read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Правду говорят.
— И кто он?
— Он мой любимый.
— И все?
— И все.
— А кто он вообще?
— Я же тебе сказала: он мой любимый человек.
— Кем работает? Что имеет?
— Он работает моим любимым человеком, а имеет меня почти каждую ночь.
— Рысак.
— Еще какой рысак!
— Надо же, как ему подфартило с работой. Давно устроился?
— Уже полгода.
— А платишь ты ему хорошо?
— Ежедневно. Я выдаю ему зарплату своей любовью.
— И премиальные бывают?
— Очень часто. Иногда так хочется рассказать ему о своих чувствах…
— Значит, ты ничего про него рассказать не хочешь.
— Не хочу.
— Просто любимый человек и все?
— Просто любимый.
— Хм, ты скрытная. Все свое ношу в себе и никому не расскажу и не покажу. Так?
— Думаю, этого достаточно для того, чтобы его охарактеризовать. Ладно, пойду тоже духи выберу.
Хочется, чего-нибудь резкого и немного дерзкого.
— Чтобы люди оборачивались?
— Чтобы выделяться среди людей.
— А что ж ты, замуж вышла, а сама себе духи выбираешь?
— Потому что я очень вредная и привередливая.
Есть вещи, которые мне лучше не дарить, потому что все равно не угодишь. Это касается духов и косметики.
— А мне казалось, что подарок любимого человека всегда в радость.
— Действительно всегда, но только мой любимый человек очень даже понятливый. Он знает, что мне стоит дарить, а чего лучше не делать.
— Надо же. Какое редкое взаимопонимание.
— Вика, а еще не выяснили, кто убил Юрия Константиновича? — Я набралась смелости и задала вопрос, который очень сильно меня волновал. Ведь тот, кто убил Юрия, убил иГалину. В глубине души мне очень хотелось, чтобы убийцы были наказаны, но я не очень верила в силу нашей милиции, которая искала убийц, и я прекрасно понимала тот факт, что мое желание по поводу возмездия может быть просто неосуществимо.
— Выясняют, — ухмыльнулась Виктория и слегка побледнела. — Еще немного повыясняют и дело закроют. У нас же так все делается.
— Что, вообще никаких зацепок?
— Убийцу еще не нашли, — резко ответила Вика и дала понять, что ей слишком больно говорить на данную тему.
Сделав пару шагов, я резко остановилась и произнесла уже дружелюбным голосом:
— Вика, ты на меня зла не держи.
— А я и не держу. Кто старое помянет… Между прочим, ты мне очень даже симпатична.
— Ты мне тоже. Будет желание, заезжай. Будешь у меня всегда самым почетным и долгожданным гостем. У меня на первом этаже еще и немецкая химчистка открылась.
— Может быть, как-нибудь соберусь с духом и заеду.
— Я буду очень рада тебя видеть. И необязательно собираться с духом. Просто заезжай и все!
Купив флакончик понравившихся мне духов, я поискала Вику глазами, но ее уже нигде не было.
Сев в свой автомобиль, я отправилась прямо на работу и, зайдя в свой кабинет, посмотрела на свое отражение в зеркале. Я любила смотреть на свое отражение и всегда оставалась довольна. Мне нравилось в себе все. Фигура, лицо, глаза, волосы. Ближе к вечеру мне позвонила моя мама и поинтересовалась моими достижениями на трудовом фронте.
— Мама, у меня все хорошо. Очень много дел. Ты же понимаешь, какая на мне ответственность. Конечно, устаю, ведь я слишком много работаю и слишком мало сплю.
— Дочь, но ты же знаешь, что без этого не бывает денег.
— Знаю, мама. Знаю. Просто я так жутко устала!
А на море-то как хочется…
— Так слетай на выходные.
— Не могу. Занята. Может быть, позже.
— А как поживает твой прохиндей?
— Ты имеешь в виду моего мужа? — Я попробовала показать свое недовольство по поводу маминого отношения к Артуру, но на мою маму оно практически не действовало. Она пребывала в глубоком убеждении, что мой муж именно прохиндей, и переубедить ее было невозможно. Единственное, на что я уповала, так это на время. Оно должно было доказать ее не правоту и заставить изменить свои взгляды.
— Да, именно этого проходимца.
— Он не проходимец. Он мой муж.
— Для меня он навсегда останется проходимцем.
— Мама, у нас все хорошо.
— У вас не может быть все хорошо, — тут же зацепилась за мои слова мама.
— Ну почему ты так считаешь? Если он не нравится тебе, то это не значит, что он не нравится мне.
Конечно, как и в любой семье, у нас бывают определенные разногласия.
— У вас не может быть все хорошо, потому что вы абсолютно разные. А какие у вас разногласия? Если ему что-то не нравится, то пусть он убирается ко всем чертям.
— Мамочка, ну ведь мы сошлись не для того, чтобы он убирался ко всем чертям, — снова попыталась я образумить свою маму, на которую просто не могла злиться, потому что очень сильно ее любила.
