read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Больше некому было это проделать.
— Но это не я! Люба, своими подозрениями ты можешь довести до безумия кого угодно. Я действительно не имею никакого отношения к тому, о чем ты говоришь, в чем меня обвиняешь.
Я подняла на Александра глаза. Его лицо пылало, глаза горели. В тот момент он был страшен, и кто-нибудь другой, несомненно, прекратил бы эту пытку.
Кто-нибудь, но только не я. Мне хотелось еще больше его спровоцировать, вызвать его дальнейшую агрессивную ненависть, которая приведет к его собственной беспомощности. Сладкое пламя ярости обдало меня словно настоящим огнем и побежало по жилам.
Я играла вслепую, и от того огонь обжигал меня все больше и больше.
— Люба, но ведь все, что ты творишь, дикое безумие! — вновь возразил Александр. Но он уже и сам понимал, что его попытки тщетны, что мы вряд ли о чем-либо договоримся.И он тут же прекратил тактику агрессивного возмущения и перешел на тактику спокойного убеждения:
— Люба, пойми, я преуспевающий человек. Твоя игра совершенно бессмысленна, потому что у меня очень влиятельные связи. И с чего ты решила, что я тебя стану убивать? Зачем мне пачкать руки и уж тем более — свою репутацию?
— Я и не говорю, что ты сделаешь это своими руками.
— Я не занимаюсь подобными вещами! Повторяю тебе!
— Очень хочется в это верить, но почему-то не получается.
— Если я тебя и уничтожу, то уничтожу морально.
Ты будешь жить, и окружающие тебя люди будут думать, что ты есть, но на самом деле тебя уже не будет.
Я трачу на тебя слишком много времени, и ты требуешь слишком много моего внимания, испытывая мои нервы на прочность. Я побеспокоюсь о том, чтобы мы больше никогда с тобой не увиделись, и я все равно тебя уничтожу. Ты сама увезла свою подругу в багажнике авто… Ты сама не дала мне плед… Какие ко мне могут быть претензии? Ты смотришь на меня так, словно тебе противно находиться со мной рядом, но все же ты устраиваешь наши встречи и даже собираешься от меня рожать. Ты противоречишь сама себе. Ты хочешь перечеркнуть мою жизнь? Нет уж, поверь мне, у тебя это не получится. Не по Сеньке шапка! Если в дальнейшем, когда у тебя родится ребенок, ты захочешь двинуть своюкарьеру за счет той шумихи, которую сама же и создашь, то и этот номер у тебя не пройдет. Вот передо мной сейчас стоит роскошно одетая дамочка. Дорогие украшения, дорогой прикид… Сразу видно, что ты обеспечена, что ты сама себе хозяйка… Что тебе нужно от меня? Чтобы о тебе заговорили газеты? Но они никогда о тебе не заговорят. Тебе нужны деньги? Но они у тебя есть.
А дальше Александр сломался окончательно. Он взял меня за плечи, стал сильно трясти и судорожно говорить:
— Куда ты сейчас пойдешь? Куда? Что ты собралась делать?
— Сейчас я пойду к Татьяне Львовне.
После этих моих слов Александр принялся трясти меня еще сильнее.
— Зачем?! Ведь ты и так уже наговорила ей кучу гадостей! Не смей к ней приближаться даже на пушечный выстрел! Понятно или нет?! Так ты поменяла свое решение?
— Нет.
— Зачем ты собралась к ней подходить? Зачем?!
— Я хочу сказать ей, чтобы она бережно хранила все маленькие детские вещи, которые остаются от вашего внука. Пусть он носит их аккуратно, ведь не за горами тот день,когда они понадобятся еще одному малышу, в котором течет твоя кровь. Все выстираем, выгладим, и они будут выглядеть как новенькие. Зачем зря деньги на ветер выкидывать…
— Дрянь! Какая же ты дрянь! — Александр совершенно рассвирепел и принялся не просто меня трясти, но и ударять спиной о стену.
Дверь распахнулась, и на пороге комнаты появилась Вика…
Глава 16
Увидев Вику, Александр тут же убрал от меня руки. Разглядев в руках Вики поднос со спиртными напитками, он прямиком ринулся к нему, желая хоть немного успокоить свои воспаленные нервы. Взяв полную рюмку водки, накрытую тоненькой долькой лимона, он осушил ее до дна и сразу схватился за вторую.
— А я подумала, может, вам выпить чего принести… Вы так долго… — растерянно заговорила Вика, окидывая нас ничего не понимающим, испуганным взглядом.
— Молодец! Ты как раз вовремя! — воскликнул Александр. — Когда я сюда шел, я и не подумал о том, чтобы запастись спиртным. На деле оказалось, что без спиртного тут никак не обойтись.
