read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Капитан Стат, – подозвал Эвам-Ну и наклонился к уху. – Вы случайно не помните вот такое. «И напившись крови Пожирателя опьянела Рыжая Мать, и откатилась в сторону. Рассеялся ее любящий, внимательно наблюдающий за детьми взгляд. И обрадовался толстый Пожиратель ибо пришел условный, задуманный Красным Кровавым Пожирателем час. И ткнул он Дракона тонкой, длинной пикой. И проснулся не похороненный Дракон считавшийся мертвым. А после второго укола Дракон окончательно сбросил дрему и разлепил свой окаменевший Мертвый Драконий Глаз».
– Рикулло, тише, ради солнц, – скрипнул зубами Косакри. – Это же запрещенный текст – брашская легенда о том, как поссорились небожители и убили…
– Вы поняли, Стат? Все совпадает. Ваши фиксации взрывов, сбой связи, все…
– Но Мертвый Драконий Глаз – это же… Забери Мятая луна! Значит, это Лезенгауп! Невидимый звездный компонент?
– «А дети без контроля матери подрались и убили друг друга», – добавил еще один эпизод Рикулло Эвам-Ну.
– Так, ладно, засиделись мы, засиделись. Надо погружаться, – почему-то засуетился командир атомохода.
Но прежде, чем отдать команду он все-таки еще раз глянул в перископ и обомлел.
– Мать моя Фиоль! Тут еще чего-то. Ну-ка, освещенный солнцами, гляньте вы, раз вы такой отгадчик.
– Ой, не знаю. Вдруг это то самое копье, то есть копья, Гиганта?
– Да нет, – отсек Косакри снова ныряя в тубус, – это что-то техническое. Что-то высоко летающее. У брашей могут быть ракеты достреливающие через пол мира? – спросил он сам себя вслух. – Нет, это технически и физически невозможно. Значит это… Помилуй луна Странница! Да тут в небе весь республиканский резервный запас «гиперов». Забери Мятая!
Он отстранился от перископа и гаркнул:
– Всему экипажу! Готовность «Двойной зенит»! Рубки на поверхность! Большую антенну связи в готовность! Радиста-шифровальщика ко мне!
– Капитан Косакри, – воззрился на него корабельный служитель, – я конечно не специалист, но ведь вы сами говорили, что здесь, вблизи берегов южан, нам нельзя себя выдавать. Или…
– Посмотрите наверх, Рикулло, – зашипел на него Косакри. – Все небо в инверсионных полосах. Это бомбардировщики, и они идут на север. Никто из этих пилотов не вернется обратно, у них не хватит топлива. Через десять, а может всего пять часов – я не ведаю точно – они будут над Эйрарбией. Нам нужно – во что бы то ни стало, но нужно – предупредить противовоздушную оборону. Или по-вашему, наша лодка важнее всей Империи целиком?
89. Закупорка древних кладовых
Оснастка подводного альпинизма
– Понимаю, Стат, это выглядит невероятно, однако вы не видели этих ребят.
– Причем здесь «ребят», смерч-адмирал? Никакой, самый тренированный в мире атлет на такое не способен. Это просто не в возможностях человека. Там будет бешеный аэро-… вернее, гидродинамический поток. Хотите, посчитаем, адмирал? Так, с какой скоростью, вы сказали, прет этот левиафан? Ага, пятьдесят километров… Учтем его примерное поперечное сечение… Вот… Значит…
– Уймитесь, контральто-капитан, я и так, по характеристикам, ведаю о ваших профессиональных достижениях. Кроме ребят там будет еще кое-что.
– В смысле, адмирал Суро?
– В смысле, кое-что из секретных арсеналов нашей самой передовой в мире конструкторской мысли. Сущая мелочь вроде, но говорят, в плане того что, имеются акты проверки в аэро-… то есть, в гидродинамической трубе… Короче, специальная подошва; сцепление будет что надо.
– Что-то магнитное, адмирал?
– Не, другая технология. Но то вам в процессе дела доведут поподробнее. А на счет ребятишек, вы все же зря. Я их наблюдал на днях – производят впечатление. Они ведь тоже не из Чёрного, из Верховного Морского Диверсионного Командования.
Вот так-то, отметил Косакри. Пройти надо «по лезвию». Небось, задача спущена из самой Пирамиды. Чёрный ФЗМ у нас самый пиратский, однако дело скользкое – можно подмочить репутацию. Значит, срочно командируется чужак – с Синего флота. Да еще не сам по себе, а вместе с лодкой и экипажем. Можно смело ставить грапуприсов двести на кон, что в адмиралтействе «синих» идет двойная бухгалтерия, а то и одна – чисто ложная. Покуда, с неизвестностью в окончательной графе. Чуть что, и лодку, и экипаж, с Косакри во главе, спишут как пропавших без вести. И «чёрные» в свою очередь никак не замешаны. Потому и ребятки-диверсанты тоже не из местного ФЗМ, хотя уж кому-кому, а самому пиратскому флоту велено иметь достаточно своих спецов такого рода. Не обращаться же им, в самом деле, по каждому поводу в ВМДК или МЮКР? когда например приспичит высадить на какой-нибудь южнополушарный островок десяток разведчиков для добычи «языка» из новой смены местного гарнизона?
И все-таки «ребятишки» впечатление произвели. Через два денька, когда у Косакри дошла очередь до изучения этой части «амуниции». То были здоровенные детины – четыре огромных человечища. Тем не менее, ходили они не как тяжеловесные, едва шевелящиеся увальни, а с пластикой, коей позавидовали бы балерины. Наверное, любой из них мог бы прикончить пяток физических копий Косакри секунд за десять, задействовав лишь пару пальцев, и к тому же не прерывая милой беседы с какой-нибудь дамочкой. Четверка делилась на две пары. Одна из пар страхующая. Ни по виду, ни по кратким характеристикам (в полном виде недоступным Стату из-за нехватки допуска), пары не различались. Видимо, тут действовал какой-то свой принцип, некая выработанная притиркой традиция. Типа: «вчера в деле были мы, а вы страховали, а сегодня смена очереди».
А вот задачка у «ребятишек» была очень даже не проста. Правда, и у Стата Косакри она была ничуть не лучше. Можно сказать, все они шли в единой связке. Причем в большоймере, в прямом смысле слова. Эдакий подводный альпинизм на скорости.
Кроме самих людей-лягушек из ВМДК Косакри поразило их снаряжение. Нет, вообще-то далеко не все подряд. А вот обувь! Та самая «другая технология» о коей упоминал смерч-адмирал Суро Могендаер. Конечно, подводные «ботиночки» людей-лягушек никак не равнялись супертанкеру в плане передового достижения технологий, по крайней мере в охвате, но все-таки были еще тем чудом. И вопрос не во внешнем виде, хотя он был интересен, эдакие расширяющиеся к подошве лапти. Но в них действительно получалось удержаться на скользящем сквозь океан Бесконечности корабле. Трудно сказать – Стат не был специалистом – удалось бы таким же образом использовать какие-нибудь электромагнитные присоски, или же к ним пришлось бы тянуть толстенные кабельные жилы, соединенные с реактором подчиненной Косакри «Синей сколопендры». А здесь хватало энергии батарей, размещенных на спинах, среди многого прочего.
Принцип действия был до ужаса хитер. Сам по себе Стат Косакри никогда бы не додумался, и подспудно конечно похвалил подсознание-творца за сообразительность: надо же, все опять вписалось в большую череду выстроенных ранее законов! Кто бы и правда докумекал? Здесь использовался лед. То есть подошвы примораживались к подстилающей поверхности. И тем не менее, они не морозились, а то бы опять пришлось навешивать на бедных «ребятишек» дополнительные батареи. Подошвы создавали под собой особое излучение – слой воды между ними и подстилающей поверхностью образовывал абсолютно новый вид льда. Этот лед застывал вовсе не при нуле, а даже при комнатной температуре. Там, в ста метрах от поверхности, где предстоит действовать, температура будет далеко не комнатной. Так что держать будет крепко. В процессе объяснения у контральто-капитана мелькнуло озарение, целая кавалькада мыслей развития конструкторской ситуации в глобальном плане. Благо он привычно не огласил ее вслух, ибо как выяснилось, слой чудо-льда составлял не более трех миллиметров толщины. Так что до всяческий заморозок чужих флотов было еще далеко. Используя связку времен и расстояний, можно заключить, что только в будущей ситуации лодки-катамарана «Кенгуру-ныряльщика» эта невысказанная гипотеза о заморозке приобрела зловеще-глобальный оттенок.
