read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Олег прикусил губу, сам поняв свою ошибку. Во всем виноват сумбур в голове — надо его утихомирить и принять правильное решение. Однако, как ни крути, а вариант выходил один-единственный, угрожающий большой потерей времени. Нет, разумеется, есть и другие, но с их возможностями… Ладно, делать нечего.
— Эрон, мы пойдем к устью этой реки. До Фреоны отсюда не больше трех километров… я так думаю. Там, вдоль берега, течения почти нет, да и лед неопасен. Мы соорудим плоти обогнем на нем устье стороной, чтобы не попасть в полосу льда, вырывающегося оттуда. На просторе он расходится во все стороны, его можно миновать без особого труда.
— Хорошо, — кивнул арк. — Нам надо поспешить, иначе эти трупоеды успеют уйти слишком далеко.
Монгу взвалил на плечи рюкзак с вещами крошечного отряда, занял место за Эроном. Олег, как всегда, плелся позади. Как ни рвался он вперед, но идти по заснеженному лесу слишком быстро не получится.
* * *
Аня опустошила полную миску пресной ухи, съела всю рыбу, да еще и часть костей смогла прожевать. При этом, несмотря на суточную голодовку, есть она не хотела, но заставляла себя, прекрасно понимая, что если потеряет силы, то никакой надежды на побег не останется. К тому же, в случае удачного побега придется долго добираться назад в одиночку, что тоже нелегкое дело. В этих местах вряд ли можно рассчитывать на помощь местных жителей — с островитянами они не общались. Нет, надеяться нужно толькона свои силы, так что надо есть, невзирая на отсутствие аппетита.
Хижина была очень маленькая, от такого количества народу в ней сразу стало тесно. Впрочем, Аню это не беспокоило: она наслаждалась долгожданным теплом — в последнее время ей этого очень не хватало. Ночью девушка не сомкнула глаз — от костра толку было немного, а оленья шкура, выделенная ей Антоном, оказалась сыровата и почти негрела. К счастью, покойный хозяин знал толк в строительстве: жилище вышло теплым. Сложено незатейливо — из жердевых стен, меж которых насыпана земля. Просто, но результат неплох. В одном месте структура сооружения была нарушена единственным крошечным окном, затянутым мутной пленкой, склеенной из каких-то ошметков, на пластик этот материал походил слабо. Аня слышала, что вроде бы кто-то ухитрялся делать такой заменитель стекла из рыбьих или животных пузырей, но видела подобное впервые.
Хозяйка домика сидела на единственной лежанке, не реагируя на сочувственные взгляды, бросаемые ей Аней. Она вообще ни на что не реагировала, даже плакать перестала— застыла статуей, уставившись в одну точку. Взгляд был не просто пустой — пустота его не поддавалась описанию. Оставалось надеяться, что столь сильное потрясениене отразится на будущем ребенке. Если, разумеется, бандиты сохранят женщине жизнь, а это как раз неизвестно. Аня, поймав несколько взглядов Гарика, поняла: насытившись, подонок собирается устроить какую-то пакость.
Так и оказалось.
Бывший почтальон, несмотря на свои скромные габариты, жрал за двоих. Выхлебав несколько глубоких мисок, он уплел всю рыбу вместе с костями и головами, сытно рыгнул, похлопал себя по животу:
— Чтоб я всегда так жил!
— Как мало тебе надо, — иронично отозвался Рог.
— Почему? Я бы, конечно, с большим удовольствием мяса потрескал, но чего нет, того нет. Как говорили у нас в авиаотряде, за неимением стюардессы нагибают пилота.
— Да ты у нас летчик! — делано изумился вожак.
— Не летчик, но к небу близко, — уклончиво ответил Гарик.
— Близко, говоришь? Зимой на крыше снег чистил? И вообще, странный у вас авиаотряд, раз с пилотами подобное проделывали…
— Кончай подначивать! Я вот что думаю… — Гарик скорчил неповторимую гримасу, отобразив одновременно удовольствие, озадаченность и лукавство: — Поели мы хорошо, не спорю. Однако для завершения программы отдыха чего-то нам не хватает…
— Ну и чего же? — понимающе ухмыльнулся Рог.