— Для меня до сих пор остается загадкой то, почему вы сошлись. Так какие все-таки у вас разногласия? Этот прохиндей не хочет работать?
— Я его прекрасно понимаю, потому что уделяю ему не столько времени, сколько бы он хотел, — сказала я, проигнорировав ее последний вопрос.
— А что он хотел? Чтобы ты нянчилась с ним с утра до ночи? — вернулась к любимой теме моя мать.
— Кому понравится вечно занятая и работающая жена? Сама посуди.
— А если ты не будешь работать, то что тогда он будет есть? Что он намажет себе на хлеб?
— Мама, но ведь он тоже зарабатывает. Он в состоянии сам купить то, что мазать себе на хлеб.
— А тебе?
— И мне тоже.
— А он знает, что ты не любишь сливочное масло, а любишь черную и красную икру? Он знает твои запросы?
— Знает. Именно это его угнетает. Он не в состоянии их удовлетворить.
— Поэтому ты и работаешь. Если твой прохиндей не в состоянии купить тебе модную юбку, то ты купишь ее сама.
— Мама, все равно я не ангел. Со мной очень сложно.
— Да он на тебя молиться должен! Что он может тебе предложить? Если бы не ты…
— А если бы не он, я бы была одинока.
— Не одинока, а свободна. Это большая разница, дочка. Да возле тебя женихи всю жизнь шеренгами выстраивались. Ты же сама от них от всех нос воротила.
— Ладно, мамуля, слишком много работы. Созвонимся позже, — попробовала я закруглить этот бесконечный разговор.
— Люба, не хотела тебе говорить, но все же скажу.
Я своей приятельнице показывала фотографии, где ты со своим проходимцем.
— Мама, ну зачем ты показываешь наши семейные фотографии своим подругам?
— Да это даже не приятельница, а моя хорошая подруга — Зинка. Что, я не имею права показать фотографии своей лучшей подруге Зинке? Почему я должна скрывать от нее фотографии своей любимой дочери и нелюбимого зятя?
— И что сказала Зинка?
— Зинка, как фотографию увидела, так чуть в обморок не упала.
— Почему? — насторожилась я, предчувствуя какую-то беду. — Он ей не понравился внешне?
— Насчет его внешности говорить не будем. Это разговор долгий и неприятный. На селе тракторист и то красивее выглядит. У него хоть кудри есть. А у этого что? Ни кудрей, ни фейса, ни работы престижной.
Нет, не это. Люба, я не могу сказать тебе это по телефону. Давай где-нибудь попьем кофе.
— Мама, но я так загружена. Я сейчас буквально обложена различными бумагами.
— Тогда давай встретимся в греческом кафе недалеко от твоего магазина. Я позвоню, как подъеду.
Посидим на открытой террасе, поговорим. Думаю, что для тебя это очень важно. Хоть я и не хотела тебя расстраивать, но придется.
— Мама, мне кажется, что я не дотерплю этот час.
— Дотерпишь. Думай пока о своих бумагах.
— Да мне ни одна бумага сейчас не полезет в голову!
— Я уже выезжаю. Ты можешь пойти в кафе первой и сделать заказ. Только не забудь, пожалуйста, заказать мой любимый пудинг, политый вишневым соусом.
— Хорошо, мама. Я тебя жду.
Глава 20
Мы сидели на прекрасной террасе, пили кофе, и со стороны, наверное, казалось, что мы ведем совершенно непринужденную беседу. Но на самом деле я находилась в каком-то жутком ожидании неприятного разговора, хотя и тешила себя мыслью, что или мама что-то нафантазировала, или ее приятельница с кем-то спутала моего мужа.
— Вид у тебя усталый, — обеспокоенно посмотрела на меня мама. — Как замуж вышла, так стала плохо выглядеть. Замужество должно украшать женщину, а у тебя наоборот. Хотя.., смотря какое замужество.
— Мама, это ты мне могла сказать по телефону.
Мы с тобой встретились для того, чтобы ты могла сообщить мне то, о чем невозможно говорить по телефону.
— Я даже не знаю, как начать. Только обещай, что ты нормально это воспримешь.
— Ну, говори!
— А ты пообещай.
— Мама, ну что мы с тобой сидим и торгуемся!
Вместо слов мама выложила на стол черно-белую фотографию, на которой был изображен Артур в обнимку с молодой женщиной. А рядом с этой счастливой парочкой сидели двое коротко стриженных мальчишек-погодок, державших в руках плюшевых зайцев.
— Что это такое? — непонимающе посмотрела я на фотографию.
— Не что это такое, а кто это такие? — поправила меня мама.
— Извини. Я не правильно выразилась.
— Это первая семья твоего проходимца.
— Он никогда не был женат. У него даже штампа в паспорте не было.
— Любонька, ну мы же все поменяли паспорта.
