезвонила разгневанная старушенция и требовала немедленно прекратить безобразия. Когда ей отвечали, что все спокойно она начинала обвинять нас то в убийствах, то в сотрудничестве с инопланетянами, то в колдовстве! Загадка разрешилась просто: деткам в возрасте от трех до десяти лет было скучно просто так сидеть и они смотрели по видеомагнитофону различные мультики, боевики иужастики. А звук по малолетству не всегда догадывались сделать потише. В старушечьем же сне явь перемешивалась с навеянными голубым экраном грезами, и она на полном серьезе считала что вопли, крики, стрельба и хруст пережевываемых костей доносились от соседей. По площадке или сверху. А уж когда праправнуки случайно обмолвились про наши с Владом клички, то в извилинах больной пенсионерки окончательно что-то перемкнуло, и она схватилась за телефон, чтобы позвать на помощь. Поначалу даже заходил участковый, и обрадованная пенсионерка буквально затащила его к себе в квартиру, где стала докладывать высокому начальству о происках двух злых гениев, брызгая слюной на стены, форменную фуражку и китель. Потом к ней наведывались санитары, но выходили все мокрые и тихо ругались. Отстояли пенсионерку родственники, не далиувезти в дурку. Последними пришли какие-то псевдоученые с грудой спецаппаратуры, собирались ловить барабашек. Ольга Исмаиловна, чьи праправнуки накануне посмотрели очередной ужастик, отважно встала на защиту отечества и разогнала несчастных веником. Так что в подъезде нашего дома спокойно можно было проводить жертвоприношение прямо на алтаре из обогащенного урана – никто кому положено и не положено, но очень хочется, сюда бы не сунулся.
В назначенный день и час двадцать три отчаянно зевающих тинэйджера собралось на остановке. Солнце спряталось, набежали небольшие тучки, в любую минуту мог начать накрапывать легкий дождь. Если бы я внял знаку судьбы и плюнул бы на поездку, то в этот день моего ангела хранителя явно ждало бы повышение по службе. Но, судя по концу дня, ему впаяли пожизненный срок на райской Колыме без права переписки. Осадки не смутили студентов, тем более что у нас с собой было по бутылке на человека как минимум. А русский человек в условиях достаточного снабжения алкоголем способен пережить конец света, а также конец газа и конец воды.
Автобус подъехал, раскрылись двери, и волна дачников захлестнула их, внеся на своем гребне плотную кучку студентов в недра этой машины пыток. Если бы мы знали, каково это – тащиться в переполненном автобусе, клянусь, мы бы сели хоть в бетономешалку. Можно даже в работающую. Там воздуха больше! Микроклимат в салоне, несмотря на пасмурную погоду за окном старательно уверял нас, что рейс пригород – преисподняя подъезжает к конечной цели. Печь в автобусе не выключалась никогда. Такой функции не было предусмотрено в конструкции. Люки на потолке некая добрая душа приварила намертво. Наверное, через них часто выскакивали безбилетники, и кондукторы пошли по столь оригинальному пути повышения сборов. Выхлопная труба автобуса без проблем прошла бы любые проверки по количеству вредных выбросов. Они не просачивались наружу. Они оставались в салоне. Через десять минут езды все кто был в автобусе пришли к выводу – мигрень передается воздушно-капельным путем. Дачники, которых с каждой остановкой все прибывало, оттоптали мне все, что только можно. А судя по полузадушенному воплю слева – кому-то и то, что нельзя. В дружеской и очень тесной обстановке в чьем-то пакете лопнула бутылка с водкой. Ее раздавили спины качнувшихся назад при резкой остановке. Пороговая доза загазованности атмосферы переросла в токсическую. Единственным, кто видимо получал удовольствие от поездки был водитель. Он заперся в кабине намертво и вел автобус так, словно задался целью вытрясти пассажирам душу из тела, камни из почек, и завтрак из желудка.
Но все в этой жизни когда-нибудь кончается. Зеленые на лицо, но бодрые как никогда мы вывалились из автобуса и, пожелав ему вслед сломаться на первой же колдобине, пошил к пляжу. Погода, придя к мнению, что нахальную кучку студентов ей не запугать, принялась стремительно улучшаться. Редкие облака разбежались, солнце начало ощутимо припекать, ветер и не думал подниматься. Затея с отдыхом на природе стремительно набирала очки в моих глазах.
-Ген! – капризно произнесла Света, одна из немногих девушек в нашей группе, прекрасно этот факт осознающая и пытающаяся вертеть мужской частью коллектива как ей того захочется, впрочем без особых успехов (потенциальные женихи через месяц знакомства предпочитали сбегать от нее к подругам) – ты все равно не пьешь, возьми мой Simens, а то я родителям сказала что у нас выезд на хозяйственные работы, подтверди есил что.
-С ума сошла, какой выезд в субботу?! Да еще в июне?! – я от удивления даже остановился, – Ты думаешь они поверят?
-Ну гоняли же нас в прошлом году на практику аж до середины июля? Да и в этом семестре дай бог через месяц освободиться. Возьми телефон, они твой голос знают, так что убедишь их что я просто куда-то отошла. Только никому другому не давай, а то все деньги потратят и вернут через неделю.
Да, бывает такое, – согласился я, – а ты делай как я – ходи без мобилы. И не украдут, и деньги не капают, и родители не донимают.
-Шутишь? Ну кто в наше время без телефона, кроме тебя. Ну, возьми, а?
Следует заметить, что в группе у меня сложилась своеобразная репутация. С одной стороны я классический ботаник – только пока без очков, хотя зрение уже начало падать. Учу, зубрю, подсказываю на зачетах, получаю повышенную стипендию в размере аж 1500 рублей. Внешность ничем не примечательная. Казалось бы такого сам бог велел пошпынять. И желающие естественно нашлись. Где же таких нет? Но довольно быстро эти недоумки выяснился следующий факт – я берсерк. Или шизик. Кому как больше нравится. Я не болтаю на фене, не разбираюсь в сленге, не забиваю стрелки; но если меня невзначай толкать и отвешивать оплеухи, то я невзначай начинаю размахивать тяжелыми предметами в опасной близости от головы раздражающего меня объекта. И несколько раз стулья уже отправлялись в беспосадочный полет по направлению к цели. Обычно после эдакого подвига Геракла меня скручивало человека три и держали, вразумляя тычками, пока я не успокаивался или пока в аудитории не появлялся преподаватель. А после парначинались наезды на тему того, как я не прав. Всех ораторов я посылал изучать анатомию человека пониже спины, а на угрозы предлагал немедленно переходить к действиям, но напоминал, что за легкий урон моему здоровью они рискуют получить черепно-мозговую, а о конфликте знает как минимум десяток человек, и в случае нанесении мне тяжелых повреждений кое-кому придется покинуть институт, разбираться с милицией и получить хорошее такое пятно себе на репутацию на всю жизнь. А сам я органов правопорядка не боюсь, так как с таким слабым здоровьем, неразвитой мускулатурой и положительной характеристикой как у меня, убить можно только в состоянии аффекта. После двух таких инцидентов меня оставили в покое и в дальнейшем никаких конфликтных ситуаций не возникало, но осадок остался. Меня не трогали, я не напрашивался. В итоге в негласном табели о рангах я стоял особо, и проблем не испытывал. Некоторые стали меня презирать – как же, не такой как все, а некоторые – уважать – сумел отстоятьсвою точку зрения. Но и для первых и для вторых я был необходим, особенно на контрольных. Помимо этого у меня есть пара очень особых примет. Первая – я трезвенник. Абсолютный. Одногрупники еще на первом курсе бросили попытки напоить меня хотя бы пивом, не говоря уж о чем по крепче. Правда, на застолья меня все равно приглашают, так как на выпивку я скидываюсь наравне со всеми. Вторая же – я хожу без телефона. У меня его просто нет. И не потому что радиации боюсь. Глупо бояться электромагнитных волн пищалки, если родители родились в районе соседним с местом проведения ядерных испытаний. Просто денег на него не напасешься, мне их едва едва на Интернет хватает; свою трубку я выключил и положил в ящик через месяц после покупки и до сих пор, считаю, что поступил правильно. Поэтому в группе ко мне относятся, насторожено, считают что грань, отделяющую гения от безумца я перешагнул данным давно, но если нужен идиот способный грудью закрыть амбразуру обращаются исключительно ко мне. Иногда я даже соглашаюсь.