— Женской ласки, вот чего! Как я про это мог забыть! Это, наверное, от долгого ее отсутствия. Но ничего, все можно наверстать. Антон, ты не поделишься с товарищами своей красавицей?
Парень ничего не сказал, но выразительно положил ладонь на рукоять меча, что само по себе было красноречивым ответом. Гарик, ничуть не испугавшись, с досадой произнес:
— Не поделишься… Вот же люди жадные бывают! Разве с нее убудет? Ладно-ладно! Успокойся! Сам не пользуешься и другим не даешь… Что же нам теперь делать?
Диалог бандитов был столь неестественным, что Аня ни на секунду не испугалась за себя, понимая, что они разыгрывают какой-то спектакль. Ей при этом отводилась роль зрителя: никто не станет ссориться с Антоном — банда и так ослабла до минимума. Нет, бояться следует хозяйке дома — бояться бандитской похоти.
Так и оказалось. Рог, ухмыляясь все больше и больше, покачал головой:
— А ты не забыл, что у нас в гостях не только симпатичная островитянка. Есть кое-кто еще… Я понимаю, что до прекрасной Анны хозяйке этих чертогов далеко, но сам же говорил, как поступают в отсутствие симпатичной стюардессы.
Хлопнув себя по лбу, Гарик фальшиво охнул:
— Как же я мог забыть!
Обернувшись, он плотоядно уставился на застывшую хозяйку, покачал головой:
— Красавица, прости, что мы о тебе немного подзабыли, но сейчас я это упущение исправлю.
Поднявшись, он пересел на лежанку, обхватил женщину за талию, другой рукой мгновенно влез за пазуху:
— Ого! Ребята, а тут есть на что полюбоваться! Станок что надо! Ну-ка, красавица, давай-ка мы с тебя снимем тряпки: они мешают любоваться на твои сокровища. Личиком ты,к сожалению, не вышла, но вот все остальное у тебя на уровне… мне так кажется.
Женщина только сейчас вышла из ступора, дернулась, попытавшись вырваться из объятий бандита. Тот навалился, прижимая ее к лежанке, при этом продолжая второй рукой шарить под одеждой.
— Рог! Помоги! — прохрипел Гарик.
Вожак поднялся, подмигнул Ане:
— Смотри! Такого ты на своем острове не увидишь. Ваши мужики сопли ходячие, не способные на серьезные поступки. А вот революционерам трахнуть беременную — раз плюнуть: нас такими мелочами не смутить.
— Мрази!!! Вы просто мрази!!! Немедленно оставьте ее в покое!!!
— А то что? — насмешливо уточнил бандит.
— Я… Я… Вам это так с рук не сойдет! Какие же вы мрази!
— Верно заметила: мрази. А вот какие именно мрази… Сейчас сама увидишь, когда досмотришь все до конца.
Аня с мольбой посмотрела на Антона:
— Я… Мне надо выйти…
— Нет уж! Пускай смотрит! — бросил Рог через плечо, уже поворачиваясь к лежанке.
Антон, не обратив на слова вожака ни малейшего внимания, поднялся, потянул за веревку, обхватывающую запястья девушки. Та поспешно вскочила, едва не опрокинув стол,рванулась к двери, вздрагивая от каждого крика несчастной женщины. Рог недовольно поморщился, но не стал конфликтовать с соратником — у него намечалось более приятное занятие.
Изо всех сил натягивая веревку, Аня добежала до трупа хозяина, остановилась, развернулась к Антону, раскрыла было рот, но он ее опередил, хмуро произнеся:
— Ты в туалет хотела? Он за домом.
— Не нужен мне туалет! Ты сам прекрасно понимаешь, что не нужен! Антон! Как ты можешь быть вместе с такими подонками?!
— Они не идеальны, — кивнул парень. — Но у них хватает положительных качеств.
