read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Ты теперь можешь легко делать подобные амулеты? — спросил он.
— Конечно, — кивнул Михаил, — Главное — правильный расчет, а изготовление — просто ремесло, не более.
Изготовление амулета действительно занимало считанные минуты. А по накоплении опыта ишиб мог укладываться даже в десятки секунд. Поэтому стандартные одно- и двухфункциональные амулеты стоили очень дешево. Они были известны всем, и любой среднего уровня ишиб, нисколько не напрягаясь, мог их создавать в огромных количествах. Необычные же амулеты стоили гораздо дороже. Дело в том, что владельцы секрета их изготовления хранили свои тайны, могли сами диктовать цены и регулировать количество своих амулетов в свободной продаже.
— Почему же тогда ты не сделал амулеты для всех мужчин в деревне?
Михаил рассмеялся. Подобного вопроса он ожидал от практичного Ксарра.
— Я дал вам двоим амулеты для защиты, потому что вы оба мне нужны. Если бы амулетов было больше, то ты, Ксарр, использовал бы их совсем не для защиты. Мне известен твой склад ума. С таким же успехом я мог бы не давать ничего. Мне пришлось сделать лишь два амулета, чтобы иметь возможность точно встретить вас живыми по возвращении. Будь амулетов меньше или больше, это уже не смогло бы гарантировать нашу встречу.
Ксарр, прищурившись, посмотрел на него.
— А ты хитер, Михаил.
— Я пришел из очень практичного мира. Кстати, ты хорошо бы в нем себя чувствовал.
Прощание не заняло много времени.
Когда он покидал деревню, кроме старого ишиба и чернобородого главы общины, его провожали спасенный им мужчина, его пожилая мать и парочка подростков, с которыми Михаил имел обыкновение прятаться в погребе от набегов кочевников.
Ему предстояло долгое путешествие.
Глава 14. Зарр и дорога к нему
Сколько бы ни съел, выпить можно больше.Сотник Манк, благородный уру.
Ранней весной Михаил покинул деревню Камор, прожив в ней восемь месяцев. Он чувствовал, как по мере отдаления от Камора растет печаль на душе. Нельзя сказать, что онощущал привязанность к этому месту, жизнь там была тяжелая и опасная. По-настоящему его печалило другое — расставание с прежним миром, уютной Землей. И молодому человеку хотелось все исправить и найти способ вернуться обратно. Хотя, в последнее время в его голову волей-неволей, но закрадывались мысли о том, что в мире Горр все-таки есть и приятные вещи. Например, возможность управленияти.Эти мысли еще не были сильны и настойчивы, поэтому никак не могли повлиять на главную цель молодого человека — найти путь домой, домой, домой!
И вот, прекрасным прохладным утром, он в холщовых штанах и рубахе, но в своих ботинках из прежней жизни, размеренно бежал по проселочной дороге. При этом иногда думая о чем-то, а иногда просто отсчитывая шаги, наслаждаясь равномерным бегом, не приводящим к усталости. Это поведение было обычным для бегущего человека. Необычным являлось то, что он бежал с постоянной скоростью в сорок километров в час и под покровом невидимости.
Его путь лежал на север. Там располагались основные города Ранига. Деревня Камор находилась на южной границе королевства и соседствовала с небольшим лесом. Еще южнее были совершенно безлюдные в этой местности горы. Аррал рассказывал Михаилу легенды о том, что раньше там жили две разновидности людей. Одни пасли животных на склонах и добывали чудесную шерсть, которой торговали. Другие жили в глубоких пещерах и преуспевали в кузнечном и строительном деле. Но потом произошел какой-то катаклизм. То ли извержение вулкана, то ли землетрясение, — Михаил так и не смог понять по описанию, что именно это было. Но в любом случае, катаклизм привел к тому, что жители гор погибли. Может быть, все, а может быть только часть из них. Но те, кто спасся, все равно покинули неспокойное место. И, как оказалось, зря. Потому что с тех самых пор в горах все было тихо и спокойно.