Перебрасываясь дежурной болтовней, мы за двадцать минут дошагали до пляжа, заплатили пузатому охраннику, вооруженному двухлитровой Балтикой, положенную мзду и стали выбирать место для проведения фуршета. Это оказалось непросто, людей в принципе, было немного, но попробуйте разместить два десятка человек так, чтобы никого не потеснить и поймете что это не так уж легко. Пришлось пройти наверное километр, прежде чем мы нашли удобное место. Чистый песок, кроме нас только две семейные пары с детьми, а буквально в двух шагах растут деревья – предвестник начинающегося лесного массива. Большинство парней сразу полезло купаться, женская часть, пока еще стесняясь раздеваться, стала расстилать одноразовые скатерти и расставлять на них продукты. Было неплохо, я вдоволь наплавался, и вылез из реки только когда посинел как утопленник. Одногрупники веселись вовсю. Уровень спиртосодержащих жидкостей в бутылках неуклонно падал, настроение ползло вверх.
-Ген, слушай, вот тебе пятихатка сходи за мясом, – обратился ко мне наш староста Леонид. Я здесь был уже – тут прямо за лесом дорога проходит, а рядом с ней заправка, магазинчик и кафе. Там фермеры свою продукцию за бесценок продают. Мы шашлычок к вечеру на костре забацаем – объедение!
– А замачивать в чем? – удивился я.
-Да у меня все с собой, только мясо не взял, уж больно с ним по городу ездить неудобно – все собаки цепляются.
– Вопросов нет,– хмыкнул я, – прикидывая, что к тому моменту как я вернусь с продуктами, основной мужской состав уже будет на стадии: 'ты меня уважаешь?' и как следствие женская часть переключит свое внимание на оставшихся более менее вменяемых, в чьих рядах я буду лидером.
Одевшись, я поднялся к лесу и пошел вглубь него по хорошо накатанной колее. Тепло, светло, и в плеере музыка играет – что еще надо для счастья? Правильно – хорошую компанию. С кем же из девушек попытаться сегодня попытаться познакомиться поближе? Есть пять основных кандидатур – другие или точно заняты или не в моем вкусе. Итак: Света, ну уж нет, она конечно красивая, грудь, талия, личико – все очень приятного вида; но к ней нужно вставать в очередь. По записи. Записался – и жди. Твоя очередь подойдет года через полтора. Пролетает. Следующая – Татьяна. Плюсы – блондинка, минусы – натуральная. Ее можно в комедии на главную роль ставить, справится без проблем, ей даже сценарий учить не придется, она все возможные глупости и так сделает. Пролетает. Далее по списку идут две очень похожие внешне представительницы мусульманской конфессии – Гуля и Ильмира. Обе миниатюрные брюнетки. Но первая слишком консервативна, не до паранджи конечно, но по улице предпочитает ходить в платке. Дальше разговора с ней не зайдешь – не так поймет. Не подходит. Ильмира, ну, тут возможны варианты, тем более что у нас сложились неплохие отношения. Вариант номер пять – Юля. Этой девушке повезло, что она родилась не триста лет назад – сожгли бы как ведьму; и не без оснований. Волосы и глаза черные, характер стервозный, косметика яркая;в полетах на помеле она, правда, замечена не была. Впрочем, по руке на экзамен она гадает вполне прилично. Общаться с ней легко, но слабонервным и впечатлительным лучше стоять в сторонке – доведет до инфаркта и скажет, что так и было. Оставим как запасной вариант, основная же программа на сегодня – сближение с прогрессивным мусульманством. Однако странно, как говорит простой чукча Абрамович. Я иду уже довольно долго, а шоссе не видно. И развилок вроде не было. Лес подозрительно густой, откуда такому взяться рядом с городом, темно почти как ночью, решил бы, что заблудился в заповеднике, но колея накатанная. Вывод – пора лечить нервы. Или – лечить склерозстаросте если он перепутал этот пляж с еще каким-нибудь. Решено – еще пять минут иду по дороге и возвращаюсь назад, пусть Леонид на вегетарианство переходит. И тут я услышал непонятный звук – как будто неисправный дисковод в гигантском компьютере раскручивает диск, оставляя на его поверхности царапины. Оглянулся назад – ничего, только пустая дорога в полумраке леса. Посмотрел направо и налево – кусты как кусты, ничего необычного. Звук тем временем нарастал, и я додумался посмотреть вверх: надо мной парила узкая цилиндрическая сигара камуфляжного цвета хаки, метра три в длину и один в поперечнике.
-Что это еще за фигня? – успел подумать я и тут непонятная штуковина неярко полыхнула синим светом, а в голове мысли стали путаться, ноги опустились на землю и свет померк. Темнота.
Мицерон.
Место я выбрал удачно. В полном соответствии с инструкцией. Недалеко от не самого большого поселения на этой планете, но тем не менее весьма крупного. Большое количество зрелых аборигенов, различных по полу, социальному статусу и возрасту. Идеальные условия для случайной выборки. Если управлюсь с пятью объектами до конца зата,то могу рассчитывать на премию, – так думал Мицерон, один из миллиардов солдат расы фел. Как и все его сородичи, он был трехглазым синекожим гуманоидом ростом полтора метра. И как все представители младшего командного состава был уверен в собственной исключительности и неповторимости. В данный момент инопланетянин исполнял обязанности ловчего на разведывательном корвете Филен, что с языка ангал переводилось как 'Слышавший' Его предшественника экспедиция потеряла на предыдущей планете. Ну кто же знал, что выбранный экземпляр окажется фанатиком-камикадзе, который принял инопланетян за демонов, собравшихся утащить его в преисподнюю? Он смиренно принял свою участь, дождался прибытия на корабль матку, где пришел к выводу, что раз он уже мертв, то почему бы и не набить морду паре-тройке порождений зла? Прежде чем его обездвижили он успел раздавить череп ближайшему фелу. Которым и оказался ловчий, подошедший полюбоваться на собственный трофей. Трофей кстати был трех метров ввысоту, двух в плечах и напоминал скорее крупного хищника, чем существо разумное. Так что теперь опасный дикарь был помещен в особый медицинский блок, откуда живым была только одна дорога – на стол к вивисекторам, если конечно их откажутся принять столичные зоопарки.. Мицерон был искренне благодарен этому примитивному существу за свой карьерный рост, но не ударил бы и палец о палец ради того чтобы несчастного хотя бы убили безболезненно. К чему беспокоиться о судьбе представителя низшейрасы? Он ничем не отличается от других рабов, отдающих свои жизни во славу расы фел. Оператор отвлекся от приятных воспоминаний и взглянул на монитор. Небольшой массив растительности, надежно скрывал дройда от глаз аборигенов. Хотя зачем такие предосторожности на примитивной планетке? Все равно, экспедиционный корвет они и поцарапать то не смогут. Просто не дотянутся своими убогими ракетами. В объектив механизма как раз попал отличный экземпляр, входящий в зону поражения станера. Но применять его рядом с скоплением местных не стоит, вспышку могут заметить, обнаружить дройда, догадаться о его природе, а преждевременная паника ни к чему. Включить гипномодулятор было делом двух секунд, но особь попалась какая-то странная: вместо того чтобы покорно свернуть с тропы и улечься под деревьями она спокойно двигалась дальше. Ловчий недоуменно посмотрел на индикатор мощности – все в порядке, сорок единиц. С гарантией вырубит любую белковую жизнь. Перевел взгляд на монитор, абориген замедлил движение и озирался по сторонам. Мицерон выругался. Премия грозила уплыть прямо из рук. Лихорадочно стал тестировать модуль, запрашивая сведения о состоянии всех систем. Телеметрия выдавала данные, что все в полном порядке и машина работает без малейших сбоев. Взгляд на экран прояснил ситуацию – объект постепенно замедлял движение. Вывод напрашивался сам собой – саботаж. Опять эти рабы-техники бунтуют. Кто-то из них допустил чудовищное небрежение своим долгом верноподданного, поставив на дройд неисправный гипномодулятор. Затем другой подделал программу так что аппарат стал выдавать неверные данные. Наверняка они хотели постепенно подчинить этого робота себе, а затем с его помощью попытаться устроить более масштабную диверсию. Ну он им устроит как только добудет этот проклятый образец, немедленно доложит в службу безопасности и не успокоиться, пока виновные не будут казнены в полном соответствии с законом! Наплевав на инструкцию, Мицерон подвел дройда к аборигену и включил станнер, отправив поток парализуюшего излучения проямо ему в лицо. К сачатью с упаковкой пойманного экземпляра не возникло никаких проблем. Корпус аппарата раскрылся, открывая внутри гермитичную полость, снабженную системой жизнеобеспечения. Манипуляторы положили бесчувственное тело в получившееся подобие скафандра, и аппарат стартовал, намереваясь доставить свою добычу к кораблю матке, уютно устроившемуся в одном из кратеров на темной стороне Луны.
Глава 2
Как это ни парадоксально, но в древнем Риме – тогдашнем центре мировой культуры существовало рабство. И ценность жизни раба была невысока.Официальный факт
Ну, ценность жизни свободного недалеко от нее ушла.Неофициальное мнение Спартака
Ген
Голова болит. Больно. Очень больно. Боль мешает думать, она колотит в виски двумя молоточками. Странно больше ничего не чувствую. Совсем ничего. Даже тела. Пытаюсь пошевелиться, но тут в голове разрывается бомба и снова темнота.