И кстати, вообще-то этот странный «ботиночный» лед возникал очень и очень ненадолго, буквально на десятую долю секунды: он был страшно неустойчивым явлением. Крометого, он обращал в себя далеко не всю вдавленную ногой воду. Однако именно это являлось и его плюсом, и его минусом одновременно. Ибо покуда одни прожилочки чудо-льда таяли, другие замерзали. Это чередование шло непрерывным процессом, доколе «пешеход», в данном случае, человек-лягушка, не решал переставить ногу, то бишь шагнуть. Тогда поток излучения тут же прекращался и подошва освобождалась. Естественно, имелась своя электронная методика слежения за этим процессом; что-то на ульма-схемах. Косакри не собирался вдаваться в такие подробности, дел у него и так было невпроворот. Не стоило распылять себя на каждый зубчик этого сложно сцепленного виртуального мира; зачем такое надо, если ведаешь, какая сила дергает за основные рычаги?
90. Готовность к передаче
Передача «длинной антенной» была действительно крайней мерой. Она предусматривала выход на поверхность не только перископических антенн, и даже не только обеих рубок, но извлечение наружу корпуса. Именно вдоль него натягивалась нить «длинной». Большое сдвоенное «тело» боевой субмарины, вынырнувшее посреди пустого океана, вслучае сканирования моря загоризонтным локатором с материка, почти наверняка дало бы на экране приличных размеров засветку. Вряд ли мелкие барашки волн замаскируют атомный крейсер достаточным образом. Большую, но вообще-то тоже достаточно несерьезную надежду, давала неподвижность относительно воды, за счет автоматической вырезки сигналов фоновых объектов. Однако то было чистое предположение исходя из аналогии, никто из эйрарбаков не заглядывал в функциональные схемы брашских локаторов. Тем не менее, достаточно грамотных специалистов могло успокоить одно «печальное» свойство «загоризонтников» – большая неопределенность в определении координат. Но все равно страхи просвещенных военных на этом не прекращались, лишний раз доказывая, что все неустроенности мира проистекают из мудрости. Ведь никто и не предполагал, что республиканцы обнаружив в море нечто подозрительное, тут же пальнут по этим координатам чем-нибудь увесистым. При ошибке дистанции в десять-двадцатькм даже стрельба мегатонной не давала совершенно ничего. Но ведь важен был сам факт засечки аномалии. Потом, по логике, туда просто направлялся МБУ или «топящая пятерня» эсминцев. Успокаивать могло то, что само попадание в луч «загоризонтника» являлось лишь предположением.
Тем не менее, дополнительно к такому риску сейчас планировался еще и выход в эфир. И не просто выход, а посыл сигнала повышенной мощности, да еще по нескольким диапазонам одновременно, дабы пробить целых частокол искусственных шумовых помех. Средне– и длинно-частотную передачу никак не получалось сделать узконаправленной, даи достаточно короткой тоже. А значит, запеленговать источник не представляло совершенно никакой сложности. Так что «Кенгуру-ныряльщик» выдавал себя с головой.
Но если уж было принято решение о попытке предупредить Эйрарбию о массовом взлете гиперзвуковых бомбардировщиков, то стоило хотя бы поберечься в плане досрочноговсплытия. То есть, почему бы не потерять минуту две на составление и шифровку донесения еще здесь, под водой?
Кроме того, Стат Косакри решил подготовиться к еще одной операции.
– Бас-штурман Каджело, перейдите в корпус «два». Когда всплывем, подниметесь с приборами на площадку рубки-дубликата. Расстояние между рубками достигает ста метров. Это более чем достаточно для определения точной высоты полета гиперзвуковиков. Да и скорость заодно посчитаем.
– Имеет ли смысл это передавать, – усомнился бас-штурман. – А если они еще не набрали максимальную скорость? Или наоборот, поднявшись вверх, сбросят ее?
– Я понимаю, Ритс, но точные сведения, возможно, придадут больший вес нашему донесению и для ОТС, и для МЮКР. А они уж в свою очередь убедят вышестоящие штабы.
Еще одну интересную возможность предположил Рикулло Эвам-Ну.
– Послушайте, шторм-капитан, я конечно в вооружениях не разбираюсь, но все-таки. Что если мы запустим «гвоздь» вертикально вверх, да еще с поверхности – доберется ли он до стратосферы?
– Святой лученосец, побеседовали бы вы в свободное время с нашим оружейником Бовро Метеоном. Он бы вам растолковал некоторые азы. И вообще, я не думаю, что говорю ересь, но при обучении служителей бога направляемых во флот жреческая каста могла бы уделять больше внимания принципам применения всяческого оружия. По сути, тут так: во-первых, «гвоздь» не взлетит больше чем на километр, а во-вторых, в нем не столь мощный заряд, чтобы сделать в разряжении высоты достаточно серьезный катаклизм. Там мало воздуха – ударная волна слаба, – пояснил Стат Косакри. – Так что давайте лучше сочиним донесение. У нас мало времени.
Однако в действительности его осталось еще меньше, чем предполагал командир атомохода.
91. Закупорка древних кладовых
Супертанкер вблизи
Страшно, просто до жути, хотелось глянуть на танкер при свете дня. Особенно наверное интересно увидеть его на пирсе, после откачки нефти, когда эта четырехсотметровая с лишком туша всплывает, уменьшая осадку до мизера. Все-таки, что бы там не пропагандировали на счет обезьяньего прогресса южан, псевдо-люди инженеры удивительные. Ведь мало того, что нужно создать танкер, требуется построить под него инфраструктуру. Сделать специальный разгрузочный терминал, фарватер для подхода: все ж-таки объем талии у «сосальщика» как-никак шестьдесят пять метров. Да и вообще, сама идея подводного хода транспорта! Затраты при создании, ясное дело, на порядок больше чем при постройке большого надводного корыта. Зато всяческие шторма, экваториальные волны-убийцы – все нипочем. Да и северные имперцы, окажись нефть чуть ближе, чем в Мерактропии, могли бы и не узнать. Таскай себе, наращивай запасы втихую. Может быть, «сосальщика» потому и создали только в едином числе, чтоб уменьшить вероятность обнаружения? Или просто нефти, как и следует из теорий, кот наплакал, и дай тамошний бог Пожиратель, чтобы хоть этот «самоходный бочонок» окупился в затратах? Всеможет быть. И с этих размышлений тем более хотелось бы глянуть на уникум в полной красе. Тем более, если все у Стата Косакри получится, возможность чего мизерна, но все же не исключена, любоваться всплывшим «сосальщиком» не выйдет более ни у кого.
Потому, по большому счету, сейчас может радовать и теперешний частичный обзор. Вообще-то если бы не время, цена которому жизнь, если бы не чужие воды и пространства, в кои с каждой минутой углубляешься все далее, вполне получилось бы рискнуть совершить туристский обзор брашского гиганта. Но не судьба. Так что довольствуемся теперешними, скупыми видами; другим, даже хваленому Чёрному флоту и такое не дано.
А вообще, более всего радует, не любование пусть хоть малой толикой несущегося всего на стометровой глубине «сосальщика», а его полная слепота. Великая приятность творить что хочешь, пусть и в пределах возможного, когда твой оппонент ни слухом, ни духом. Может быть, план МЮКР действительно имеет шансы на успех?