Ближайший к Михаилу город королевства Раниг, который лежал к северу от Камора, назывался Сцепра. По рассказам Аррала, он был небольшим, примерно тысяч на десять жителей. Конный мог достичь этого города за три дня. Михаил рассчитывал добраться за полтора, благодаря поддержанию постоянной и высокой скорости. Лошади так не могут. Конечно, лучшие из них способны обогнать владельца многофункционального амулета, но лишь на коротких дистанциях. Сцепра лежал как раз между Камором и столицей Ранига, белостенным Пармом.
Разумеется, он не мог бежать, не останавливаясь. Хотя его скорость не требовала повышенного расхода физических сил, поскольку при движении организм подпитывался восновном энергией от его собственнойтии потоков воздуха, он все равно уставал. Как долго может идти не особо тренированный пеший, находящийся в хорошей физической форме, прежде чем устанет? Часа два, может быть три. Способности ишиба позволяли снимать усталость лишь частично. Поэтому он рассчитывал через каждые пять-шесть часов бега делать большой привал.
На проселочной дороге ему иногда встречались группы людей. Чаще всего это были кочевники, а один раз Михаил заметил странный отряд с большим количеством повозок, охраняемый не только степняками, но и другими воинами, закованными в тяжелые доспехи. Возможно, это был купеческий караван.
Не желая преждевременно вступать в контакт с кем бы то ни было, молодой человек замечал путников издалека и обегал их по широкой дуге, держась от них на таком расстоянии, которое обеспечивало ему полную незаметность.* * *
Михаил старался не бежать через рощи и леса. Поля были достаточно большие, достаточно просторные, чтобы спокойно обогнуть группу путешественников и выйти к свободному участку дороги, не наматывая лишние километры. Но как-то раз, примерно часа через два после начала движения, он заметил, что дорога, проходящая между лесом и оврагом, занята очередным обозом. Ему не очень-то хотелось спускаться в овраг, который мог быть наполнен водой. Поэтому он снизил скорость и решил обойти обоз по лесу, но там испытал неожиданное затруднение — он обнаружил, что не может передвигаться тихо, потому что земля под деревьями была усеяна множеством сухих веток. В связи с этим Михаил, чтобы не привлекать внимание шумом и хрустом, решил углубиться в лес и взял еще больше влево. Деревья росли не густо, и особых неудобств он не испытывал. Слегка довернув, молодой человек хотел было продолжить свой путь параллельно дороге, как вдруг услышал голоса. Они доносились со стороны, противоположной обозу. Голосов было несколько: два-три мужских и женский. Женский голос был очень хорош. Он звенел как колокольчик.
Его разобрало любопытство. Стараясь двигаться тихо, как только мог, молодой человек пошел по направлению к голосам. Вскоре вдалеке мелькнули какие-то фигуры. Михаил выбрал толстое дерево, чтобы наблюдать из-за него. Но стоило ему приглядеться, как выяснились два важных обстоятельства. Во-первых, люди были верхом, что показалось ему очень странным для леса. Во-вторых, все они были ишибами. Почти сразу же открылось еще одно обстоятельство, гораздо более важное, чем все предыдущие. Ишибы его почувствовали.
Внезапно тональность их голосов изменилась. В этот момент Михаил осознал, что не мог понимать то, что они говорили, не по причине удаленности, а по причине того, что язык был ему не знаком.
После нескольких фраз на чужом языке, всадники перешли на местный.
— Эй там, выходи! Мы знаем, где ты прячешься! — неожиданно воскликнул один из ишибов.
Ему не хотелось встречаться со странными ишибами в лесу. Поэтому он решил развернуться и убежать. Ему удалась первая часть своего плана — развернуться. Но вот со второй частью — убежать — определенно были проблемы. Лес за его спиной словно сгустился. Он точно помнил, что когда шел к этому месту, деревья росли не густо, а теперьон смотрел на чащу, которой еще две минуты назад определенно не было. Он заколебался, но тут, к своему ужасу, услышал, что всадники приближаются к нему. Приближаются очень быстро. Необычно быстро для леса. Нужно было срочно решать, что делать. Можно сохранить невидимость и ринуться сквозь чащу к дороге. Но даже если он и успеет так сделать, то выйдет прямо на охраняемый обоз. А там наверняка ишибы. Причем, ишибы во всеоружии, начеку, ожидающие нападения в этих неспокойных краях. Можно побежатьвдоль дороги, опять-таки через чащу. Но всадники наверняка догонят его благодаря своей странной способности к быстрому передвижению по лесу. Третий и последний вариант был прост — сбросить невидимость и притвориться обычным человеком. Пожалуй, в данной ситуации это будет самое лучшее. Тогда он сохранит свои козыри.