Темнота. Она заполнила собою весь мир и вытеснила краски. Хотя нет, в виски по прежнему стучит алыми всполохами боль, но уже не такая сильная, совсем не такая. Я мыслю, а следовательно существую. Что со мной? Голова болит, тело не повинуется. Что случилось? Так, что последнее я помню? Шел по лесу. Заблудился в трех соснах. Потом какой-то странный аппарат, синий свет и ничего не помню. И вот что странно, эта вытянутая штуковина висела в трех метрах надо мной без всякого выхлопа, да и звук совсем не напоминал вертолетный пропеллер. Если исключить версию, что ее просто привязали к веткам, то… перспективы нерадостные. Я что забрел на экспериментальный полигон, где военные обкатывают новые виды вооружений? Не слышал о таком в нашей области. Может он секретный? Бред. Ни один мудак в погонах не расположит такой важный объект в получасе ходьбы от мест скопления гражданских. И не потому, что мирное население жалко, просто наш великий и ужасный Российский народ по такому случаю разворует даже минные заграждения. Собственноручно выкопает, и сдаст в металлолом. Значит, военные отпадают – что тогда? Террористы, и прочие малозаконные элементы – версия, заслуживающая внимания, но не в моем случае. Для них слишком сложно. Хотя раскалывающаяся голова – это в их стиле, но такого результата они обычно добиваются хорошим ударом по черепу. У кого еще могут быть такие интересные летучие прибамбасы с синим светом? Ученые. Возможно, возможно, у них появляться самым необычным аппаратам сам бог велел. Но опять же, какого хрена они забыли в пригородном лесу?! Обкатывали бы себе свой … ну не знаю как он называется в лаборатории. Или полевой опыт? Я такие и сам проводил. Но не на людях же!
– Господин, один очнулся, посмотрите, варвар шевелится – произнес голос со странным, шипящим акцентом. Звуки тихие, голос низкий, слова – непонят…. Стоп! Какой господин?! Неимоверным усилием я разодрал веки и тут же зажмурил их вновь. Надо мной нависал тираннозавр, одетый в синий балахон и с непонятной штуковиной в лапах. Все, – понял я, – дочитался фантастики. Теперь лежу в палате в рубашке с длинным рукавчиком. Брежу. Или все таки нет? Но открыть глаза снова не получается. К векам словно привязали по гире.
-Твоя некомпетентность поразительна Деньшин! После обработки станером ни один белковый организм не начнет подавать признаков жизни еще десять затов! Я отправлю тебя на Сворг как только найду замену! – какой мерзкий голос, кричит точь в точь как преподавательница философии, нет не буду открывать глаза, мало ли какие там глюки бродят.
– Я не лгал, Господин, – взгляните на монитор, унижено заскули обладатель шипящей дикции. – Этот абориген уже в сознании.
-Прекрати нести чушь! Это невозмож… Странно, очень странно. Наверняка компьютер барахлит, переключись на резервный! Что тут у нас? Те же результаты? Не может быть, вывести данные по биологическим параметрам объекта. Ну, … ну, ерунда какая,а это еще что такое? Какая устойчивость к псионическим ударам! По шкале Арокена это будет так, так, шестьдесят семь! Невероятно! Да у киборгов она не выше пятидесяти!Деньшин! Открытие века! Интересно, это свойство всей этой примитивной расы, или перед нами мутант? Проверить, сейчас же проверить! Везите следующего! А этого – в изолятор. Деньшин! Вколи ему транквилизатор, чтобы не рыпался. Если у других нет ничего похожего, то вскрываем этого. Нет, ну в это невозможно поверить!
-Какое еще вскрытие?! Вы че, совсем ополоумели?! – пронеслись мысли у меня в голове, но тут спину кольнуло, и я провалился в такую знакомую темноту.
Ментан.
В специальном блоке, больше похожем на карцер для содержания особо опасных преступников на полу в позе лотоса сидел минотавр. Во всяком случае именно так назвали бы его охранники расы фел, если бы были знакомы с земными преданиями. Огромный рост, грубая угольно-черная кожа, длинные руки, перевитые жгутами мускулов и снабженныенеплохими когтями, вытянутый череп с рудиментарными рогами, литые мускулы, приспособленные к гравитации в два g с хвостиком, из одежды только набедренная повязка. Впечатление портил только один факт – монстр был травоядным. Во всяком случае, обследовавшие его биологи клялись в этом своими учеными степенями и настаивали на том, что хватило бы и обычных мер безопасности, а то ведь можно и повредить такой прекрасный образец… Охранники, транспортировавшие, сей выдающийся образчик живой природы в отсек с ними не спорили, но от пасти держались подальше. И в дополнение к транквилизаторам и парализующему излучению зафиксировали все конечности надежнымимагнитными оковами, предназначенными для спутывания ног крупных ездовых животных. Очень крупных. Повторить судьбу бедолаги-ловчего не хотелось. А ведь ему был нанесен всего один удар, смявший черепную пластину как нагретый пластик.
После того как минотавр был брошен на пол отсека, напоминавшего каменный мешок, и к нему вернулась способность двигаться, он сел в одну позу и застыл, напоминая каменное изваяние. Так он проводил почти все свое время, лишь иногда совершая разные гимнастические упражнения, чтобы размять затекшее тело, или подходил к небольшой нише в стене, где появлялись порции еды. Сторонний наблюдатель бы подумал, что он молится, и был бы недалек от истины, поза в которой он находился действительно была предназначена для воззвания к высшим силам. Но инопланетянин не молился. Он думал.
– Кажется это все же не пещеры Джамала, порождения Проклятого не расплескивают содержимое своей черепушки по полу от легкой оплеухи. Даже жаль, настоятель клялся,что такого грешника как я еще не видели стены нашей обители, воспитывающей из беспризорных сирот монахов-воинов, опору власти Джакара на земле. Все годы моего послушничества он обещал, что как только я покину священные стены, тотчас за мной вышлют демонов, изнывающих от жады забрать мою душу. И с чего он так злился? Ну не рассчитал я силы, ну сломал на тренировке брату-поучающему ребра. А зачем он наложил на нашу келью епитимью, запретившую мне и еще трем братьям употреблять хмельное до конца обучения? Мы меру знали. Молодое вино не трогали – знаем же, что обитель кормится с продаж редких сортов, растущих лишь в нашей провинции. Нашли самые старые бутыли, в которых оно лишь чудом не превратилось в уксус. Нам же не говорили, что оно и есть самое ценное и монастырь поставляет его лишь на свадебный стол к князьям. Зачем же сразу вопить, что мы вылакали четыре деревни? Но это ладно, к концу четвертого года настоятель уже отошел. Не швырял в нас священной книгой Джакара, едва завидев. Но недавно к нему в гости приехала жена. С дочкой. Ее к жениху на смотрины везли. И ведь клялся, что не по моей вине наш настоятель скоро станет дедушкой. Не поверили. Посадили в подвал до выяснения обстоятельств. Обстоятельства прояснились тройней. Все как один – вылитый я. До сих пор собой горжусь. Естественно меня выгнали из монастыря без вещей, без денег и с кучей чуть заживших переломов. Старик хоть и старше меня раз эдак в семь, но удары у него хорошие, еще бы, столько практики. Слава Джакару, что настоятель не может отлучать от церкви, а гражданскому суду меня судить не за что. А-а, проклятье, да пошлет Джамал на головы этим уродам кару свою. В голове сплошной туман. Что же было дальше? Я шел по дороге, намереваясь дойти до города Ашкандер, хотел устроиться там на какую-нибудь работу. Зашел в лес, и тут меня неумолимо потянуло в сон. Очнулся непонятно где, вокруг синие карлики ходят. Все тело болит, как будто дубиной охаживали. Каюсь, заподозрил настоятеля в черной магии. Решил, что плюнул он на священные заветы Джакара и воззвал к его нечестивому брату Джамалу с просьбой покарать меня. А эти трехглазые, не иначе как слуги Проклятого. Сейчас пытать меня начнут. Взмолился я тогда, пресветлому чтобы пощадили душу мою, но не ответил он недостойному. Решил, что просто так не сдамся, не для того я науку воинскую девять лет изучал, чтобы сдаться безропотно. Ну и двинул ближайшему по голове. Щедро так двинул. Наставник по рукопашному бою таким ударом железные щиты в клочья разбивал. Я так не умею, деревянный в щепу могу, а вот с металлическим проблемы – пробиваю насквозь, а на кусочки не разваливается. Впрочем и того хватило – череп у синекожего едва не оторвало, остальные в рассыпную – и бежать. Прыгнул я на спину ближайшему, но врезался в стену со всего размаха. Пока вставал головой о потолок ударился. Нет, он был высокий, только в теле странная легкость появилась и вместо тысячу раз отработанной связки получился этюд акробатический. Что со мной было? Почему скакал я как насекомое какое? Мог ведь передавить всех врагов, мог. Но не успел, появились те же карлики но в доспехах и вырубили меня. Как вырубили, до сих пор не пойму, стоял ведь вроде спиной к стене, а один из них в меня камнем странным кинул и все – темнота. Вторую неделю сижу уже в этом застенке. Воды дают только попить, вместо еды – отвратительная бурда. И силой Пресветлого какие-то проблемы, давит не хуже чем в монастырском карцере. Но здесь же нет тонн заговоренного камня? Или есть? Что же со мной случилось и где я нахожусь? Есть впрочем, одна мысль. Брат Сизеон рассказывал, что Джакар, в несоизмеримой силе своей, создал множество миров, населил их жизнью и утомился, ушел в наш мир и создал избранную расу – джакхов. А в других его забыли и стали поклоняться нечестивым духам, которые даровали последователям своим великие знания, наделившие смертных почти божественной силой. Самые могучие из них даже научились ходить меж мирами. В доказательство слов своих молвил, что появлялись их летучие корабли в небе над столицей двести лет назад, и обложили они данью детей Великого. Но проникли братья воины к ним в ящиках вместе с мясом, и не выдержало чародейство неверных столкновения со святостью слуг Джакара и сгорело творение пришедших вместе с ними. А храбрых братьев забрал Пресветлый к себе в чертоги. Признаться, я считал, что глупая выдумка вся эта история, но не знаю существ, хоть отдалено похожих на карликов этих. Но раз так, то и их можно победить. Но вера моя слаба и значит придется полагаться на силу телесную. Силу духовную же нечто незримое сминает, едва выйдет энергия за пределы тела моего. Быть может все же рискнуть и вспомнить молитвы, что наделяют тело силой божественной? Они должны сработать. Одного из существ странных повергла уже рука моя в могилу, так значит и с другими справится. Но не добраться мне до врагов моих, нет выхода из этого мешка, но разве остановит меня хрупкий камень?! Я проломлю эту стену во славу Всевышнего!!!