Александр пил все подряд, что стояло на подносе: вино, шампанское, водку и даже сладкий ликер, который обычно наливают только для дам. Он успокоился только тогда, когда поднос опустел и на нем осталась только пустая посуда. В Викиных глазах появился ужас, она захлопала своими длинными ресницами и с опаской произнесла:
— Саша, ты чего?
— Ничего.
— Что с тобой происходит?
— Вика, не переживай, со мной все в порядке, — разыгрывая спокойствие, говорил Александр, но старался не встречаться с ней глазами.
— Зачем ты намешал столько напитков? Это же очень вредно. У тебя может быть отравление.
— Я думаю, все обойдется. Просто организм захотел алкоголя.
— Но не в таких же количествах…
— Да разве его поймешь? Ему то много, то мало.
— Кого поймешь-то?
— Организм.
— Ах, организм…
Выдержав паузу, Александр не без тоски в глазах посмотрел на поднос с пустыми рюмками, который Вика поставила на стол, и все так же наигранно заговорил вновь:
— Вика, я хотел поблагодарить тебя за встречу.
— Какую встречу? — не сразу поняла его Вика.
— С барышней Любой. Такая нужная, полезная и приятная встреча. Вика, спасибо тебе еще раз! Удружила, Викуля. Я всегда знал, что ты настоящий друг.
Выручишь в трудную минуту. Не оставишь в беде…
— Ты о чем?
— Да так…
— Когда я сейчас вошла, ты бил Любу головой о стену… — Голос Вики заметно дрожал.
— Ну что ты! Я никогда не бью женщин. Тебе показалось.
— У меня со зрением все в порядке.
— Вика, мы просто решали некоторые бизнес-вопросы. Ты же знаешь, иногда бывает, что бизнесмены не сходятся во мнении. Нервы, взаимные обиды…
Вика, это же бизнес!
— Такой бизнес я не понимаю, — как-то несмело заявила Виктория. — Что это за совместные проекты с битьем собеседника о стену?!
— Вика, в бизнесе бывает и хуже. Ты просто в нем ничего не понимаешь.
— Извини, Саша, но в таком бизнесе, с битьем головой о стену, я и в самом деле ничего не понимаю. А если бы я не пришла… Если бы я не пришла, то ты бы ее убил!
— Не говори ерунды. Если бы ты не пришла, мы бы до чего-нибудь договорились и пришли к единому мнению.
Прислонившись к двери. Вика посмотрела в мои глаза и заговорила вполголоса:
— Ребята, я вообще не понимаю, что сегодня происходит. У меня создалось впечатление, что все просто сошли с ума. Какой-то сумасшедший дом. Если бы я не зашла, то вы бытут точно друг друга убили.
Это что ж за совместные бизнес-проекты должны быть, чтобы люди разговаривали друг с другом подобным тоном и добивались единого мнения при помощи рукоприкладства?! А что там творит Татьяна…
— Что творит Татьяна? — тут же спросил Александр и обратил на Вику глаза, в которых читалась тревога.
— Она пьет, как заправский мужик. Рюмку за рюмкой, и я не могу ее остановить. Я спрашиваю ее, что произошло, а она ничего не хочет мне объяснять и говорит всего одну-единственную фразу: «Сашка козел». Я сразу поняла, что вы поругались. Я ее так и спросила, сказала, что если вы поругались, то ничего страшного. Столько лет вместе живете. Не впервой.
Сегодня же помиритесь.
— А она что? — Лицо Александра краснело прямо на глазах.
— Она говорит, что с козлами не ругается, что она отправила тебя в огород капусту жевать.
— Вот дура! Ну, я сегодня ей дома устрою… Что она себе позволяет? Совсем от рук отбилась. Я ей такую капусту покажу! Я ей по первое число всыплю!
Будет у меня как шелковая.
— Ну вот, и ты туда же. Что с вами со всеми сегодня происходит? Таня там пьет, а вы тут деретесь.
Это я во всем виновата.
— А ты тут при чем? — спросили мы с Александром в один голос, и я посмотрела на Вику, не скрывая своего удивления.
— Мне не нужно было организовывать эту выставку. У меня муж погиб, а я устроила подобное зрелище. Это Юрка на нас всех разозлился и посылает на нас с небес испытания… Мы все разозлили Юрия Константиновича. Он не одобряет мою затею.
— Вика, о чем ты говоришь? — попробовал успокоить ее Александр. — Ты только вдумайся. При чем тут Юра? Мы все рады, что ты организовала выставку, и я с самого началаподдержал тебя в твоих начинаниях. Тем более что ты организовала не просто выставку, а выставку, посвященную памяти своего мужа.