Молодой человек сбросил невидимость и вышел из-за дерева. Всадники уже были в нескольких метрах — деревья словно расступались перед ними.
Их было трое: двое мужчин и женщина. Михаил бросил быстрый взгляд на мужчин, хотел было столь же быстро осмотреть женщину и замер. Мужчины были очень представительны: богатые камзолы, мечи, луки за плечами, высокомерные лица. А женщина выглядела потрясающе. Длинные черные волосы обрамляли бледное лицо с тонкими чертами. На, казалось бы, прекрасном и холодном лице «снежной королевы» алели губы. Яркость красного цвета губ казалась нереальной, но он понял, что это отнюдь не помада, а естественный цвет. Зеленые глаза незнакомки довершали образ. Она была красива, как нимфа, как богиня. Безусловно, молодому человеку в своем мире приходилось видеть очень красивых женщин. Если не вживую, то хотя бы по телевизору. Но ни одна из них не могла сравниться с этой всадницей, Михаил просто не мог оторвать от нее глаз. Его взор наполнился восхищением.
Между тем, незнакомка смотрела на него равнодушно и слегка презрительно.
— Кто ты такой? — спросил один из мужчин, подъехав слегка поближе. От спутника его отличал почтенный возраст, а его зеленый камзол казался темнее, чем у молодого всадника.
Михаил быстро исследовал собеседника тонким щупом.Абвсадника был в чем-то задействован. Возможно, именно с этим связано внезапное возникновение чащи.
— Я пришел сюда с дороги, — путешественник кивнул назад. — По нужде.
— Так ты идешь с ними? С обозом? — спросил всадник.
Судя по этому вопросу, они к обозу не имели никакого отношения. Но молодой человек не любил судить о важных вещах по какой-то фразе. Потому что они могли задать этот вопрос специально, а на кону стояла его жизнь. Но, тем не менее, он решил рискнуть.
— Да, с обозом.
— Куда же вы направляетесь? — спросила женщина. Ее голос был мелодичен и звонок. Первое сравнение с прекрасно сделанным колокольчиком оказалось верным.
Михаил сглотнул. Ему трудно было отвечать этой женщине. Но он попытался сосредоточиться:
— Мы идем в Зарр.
Обоз двигался именно в том направлении.
— А что происходит здесь? — снова спросила женщина. — В этой местности? Идет какая-то война? С кочевниками?
Вопрос был странен. Он прямо указывал на то, что всадники не имели никакого представления о местности, где они оказались. Или, может быть, это все-таки проверка? Михаил решил быть осторожен.
— Я здесь не живу, госпожа, — сказал он. — Сейчас я сопровождаю обоз. Знаю лишь, что в этих местах действительно очень много кочевников.
— Он для нас бесполезен, — заметил пожилой всадник. Молодой мужчина хранил молчание.
— Наверное, — ответила женщина. По какой-то причине, обсуждая незнакомца, они даже не перешли на другой язык. Возможно, из-за пренебрежения к простому человеку, стоящему перед ними.
— Что же с ним делать?
— Убить. Он видел нас, — без выражения сказала прекрасная незнакомка.
Михаил напрягся. Он был готов бежать, но одновременно с ужасом отметил, что даже после этих страшных слов она была по-прежнему прекрасна в его глазах.
Он быстро осмотрелся. Чаща вокруг него исчезала, превращаясь в нормальный лес. Видимо, она была необходима для того, чтобы задержать его. Но потом ишиб счел, что нет смысла поддерживать столь сильные изменения ради какого-то простолюдина.
Пожилой ишиб, который находился буквально в двух шагах от Михаила, чуть пошевелился. Егоабснова вспыхнул. Видимо, именно он решил воплотить в жизнь слова девушки об убийстве.