Ген,
Очнулся я на полу небольшой камеры, одетый в светло серый комбинезон. Головная боль, словно старая знакомая, зашедшая на чашку чая, не торопилась уходить. Помещениедо ужаса походило на КПЗ, только вместо решетки была стеклянная перегородка. За ней виднелся небольшой коридор в конце которого сидел за своеобразным столом охранник в странной форме. Синекожий. С тремя глазами. Не человек.
Версию что у меня поехала крыша отбросил сразу. Может все это мне и мерещится, но слишком уж реально стреляет в висках. Версию со скрытой камерой задержал лишь на секунду дольше, ну не доросли наши телевизионщики до подобных спецэффектов. Осталось лишь одно предположение, хоть как-то увязывающее в единую систему – не все из тех, кто рассказывал по телевизору как похищались пришельцами были психами. Теперь я убедился в этом на личном опыте. Дожил – сижу за решеткой, ээ пардон, за пластиной в темнице, ээ сухой. И перьев нет. Какое глумление над классиком! Так, отставить, пороть чепуху! Надо настроиться положительно, тогда как учил всероссийский гуру Задорнов проблема исчезнет. Не бывает безвыходных положений, бывают очень узкие двери. В конце концов, везде надо искать хорошие стороны. Только подумать, я нахожусь на настоящем космическом корабле (предпочел бы фальшивый) в личной, можно сказать каюте (и плевать что меня никто не спрашивал а боюсь ли я замкнутых помещений, нет, я не боюсь, но хотя бы спросили), и наверняка в ближайшем будущем мне предстоит что-то очень интересное. Припомнились вычитанные в газетах слова о экспериментах над похищенными и фраза о вскрытии, брошенная кем-то из инопланетян. Наигранный оптимизм испарился. Вместе с легкой паникой пришла здравая мысль о попытке свалить подальше при помощи подручных средств (спасибо зарубежной игровой индустрии за приобретенный ценный опыт). Стал лихорадочно обыскивать одежду. Не нашел ничего, даже карманов. Поразмыслил о попытке напасть на охранника с голыми руками и выругался – никакими боевыми искусствами или видами спорта, кроме шахмат, я отродясь не занимался.Да и из камеры без посторонней помощи вряд ли выберусь. Оставалось только покорится судьбе и ждать доброго доктора Айболита с циркулярной пилой. В глубоком шоке ототкрывшихся перспектив сидел минут десять, или двадцать, или час. Сколько точно не знаю, в голове вертелись хаотические мысли о бреде, и вялые идеи о попытке звать на помощь. Но ради сохранения чувства собственного достоинства будем считать, что пятнадцать минут. В чувство меня привел громкий противный звук, напоминавший пожарную сирену. Стена прямо напротив меня сменила грязно-серый цвет на блекло-желтый и начала слегка светиться.
Охранник выскочил из-за стола и бодрым шагом потрусил к стене напротив моей камеры, на ходу доставая странного вида дубинку, напоминавшую помесь миксера с электрошокером. По блестящей поверхности хромированной ручки пробегали синие всполохи, а навершие было похоже на бутон цветка с тремя лепестками, между которыми пробегали короткие молнии.
-Компьютер, отменить режим непрозрачности, подготовить усмиряющее излучение, – скучающим голосом произнес он на непонятном языке.
Непонятном?! Да, слова не походили ни на русский, ни на английский, ни даже на французский, из которого я случайно знал пару слов. Но, тем не менее, смысл сказанного был мне понятен; более того, я различал даже интонацию, с которой говорил тюремщик. Открытее больше испугало меня, чем обрадовало.
Стена напротив тем временем замерцала, стала прозрачной, и за ней оказался минотавр. Причем не просто оказался. Мифический персонаж сосредоточенно колошматил стену пудовыми кулачищами Версия с помешательством вновь начала набирать вес. Не знаю, из чего была сделана эта перегородка, но простое стекло он разбил бы в момент. Армированный бетон впрочем, вряд ли бы выдержал многим дольше.
Охранник скучающе посмотрел на усилия дикаря, по его мнению, разбить дверь из пластика, использовавшегося не так давно в качестве брони для кабин легких истребителей, было решительно невозможно.
Гигант также прекратил свой сизифов труд. Он опустился на корточки, сложил руки на груди и начал монотонно раскачиваться, все набирая и набирая амплитуду.
-Компьютер, не вырубай этого урода, – хмыкнул охранник позевывая. Скучно мне, полюбуюсь на его кривляния.
В этот же миг минотавр резко дернулся вперед, распрямляясь пружиной и ударил по перегородке двумя раскрытыми ладонями.
Стекло глухо щелкнуло и покрылось сеткой трещин в месте удара. У синекожего вырвался сдавленный возглас, и он отшатнулся назад, загораживаясь дубинкой.
Трехметровый маятник снова начал раскачиваться, и в этом его движении была грация атакующей змеи. Я заворожено следил за его усилиями, не осознавая тот факт что еще пара таких ударов и монстр окажется на свободе. Охранник тоже казалось попал под какое-то оцепенение, он не пытался отдать команду на усмирение заключенного компьютеру и лишь медленно пятился, выставив вперед свою дубину.
Удар, от которого трещины расползлись уже по половине прозрачной стены, спустя мгновение – еще один вырвавший из преграды приличный кусок.
Тюремщик стал отходить от своего непонятного паралича, медленно как в замедленном кино раскрыл рот, и в него тут же влетел осколок, метко запущенный минотавром прямо через дыру. Захлебываясь синей кровью, бедняга вырвал его, и попытался что-то сказать, но из глотки вырвался лишь неразборчивое бульканье. Он кинулся к столу, и не добежал. Преграда пала, уступив грубой силе; рассыпалась по полу мелкими осколками. А узник камеры уже не сидел, он летел, целясь подобранным осколком покрупнее в голову трехглазого и испуская истеричные завывания.
Тюремщик такого явно не ожидал, он завопил, давясь мгновенно натекшей кровью, отшатнулся назад, упал, выронил свое оружие и падая приложился головой о угол стола. В потолке откинулся люк, оттуда вылетела подвесная турель и накрыла бегущего гуманоида потоком подозрительно знакомого синего света. Туша брякнулась на пол, так и невыпустив импровизированный нож, проехала за счет инерции и врезалась в многострадального надзирателя. Если он и был еще жив к тому времени, то такой удар явно переломал ему ребра и сплющил грудную клетку.
Тревога! Образец покинул камеру! Перехожу на режим изоляции!– провозгласил голос под потолком, и дальний конец коридора перекрыла выехавшая из стены плита. Интуиция подсказала мне, что всех находящихся в этом отсеке загерметизировали намертво.