А твой прохиндей очень даже предусмотрительный Он оставил свой паспорт чистым, чтобы не было лишних вопросов.
— А где ты взяла эту фотографию?
— У своей Зинки. Моей подруги, тети Зины. Ты же ее хорошо знаешь.
— А тетя Зина где ее взяла? — Я почувствовала, как кровь ударила мне в голову, и у меня застучало в висках.
— Зинкина родная сестра живет с Варей на одной лестничной клетке. У них даже квартиры через стенку находятся.
— А Варя — это кто?
— Жена проходимца.
— Мама, подожди, жена проходимца, вернее Артура, это я.
— Значит, ты вторая жена, а она первая. Я сама такого поворота не ожидала. — Мама заметно заволновалась и, для того чтобы не вылить на себя кофе, от греха подальше поставила чашку на стол. — Люба, ко мне в гости приехала Зина, и я показала ей твои карточки. Но когда она увидела проходимца, она даже альбом с фотографиями выронила, сказала, что этот тип хорошо ей знаком. Она его видела, когда к сестре приезжала. А потом как закричит, что это Варькин муж. Ну, я сначала не поняла и попыталась объяснить, что это не Варькин муж, а наш муж, но она пообещала мне съездить к сестре, чтобы та сходила до Вари и взяла эту фотографию. Зинка у меня при понятиях Она, конечно, ничего сестре не рассказала, потому что уж больно они с Варей дружны, а под каким-то предлогом эту фотографию все же выманила.
Она поклялась мне язык за зубами держать и молчать по поводу того, что проходимец еще раз женился и теперь с тобой припеваючи живет. Зачем это женщине знать? Она и так одна двоих детей растит.
— Надо же! — несмотря на то, что кофе только что принесли и он был горячим, я выпила его почти залпом. Я не смогла унять нервную дрожь. — Не понимаю, зачем он это от меня скрыл? Я ни разу не замечала, чтобы ему дети на мобильный звонили.
— Так он с детьми уже года три не общается.
— Как не общается?
— Да так. Вычеркнул их из своей жизни, и все.
— А почему они развелись?
— Да кто его знает. У развода не бывает одной причины. Обычно их много. Разводятся по мере их накопления. Варя плохо о нем отзывается. Говорит, он лодырь, неудачник, бабник и домашний тиран.
— Домашний тиран… — задумчиво произнесла я и затаила дыхание. — Это есть немного, но ты же знаешь, что меня тиранить бесполезно.
— Знаю, — мельком улыбнулась моя мама. — Пусть только попробует!
— Меня бесит в нем то, что он лезет куда можно и куда нельзя. Он хочет, чтобы я была у него на ладони.
— Пусть забудет. Ты не из тех женщин, которых можно держать на ладони. Так вот. Варя говорит, что он относится к категории мужчин-неудачников, у которых никогда ничего не получается. За что бы он ни брался, у него ничего не выходит. И всю собственную несостоятельность он всегда сваливал на Варины плечи, обвиняя ее в том, что это она во всем виновата.
— Может, на него наговаривают? Когда люди разводятся, они редко остаются друзьями. Обычно люди расходятся врагами и говорят друг о друге гадости.
— Я не думаю, что Варвара сказала какие-то гадости. Она сказала то, что было на самом деле. И ты сама прекрасно знаешь, что он лодырь, неудачник, бабник и домашний тиран. Ты сама его идеализируешь. Ты все подсознательно чувствуешь, просто боишься признаться сама себе, что все так плохо.
— А еще…
— Господи, что еще?
— Еще он занимается криминальными делишками.
— Какими еще криминальными делишками?
— Да бизнес-то у него дутый. Я же тебе сразу сказала, что он не учредитель, а ухренитель. Не среди друзей-бизнесменов он крутится, а среди братвы.
— Господи, какой братвы?
— О которой в газетах пишут и фильмы показывают. Не знаю, к какой именно он у тебя братве относится, но это и есть его так называемый бизнес.
— Но ведь у него же офис есть.
— Сейчас у всех офис есть. Деньги же должны куда-то носить. Вот их прямо в офис и несут.
— А кто несет-то?
— Те, кому твой муженек вместе со своими дружками крышу делает, — с видом знатока объяснила мне моя мама. — А в молодости он у тебя профессиональным вором был. А потом завязал.
— Это тоже Варя сказала?
— Да.
— А может, все-таки она на него наговаривает?
— Ни черта она не наговаривает! — тут же возразила мне моя мама.
— И почему ты в этом так уверена?
— Потому что на свете существует материнская интуиция. Так что бизнес у него дутый и точка, а в молодости он неплохо воровал. Только он ни на воровстве денег нормальных не поднял, ни на своем так называемом бизнесе. Варя сама пашет, и у вас сейчас все тоже на тебе держится. Я же говорю — он неудачник. Друзья у него все при деньгах,а он у тебя какой-то бесперспективный.
— Да уж, хорошенькие перспективы…



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.