Любимого ученика ишиба Аррала спасло в данной ситуации лишь то, что всадник не ожидал увидеть перед собой ишиба. Пусть слабого, но ишиба. Поэтому влияние пожилого мужчины натинезнакомца было незначительным. Скорее, небрежным. Ведь когда кто-то прихлопывает муху, он не вкладывает в это движение всей своей силы.
Молодой человек напряг все свои способности. Он старался противостоять непонятным изменениям своеготи.Одновременно включил невидимость и шагнул вперед. В момент, когда он Михаил превращался в расплывчатое пятно, он заметил изумление, мелькнувшее на лицах всадников. Но у него не было лишнего времени, чтобы интересоваться эмоциями своих убийц. Михаил быстро прикоснулся к передней ноге лошади. Разряд. Молодой человек едва успел отскочить. Лошадь взвилась на дыбы. Михаил мгновенно развернулся и понесся в сторону дороги со всех ног, рискуя в любую секунду столкнуться со стволом дерева или напороться на какой-нибудь острый сук. Но чудесная реакция тоже не подвела. Искусно маневрируя, Михаил бежал через лес к спасению, изо всех сил удерживая своютив прежнем состоянии.
Хотя в ту минуту он мог бы уже не беспокоиться за свою безопасность. Лошадь, пострадавшая от удара током, прыгнула в сторону и столкнулась с лошадьми двух других всадников. В течение нескольких десятков секунд все были озабочены не проблемой поимки непонятного человека, а удержанием своих тел в седлах, а также усмирением лошадей. Этих мгновений Михаилу оказалось достаточно, чтобы выскочить на дорогу.
К счастью, он пронесся не через центр обоза, а едва зацепил его хвост. Михаил не стал выяснять, какое впечатление произвело его появление на ишибов конвоя. Он еще ускорился и умчался в поле. Амулет позволял ему двигаться некоторое время со скоростью, чуть большей сорока километров в час. Михаил выжал из амулета все, что мог. Минут пять он бежал, не оглядываясь.
Когда же молодой человек остановился, то обнаружил, что никакой погони нет, а он сам оказался довольно далеко от дороги. Слегка отдохнув, молодой человек снова отправился в путь на своей обычной скорости. Образ прекрасной незнакомки не выходил у него из головы.* * *
Продвинувшись за пять часов на расстояние около двухсот километров, он вышел к населенному пункту, окруженному высокой деревянной стеной. Это было поселение-крепость Зарр. Над ним реял флаг королевства Раниг с изображением вздыбленного льва, что весьма обрадовало Михаила. Потому что, с точки зрения молодого человека, наличие символики неразрывно связано с цивилизацией и законом.
Обежав поселение вокруг крепостной стены и внимательно осмотревшись, он вернулся на дорогу на некотором расстоянии от ворот, сбросил невидимость и побрел к городу.
Одна половина ворот была затворена, а другая — чуть приоткрыта. На небольшой башенке около входа стоял солдат и внимательно смотрел на незнакомца, который, похоже,был единственным посетителем за долгое время.
Михаил поздоровался.
— Ты кто такой? — спросил солдат вместо приветствия.
Он был одет в железный полудоспех, а на голове красовался шлем, оставляющий лицо открытым.
— Меня зовут Ксант, я из Камора.
— Из Камора? — удивился солдат. — Как же ты пробрался через разъезды кочевников?
Михаил пожал плечами:
— Шел лесом, рощами, держался вдалеке от дорог. Одному можно пройти незаметно.
— Можно, — согласился солдат. — Только ты первый пришел оттуда за последний год. Как там сейчас?
— Плохо. Баб угнали, постоянные набеги, жрать нечего.
Он твердо решил казаться деревенским простаком до тех пор, пока это будет вообще возможно.
— Ну-ка, заходи, — страж кивнул на ворота. — Сотник будет рад тебя видеть.
Протиснувшись в узкое отверстие между створками ворот, он очутился на небольшой улице. Расстояние между домами и крепостной стеной было очень небольшим.