Аошина.
В почти таком же блоке, двумя метрами в сторону, у самых дверей, стоит гуманоид и сосредоточенно смотрит на неярко мигающие на левой руки символы. Из запястья выходят два проводка, оканчивающиеся в стене. Внешне инопланетянин ужасно походит на девушку лет двадцати. Невнимательный наблюдатель, не обративший внимание на меняющие форму зрачки, слегка иную форму черепа и наличие пары лишних суставов на пальцах, мог бы счесть ее человеком. Впрочем, не сильно он и ошибся бы. Данная представительница прекрасного пола принадлежала к расе мирцех, являющейся теплокровными прямоходящими разумными млекопитающими, чьи предки занимали ту же нишу что и земные австралопитеки. Симпатичное лицо морщилось в гримасе отвращения, каждый раз при виде новых символов, всплывающих под кожей.
Проклятая сеть не сдавалась моим усилиям. Да и что можно сделать, когда из оборудования есть только старенький Лом-8 вмонтированный в кисть руки еще на Цитроне 2? Выйти, наконец, на тот узел, что контролирует орудийную платформу в виварии и поджарить охранника. Жечь буду минимальной мощностью, пусть помучается. И вовсе я не злая,я справедливая. Этот кретин раздолбал мой новехонький Мозг – компьютер, на покупку которого я горбатилась как проклятая целый цикл! Живому трупу, видите ли не положено личное имущество, а взять себе вещь вера не позволяет. Расист шизанутый.
Раздался сигнал желтой тревоги – это совсем не страшно, какой-то зверь в соседней клетке попытался выбраться наружу. Пусть себе, ко мне это не относится, а управление дверью я захватила под свой контроль чуть ли не в первый день своего срока. Без особой команды следящий монитор будет выдавать только два вида изображений: как я тихо сплю или как негромко плачу. Этому тупорылому костолому и в голову не придет, что после обыска у меня осталась одна из моих игрушек. Как же, детектор показал, чтоя чиста как младенец. Жаль, что спрятала в теле только это старое барахло, которое не имеет даже простейшего подключения к мозгу. Но и засечь его не может никто и ничто. Корпус из моей родимой лучевой кости, начинка, при любой проверке выглядящая как костный мозг. Да и не только выглядевшая. Она исправно синтезирует новые эритро и лимфоциты. В подпольной клинике, где мне сделали это чудо, знали толк в своей работе. Вот только устарел мой универсальный ключ. Сильно устарел. А заменить его – так это такие деньги нужны, которых жалко до безумия. Раз в десять больше чем на обычное внешнее железо. А я жадничала. Дура. Даже если бы фелы потащили меня в гарем своего чокнутого Пророка, ходят слухи он тот еще жеребец – собирает коллекцию низших рас, то и там я взломала бы все что содержит электронику. Отправила бы их флот воевать сразу со всей галактикой в полной уверенности, что приказ исходит от их духовного вождя. При условии, конечно, что мне дадут достаточно времени. Разозленный хакерплюс компьютер – это страшная сила. Но сейчас реалии таковы, что мне никак не удается прочистить мозги даже обычной корабельной сети. А время тикает неумолимо. Рано или поздно дверь в камеру откроют и тогда мне конец, ведь меня засунули в камеру для крупных хищников. И выпустят отсюда только в переработанном виде.
А ведь так все хорошо начиналось, контракт был на отладку свежеприобретенных программ навигации – мечта, а не работа даже для очень плохого компьютерщика. Всего и дел, что сравнить местные, постоянно пополняющиеся и сверяемые специальной службой, и корабельные карты, на которых отмечены созвездия, более менее крупные небесные тела, а также их направление и скорость перемещения в пространстве. Ну и если что изменилось, а там, откуда прилетел корабль, еще не знают, то внести необходимые изменения. Плюс подогнать обновления под имеющееся у заказчика оборудование. Заказ этот я нашла как раз тогда, когда потихоньку стал подходить к концу тот небольшой чистый капитал, который остался с последней стипендии. Да, я не специалист с дипломом – я еще студентка. И числюсь прямо сказать отстающей. Маститые профессора ставят мне тройки и переводят на следующий курс только потому, что каждому из них достается неплохой кус наличными за каждый предмет. Знали бы они, что те два миллиона кредитов, которые таинственным образом испарились с счета ректора я и выдавала им в виде материального поощрения. На самом деле мне ничего не стоит украсть и большую сумму, но – опасно. Если где-то в центральном компьютере программа решит, что я трачу намного больше, чем зарабатываю, то схватить меня за руку будет делом техники. Поэтому и приходится подрабатывать левыми заказами. Это тоже незаконно, но максимум что мне грозит в случае поимки – административный штраф, в виде бутылки хорошего вина. Во всяком случае, ни один из студентов, которого ловили на горячем не был даже отчислен. Ректорат не волнует, какими путями ты добываешь деньги – хоть грабь прохожих сразу за воротами. А полиции ловить за руку всех голодных студентов – так не один нормальный коп этим заниматься не будет, а фанатики законов о мелких административных правонарушениях в капиталистическом обществе таакаая редкость. Когда я прибыла на место и выяснила, что корабль, электронные мозги которого предстоит прочистить принадлежит фелам, я немного огорчилась. С этих спесивых болванов, уверенных в собственном превосходстве гроша лишнего не выбьешь. Да и оскорблений в наслушаешься на цикл вперед. Так все и вышло. Солдаты из службы безопасности корабля встретили на подходе, презрительно фыркнули насчет примитивного существа, еще не испытавшего счастья стать рабом федерации фел. Проводили до терминала, в командной рубке, сказали поторапливаться и свалили в неизвестном направлении. Работы оказалось даже меньше чем ожидалось, еще пару рейсов вполне можно было сделать без особых проблем. Думала, что справлюсь за два зата – справилась за полтора. Закончила и вышла из сети; офицер, дежурящий в рубке похвалил за оперативность и предложил чашку с каким-то напитком. Редкий случай вежливости для этой расы. Решила поощрить такоеначинание и выпила предложенное до донышка. В голове замутилось, дальнейшее помню отрывками. Сижу перед синюшным в форме врача, он мне что то говорит, но слов не помню, выхожу из корабля, направляюсь к бесплатному сетевому терминалу, иду домой, собираю вещи и снова еду в космопорт. Идиотка, слышала же всякие россказни о том как фелы заманивают к себе хороших специалистов, но не верила что они осмелятся на такое не в захолустных мирах, а в столичной системе империи Фэкс, седьмого по величине государства нашей галактики. В общем очнулась я уже в лазарете, когда антидот ввели; и тот же гад, который подпоил меня этой отравой стал подробно объяснять что я продала себя в собственность командору Алкату, то есть ему, и если я не буду вести себя как паинька, то вылечу в космос без скафандра. А если буду, то может быть проживу циклов десять, а то и больше. А потом гадко так ухмыльнулся и лапать полез. Извращенец, блин! Он же даже не млекопитающее! Так, моллюск прямоходящий. Этот идиот допустил лишь одну ошибку – под действием этого долбанного наркотика я пришла с вещами. Со всеми, которые можно было быстро упаковать в самый большой чемодан. И чемодан этот удобно стоял у меня под рукой. От первого удара он прекратил свои грязные поползновения, от второго получил хороший шрам, третьего мне сделать не дали ворвавшиеся санитары. Наверняка подсматривали, да еще и запись вели, надеялись разжиться клубничкой, а получили сеанс реслинга. Потом меня побили, слегка шатающийся вопящий командор, сыпля проклятиями велел отвести меня в корабельный изолятор, где я немного поживу. Правда от возможности обогатить свой любовный опыт межвидовым скрещиванием я оказалась избавлена, спасибо и на том. Религия, видите ли, не позволяет насиловать тех, кого убить надо. Немного, до первой исследуемой планеты, на которой водятся крупные хищники. Вещи отобрали и демонстративно уничтожили – не любят они представителей других рас, ох не любят. Закинули камеру, оставив из одежды только этот их комбинезон смирения. Роба – она и есть роба. Хорошо хоть кормилка автоматическая выдает исправно воду и сырое мясо. Первые три дня, брезговала, а сейчас уже ничего.Не блюю после каждой трапезы. Клянусь, что если выберусь отсюда стану вегетарианкой Нет, не если а когда; нужно только доломать эту чертову систему безопасности!. Ну доберусь я до этого командора как только управлюсь, первым же залпом обращу в пепел. Хотя нет, пожалуй, я все же его не сожгу. Обработаю станнером и затащу на свое место. А потом выйду из вивария и открою все решетки. Пусть он узнает – что это такое быть живыми консервами.
Тревога! Образец покинул камеру! Перехожу на режим изоляции! – провозгласил синтезированный голос на весь отсек, слова сопровождались шумом закрывшейся бронированной плиты.