Вообще-то план на взгляд Косакри, да и всего остального состава субмарины-разведчика, чрезмерно сложноват. Это говоря мягко. Ощущение такое, будто его разработал сумасшедший кабинетный гений. С упором на прилагательное «сумасшедший», ясное дело. Ибо действительно, все тут висит не просто на волоске, а на сцепке паутинок, причем обрыв одной ведет к неминуемой катастрофе. Ну на сей счет в деле и используется не своя, а приписанная к Чёрному ФЗМ подлодка – да и то заочно и временно. Вот это как раз – примесь рационализма в паутиночной возне.
Так вот, план до жути громоздок. И отработать его загодя получалось только на макетах и в имитациях. Да, «Синяя сколопендра» четырежды реально подруливала к идущему полным подводным ходом тяжелому охотнику «Динатопу». Но ведь командир той «чёрной» лодки был предупрежден загодя, двигаться строго по прямой. К тому же, он мог сколько угодно пользовать активную локацию для наблюдения процесса. В случае чего, он в конце-концов имел какую-то возможность отвернуть в сторону, пусть и теоретическую из-за малой дистанции, но все-таки. И вообще, одно дело работать со своими, другое…
Кстати интересно, что наплел Суро Могендаер капитану «Динатопа»? Какие-такие сказочки? «Отработка спасательной операции, включающей в себя высадку на движущуюся субмарину водолазов, и сверление в ней дыр»? С этим самым сверлением, покалечь Мятая, вышла чуть ли не беда. Стат Косакри настаивал на отмене, замене сваркой. Однако смерч-адмирал, поразмыслив, а может посовещавшись с Дворцовой Пирамидой, кто знает, распорядился не только не отменять сверления, а ввести сварку как дополнительную,но обязательную крепежную функцию.
– Послушайте, адмирал, – не успокаивался Косакри, – у нас тут какая-то смесь анахронизмов с самыми передовыми достижениями. С одной стороны чудо-ботинки, создающие новый вид льда, и одновременно болты. Что, нельзя такие же «морозильники» навешать и на требуемое для дела оборудование? Но ведь с самом-то…
– Уймитесь, Стат! Ценю вашу обеспокоенность делом, – кивал ему Могендаер. – Но мы не можем полностью довериться этой сверхновой технологии на долгий срок. Карликзнает, как оно там вывернется.
Короче, в несчастном «Динатопе», то на ходу, а поначалу просто в зависшем положении, насверлили кучу дыр. Представимо, как там, под двойным корпусом кривился от жужжания алмазной дрели его командир, который до сего момента боролся за понижение шумовых показателей хотя бы еще на децибел; уж лучше бы ему просверлили все зубы без наркоза. Мысленно он с ужасом наблюдал эти сварочные нашлепки создающие на идеальном рельефе «Динатопа» непредвиденные кавитационные шумы. Вряд ли командир тяжелого охотника знает о брашском супертанкере – о нем покуда ведает весьма зауженный круг лиц. Потому его никак не успокоит будущее приобщение к водолазному подвигу. Он нипочем не свяжет одно с другим, даже если с «сосальщиком» что-то и случится. А уж тем более с «Синей сколопендрой» Косакри.
Здесь, сейчас, были уже не учения. Всего в десяти метрах от днища лодки контральто-капитана Стата располагался – точнее, несся со своими близкими к пятидесяти километрам в час – корпус антиподовского чудо-танкера. И никто не мог знать, что может случиться в следующую минуту. То есть, по каким-то своим соображениям, или расписанным загодя планам, позевывающий в своей рубке брашский нефтевозный начальник мог внезапно увеличить, или уменьшить ход; а то и отвернуть в сторону, выполняя предписанный противолодочный маневр. Эйрарбакская МЮКР, ясное дело, не располагала точным маршрутом движения «сосальщика». Кроме того, вдруг бродящий по внутренней палубе механик уловит какие-то доносящиеся сверху шумы? Тогда… А что собственно? Разве на танкере имеется какая-то подводная пехота способная вылезти при движении наверх и совершить разбирательство с пришельцами? Нет, такого пожалуй не будет. Но кто мешает, танкеру, на всякий пожарный случай, изменить еще и глубину? Успеет ли несущаяся в параллель и чуть выше «Синяя сколопендра» подстроиться под чужой маневр? Очень и очень маловероятно. Рулевые и штурманы эйрарбаков и так ели-ели сохраняли примерно равную дистанцию. Все-таки огибающие республиканский «сосальщик» потоки были куда серьезнее, чем жиденькие около-бортовые течения ФЗМ-овского «Динатопа».
И главное, разве дело только в том, что два судна разойдутся по курсу? Хотя на нынешней стадии операции и это будет крахом всего и вся. Главное, что корпус «сосальщика» не представляет из себя идеальную сигару. Тут и там, на нем куча выступающих частей. С боков, например, целых шесть гигантских крыльев-рулей – по три с каждого борта. Но бока сейчас интересуют не очень. Вряд ли четырехстадвадцатиметровый левиафан способен делать столь быстрые пируэты, чтобы таранить «Сколопендру» рулями. Но здесь, в верхней части, целых четыре последовательно торчащих рубки. О их назначении Стату Косакри, в принципе, неведомо. И может быть, неведомо даже адмиралтейству. Однако можно предположить, что в этих самых рубках размещено всяческое заправочное оборудование; наверняка, мечта нефтяников прошлого, в плане компактности и мощи.Тем не менее, шестидесятиметровая «Сколопендра» втиснута в одну из этих стометровых прогалин между рубками-насосами, и обязана некоторое время двигаться в параллель. То есть, в случае любого непредвиденного маневра, столкновение с передней либо задней рубкой гарантировано. В случае задней, получается вполне представить продолжение, когда развернутый ударом миниатюрный корабль-разведчик кувыркаясь таранится не только ближней, но еще и двумя последующими рубками. Ну а потом будут многорядные винты. Хотя, нет, они скорее всего пронесутся мимо, ведь что для «сосальщика» удар о «Сколопендру» с водоизмещением всего в четыре тысячи тонн? Конечно, теоретически он тоже может от этого потонуть, но инерция движения будет еще долго тащить его вперед. Так что дистанцию требуется держать с особой тщательностью.
Кстати, первоначально обсуждалась возможность использовать задний кусок палубы, за последней рубкой-насосом. Но главный враг и «Сколопендры», и особенно ее водолазов, все-таки водяной напор. Оказывается между рубками он несколько меньше: так прикинуто на математических моделях. А самый минимум турбулентности, как не странно, именно здесь, между первой и второй рубками. Дальше, между второй и третьей, точнее, параллельно, но ниже них, помещаются те самые тройные крылья-рули. Там, изменения водных потоков самые непредсказуемые. Любой изгиб руля на градус – и вокруг новые всплески и водовороты. Направленцы Диверсионного командования не смогли бы там работать.
Кроме того, опасность исходила не только от танкера. Опять же, в любую минуту сюда мог пожаловать, отвлекшийся от дела сопровождения, брашский подводный крейсер. Может ему надоест гнаться за служащей приманкой эйрарбакской субмариной «Северный зубодроб»? В самом деле, его задача сейчас не топить империалистических нарушителей Второго Аберанского договора, а успешно сопроводить танкер с южному материку. Так что… Хорошо, что браши не расщедрились на второго сопровождающего. Хотя в таком случае план разведывательного командования, или там, Великой Дворцовой Пирамиды, стал бы принципиально неосуществим. Но наверное, приставлять к супертанкеру еще одного атомного охранника стало бы совершенно нерентабельно. Вот и пользуемся чужой экономией в своих целях.
Кстати, что произойдет в случае осложнений, в плане хитрых методик, но прежнего неуемного желания адмиралтейства остановить перевозки? Может быть кому-то – уже не Косакри – поручат все-таки по-настоящему топить? И тогда уж… Не верится, что брашский адмиралиссимус простит такие шалости. И значит… Вставай страна Эйрарбия…
Ладно, сейчас не до теорий. Там, внизу, «ребятишки» уже на броне. Можно представить, как у них с ощущениями.