Рядом с башенкой сидели в свободных позах еще двое солдат. Возможно, в их функцию входило быстрое запирание ворот по сигналу наблюдателя на башенке. Они не могли неслышать разговор.
— Где сотник-то? — спросил путешественник.
— Иди прямо на площадь, он в самом большом доме, — ответил один из них.
Поселение было не очень велико, примерно человек на пятьсот, как прикинул Михаил. Звание «сотник» позволяло предположить, что гарнизон состоит как минимум из нескольких десятков солдат. Пройдя по узкой улочке, молодой человек вскоре обнаружил, что оказался на небольшом открытом пространстве, которое страж назвал площадью.
Несколько человек, одетых чуть лучше, чем одевались в деревне Камор, с интересом наблюдали за новой личностью.
Без труда обнаружив самый большой дом среди неказистых построек, Михаил постучал в дверь.
— Заходь! — раздался крик изнутри.
Он толкнул дверь и чуть было не споткнулся о ноги солдата, который сидел на стуле.
Тот смерил пришельца недоумевающим взглядом и спросил:
— Че тебе?
— Стражник у ворот отправил меня к сотнику, — пояснил тот. — Я пришел из Камора, деревни, захваченной кочевниками.
— А-а-а, — протянул служивый, — постой-ка тут.
Он встал и пошел вглубь дома, откуда до Михаила доносились приглушенные звуки, обрывки разговора. Вскоре солдат вернулся.
— Сотник примет тебя, — сказал он. — Иди вот туда. Обе двери открыты.
— Как его зовут хоть?
— А тебе оно надо? — рассмеялся солдат. — Называй «господин сотник».
Потом подумал и добавил:
— Он из семьи Манк. Уру.
Внутренний словарь Михаила сообщил, что уру означает младший дворянский титул. Что-то вроде виконта или баронета.
Он пошел в указанном направлении, пересек небольшую комнату, открыл вторую дверь и предстал перед сотником.
Сотник Манк, потомственный дворянин, сын генерала, обладатель огромного количества предков, покрывших себя славой на поле брани, ненавидел армию всей душой. Начиная с отроческого возраста, он старался увильнуть от любых дел, связанных со сражениями. Сначала тому были две причины: лень и трусость. Потом количество причин возросло до четырех. Добавились более высокие чувства в виде страсти к вину и любви к женщинам. Когда ему исполнилось восемнадцать лет, младший Манк захотел большей независимости от родительской опеки. Он пришел к отцу и попросил того выхлопотать для него какую-нибудь спокойную придворную должность. Старик-генерал понял это по-своему, и через некоторое время изумленному Манку вручили патент на чин десятника гвардии. Когда первое ошеломление прошло, молодой уру попытался оставить службу. Но не тут-то было. После грандиозного скандала и угрозы лишения наследства, он был вынужден влачить жалкое существование, выходя в караулы и заступая на дежурства. К счастью, гвардия в то время не принимала никакого участия в военных действиях, и Манку удалось спокойно дослужиться до сотника. Свободное от службы время он проводил во власти своих высоких чувств: в окружении спиртного и женщин. Это его и погубило. Однажды во время королевской охоты он слегка переоценил свои силы в деле потребления вина. Ему удалось свалиться с лошади таким образом, что он сбил с ног фаворитку короля, упал на нее сверху, да еще и испачкал прежде выпитым вином ее платье, пытаясь подняться. Стоит ли говорить, что король был в ярости. Не слушая увещевания многочисленных и почтенных родственников Манка, он немедленно отправил того в дальний гарнизон в том же чине. Это был позор. Позор для всего рода. Так уру Манк оказался на границе с кочевниками.
Когда Михаил предстал перед ним, он как раз приканчивал очередную бутылку вина, сидя за столом.
— Подойди поближе, — сказал Манк, почесав свое объемистое брюшко. — Мне сказали, что ты из дальней деревни. Что там слышно о кочевниках?
— Я видел последний разъезд в дне пути отсюда, господин сотник, — ответил путник, мысленно переведя свой бег в скорость обычного пешехода. — А рядом с Камором их вообще очень много.
— Сколько же у них воинов? — спросил сотник.