— Да? Что-то я их не заметила! Наверное, тщательно прячут свою истинную благородную сущность! Антон, ты ведь раньше был не таким, совсем не таким. Зачем? Зачем ты все это затеял?
— Я не могу без тебя. Я долго об этом размышлял… Если бы ты знала, как больно мне было за то, что я ушел… тогда… Оставил тебя там, на острове, да еще в таком опасном положении. Мне тогда разум затмило, не иначе. Скажи ты на прощание одно… одно-единственное ласковое слово… остался бы не раздумывая. Аня, как же я тебя люблю…
— Дурак! Сам должен понимать: все закончилось, не начавшись. Да, прости, что я тебя тогда сразу резко не отшила, но и никакой надежды никогда не давала. Это все из-за Олега: строила тебе глазки, чтобы вызвать у него ревность, иначе он бы так и не признал во мне женщину. Наверное…
— Забудь про Олега, — резко заявил Антон. — Все, больше ты его не увидишь. Хватит — один раз я от тебя отступился, больше такую глупость не совершу. Ты моя и только моя!
— Ошибаешься! Мы муж и жена, еще с осени, нас даже в церкви обвенчали. Я его и только его! И ничего против этого не имею: мы любим друг друга, у нас все просто замечательно.
Ревниво насупившись, Антон непреклонно произнес:
— Жаль, что у меня не было возможности его убить, хотя я не раз задумывался об этом.
— Ты негодяй! — вскинулась Аня. — Он ведь тебе жизнь спас!
— Что моя жизнь в сравнении с возможностью обладать тобою? Нет, ты будешь моей, только моей! Я все равно этого добьюсь: как бы ты ни сопротивлялась, но рано или поздно сдашься. Ты великолепная женщина, но просто женщина, не больше, а вы легко меняете привязанности, я видел это не раз. Нет, я все равно тебя завоюю.
Вздрогнув от пронзительного крика, донесшегося от дома, Аня побледнела, упрямо покачала головой:
— Добиться этого ты можешь разве что таким способом.
— Не бойся, я не стану так поступать, это уже будет не любовь.
— Спасибо хоть на этом.
Антон, выждав паузу, задумчиво добавил:
— Но помни: я уже не тот глупый мальчик, который уговаривал тебя на крепостной стене. Совсем не тот… Кто знает, что я устрою, если ты и дальше продолжишь упрямиться.
Аня не ответила, побледнев еще больше — если Антон изменит свое отношение, ей придется несладко. Ведь он — ее единственная защита от этих подонков, а если сам превратится в такого…
Думать об этом было страшно.
* * *
Построить плот оказалось не столь просто. В этих краях берег Фреоны оказался сильно заболоченным, кроме тростника, никакого подходящего материала поблизости не было. Олег с досадой вспоминал веревку, оставленную на стене поселка — сейчас она бы здорово пригодилась. За неимением других средств, мужчины отрезали от своих плащей тонкие ленты, скрепляя ими вязанки тростника и десяток бревен, принесенных за целый километр. Работу закончили лишь на рассвете следующего дня, практически не отдохнув.
Ухватившись за шесты ладонями, изрезанными тростником, преследователи отправились в плавание. Плот был слишком мал, то и дело при резком маневре ноги заливало водой, все время приходилось следить за равновесием. Столкновение с крупной льдиной могло оказаться фатальным, так что приходилось их огибать заблаговременно — неповоротливое плавсредство не так просто заставить изменить курс.
К счастью, речных «айсбергов» было немного, да и течение возле берега почти отсутствовало. Попотеть пришлось лишь один раз, обходя устье злополучной речки. К тому времени она малость поутихла, но все равно льда выбрасывала немало.
Преодолев опасную стремнину, поспешно направились к берегу. Хозяйственный Эрон хотел было развалить плот, прихватив с собою все ремни, но Олег не позволил терять время. Преодолев лабиринт подтопленных плавней, маленький отряд через час добрался до того места, где вчера повстречался с похитителями. Снегопадов с тех пор не было, так что след нашли без труда. Выглядел он не слишком свежим из-за нагрянувшего тепла, но потерять его все равно невозможно.