92. Атака изнутри
И снова подсознание-творец обскакивало его на раз. Этого нового хода он не ожидал совершенно. Он вообще думал, что все теперь развернется наоборот: подкинув вводную, оно собирается пойти на контакт, или уж по крайней мере отрешенно полюбоваться как он соизволит справиться с новой задачей.
Однако за минуту до случившегося, он кое-что заподозрил. Что-то было не так. Но что именно? Стат Косакри находился в помещении главного боевого поста. Сама лодка «Кенгуру» на перископной глубине и готова к всплытию. Срочная «телеграмма» во все военно-морские инстанции написана и закодирована. Бас-штурман Каджело уже в рубке «два» и готов к подъему на поверхность для измерений. Так что даже когда Стат Косакри почувствовал некую опасность, вектор действия привычно направился вовне. Он дажерешил связаться с акустическим постом, чтобы просто так, без всякого дела выслушать чей-нибудь доклад о том, как всё в норме, все на стреме и готовы ко всему.
Тем не менее, сам он оказался абсолютно не готов. Кто ж знал, что опасность придет не снаружи, а зародится здесь, внутри «Кенгуру-ныряльщика»? Он совсем не услышал, каконипродвинулись вдоль лодочного коридора. Кралисьоничто ли? Но никто не зацепился и не боднул головой какой-нибудь прибор или зиповский ящик, и даже не споткнулся о кабель. Просто овальная входная дверь откупорилась иониоказались здесь.
– Никому не двигаться! Поднять руки кверху! – скомандовал резкий голос. И тут же сделал пояснения. – Иглометы у нас не игрушечные и сняты с предохранителя.
Голос был совершенно знакомый.
– Господи Великий Эрр, – выдохнул Косакри поворачиваясь, – так можно и сердечный приступ заработать. Я уж думал на борту республиканцы.
– Молчать, шторм-капитан Косакри! – рявкнул линейный помощник Дор Пелеко. – И поднимите руки. Вас это касается в первую очередь.
– А что, правда, стрелять будете? – спросил Косакри с издевкой.
– Вначале просто ударю, капитан. Давно не получали рукояткой?
– Давно, – признался командир крейсера без долгих раздумий. – А вы, баритон-капитан теперь на брашей работаете, да?
– Руки выше, Косакри! – набычился Пелеко. – Я вот как раз ни как не на брашей, а вот вы, наш доблестный начальник… На кого вы?
– Что за дурацкая комедия, Дор! У вас нервный срыв? Сходите к доктору, он выпишет…
– Это вам, Стат Косакри хватит ломать комедию. Объявляю! Вы, лично вы, арестованы! И обвиняетесь не больше, не меньше, как в сотрудничестве с врагом. Так, – подвел какие-то свои итоги линейный помощник. – Новой смене занять боевые посты. Старой освободить места. Ну, живо! А вы, жрец Рикулло, покуда не вмешивайтесь, раз ничего не понимаете и даже у себя под носом слепы как птица мурубуру.
«Расплющь Мятая луна, – подумал Косакри. – Мир разваливается не только снаружи, но еще и здесь. Паршивый создатель решил меня проучить».
Надо было что-то делать, ибо в ином случае в ближайшее время он мог оказаться запертым в четырех стенах. Тогда из всего мира останется только часовой, разговаривающий с ним через закрытую дверь, или даже вообще не разговаривающий. Требовалось, да просто-таки обязывалось жизнью, выкинуть что-то из ряда вон, нечто совершенно неожиданное.
В пространстве главного боевого поста стало достаточно тесно. Кто-то выбирался из-за пультов, кто-то протискивался в кресла.
– А нас-то за что? – подал голос один из тенор-операторов.
– Мы вас и не арестовываем, – пояснили вопрошающему прибывшие, правда, не выводя из оси стрельбы игломета.
Похоже, кроме Дора Пелеко никто не собирался стрелять по-правдашнему. Случаем требовалось пользоваться незамедлительно.
– Ну, быстрее! Шевелитесь! – раскомандовался линейный помощник не в шутку. Он явно находился просто в бешеном возбуждении. – Двигайте, двигайте задницы!
Он даже отвернулся от молча стоящего с поднятыми руками командира корабля, чтобы пнуть кого-то ногой. Именно в этот момент последовательность необходимых для деладвижений высветилась в голове Стата со скоростью молнии.
93. Закупорка древних кладовых
Люди-лягушки
Значит можно вполне представить ощущения «ребятишек» из ВМДК.
Глубина сто метров. Для лодки немного, а для человека… Хотя товарищи диверсанты сидели в барокамере уже четвертые сутки – им все равно. Могли бы просидеть еще дольше. МЮКР все-таки не просверлила голову ни одному брашскому адмиралу, а тем более анахроническому нефтяному министру, так что узнать точно, когда танкер двинется на юг, загодя не дано. Конечно на всякий случай, двойки спецов подводных боев помещались в барокамеры с некоторой разницей во времени: так что все же определить какая из них пойдет в дело, выходило не совсем точно. Но сейчас все совпало. Там на несущейся к югу верхотуре «сосальщика» оказалась группа «один». Самый главный человек-лягушка Гусипа Укукар и его помощник Даккара Лос.
Так вот, глубина сто метров, это с одной стороны хорошо – люди могут работать без жесткого водолазного снаряжения. Но с другой… Представьте, всего-то на какой глубине приходится действовать «Синей сколопендре»! Рубка ее, можно сказать, почти торчит из воды. Понятно, это утрирование, но все равно до атмосферы очень и очень близко. А ведь там, не в океане Бесконечности, а в воздушном, вполне может плавать какой-нибудь МБУ, или просто «тянитолкай-наблюдатель». Супер-танкер, идущий ста метрами ниже, создает на поверхности вполне наблюдаемую аномалию. Вдруг, привлеченный этим обстоятельством «морской боевой уничтожитель» соизволит подлететь поближе, а уже оттуда сверху, за счет всегдашнего отсева световых зайчиков с высотой, умудрится пронаблюдать зависшую над «сосальщиком» вражескую ПЛ? Интересно, что он сделает? Не будет же он в самом деле бросать бомбу на собственный танкер? Но он может вызвать эсминцы и всякую прочую всячину. Да и вообще, опустить в воду буй, и сообщить на танкер о том, что подлые «баки» что-то там эдакое на нем вытворяют, может просто пляски свои дикие – северные – пляшут, а может, и чего похуже делают, допустим пишут «Здесь были эйрарбаки Гусипа и Дакара – дружба у них на век. А вот брашский адмиралиссимус – он бяка и вообще…». Всплывет по такому поводу танкер, так и не выясненного названия, или наоборот, погрузится уже неважно (хотя для оседлавших его людей-лягушек – еще как). Главное, что планы «чёрного» адмиралтейства полетят в тартарары.
94. Мятеж
По сути, это не было планом, так, спонтанное действие. Чем мог закончиться такой экспромт? Вообще-то, в процессе бега у Стата Косакри родилось некое «продолжение следует». Допустим, добежать до кубрика команды и поднять контр-мятеж против мятежа линейного помощника. Однако если Дор Пелеко прибыл с целым десятком вооруженных матросов, то оба склада оружия наверняка охраняются. Так же не стоит появляться около своей собственной, капитанской каюты. Там уж точно кто-то стоит на перехвате. С другой стороны, хватит ли у этой «новой власти» решимости сражаться по-настоящему? Вполне может случиться, что не хватит. Ведь когда он приложился кулаком к затылку Пелеко и тот упал, никто все-таки не выстрелил. Даже когда потом он растолкал и протиснулся сквозь толпу на выходе, все едино никто не начал стрелять. Конечно, начать в тот момент пальбу по капитану значило уложить всех знакомых и мало знакомых – игломет штука опасная, он не способен делать селекцию по типу «свой-чужой». Однако пальба вдоль коридора чуть позже стала бы делом вполне-таки избирательным. Может, все-таки угроза применения оружия была чисто психологическим трюком?