Пойми, Юра никак не может влиять на отношения между нами. Эти наши отношения сугубо личные.
Но Вика словно и не слышала Александра и твердила себе под нос:
— Это Юра разгневался. Это все Юра. Не нужно было мне делать эту выставку. Он все видит и слышит. Он сверху наблюдает за всеми нами.
Подумав, что сейчас самое время, я решила вступить в разговор и сказала довольно грустным и глухим голосом:
— Вика, Юрий тут действительно ни при чем.
Просто я от Александра беременна.
— Что ты сказала?! — Вика заметно побледнела и издала пронзительный стон.
— Я беременна от Александра.
— Как так?
— Вика, ну не смотри ты на меня так, словно не понимаешь, как женщина может забеременеть от мужчины! Я сказала Александру, что буду рожать, а он стал бить меня головой о стенку.
— А как же…
На мгновение Вика потеряла дар речи и не могла произнести даже звука.
— Вика, я не сотворила ничего ужасного. Просто у Александра Игоревича помимо маленького внука будет еще маленький ребенок, которому тоже нужна любовь, забота и материальная поддержка. Банальная жизненная ситуация. Такое же сплошь и рядом бывает. Это жизнь, и от нее никуда не денешься.
— Вика, она все врет! — начал выкручиваться мужчина. — Я с ней никогда не спал! Я ее не знаю и первый раз вижу! Это самозванка! Она от кого-то забеременела и хочет повесить на меня чужого ребенка! Ты же сама понимаешь, сколько сейчас таких ловкачек развелось. Но этот номер у нее не пройдет. Я вижу ее насквозь. Это лживая, наглая дрянь!
Как только Александр замолчал, я сделала серьезное выражение лица и сказала точно таким же серьезным голосом:
— Я сделаю экспертизу и подтвержу его отцовство, а затем подам в суд и придам своим действиям элемент публичности.
После моих слов Александр злобно оскалился и отвел глаза в сторону.
— Мне на старости лет для полного счастья только ребенка грудного не хватало… — почти прорычал он.
— Знаешь, при пьяных случайных контактах иногда бывают и дети, — снова подлила я масла в огонь.
— Бывают. У таких нерадивых матерей, как ты, которые в первую очередь думают не о ребенке, который должен родиться по пьяному залету, а о своем самоутверждении и совершенно необдуманной мести. Даже если это и мой ребенок… Но я ведь был в дупель упитый и обкуренный травой! Даже страшно представить, что там может родиться.
Посмотрев на потрясенную от всего сказанного Викторию, я попыталась привести ее в чувство и крайне осторожно произнесла:
— Вика, я уже говорила это Александру, но теперь хочу повторить еще раз при тебе, как при свидетеле.
— Что еще? — Виктория вздрогнула, а в ее глазах показались слезы.
— Если со мной что-то случится…
— А что с тобой может случиться? — Она уже пришла в себя и, кажется, могла рассуждать здраво.
— Мало ли… Может, мне завтра кирпич на голову упадет или меня машина собьет у самого дома. Я связалась с адвокатом и написала письмо, в котором четко изложила, что если со мной что-то случится, то это дело рук нашего уважаемого Александра Игоревича. К письму приложена справка о моей еще совсем маленькой беременности. Так что в случае моей смерти на Александра Игоревича будет заведено уголовное дело.
— Люба, ты о чем? Саша не способен на подобное!
— Вика, ты не знаешь Сашу.
— Не думаю. Мы знаем друг друга черт знает сколько лет! Можно подумать, что ты его знаешь…
— И все-таки есть моменты, которых ты не знаешь.
— Я не хочу знать дурные моменты про Александра, потому что очень хорошо к нему отношусь. Я все понимаю, но мне страшно подумать, как эта ситуация отразится на Татьяне. У нее больное сердце. Вы просто оба решили ее погубить. Она не выдержит.
Можете считать, что ее уже нет. Это известие убьет ее окончательно.
— И я про то же! — тут же прорвало Александра. — Быть может, хоть ты объяснишь этой дуре, что ей не стоит рожать! Что она никому и ничего не докажет и что ей лучше всего сделать аборт! Она уже не маленькая девочка, которая боится абортов и не знает, что последствия пьяного залета отражаются в первую очередь на несчастном ребенке.
— Люба, тебе это надо? — В глазах Виктории появилась злоба.
— Ты о чем?
— О том, что тебе не стоит рожать. Своим необдуманным решением ты разрушишь не только жизнь Татьяны и Александра, но и свою собственную.
— Вика, я готова сделать аборт, но при одном условии, — сделала я следующий ход в своей игре.
Изрядно вспотевший Александр заметно оживился и, достав носовой платок, вытер льющийся по лицу ручьями пот.