Я похолодела. Это конец, если компьютер включил герметизацию, это может означать только одно – телеметрия от охранника прекратилась одновременно с тем, как какая-то тварь покинула свою клетку. Значит, если ей захочется добавки в виде молодой, красивой и подающей большие надежды студентки-хакера (не похвалишь себя сама, никто за тебя такого не сделает), то проблем у нее не возникнет. А если чудовище и наелось, то через половину зата тут будет взвод солдат и спеленатую тварь засунут в особо укрепленный отсек. В мой.
Спешно стучу в наладонник, заставляя тупую машину выдать изображение коридора, внутренне готовясь увидеть гору когтей и зубов, забрызганные синей кровью стены и свою скорую смерть. Но плохонькое изображение, являющееся максимумом графических возможностей Лома выдавало совсем другую картину. Кровь действительно синела на полу, и мертвое тело охранника было изувечено, но вот виновник всего этого лежал, сверкая угольно черной кожей в странных шортах и с осколком пластика в руках. Почти над его головой кружилась турель станнера. А у самого входа в мою тюрьму лежала шоковая дубинка, слегка присыпанная полупрозрачным крошевом разбитой бронеплиты. Не может быть, это же 'усмиритель' – оружие, применяемое в рукопашной против тяжелобронированных войск противника. Да этим оружием можно свалить даже небольшой боевойробот, если удастся приблизиться к нему вплотную. Видела я такие, в витрине оружейного магазина; стоили они – жуть. И им вооружают обычного надсмотрщика?! Какое расточительство! Все образцы жизни, собранные на этом летающем зоопарке помещены в прочные клетки. И, кстати, как этот инопланетянин расколол пластик? Неужели протащилв камеру взрывчатку? Но как бы то ни было выбраться из камеры сейчас – это мой единственный шанс. Была не была, открываю дверь, хватаю дубинку, и если мне повезет, то я успею дотянуться ей до турели и выжечь всю электронику. Правда если нет – то быть мне фаршем. А в конце коридора – стол охранника и там есть выход в корабельную сеть безопасности. А он – это ключ к свободе. Ввожу команду на открытие дверей, пальцы сами хватают 'усмиритель' и несусь к свисающей с потолка платформе, уже на лету понимая, что не успеваю.
Ген
Все чудесатей и чудесатей. Охренительно. Охранник вырублен мифическим персонажем, а заваливший его юнит лежит без движения, сознания и штанов! Впрочем нет, он в шортах. Или плотных семейниках. Обалденные условия для побега, если бы не целых три но. Первое – коридор простреливается знакомым синим излучением, не страшно – оно лишь парализует, проверено опытом. Второе – отсек закрыт, и закрыт капитально; проблема, с которой пришлось бы считаться, если бы не третье но. Я понятия не имею, как открыть эту чертову дверь!!! Полцарства за кувалду!!!
Как бы в ответ на мои мысли еще одна секция коридора просветлела и уехала в пол. Оттуда выпрыгнула весьма миловидная девчонка с впечатляющим объемом груди, цапнулалежащую искрящуюся дубинку и понеслась с ней наперевес к турели. Бежала она красиво, и даже мешковатый комбинезон, один в один похожий на мой, не портил впечатления. Ей не хватило буквально пары метров, когда турель отреагировала новой вспышкой. Девчонка свалилась, буквально впечатавшись носом в пятки минотавра, но сознания не потеряла. Она вращала глазами, шипела сдавленные, но тем не менее почти понятные ругательства (Что такое ризольет механический? И почему он скрещивается с центральным компьютером только при помощи… пардон). Я отметил, что у нее вертикальные зрачки, да и глаза лимонно-желтого цвета. В чертах лица просматривалось что-то кошачье, хотя уши были вполне нормальной формы. Кстати, она весьма похожа на ожившее аниме из японских мультиков. Обозвал себя кретином, ну откуда на инопланетном корабле взяться человеческой девушке? Потом вспомнил про то, как попал сюда сам и понял, что диагноз еще не окончательный и есть шансы.
-Эй, ты меня слышишь? – ничего умнее, чем задать этот вопрос в тот момент я не придумал.
– Ты разговариваешь? –хороший ответ. Чувствую, нашел сестру по разуму.
-А не должен?
-Не знаю, но рабам-киборгам обычно речевые центры равно как и большую часть мозга вырезают нафиг.
Тут уж ошизел я. То что меня назвали рабом фиг с ним, все лучше чем поленом для распилки, но киборгом?! С какого перепуга меня причислили к кибернитеческим организмам? Я вроде пирсинг себе не цеплял?!
Зеркала в камере не нашлось, поэтому я не придумал ничего лучше как оценить свою внешность путем тщательного осмотра. Ноги вроде нормальные, все пальцы на месте, ботинок как не было так и нет. В штаны заглядывать постеснялся. Все-таки похожа эта инопланетянка на человека до жути. В торсе тоже никаких изменений заметно не было, руки как были так и остались руками, не превратились в манипуляторы. Ну блин, е-мое, приколистка нашлась, ее парализовало, нюхает пятки монстрику категории супертяж и еще шутит. Или у нее от запаха галлюцинации начались? Я озадаченно хмыкнул и почесал в затылке. Попытался почесать. Вместо волос рука наткнулась на холодную поверхность. Металл. Лихорадочные ощупывания места, которым я ем, дали следующие результаты: весь череп и верняя часть позвоночника были прикрыты каской, которая на шее уходила под кожу. Все кроме лица оказалось закрыто. Уши отсутствовали напрочь. Желтоглазая (буду звать ее пока так) что-то сказала, но я не обратил внимания, не до того было. Металл заканчивался на середине лба, откуда и начиналась моя порядком перепуганная физиономия. Из растительности остались только брови и проклюнувшиеся усы с щетиной на побородке. Усы?! Откуда у меня усы, я же вчера брился! Они у меня и так плоховато растут, два раза в неделю бреюсь. Подергал за пару волосков – больно. Не накладные. А это значит, что в отрубе я провалялся больше чем пара часиков намного больше.
– Эй, хватит себя ощупывать, придурок! Разбей этот нолесский излучатель, вот-вот ворвутся фелы, и вряд ли они поверят, что я с этим бугаем разучиваю новую позу! Да шевелись же, отрыжка генной инженерии от брака с машиностроительным комплексом!
Я почувствовал, что начинаю звереть. Меня похитили инопланетяне, причем бракованные (не зеленые, а синие), у меня раскалывается голова, меня приговорили к вивисекции, мне запаковали голову в железо и посадили в камеру, а теперь эта тварь начала меня оскорблять!!! Разум скорбно вздохнул и пошел перекурить, сдавая вахту берсеркеру. Тот привычно поискал вокруг тяжелые предметы. Не нашел. Задумался о несовершенстве бренного мира. Успокоился до такой степени, что услышал сдавленный рык
-Открой эту х…ву дверь!!!
Кажется, рык принадлежал мне. Инопланетянка с тревогой посмотрела в мое лицо. Взвесила все за и против. И проявила высшую степень тупизны – выполнила мою просьбу. Дверь ушла в стену, открыв доступ к жертве. С радостной улыбкой австралийского каннибала, завидевшего на горизонте корабль, я неспешной походкой вышел в коридор. Девчонка что-то пискнула и начала отползать, извиваясь как уж на сковородке. В меня ударил синий свет, в голове зашумело и немного прояснилось. Берсеркер понял, что враг– это не то что ползет от тебя подальше с выражением ужаса на лице, а то что пытается причинить тебе вред. Порадовался собственной сообразительности и помчался туда, где с потолка свисала орудийная платформа. Второй выстрел меня затормозил, еще больше, ослабляя ярость и запуская в работу то, что и сделало обезьяну человеком. Стремление схватить большую палку и отдубасить ею противника. Палки под рукой не оказалось. Под рукой оказалась дубина с электроприводом, а до цели оставались считанные метры. И началась своеобразная дуэль. На три удара приходился один выстрел, заставлявший цепенеть мышцы и туманиться мозги. Через двадцать секунд меня уже шатало, а у проклятой турели даже не подумал погнуться корпус, я проигрывал, но скудные остатки интеллекта напоследок подкинули неплохую идею. На рукояти дубины находилась кнопка, достаточно тугая, чтобы не нажать ее, если не давить изо всех сил. Кажется, в голове наконец то активизировалось достаточно серого вещества, чтобы понять что это жжж неспроста. И я ее надавил. Молнии забегали по поверхности дубинки как тараканы. В воздухе запахло озоном. С чувством мстительного удовольствия я ткнул проапгрейденным оружием в ненавистный механизм, полюбовался на фонтан искр и уселся прямо там где стоял, ощутив жуткий упадок сил. Вполне обычное явление после такого стресса, ничего особенного. Вот только один факт вызывает настороженное удивление – почему я не вырубился после первого же попадания как эти двое? Конечно ран берсеркеры почти не ощущают, проверенный факт, но это же не боль, это… не знаю что. Ладно, будем считать, что шизики имеют повышенный иммунитет к этой дряни и забудем до более спокойного времени.