Проверить таковую загадку не получалось. К тому же сейчас, во время бега с препятствиями, да еще наверняка и погоней за спиной, размышлять выходило не очень. Тем более, Стат Косакри вообще-то не так часто наматывал дистанции по тревоге, ведь обычно он сам их объявлял, а потому его спорт заключался в хронометраже чужих достижений. Теперь, буквально через считанные десятки метров, сердце у него внезапно стало самым главным органом организма. А вот голова превратилась в неудачно торчащую принадлежность туловища, ибо основное, что следовало с ней делать, это постараться не разбить вдребезги о дверные проемы. Кстати, некоторые люки Стат успевал за собой закупоривать, но вряд ли это должно было надолго остановить преследователей. Короче теперь можно было только жалеть о совершенно недостаточной для рекордов физической форме. Но неужели в этом вылепленном подсознанием мире следовало тратить времечко на раздувание виртуальных мышц? Ведь их накачка, так же как и сердца, и всего остального-прочего, являлась очередным отвлекающим фактором, эдакой ловушкой, клеящей на несуществующий мир бирочку «Осторожно реальность!». Он не был столь глупым,дабы поддаваться на такое. Однако творцу-создателю все же нельзя было отказать в следовании неким правилам. То есть, если ты не тренируешься, то и получи сбитое напрочь дыхание и застилающий глаза пот.
Щелкни по макушке Мятая луна, он действительно не знал, что внутри организма содержится такое количество свободной влаги. А вот то ли в висках, то ли в ушах бухало теперь с ужасающей силой. Может, «Кенгуру-ныряльщик» уже провалился куда-нибудь ниже позволенной инструкцией глубины? И вот-вот сплющится от двухкилометрового столба соленой жидкости?
Однако даже подводный крейсер объект в сущности небольшой. Стат Косакри домчался до трубообразного коридора ведущего в правый корпус лодки-катамарана. Он откупорил тяжелую, рассчитанную как минимум на сопротивление шестидесяти, а то и ста атмосферам дверь, проскочил внутрь и с такой прытью дернул ее на себя, что чуть не отхватил собственные пальцы. Уже почти ничего не видя, ибо пот катился буквально градом, он закрутил круглую рукоятку. Что это могло дать, если запор отвинчивался с любой стороны? Но вдруг погоня ошибется, и проскочит мимо? Правда, кто им мешает разделиться и выбрать оба направления? Ладно, сейчас думать о таких сложностях просто не получалось. Да, теперь вообще уже ничего не получалось. Шторм-капитан оперся на переборку. Очень хотелось упасть на резиновый пол прямо тут и некоторое время совершенно не двигаться.
– Вам плохо, командир? – спросил его очень удаленный, едва слышный голос.
Косакри поднял голову и обнаружил рядового матроса смотрящего на него с дистанции пол метра.
– Нет, все в норме, матрос. Все в норме, – прохрипел капитан боевого корабля. – Идите куда шли.
– Так точно… То есть, есть! Шторм-капитан, – отчеканил подчиненный и начал откупоривать только что завинченную Косакри дверь.
«Кажется электрик, фамилия – Сибада, – шевельнулось где-то в плохо работающем мозгу. – Надо бы вообще-то стукнуть его чем-то и связать, а то ведь выдаст, где я спрятался».
Косакри даже осмотрел пол в поисках этого чего-нибудь – железного и тяжелого. Ничего такого в округе не имелось, а уж тем более веревки или проволоки для связывания. Пока капитан занимался этим теоретизированием, момент «незащищенного затылка» оказался окончательно упущен. Люк уже откупорился и матрос, искоса глянув на Косакри, шагнул через порожек.
– Закрыть, господин капитан? – спросил он, и после кивка начальника закупорил дверь.
– Надо бежать, – сказал сам себе Стат Косакри и оценил длину коридора. Мелочь, тем более никаких препятствий, прикинул он с облегчение.
Однако он не успел двинуться с места, когда над головой замигала красная сигнальная лампа. Эта штука заменяла на крейсере сирену. Ведь не стоило, даже ради приведения в боевую готовность, будить все окружающее море, вместе с еще не обнаружившим лодку противником. Косакри автоматически дешифровал последовательность миганий: «Готовность степени «Двойной зенит». Схвати Мятая луна, по какому случаю? К тому же, это каламбур. Как можно объявить максимальную готовность если тот, прошлый «Двойной зенит», объявленный еще в его командирство до сей поры не отменен? Кстати, именно из-за готовности никто не встретился на пути. Вот только этот Сибада. Чего это он шляется в то время, когда все должны находиться на боевых постах?
Однако поток нахлынувших мыслей сбил с толку оживший динамик. Вещал он, понятное дело, голосом линейного помощника.
«Офицеры и матросы! Это касается всех. Прослушайте важное сообщение. Наш капитан корабля, шторм-капитан Косакри, отстранен от командования группой патриотических офицеров во главе со мной, баритон-капитаном Пелеко. Отстранен наш бывший командир за срыв боевого задания, а так же за попытку выдать наш крейсер республиканцам. В настоящий момент предатель Стат Косакри сбежал с боевого поста и от нашего офицерского полевого суда. Слушайте приказ. Тот, кто встретит шторм-капитана, должен постараться его задержать и немедленно сообщить об этом в боевую рубку. Косакри следует найти срочно. Скорее всего, он собирается совершить диверсию и вывести наш крейсер из строя. Остановите предателя! Но постарайтесь взять его живым!»
– Хоть это, последнее успокаивает, – прокомментировал бывший командир атомохода и пустился в новый забег. Похоже, у него появилось второе дыхание. Нужно было ловить момент.
95. Закупорка древних кладовых
Водяной поток
По мнению Гусипы Укукара, главным достоинством данной операции являлось освещение. За счет прожекторов «Синей сколопендры» вся «рабочая площадка» сияла подобно цирковой арене. И что приятно, сам левиафан при этом был слеп, как шаранский кротомуравей. Он так же, как ни в чем небывало, продолжал свой стремительный бег вперед к дали южного материка. Там его ждали мягкие шланги, любящие высасывать нутро до дна и жаждущие работы руки команды разгрузки. Быть может, ждали зазря, ибо Гусипа с Дакаррой уже были тут и начали свою работу. Но глупый «сосальщик», с неведомой МЮКР истиной названия, все несся вперед. Здесь, в водяной среде, физика скорости запросто преобразовывалась в ощущение. Они с Дакаррой удерживались на корпусе только с помощью чудо-ботинок, да и то явно не стоило выпрямляться перед потоком во весь свой не слабый для человека, но столь муравьиный сравнительно с «сосальщиком» рост. Да и встречать стихию смело, с грудью навыкат, тоже не стоило. Поток мог, мало что унести, так и запросто сорвать маску. И как тогда работать? Ждать сменщиков со «Сколопендры»? Хватил ли времени на такие замены?
Но сейчас они работали. Стыковка получилась удачной. Они «приморозились» почти у передней рубки-насоса, что было в данном случае идеально. Все-таки привлеченные «чёрным» адмиралтейством математики и знатоки гидродинамики поработали не зря. Они действительно угадали точки, в которых поток будет иметь «кавитационные впадины»или что-то такое же умное и полезное. Спуск вблизи передней рубки-башни был выгоден тем, что давал возможность в процессе труда не двигаться навстречу потоку. В лучшем случае поперечно, под углом. Ибо ходить на ледяных присосках скрючившись на корточках было и так тяжелее некуда, а против прущего навстречу водопада, наверное, попросту нереально.