Собеседник пожал плечами:
— Больше, чем здесь людей. Много больше. Тьма.
Манк поморщился. Он любой ценой хотел избежать военных действий. До сих пор ему несказанно везло, потому что кочевники еще ни разу не пытались штурмовать крепость Зарр.
— Зачем же ты пришел сюда?
— Иду к королю с челобитной, — ответил Михаил.
На лице сотника мелькнул интерес. Он протянул руку.
Молодой человек вытащил из-за пазухи свиток, загодя написанный Арралом. Прошение к королю было неплохим прикрытием его перемещений по стране.
Сотник принял челобитную и развернул ее.
Она состояла из трех разделов. Во-первых, следовало скрупулезное описание убытков, понесенных деревней, во-вторых, приводились скупые, но вполне достоверные сведения о численности кочевников, а в-третьих, сей документ завершался слезной и витиеватой просьбой избавить верных короне жителей Камора, далекого, но важного форпоста ранигской цивилизации от бедствия. Под всем этим стояла подпись «ишиб Аррал».
Прочитав, сотник вернул свиток. Что бы Манк ни думал о человеке, стоявшем перед ним, до прочтения документа, теперь его мнение изменилось. Сейчас он видел не просто мужика, а посланца населенного пункта, находящегося под вражеской оккупацией и взывающего к законным властям о помощи. С этой челобитной в глазах всех Михаил приобретал статус официального лица.
— К королю идешь, значит… Ну-ну. Попытай счастья. А чем ты занимаешься? Хлеб выращиваешь?
— Нет, я — охотник.
— Где же твой лук?
— Мне не нужен лук, охочусь с помощью ловушек.
Сотник хмыкнул:
— Ладно, ступай.
Михаил попрощался и вышел. Образ простого деревенского труженика ему явно удавался.
— Ну что, не прогневил нашего сотника, значит? — спросил у него солдат у входа. — Ты смотри, он мужик хороший, не придирчивый. Пьет, правда, много. Но зато как рвется вбой! Все время кочевниками интересуется. У всех о них спрашивает.
У путешественника создалось другое впечатление о причинах повышенного интереса сотника к степнякам. Но он предпочел об этом умолчать.
— Где тут можно пожрать?
— В трактир иди, там, за углом, — махнул рукой солдат.
Михаил вышел из помещения и повернул в указанном направлении. Хотя он и взял с собой припасы в дорогу, но считал себя обязанным познакомиться с местной жизнью во всех подробностях. А где же эта жизнь видна лучше, чем в трактирах?
Зал заведения оказался на удивление большим. Не все скамьи и столы были заняты но чувствовалось, что трактир явно процветал.
По понятным причинам он еще не был знаком с порядками в заведениях общепита этого мира, поэтому подошел к стойке и сообщил трактирщику, что хотел бы недорого пообедать. А потом, возможно, и остановиться на ночлег.
Трактирщик походил на жука. Его большие усы торчали в стороны, а глаза были слегка навыкате. Впрочем, жуком он был не только снаружи, но и внутри. Если так можно назвать человека, который последовательно выдавливал всех конкурентов из поселения-крепости, чтобы держать заоблачно высокие цены. У него были хорошие отношения с начальством, и плохие — с рядовыми посетителями, за чей счет он поддерживал хорошие отношения с начальством. Михаил на начальство похож не был.
— А много ли у тебя денег, мил человек? — спросил у него трактирщик.
Молодому человеку такое начало не понравилось. Но он подумал, что оно, возможно, является нормальным для этих мест. Поэтому показал одну серебряную монетку.
— Дай-ка, — сказал трактирщик, протягивая толстую ладонь. — Что-то она у тебя подозрительно блестит.
Будь на его месте обычный деревенский житель, он, возможно, отдал бы монетку, чтобы распрощаться с ней навсегда. Но молодой человек читал о жуликах, встречался с жуликами и мог их вовремя заметить и распознать. Он спрятал монетку:
— Как хочет, так и блестит. Это ее дело и мое. Вот когда дашь мне еду и ночлег по нормальным ценам, это дело станет твоим.