-Эй, желтоглазая, ты там живая? – надо же выяснить, что с такой симпатичной девочкой, которая к тому же умеет открывать двери. Странно, но ответа не последовало. Пришлось вставать, и морщась от бегающих по всему телу иголок плестись к возвышающейся на полу туше минотавра. Искомая персона пряталась за ней и смотрела на меня с ясно видимым страхом. Во всяком случае стук зубов вполне позволил бы найти ее и с завязанными глазами.
-Але, МКС говорит ЦУП, есть кто дома?
-Тттттыыы.
-Я. Уже двадцать лет я.
-Тттыы ннорммальный?
Я задумался. Если учесть все что со мной случилось, то ответ напрашивался сам собой, но не факт что инопланетянка его бы восприняла бы адекватно.
-Шкверал, что там у тебя происходит?! Отзовись! – голос из динамиков под потолком заставил меня подпрыгнуть, а желтоглазую резко дернуться. В критические моменты (как правило на экзаменах) КПД мозга возрастает на порядок, поэтому в следующую секунду я уже схватил ее и со всей максимальной скоростью понесся в ту камеру, которую она занимала до этого.
-Закрывай эту хрень нахрен! – более цензурно орать шепотом на бегу я просто не мог.
-Аккуратнее, придурок! Уронишь же!
-Быстро!!!
Мы еле успели. Уже в захлопывающуюся щель двери я успел увидеть, как закупоривший нас в отсеке шлюз медленно начал открываться.
Мицерон
Неудачно складывается рейс для ловчих. Ох, неудачно. Уже второй погиб. А ведь нас всего-то трое. Первым мой начальник; вторым – заместитель. У службы безопасности могут возникнуть вопросы. Точнее, они обязательно возникнут. И премия сорвалась – последний оставшийся в живых ловчий корабля Филен, был настроен очень нерадостно. Ни одного раба, который бы саботировал технику, тщательная проверка так и не выявила. Он сам был вызван к капитану, где выслушал объявление о том, что криворукость – это еще полбеды, но когда столь высокопоставленный фел, как он безуспешно пытается свалить свою неудачу на низших существ – тут попахивает банальной тупостью. Но разве командоров это волнует? Нет! Ты изволил их потревожить, ты и расплачивайся! Даже если ни в чем не виноват! Несправедливо! Все против него. Да и жрецы, которым можнобыло бы сообщить тревожную весть, почему-то носились по кораблю как за пятку укушенные. У них даже какая-то вечеринка наметилась, только для избранных и экипажа женского пола. Что они спрашивается, празднуют? Вот бы к ним присоединиться, но во-первых не положено, а во-вторых буквально четверть зата назад из отсека с образцами фауны исследуемых планет поступило сообщение о частичном разрушении одной из камер, гибели охранника и разрушении контрольной турели. Именно в такой последовательности. А датчики, призванные показывать изображение из отсека не работали. В это раз проявлять инициативу он не будет, так как следующий выговор автоматически понизит его в звании. В конце концов следить за рабами – это не его обязанность.
От мрачных мыслей Мицерона отвлек доклад одного из прибывших к месту происшествия десантников о том, что страхующий шлюз открыт и можно заходить в виварий. Шесть солдат, упакованных в штурмовую броню, взяли наизготовку лазеры средней мощности, командир на всякий случай достал термическую гранату. Огневая мощь была вполне достаточной для уничтожения любой формы жизни, не захватившей с собой танк с активной защитой и силовыми щитами.
Техник подал команду на открытие, инопланетяне приготовились дать залп во все что шевелится. Медленно-медленно тяжелая плита брони ушла в сторону; за ней длинный открылся коридор, с проломом в левой стене, в конце которого находился пульт охранника. С потолка свешивалась искрящаяся турель с слегка погнутым корпусом, а в двух шагах от нее лежали два неподвижных тела, обильно покрытые синей кровью. В помещение входили по всем правилам штурма укрепленных позиций, прикрывая друг друга и будучи готовы открыть огонь на звук. Хотя казалось бы где спрятаться врагу в полностью просматриваемом помещении? Камеры закрыты, кроме вон той, с разбитой дверью, но она пуста. Вот если только за стойкой охранника? Позицию накрыли сразу тремя выстрелами. Декоративный пластик пшикнул и оплыл. За ним не обнаружилось ничего кроме чуть оплавленного пола. Мицерон мысленно дал себе подзатыльник. Это надо же забыть сказать воякам перевести оружие на минимальную мощность, теперь и из жалования вычесть могут. Обшарив все помещение и ничего подозрительного не обнаружив вернулись к телам. Виновникам происшествия оказался тот же гигант, что убил главного ловчего. Он лежал сверху трупа Шкверала и был парализован. Инопланетяне внимательно осмотрели весь отсек. Потом проверили еще раз. Потом перепроверили Ничего! Все клетки кроме одной заперты, не одна не пустовала, и если верить компьютеру не открывались минимум со вчерашнего дня. Команда зачистки начала возмущаться – как же их вырвалииз крепкого сна, запихнули в броню и послали усмирять прорыв инопланетных монстров – а тут кроме одного дикаря никого и нет. В их голосах явно слышались нотки облегчения – броня броней, а кто знает, на что мог быть способен неизвестный противник. Мицерон заметил на это что трусливым лентяям, вроде тех, что стоят сейчас перед ним бороться только с контрабандой спиртного – уж его то они истребят быстро и без колебаний. Ему ответили в том духе, что ксенофилы, к коим без сомнения принадлежат все Ловчие, справятся с этой задачей не в пример лучше. Конец пререканиям положил голос дежурного командора, который велел по связи всем заткнуться и возвращаться к непосредственным обязанностям. Десантники несколько разочарованно убрали оружие за спины, и пошли обратно в свою каюту, оставив Мицерона разгребать происшествие. Ситуация была ясна как день. Дикарь, убивший главного ловчего, каким-то образом разбил дверь своей камеры, выбрался наружу и убил охранника, затем сломал турель но был поражен ее последним залпом. Вот только как он все это успел? Модель установленная в виварии была конечно старой, но не настолько чтобы не справиться с безоружным. Хотя, постойте ка. Ну конечно! Сбой в системе дройда, неработающие датчики, неисправная турель – все укладывалось в стройную систему. Вирус! Компьютерная сеть поражена вирусом! Не рабов надо было проверять, а электронику! Теперь придется искать компьютерщика, вроде Алкат недавно купил одну строптивую особь, но это не его проблемы – пусть голова болит у инженеров. А теперь нужно найти кого-нибудь, кто убрал бы с прохода эту тушу в укрепленную клетку, сам он чернокожего дикаря даже с места не сдвинет
Осознав сей простой факт, ловчий развернулся на месте, намереваясь пойти и позвать рабов, которые прибрали бы мусор, но встретился лицом с электрошоковой дубинкой.
Аошина
Выстрел накрыл меня всего в двух метрах до цели. Синий свет осветил коридор, заставляя, отключиться всю высокоорганизованную органику на несколько суток. Падая, я испытала ни с чем не передаваемое облегчение. Я жива! Я не корчусь на полу с ожогами последней степени, доживая последние секунды! Фелы установили на турель в виварии только станнер, не желая портить ценные образцы! Будь это чуть более навороченная система, то испепелила бы в момент! Буйный восторг не испортил даже тот факт, что голова моя лежала как раз у ног чернокожего инопланетянина и от них веяли ароматы, способные обратить в бегство легион закаленных в сражениях наемников. Радость омрачалась только тем, что в отсек вот-вот ворвутся фелы, наверняка посчитают виновницей всех произошедших бед меня и пристрелят на месте. Это если у них будет хорошеенастроение, если же нет, то о смерти мне придется долго упрашивать палачей. Если будет чем просить. Ужаснувшись такой переспективе попыталась произвести ревизию оставшихся в моем распоряжении средств к продлению жизни. Выстрел видимо пришелся в нижнюю часть тела, поэтому кое-какую подвижность я сохранила. Прекрасно ворочались глазные яблоки, чуть хуже слушались губы, и слегка ворочалась шея и плечевые суставы. Поняв, что не могу решительно ничего я высказала все что думала о этой турели, ее создателях, всей расе фел целиком и отдельных ее командорах в частности, прошлась по компьютерной сети корабля, ее прошлому настоящему и будущему в роли механизированного придатка к банде извращенных маньяков и поймала восхищенно-недоумевающий взгляд из камеры напротив. За перегородкой из прозрачного пластика стоял киборг. Роба смирения, как и у меня, босые ноги, голова запаяна в металл. Бедняге явно вырезали большую часть мозга, чтобы снизить его самостоятельность. Основная рабочая сила Федерации. Дешевка, годная только убирать мусор или таскать тяжести. Не поняла, откуда здесь этот убогий?! Да еще в клетке по плану обозначающейся как 'помещение для полуразумных представителей низших форм жизни, призванных послужить науке федерации Фел'. Или попросту боксу для тех кому не посчастливилось попасться в руки этим живодерам, именующим себя учеными. Пойманных аборигенов с отсталых планет, вот вроде этого рогатого бугая, лежащего передо мной, принято оставлять в целости и сохранности. До ближайшего цирка. А этот видимо чем-то сильно заинтересовал здешних мозголомов. Сначала я приняла его за представителя своей расы, и только потом заметила странно круглую форму зрачков. Впрочем, ничего удивительного в такой схожести нет, эволюцияво всех мирах шла примерно одинаково; по нескольким основным путям развития, а гуманоиды вообще распространены по галактике, многие расы даже настолько схожи внешне, что без помощи генетики пытаются вывести новые виды путем очень дальнородственного скрещивания. Не фига у них не получается, конечно же, но попытки не прекращаются.