Спустили их, и людей и оборудование, единой связкой. Так они весили хоть чуточку больше, и парусность относительно веса уменьшилась до приемлемого уровня. Теперь им требовалось начать размещение и закрепление оборудования. Это была самая рискованная операция. Нет, не в плане общего риска. Смертельно опасными считалась любая из стадий. Подумаешь, тут добавлялась дополнительная сила отталкивания, вносимая внедряющимся в стальную оболочку алмазным сверлом. Дело было в том, что сверло не могло преобразовать металл в пылевидную стружку бесшумно, а никакие эйрарбакские академики не могли угадать, как устроен танкер внутри. Потому наличествовала возможность, что именно в этом месте под оболочкой проходит какой-нибудь технологический коридор. Вдруг там кто-то прогуливается? Как не верти, но звук скоростной дрели внесет явное разнообразие в шумовую гамму поступающую снаружи. Но имелся ли другой путь? Вообще-то, сварка? Но ведь она и так значилась следующей стадией!
А у людей-лягушек была в данном деле узкая специализация. Задача Даккары Лоса состояла в сверлении дыр, а Гусипы – во вставке безрезьбовых болтов и приваривании оборудования. Как ни крути, но эта работа съедала много времени. Оборудование же состояло из двух коробов. Они и закреплялись. Первый здесь, на месте первичной «приморозки», а второй в двадцати метрах далее вдоль корпуса. Между коробами протягивались антенны абсолютно таинственного для диверсантов назначения. Слава Эрр, натяжение производилось автоматически, по мере продвижения водолазов по палубе танкера, ибо они бы, действительно, не смогли идти против потока.
Освещающая «строительную площадку» «Сколопендра» зависла над ними. В смысле, как бы зависла. Она неслась по океану вместе, и одновременно над танкером: наверняка эта операция стоила кучи нервов персоналу, и требовала от него великого мастерства. Ну что ж, к делу привлекли самых лучших подводных мореходов. Хотелось верить, эти странные, крепящиеся таким потом и риском, антенны того стоили. Может, эйрарбакские адмиралы решили таким образом следить за «сосальщиком» всегда и везде? Но неужели, если он всплывет около терминалов с таким добавочным хозяйством, это останется незамеченным? Или здесь ставятся более серьезные цели? Однако к бомбам эти коробочки явно не относились. Уж в таких делах Гусипа Укукар разбирался досконально. Да и какой толк крепить на корпусе заряды, если идущая в параллель лодка-охотник имеет целую кучу торпед? Здесь делалось нечто другое. Может, командование планировало перехват управления «сосальщиком»? Но как такое возможно? Однако за свою не слишком долгую, но насыщенную жизнь, Гусипа видел гору всяких хитро-мудрых штуковин, многие из коих использовал лично. Вся эта механика, вперемежку с электроникой, умела преобразовывать мир по-своему, может быть не в лучшую сторону, но действительно умела. Сейчас его не слишком просветили в назначении этих насаживаемых на привариваемые штыри коробок наверное не просто так. Нельзя забывать – да и не получалось вообще-то в принципе – что сейчас они неслись в акватории врага, причем к моменту завершения работы должны были оказаться на пару десятков километров ближе к его логову. Что если их захватят, или усилившимся от скорости потоком их сбросит с корпуса, а то и вообще вынесет на поверхность? Правда в последнем случае они вряд ли успеет многое выдать брашам, даже если захочет. Разве что южане выловят их в течении считанных минут, и сунут в подготовленную загодя барокамеру?
Ладно, все это были отвлеченные мысли, сейчас требовалось выполнять порученную работу. И очень удобно было не нервничать о вечной проблеме диверсанта – отходе на свои позиции. Льющие свет прожектора «Синей сколопендры» ясно говорили: «Мы с вами, действуйте! Если что, мы снимем вас с борта в любой момент».
Хотелось в такое верить.
96. Бегство
Оказывается второе дыхание штука обманчивая. Это просто глоток эйфории, перед тем как сцапают. Однако покуда пошедшее в разнос сердце не выколотило из головы остатки мыслей, удавалось что-то соображать, даже видеть мир с нового ракурса. Кстати, подсознание-творец было уличено в плагиате у самого себя. Ведь сейчас повторялась ситуация с тайным тенор-лейтенантом Буком Дудуко, того тоже некоторое время ловили по темным углам, в опасении, что он сотворит с крейсером чего-нибудь нехорошее. Так что тактика поиска неугодных элементов была в «Кенгуру-ныряльщике» отработана как надо. Можно ли было предпринять против этого нечто реалистичное? Как на счет, перевести прятки-догонялки в более широкий радиус? Допустим, откупорить какой-то из шлюзов и выбраться наружу? Естественно, если лодка еще не слишком глубоко. Да, и чтоже? Всплываем, не забывая усиленно выдыхать, во избежании разрыва легких, а потом бравым кролем-брасом, а моментами на спине, шуруем к… К неродной Брашпутиде, что ли? Так даже до нее сейчас около трехсот км. С аналогичной вероятностью успеха можно попробовать отправиться к экватору, или к Осевому Пику. Ах да, на борту «Кенгуру» наличествует мини-лодка. Это как раз на счет возможности покидания субмарины на большой глубине. Однако и здесь, что касается экватора – неутешительно, хотя по поводу ближнего материка – шансы явно не нулевые. Если поймать попутное течение, то вполне, вполне. Только как-то не слишком интересно менять шило на мыло. Как мы поступаем с попавшими в щекотливую ситуацию республиканцами в форме? Да и не в форме тоже? Тут хоть свои – не один пуд соли вместе съеден, и даже как выяснилось, опреснен – если и попинают чуток, так без усердия, только по служебной надобности, и с сопереживанием души.
Может быть, покончить самоубийством? Тут проблем нет, одних кабелей высокого напряжения – «спотыкайся на каждом шагу», да и тот же «выход в открытое море» без парусов, весел и прочего – из той же серии. Но с какой такой надобности это «наложение рук»? И вообще, во-первых, неизвестно получится ли, а во-вторых, в честь какой Мятой делалось всё предыдущее действо? Ведь если бой с подсознанием-творцом идет на счет продолжения существования мира, то вывод себя родимого из строя это признание поражения на всех фронтах. В общем, куда не кинь везде клин. Тем не менее, когда дыхание сбивалось совершенно, мысль о прекращении всех мучений пугала уже не так.
Кроме всего, имелась возможность сдаться «по-хорошему»: «Явление шторм-капитана Косакри с повинной». Но такое стало бы совсем цирком. Зачем тогда проводились эти забеги? Правда, в данный момент от физкультуры была наконец выдана справка-освобождение. Произошло переключение в пункт «найди меня». Шторм-капитан забрался в ящик из-под ЗИПа малой подводной лодки «Дуля». Просто удивительно, собственные ноги действительно выполнили команду и почти приволокли его в бортовой ангар микро-лодок. Правда, ящик хранился не внутри мини-кораблика, а поблизости, одним этажом выше. Подобраться к самой «Дуле» без срабатывания сигнализации на центральном пульте, то есть, прямо под носом у Дора Пелеко, вряд ли бы получилось. Ведь лодка хранилась за двумя толстенными люками способными по одиночке противостоять давлению двадцать атмосфер, а возможно и больше.
В ящике было не слишком удобно, хотя возможность отдышаться компенсировала многое. Правда, дышать приходилось пылью, ибо Стат Косакри прикрыл себя не только железной крышкой, но еще и какими-то старыми промасленными тряпками. Очень скоро, с уходом из головы нехорошего буханья, родилась паническая мысль, что вполне возможно, именно с текущего момента окружающая мозг вселенная примет вид вот такого темного ящика. Нужно только чтобы кто-то извне тихонечко подкрался, вставил в проушину утерянный где-то замок и не торопясь удалился вон. Вот тогда внешний, по отношению к ящику, мир сможет спокойно и навсегда исчезнуть. Так не являлось ли все это бегство загодя просчитанной ловушкой? Однако сил встать и брести куда-нибудь дальше уже просто-напросто не имелось.