Трактирщик презрительно усмехнулся:
— Я сейчас крикну страже, что ты пытался всучить мне фальшивое серебро. И тебя бросят в яму.
Михаил уже сидел в ямах много раз. И когда прятался от кочевников, и когда работал над амулетами. Но в данный момент ему в яму не хотелось.
— Да ты шпион, — сказал он. — Шпион кочевников. Я узнал тебя.
— Чего? — опешил трактирщик.
— Я прибыл из Камора, деревни, захваченной кочевниками. Прибыл с просьбой о помощи. Уже поговорил с сотником. Он разрешил мне следовать к королю. Но сейчас понимаю, что кочевники вошли в страну из-за предательства. Только что я внезапно вспомнил, что видел тебя в их лагере. Они передавали тебе деньги.
Слова «сотник», «король», «кочевники», «деньги» и «предательство» оказали на трактирщика завораживающее влияние. Сначала он чуть не задохнулся от наглости и нелепости обвинений, но потом взял себя в руки. Он не был туп и знал местную жизнь. Поверят ли солдаты незнакомцу или нет — дело второстепенное. Важно лишь, что у трактирщика были деньги, и солдаты это знали. Если же заподозрят, что его состояние нажито путем сговора с врагом, то ему придется вскоре оказаться на виселице, потому что никто не станет выяснять, виновен он или нет. Ведь появится отличный предлог наложить руку на все его имущество. Конечно, можно было попробовать оправдаться, но одна монетка не стоила такого риска. Трактирщик был богат, а в текущий момент наличие денег не только не могло отвести подозрения, но резко усилило бы их. Сразу же нашлось бы много охотников наложить руку на его собственность.
— Ты получишь кров и обычную еду на один день за эту монету, — сказал трактирщик.
— Обычную хорошую еду, включая завтрак, — поправил его Михаил, одержавший моральную победу.
— Договорились, — скрипнул зубами трактирщик и опять протянул руку за монетой.
— Оплата состоится завтра после выполнения всех условий, — дипломатично высказался путешественник.
Трактирщик позеленел.
— Эй, кто-нибудь! Накормите этого … человека! — крикнул он.
Михаил уселся за свободный столик. Из двери, расположенной за стойкой, вышла немолодая женщина и направилась к нему. На ней был ошейник. Так он впервые за время пребывания в мире Горр столкнулся с рабством.
Глава 15. Знакомство с монополией
Враги не спят. Особенно, когда ты спишь.Один сумасшедший отшельник.
— Что будет заказывать господин? — спросила она.
— А что есть? — поинтересовался Михаил, чувствуя некоторую стесненность, поскольку никогда в своей жизни не встречался с людьми, приравненными к движимому имуществу.
— Жареная курица, картошка, суп и вареная говядина.
— Какие у вас тут приправы?
— Обычные, — удивленно ответила женщина. — Соль и перец.
— Тогда принеси курицу и картошку.
Насчет приправ он спросил не из пище-вкусовых соображений. Будучи от природы человеком недоверчивым, он заранее допускал наличие недоброго умысла в действиях всех тех, с кем у него сложились плохие отношения. В данном случае это был трактирщик. Михаил мог проверитьтизаказанных блюд и выявить присутствиетисоли и перца. Но он вряд ли сумел бы отличитьтинеизвестной приправы от яда. Конечно, молодой человек не особенно верил в то, что трактирщик решит его отравить. Быстрый яд мог плохо сказаться на репутации заведения и, возможно, на жизни владельца, а медленный яд не гарантировал молчания путешественника и был трактирщику также невыгоден. Тем более, что спор они решили полюбовно. Но все же, на всякий случай, Михаил решил перестраховаться.
Вопреки ожиданиям, принесенные блюда оказались недурно приготовленными. Трактирщик, хоть и был подлец, но на продуктах не экономил, предпочитая вместо этого устанавливать заоблачные цены.
Затем женщина принесла слабое сладкое вино, больше похожее на компот. Против пониженной крепости напитка он не возражал, поскольку предпочитал всегда сохранять ясность мысли, поэтому имел привычку пить либо немного, либо что-нибудь некрепкое.



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.