— Говори, — произнес он голосом, полным надежды.
— Говорю.
Достав из сумочки несколько сложенных ксерокопий, я положила их перед Александром и довольно уверенно заговорила:
— Это ксерокопии документов на одно помещение, которое администрация забрала себе за долги.
Сейчас оно опечатано. У меня есть точные сведения, что в самое ближайшее время это двухэтажное здание совершенно по смешной и бросовой цене отпишут одному предпринимателю. Правда, за какие заслуги, непонятно. Думаю, что в этом варианте сыграли определенную роль родственные связи. Другого просто не может быть.
— И чего ты хочешь от меня?
— Я хочу, чтобы это помещение по той же смешной и бросовой цене отписали тебе. Цена действительно смешная. Ты в состоянии ее заплатить, она никак не отразится на твоем кармане, не переживай.
Ты платишь эту цену и отписываешь помещение мне.
— Да ты с ума сошла! Я не смогу это сделать!
— Сможешь.
— Не смогу.
— А я говорю — сможешь. Глава администрации района, на территории которого находится помещение, твой очень хороший знакомый. Сделай все возможное и невозможное, но ты должен выбить это помещение в кратчайшие сроки. О сроках не забывай, потому что время бежит быстро, и на определенном сроке беременности мне уже никто не возьмется делать аборт, а пузо будет расти, словно на дрожжах. Так что времени в обрез. Смотри, иначе будет поздно.
— Люба, это слишком серьезно. Как я могу взять под себя помещение, которое уже отдают родственнику главы администрации? Сама посуди. Какие аргументы я могу привести? У меня их просто нет! Это же нереально!
— Это меня не касается.
— У меня не получится.
— Тогда я буду рожать.
— Даже если мои убеждения кого-нибудь тронут и мне пойдут на уступку, то это обяжет меня на всю жизнь и настроит против меня многих людей. Я не привык забирать из-под чьего-то носа объекты, на которые уже наложил свою лапу другой.
— Саша, ты грузишь меня теми проблемами, о которых я вообще не хочу знать. Они не должны меня касаться.
— Просто ты говоришь нереальные вещи…
— А мне кажется, что я говорю совершенно земные и приземленные вещи. Ладно, не буду вас обоих больше задерживать.
Повернувшись к Александру, я одарила его проникновенным взглядом и язвительно улыбнулась:
— Какое-то несчастное двухэтажное здание в одном из районов Москвы, и мы с тобой расходимся с миром. Я же не прошу у тебя особняк в центре Москвы! Я делаю аборт и полностью исчезаю из твоей жизни. Я никогда тебя не видела, ничего о тебе не слышала и нигде с тобой не встречалась.
При этом я перевела взгляд на ксерокопии документов и, не скрывая надрыва в голосе, спросила:
— Документы оставить или забрать?
— Если я не ошибаюсь, то твое деяние называется шантажом, — мрачно подметил Александр.
— Может быть. Я этого не отрицаю.
— По-моему, за это срок дают.
— По-моему, и за некоторые твои деяния положен определенный срок.
— Вы о чем? — вступила в наши дебаты Вика.
— Саша знает, о чем. О том, что он делает мне помещение, и мы с ним вполне миролюбиво расходимся. И больше не встаем друг у друга на дороге.
С этими словами я направилась к выходу и показала, чтобы Вика немедленно освободила мне проход. Вика отошла от двери и еле слышно сказала:
— До свидания, Люба.
— До свидания. Вика.
— Мне очень жаль, что я пригласила тебя к себе на выставку. Думаю, что мне совсем не стоило этого делать.
— Мне тоже жаль, что все так вышло. Извини.
Я должна идти. Я слишком плохо себя чувствую.
Шампанское выпила, и сразу начался токсикоз.
— Не рано ли?
— Токсикоз у всех начинается по-разному. Все это зависит от индивидуальных особенностей организма. Ну, я пошла?
— Иди. Тебя никто не держит.
Выйдя из комнаты, я громко хлопнула дверью и пошла по шумному залу. У старинной колонны стояла пьяная, покрывшаяся красными аллергичными пятнами от чрезмерной доли алкоголя Татьяна в окружении нескольких женщин и пила очередную порцию алкогольного коктейля, говоря своим подругам всего одну-единственную фразу: «А мой Сашка-то, оказывается, козел».
Почти у самого выхода я столкнулась с женщиной, лицо которой мне показалось знакомым. Увидев меня, женщина заметно смутилась и выронила из рук поднос с хрустальными бокалами, в которых было налито шампанское. Поднос с грохотом упал на пол, женщина извинилась, села на корточки и принялась собирать осколки.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.