-Эй, ты меня слышишь? – однако, обычно такие как он уже не способны не только говорить но и ходят исключительно под себя и по команде.
-А не должен? – либо придуривается либо и вправду варвар. Не знает, что должен страдать слабоумием и потому не страдает. Угу, типа хирурги мозг не нашли.
– Не знаю, но рабам-киборгам обычно речевые центры равно как и большую часть мозга вырезают нафиг. – нет, кажется я поторопилась, все что надо удалили, этот придурок стал себя рассматривать как будто в первый раз увидел. Потом зачем-то полез себе на то место где у меня располагается шевелюра и замер. Начал обшаривать руками свою голову, попутно меняя окраску кожи на бледно-зеленую. Класс! Я тоже так хочу! Ой, не время отвлекаться, если он может говорить, то он может и двигаться самостоятельно, а если он сможет спрятать меня в какой-нибудь пустой клетке, то шансы на спасение увеличиваются раз в десять и составляют целых полпроцента.
-Открой дверь и подойди ко мне! –голос громкий, четкий, как по инструкции, дешевые киборги, годные лишь для грубых работ, нередко не могут исполнить сложные приказы. Поэтому к ним нужно обращаться предельно просто и точно даже с такой мелочью как эта, они могут ведь и попытаться выйти, не заметив преграды. Если сделаны на гуманоидной основе, то это еще не страшно, а вот если на чем помассивнее, то могут быть жертвы. Меня проигнорировали. Парень не переставал вести исследования, только руки переместил на лицо. Не услышать меня он не мог, так что же получается, он свободой воли обладает?! Но почему тогда я до сих пор на полу? Раб фелов помог бы мне (надеюсь), а вольнонаемный уже вызвал бы охрану. А ведь время поджимает!
– Эй, хватит себя ощупывать, придурок! Разбей этот нолесский излучатель, вот-вот ворвутся фелы, и вряд ли они поверят, что я с этим бугаем разучиваю новую позу! Да шевелись же, отрыжка генной инженерии от брака с машиностроительным комплексом!
Подействовало. Воистину, мат – величайшее изобретение разума! Киборг замер и уставился на меня, взгляд его как-то неуловимо изменился. Оглянулся по сторонам (чего он там ищет, в своей-то камере?) и прорычал:
-Открой эту х..ву дверь!!!
Ой, а может, не надо было вспоминать Нолесса? За такое оскорбление, случалось и убивали. Слава этого безумного маньяка расы квири, экспериментировавшего над превращением всего что дышит в механические существа не меркнет уже почти три тысячелетия. Его имя до сих пор проклинают все принудительно ставшие таковыми киборги, сохранившие достаточно мозгов на такой сложный мыслительный процесс. Он для них враг №1. Причем враг до сих пор живой. Если можно назвать живым компьютер-бог одной из пяти цивилизаций роботов нашей галактики. Но почему этот тип сам не выходит, или он заперт? Конечно, он заперт, иначе помещать его в клетку не имело бы смысла, на корабле хватает и более комфортных помещений. Кое как взглянула на запястье, где 'Лом' высвечивал схему управления дверьми камер, которую, к счастью, я так и не успела свернуть. Вывести ее снова в парализованном состоянии я бы просто не смогла, но вот отдать приказ о открытии дверей определенной камеры – это может получиться, если конечно удастся чуть чуть приподнять руку и уронить ее под правильным углом. Правда тогда этот киборг сможет до меня добраться и отплатить, но собственно, что я теряю? Сделано, дверь ушла в стену и из камеры вышла смерть. Теперь я поняла что теряю – если бы спокойно лежала на полу, изображая парализованную тушку, то прожила бы минут на десять больше. Безумно, безумно много времени! А сейчас меня убьют, причем жестоко. Я поняла это, как только взглянула в лицо парня. Оскал, демонстрирующий заточенную кромку клыков, неспешный шаг (и это под дулом станера!), но самое главное – глаза. Пустые и одновременно наполненные жаждой крови. Что-то пискнув от ужаса я попыталась отползти, благословляя излучение параличза то, что он намертво блокирует мышцы кишечника. Киборг подошел ко мне. Не хочу!!! Спас меня выстрел станнера, заставивший смерть недоуменно остановиться. Все, сейчас он свалится, вот сейчас, сейчас, да когда же он рухнет? Но парень не оправдал моих ожиданий. Спокойно развернулся и побежал к турели. Грудью поймал второй импульс, пущенный практически в упор, подхватил 'усмиритель' охранника как будто долго тренировался и… начал колошматить им по корпусу как обычной дубиной?! Он в своем уме?! Там же корпус из сверхпрочных сплавов! Его без тяжелого лазера ломать бесполезно! Возможно повредить только хрупкую и уязвимую электронику что можно сделать кучей способов: электромагнитным излучением, сворой вирусов в компьютер или на худой конец сильным электрическим разрядом, вроде того, который может выдать армейский вариант 'усмирителя'.
К звуку ударов каждые три секунды примешивалось жужжание. Парень давно должен был свалиться на пол и умереть от блокировки нейронов в мозгу, если только он не… Мама. Мне точно конец. Этот тип – ассасин! Только им вделывают маскировочную плоть класса 'Ультра', невероятно дорогую, но способную обеспечить абсолютный иммунитет от большинства проверок и детекторов. Особый класс священных убийц, которых жрецы-техники фелов изготавливают из рабов, отличающихся высокими физическими данными и способностями псионов! Теперь ясно, почему он сидел в этой камере, у ассаинов нет моральных запретов, нет инстинкта самосохранения, нет ничего кроме верности, вдолбленной в их изувеченные мозги доктрине! Он бы поубивал любого, кто не соблюдает заповеди учения фелов. Любого, в том числе своего создателя, капитана корабля на котором летит, или даже всю команду! Их выпускают на планеты с одной целью – террор! И теперь один из них в нескольких метрах от меня! Бежать, бежать отсюда не останавливаясь! Но я парализована и могу только кое-как переползать с места на место со скоростью беременной улитки!
Запах озона прервал мои панические мысли, кажется киборг наконец вспомнил про возможности 'усмирителя'. Последовавший за ним треск подтвердил – турель упокоиласьс миром. Следующая очередь – моя.
-Эй, желтоглазая, ты там живая?
Молчать, молчать и ползти. Да куда ползти?! От ассаина я бы и в здоровом теле не убежала, а уж сейчас то и подавно.
-Але, МКС говорит ЦУП, есть кто дома? – вот он, стоит, смотрит с недоумением. Может, может он не убьет меня прямо сейчас?
-Тттттыыы.
-Я. Уже двадцать лет я.
Что, двадцать лет?! Да срок действия священных убийц обычно пара дней не больше, потом их вычисляют по груде трупов. Ну, плюс еще время на доставку к месту действия. Аесли он помнит себя столько времени, то значит в киборге сохранились воспоминая еще о обычной его жизни? Ну или хотя бы функционировании в другом качестве?
-Тттыы ннорммальный?
Парень задумался. Слава всем богам, сколько бы их не было в многочисленных пантеонах! Ему еще не успели промыть мозги! Тело уже усовершенствовали, а вот личность не стерли! Мои шансы на выживание стремительно растут!
-Шкверал, что там у тебя происходит?! Отзовись! – раздавшиеся по громкой корабельной связи слова не оставляли сомнений – прибыла группа зачистки.
Киборг мгновенно подхватил меня на плечо и понесся по коридору, юркнув в камеру и едва не размозжив мне голову при повороте о стену.. Эй он же так меня угробит раньше чем фелы!
-Закрывай эту хрень нахрен!
-Аккуратнее, придурок! Уронишь же!



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.