Ладно, будем лежать и прислушиваться, дабы не упустить таинственного некто со связкой ключей от мира. Может, удастся в последний момент резко откинуть крышку и наконец-то встретить Главного Ключника лицом к лицу?
97. Закупорка древних кладовых
Маневры левиафана
Что самое плохое в сложных авантюристических планах? Они могут посыпаться в тартарары от десятка, а то и более независимых причин. Все, кто принимает участия в их осуществлении всегда держат в голове таковую возможность, прокручивают по нейронам варианты отхода, и красивого пошагового возврата в первоначальную статику. Вообще-то таковые контрпланы еще более невероятны, но ведь каждый видел, как хороший жонглер держит носом швабру с наставленной вместо веника пирамидой блюдец, и одновременно большие бесчисленные тарелки ходят по эллипсам вверх-вниз словно планетарные компоненты Трехсолцевой – и потому надежда не рушится, как та швабра. И значит, только в страшном сне можно представить, как грохают оземь все звенья продуманной цепочки сразу. Но в данном диверсионном копошении все совершалось явно не совсем с позволения подогревающих геянский океан богов.
Вначале по каналам ближней подводной связи пришел информационный «пакет» от «Северного зубодроба». Дешифровка мгновенна, а там: «Брашская ПЛ сопровождения прекратила преследование-поиск Возвращается назад Восклицательный знак Сделать ничего не могу тчк».
И что теперь? Главное, какой запас времени имеется? Как не странно, достаточный, ибо расстановка таинственного радиооборудования на корпусе танкера десантом вродебы завершена. Осталось вогнать в металл еще пару креплений для верности. Но теперь уж лучше без них, потому как если брашский подводный страж обнаружит, что «Сколопендра» оседлала «сосальщика» – возникнут подозрения. Кто мешает поднять супертанкер вверх и произвести непредусмотренный осмотр палубы? Конечно, может навеска оборудования на чужие суда и не совсем достойный повод к новой термоядерной, но задание адмиралтейства будет провалено насовсем. А сама мерактропическая нефть просто обойдется подороже: республиканцы, назло северянам, прикрепят к своему «сосальщику» целую эскадру сопровождения. Но до адресата товар дойдет. Что тогда? начинать войну с другого боку?
И значит, задача «Синей сколопендры» снимать людей-лягушек и проваливаться в глубину, дабы все шито-крыто. Однако…
В том то и дело, что в сложном жонглерстве все если и валится, то одновременно. Может, его предупредили, а может и сам по себе, но четырехсотметровый гигант начал свое собственное маневрирование. Кто знает, как это выглядит вблизи? Покуда никто, по крайней мере, в Северном полушарии. Ибо маневр супертанкера дело не одного и не пяти километров, но вот когда неожиданно начинают менять конфигурацию огромные пятнадцатиметровые крылья-рули… да еще и все сразу…
98. Козни подсознания
Вообще-то интересная последовательность действий. Перед тем как полететь в тартарары этот мир зачем-то продемонстрировал свою искусственность. Типа, не волнуйся, дорогой Косакри. Хватит уклоняться от дела, давай совместными усилиями отправим этот мир подальше, к Мятой луне. Вот тебе, дабы не переживал, не два, а целых три солнца. Давно ведь хотел увидеть? Да, чуток оно буроватое, на фурункул похоже, но каким же ему еще быть после вечности инфракрасной жизни? Правда, ты поначалу жаждал отделаться каким-нибудь, изобретенным агрессивными брашами, статичным ядерным подрывом? Эдакой невиданной доселе технологией? Нет уж, ни как не получится. Это тебе очередной, и на этот раз очень крупный, сбой в работе творца мира – подсознания.
Конечно, неплохо бы произвести расчет теперешнего местоположения на небесной сфере невидимки Лезенгаупа с помощью математической машины, дабы уж окончательно убедиться, а не только по догадке служителя бога Войны. Но сейчас из ящика для ЗИП-а, как-то не очень получается. Хотя интересно, будут ли наличествовать отличия машинного вывода от произведенных с использованием карандаша? В искусственном мире, где и карандаш бас-штурмана Каджело и М-машина Понча Эуда одинаковые фантомы, расчеты произведенные в голове штурмана, это такое же обращение к «чёрному ящику», как и мигание несуществующих лампочек на панелях ММ. К несчастью, мы не успели применить не только М-машину, но и штурмана тоже, но уж что поделать.
Кстати, что мешало подсознанию сделать Лезенгауп видимым изначально? Ведь от его видимости-невидимости в «расчетном кризисе» ничего не меняется. Или все-таки меняется? Скорее всего, имеет значение все та же информационная емкость и скорость обработки искусственного мира. По этому поводу, можно предположить, что по прибытию «Кенгуру-ныряльщика» в большой порт (если таковое состоится) звезда Лезенгауп снова исчезнет. Творцу мира потребуются емкости, задействованные на её свечение. Ах да,одновременно родится целая кавалькада всеобъемлющих теорий. И все они будут донельзя научны. Однако Стат Косакри воздержался бы заключать с кем-либо из экипажа пари на счет своего предположения. Не стоило провоцировать брожение умов, а главное шутить шутки с подсознанием. Кто знает, может ради его проигрыша оно все-таки оставит Лезенгауп гореть навсегда, но зато для высвобождения инфо-мощностей угробит добрую часть экипажа досрочно. А он ведь так к ним привык.
Ладно, и что же теперь делать с этим ультиматумом подсознания? Поиграть в предсказателя? Предложить экипажу пару фрагментов скорого будущего, когда перед самым концом в небесах начнут исчезать старые, а то, чего доброго, высвечиваться новые Странницы и Мятые? Но стоило ли слишком перегибать со своей славой провидца? Штурман-крейсер Эсекь Йока и так тайно делится со всеми своим восхищением, по поводу гениальности капитана. Совсем не нужно растить на борту божественный культ. Только Мятаялуна знает, что случится, если хоть кто-то на «Кенгуру» догадается о роли Стата Косакри в «экранизации» всего окружающего мира. Так что гениальность, непосредственно не относящуюся к попаданию торпед стоит держать на цепи.
И вообще-то без «подсказки» творца никто ни о чем не догадается. И уж если даже и создавать культ собственного бого-подобия, то остается ли еще время насладиться триумфом? Ведь брашские «гиперы» уже в пути.
99. Закупорка древних кладовых
«Синяя сколопендра»
Стат Косакри не мог наблюдать такое со стороны. Да и вообще, таковых наблюдателей сейчас не имелось, ибо у орудующих внизу людей-лягушек мигом образовалось целое скопище своих собственных проблем, причем смертельного уровня. Так вот Косакри не мог видеть родную «Сколопендру» со стороны, но он очень четко представлял, как все произошло.
Великанские крылья танкера оказались в другой плоскости – если бы «сосальщик» был истребителем, он бы сам встал на эти крылья. Однако туша супертанкера не имела возможности таких маневров, для поворота ей требовалось проскочить километров двадцать. Тем не менее, разворот крыльев-рулей резко изменил направленность водяных потоков. Уже приноровившуюся к согласованному движению «Синюю сколопендру» потянуло в сторону. Бесшумный в сравнении с танкерными громадинами винт прошел по дуге всчитанных метрах от второй рубки-насоса. Затем он задрался вверх, ибо нос лодки-охотника завалился вниз. Никто из рулевых ничего не успел, да и ни коим образом и не сумел бы такое сделать, инерционность машинного воздействия на мир была слишком велика. Тем не менее, команды и действия стали предприниматься тут же, и поскольку столкновение не случилось сходу, то имелся очень большой шанс взять процесс хотя бы под минимальный контроль. В первую очередь и Косакри и все остальные обязались спасать субмарину, а потом уже отпочковавшихся от нее людей.
Если бы там, на «рабочей площадке», кто-то до сей поры находился, он бы вначале удивился резкому выдергиванию из яркости софитов в темноту. Прожектора «Сколопендры» не располагали системой стабилизации – они тут же устроили невиданную в глубинах игру-догонялку солнечных зайчиков: благо места на огромном корпусе супертанкера хватало.