Не пройдя и полукилометра, преследователи вышли к трупу Вадика, мельком его осмотрели, а чуть дальше обнаружили маленькую хижину. Возле нее копошилась невысокая женщина, при помощи деревянной лопаты пытаясь выкопать яму. Мертвый мужчина, лежащий рядом, не оставлял сомнений в предназначении данной ямы.
При виде троицы незнакомцев, вооруженных до зубов, женщина кричать не стала, только застонала с какой-то обреченностью. Олег, вскинув руку, улыбнулся как можно более дружелюбно, и успокаивающе произнес:
— Не бойся, мы не бандиты. Мы преследуем троих мерзавцев, похитивших мою жену. Как я понимаю, они были здесь?
Женщина молча кивнула.
— Это они убили мужчину?
— Да, — безжизненным голосом ответила она. — Это мой муж… Был моим мужем. Они убили его… Я ждала ребенка… Теперь не жду.
— Скоты! — констатировал Олег, но далее рассыпаться в соболезнованиях не стал: его больше волновали свои проблемы: — Девушка, которая была с ними? Как она? Ее не обижают?
— Нет. Она связана, но все равно постоянно пытается убежать. Там был один… Самый нормальный из них. Он ее защищает, но и убежать не дает. Она помогала мне… потом, когда я потеряла ребенка.
— Давно они ушли?
— На рассвете.
— Проклятье! Они опережают нас на пять или шесть часов! Мы их до вечера не догоним!
— Да, они очень спешили. И забрали из дома почти все. Еды осталось чуть-чуть, мне не прожить на ней и недели.
Олег, вслушиваясь в последние слова, произнесенные равнодушным тоном, понял, что его первое впечатление было обманчивым — перед ним вовсе не зрелая женщина, перевалившая тридцатилетний рубеж. Сколько ей? Двадцать? Семнадцать? Какая, впрочем, разница. Выглядит она теперь раза в два старше, чем на самом деле. Лицо и так трудно назвать красивым, а сейчас, почернев, стало и вовсе будто у старухи.
Поколебавшись, он остановил порыв глупого благородства, призывающего помочь несчастной, и неловко произнес:
— Извини, но мы не можем терять время. Если хочешь похоронить мужа, разведи на этом месте костер, иначе так и не справишься с мерзлой землей. Оставаться здесь тебе нельзя, сама понимаешь. Есть куда пойти?
— Нет.
— Понятно… Захватишь всю еду и пойдешь к устью этой речки, там, на берегу, найдешь наш плот. Льда на реке немного, если не отходить далеко, то спокойно переправишься. Дальше иди вверх по Фреоне и через день или два увидишь большой приток на противоположном берегу. За ним будь внимательной, следи за островами, пока не заметишь на одном из них поселок. Его разглядеть трудно, но дым видно хорошо. Возможно, встретишь на берегу кого из наших, если нет, то посигналь как-нибудь. За тобой придут, у нас там постоянно наблюдатель с биноклем все разглядывает. Примут тебя хорошо, не волнуйся, только передашь, что встретила Олега и расскажешь про то, что случилось. Поняла?
— Да.
— Вот и хорошо. Сообщишь, что я продолжаю преследование и без Ани не вернусь. Ты как, сможешь дойти? В таком состоянии?
— Мне не остается другого выхода, — равнодушно ответила женщина.
Нахмурившись. Олег покачал головой:
— И не вздумай удавиться над могилой мужа. Он бы это точно не оценил. Ты молода и успеешь еще пожить в свое удовольствие. Будут у тебя еще дети… я надеюсь…. Ладно, извини, но больше помочь тебе ничем не смогу. И это… Лучше брось ты это дело: такими темпами могилу рыть целую неделю будешь. Собирай вещи и уходи, пока наши следы хорошо заметны, по ним быстро найдешь плот. А тело мужа затащи в дом и подожги его перед уходом. Хочешь, мы сами занесем? Тебе будет слишком тяжело.