Те же, кто только мгновение назад производил окончательное, в принципе уже контрольное, сварочное крепление и подспудно готовился к скорой эвакуации, сейчас сами соревновались с мечущейся удалью порождений прожекторов. А где-то по стальной обшивке кувыркалось мгновенно вырвавшееся из рук оборудование, всяческие дрели с алмазами, газовые горелки и прочая всячина. Могло ли столь мизерное причиндальное оживление напугать хоть кого-нибудь внутри танкера, если кавитационные потоки не в шутку бились с шестью чудовищными рулями?
– Что с людьми?! – вопросил Стат Косакри, как только «Сколопендра» приобрела хоть какую-то управляемость.
– Не вижу! Я их не вижу! – проорал в микрофон старший из наблюдатель прилипших к специальному днищевому иллюминатору.
– Уходим вверх, кэп! Они на тросах – вытащим! – гаркнул стоящий рядом с Косакри штурман.
Это было понятно и так. И конечно никто не добавил окончание фразы – «если они еще целы». И вообще-то в других обстоятельствах дергать, не наблюдая водолазов, не просто не стоило, но было попросту нельзя. Однако человек всегда, а уж тем более в критических обстоятельствах, действует в условиях неполного знания. Сейчас и решение «дергать» и «оставить все как есть» были одинаково непредсказуемы. Но кроме того на него накладывалась забота о спасении самой «Сколопендры». И потому надо было тянуть вверх. Тем более что лодка-охотник не была каким-то специальным судном для акробатики под водой. Ей требовалось уходить в вертикаль, использую обычный кормовойвинт и чудеса управления рулями. Очень хотелось, дабы собственные лопасти не зарубили людей-лягушек. С трудом – точнее, совсем без труда – представлялось, что может сделать с человеком сила, запросто лишающая управления штуковину длиной в шестьдесят метров и водоизмещением в четыре тысячи тонн.
100. Философия мордобоя
– Что получил по мордасам, шторм-капитан? Сам виноват, не надо было начинать. И вообще, драться нехорошо, – линейный помощник Дор Пелеко уже успокоился и теперь находился в относительно благодушном состоянии. Насколько позволяла ситуация, понятное дело. – А если ты, Стат Косакри, считаешь, будто тебя отдубасили по моему личному указанию – глубоко ошибаешься. Мы собираемся устроить над тобой офицерский военно-морской суд. И мне совсем не улыбается, чтобы молодые офицеры лицезрели твою избитую морду. От этого у них может проявиться неподходящая к подобному случаю жалось. А такое, Косакри, будет тебе только на руку. Ибо как известно, на военно-полевом суде значительную роль играет большинство голосов. Тоже мне, наразводили демократии в ФЗМ.
Бывший командир атомохода слушал нынешнего вполуха. Ссадины и синяки на различных местах лица и тела создали новое, давно не испытываемое состояние души. Вначале это была растерянность. Не во время самой драки, которой как таковой даже не случилось. Соотношение сил – Стат Косакри, пролежавший скрючившись в ящике в течении ста сорока минут, против пяти вооруженных мотористов и торпедистов – не вызвало бы особого оживления в случае денежных ставок. По чести, вряд ли бы шторм-капитан устоял бы даже против одного, ежедневно напруживающего мышцы в физической работе моряка: слишком далеко в прошлом остались военно-академические уроки ближнего боя. Да и не очень-то на них напирали: у того, за кем, на глубине трехсот метров, гоняется гроздь крупнокалиберных торпед, очень мало шансов применить навыки уклонения от кулака или ножечка. Но понятно, что линейный помощник врал на счет инструктажа. Наверняка, лично настраивал поисковые команды на то, что «как только обнаружите этого брашского гада-диверсанта – вломите ему как следует, только ничего не ломайте. А не то он вас заговорит, загипнотизирует». Вот простые ребятки-мотористы и постарались. Но все-таки, слава Матери Фиоль, и правда, ничего не сломали, и ничего не оторвали. Хотя наверное пока искали, да во все лодочные закоулки заглядывали, разозлились, ибо хоть работа новая, интересная – с целым шторм-капитаном в прятки играться, – все ж надоедает и она. А к тому же, скорее всего и правда, поверили в россказни о тщательно замаскированном диверсанте, жаждущем в родном крейсере дырку просверлить, а экипаж в брашский лагерь уничтожения перепродать. Ибо как не поверить, если истинасия вещается по «громкой связи»?
Так вот, ощущения были новые. Все-таки шторм-капитана не колотили давно. К тому же младшие по званию, так вообще впервые. Кстати, вот это обстоятельство, рассуждая здраво и теперь уже ретроспективно, не имело особого значения. Разве что подсознание-создатель жаждало доказать, будто оно может чудить все что угодно? Но ведь как видно, не совсем все. Вот действительно закупорить Косакри в ящики с запчастями – такое стало бы явно покруче. Правда, скула, что-то пониже ребер, да еще локоть – болели так, что мир вокруг достаточно сильно утвердился в реальности. Понятно, это были цветики, так, последняя тренировка перед показательным выступлением. Возможности управляемости сознанием были оконтурены, дабы подопытный взвесил все «за и против» добровольного сотрудничества с создателем. Однако даже в случае положительного ответа теперь было неясно, что требуется сейчас и конкретно.
К примеру, стоило ли признать будущие обвинения в шпионаже и диверсионной деятельности или все-таки попытаться аргументировано отстоять свою преданность императору и ФЗМ? Тут возникала целая кипа развилок будущего. Например, если он с шиком разобьет все обвинения, то как же поведет себя Дор Пелеко? Ведь тогда его действия иначе как мятежом с целью захвата власти не назовешь? Он что же, добровольно поменяется с Косакри местами? Такое было очень маловероятно, уж слишком далеко он зашел. Ведь мало того, что баритон-капитан сместил командира, он еще и отменил приказ о всплытии, а значит не только сорвал попытку определить параметры полета республиканских гиперзвуковиков, так еще и не дал послать сообщение в ИЦО и прочие инстанции. То есть, его поступки автоматически подпадают даже не под «простой» мятеж с целью захвата власти, а под мятеж с целью нанесения ущерба Эйрарбакской Империи. К тому же, с учетов массовости пролета бомбардировщиков, ущерба «неприемлемого».
Вот по логике вещей и получается: самым лучшим выходом из ситуации для баритон-капитана стало бы не просто избиение, а отправка Стата Косакри в кому, недельки на три-четыре, пока окончательно прояснится, что тут в мире как и чего.
Искусственность мира прямо таки выпирала наружу. Что значила на этом фоне саднящая и распухшая губа? Так, легкий камуфляж, фанерные, плохо раскрашенные декорации.
101. Закупорка древних кладовых
Кавитация
А вот теперь представить себя на месте человека-лягушки Гусипы Укукара вообще получалось запросто. В первую очередь из-за однозначности ситуации. Все люди сняты с одного слепка, с некоторой ошибкой в пропечатке, разумеется. На случай же серьезных отклонений существует «демка», то есть Демографическое Министерство. Тёмная организация, но она надежно очерчивает круг, за грань коего не стоит отклонять параметры двурукости, двуногости, а так же зеркальность левых и правых полушарий в одиночной голове. А уж преподаватели-творцы в «униш», так те вообще мастера сводить любой кавардак в наглядно вычерченную в графике показателей прямую. И потому вполне получается сказать, как ведет себя солдат Империи попадая в воронку безысходности. Там, внутри его окантованных черепом полушарий, начинают армрестлинг две составляющие – присущий всему живому инстинкт самосохранения и привитый воспитанием долг перед эйрарбакским народом. На стальном корпусе супертанкера, остался не простосолдат, а представитель элитного рода войск – ВМДК. Ему было совсем не гоже запросто уступать какому-то зацепившемуся за генетическую цепь атавизму. Хотя вначале…



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.