— Нет. Я сама… Я все сделаю сама…
— Как знаешь. Ладно, удачи тебе.
Глава 5
Очередная бессонная ночевка в сыром холодном лесу здорово подкосила силы. Аня едва плелась, то и дело пытаясь задремать прямо на ходу. Из-за рассеянного внимания девушка постоянно спотыкалась, иногда падала. Обеспокоенный Антон до минимума сократил длину веревки, поддерживая пленницу в такие моменты, но делать это успевал далеко не всегда. Один раз, не выдержав, он предложил Ане посидеть у него на плечах, но в ответ заслужил лишь презрительный взгляд. Будь она не в столь сонном состоянии, то обязательно согласилась бы, помня о том, что ей следует беречь силы, но мозг, затуманенный усталостью и недосыпанием, с рефлекторным недоверием реагировал на любое участие со стороны похитителя.
Очередную остановку Аня встретила с радостью, надеясь, что бандиты устроят затяжной привал. Но нет, их насторожил запах дыма, принесенный восточным ветерком. Коротко посовещавшись, они покинули звериную тропу, пробиваясь через снежную целину. Девушка, с трудом сбросив сонное оцепенение, из обрывков фраз поняла, что они собираются заслать в этот поселок кого-нибудь на разведку. Сомнительно, что о них слышали в здешних краях, так что опасности разоблачения нет. Необходимо выяснить, куда они попали и где можно встретиться с Монахом. Не исключено, что здешние жители его люди.
Действительность оказалась не столь простой, как предполагалось. Да, к поселку они вышли, но вопрос о разведке отпал сразу, ибо их заметили. Проломившись сквозь кусты, Рог вышел на маленькую прогалину, резко остановился, чуть ли не нос к носу столкнувшись с парочкой мужчин. На охотников они походили слабо: один в доспехах из кожи и тростника, с короткой пикой, второй с массивным медным нагрудником, топориком за поясом и каменной булавой в руках. Меховые шапки усилены деревянными пластинами— они играли роль шлемов. На каждом виднелась овальная эмблема с изображением креста заключенного в круг.
Незнакомцы синхронно отступили назад, готовя оружие. Рог, рассмотрев эмблемы, миролюбиво показал пустые ладони:
— Ребята, спокойно! Мы ищем Монаха.
— Вы откуда? — настороженно уточнил тип с булавой.
— Издалека, с юга. Четвертый день к вам топаем.
Солдаты переглянулись, тот, что с пикой, хохотнул:
— Ну и дела! Нечасто такое увидишь, чтобы к нам так рвались. Да еще и с дальних краев.
— Так мы можем поговорить с Монахом? — нетерпеливо уточнил Рог.
— А куда вы теперь денетесь? — хмыкнул парень с булавой и пронзительно свистнул.
На сигнал пришло сразу полдесятка бойцов. Старший, облаченный в доспехи из автомобильной жести, выслушал короткие объяснения Рога и приказал следовать за ним. Солдаты плелись позади, отрезая пути отхода.
Поселок показался через пару минут, причем с первого взгляда стало понятно: здесь не все ладно. Он расположился на склоне невысокого холма, вытянувшись вдоль маленькой речки. Оборонительные сооружения состояли из мелкого рва и невысокого вала с двухметровым частоколом, за ними скрывалось около полусотни жилищ.
В данный момент частокол был проломлен в нескольких местах, парочка хижин пылала, разнося запах дыма на всю округу. Вокруг них суетились десятки фигурок, но пожар не тушили, просто не давали ему распространяться на весь поселок. Даже с расстояния в сотню метров можно было различить кровавые пятна на белом снегу и несколько подозрительно неподвижных тел рядом с ними.
Уже в воротах Аня вскрикнула от страшного зрелища — сразу за ними протянулся ряд кольев с корчащимися людьми. Никто из них не кричал, очевидно, это было невозможно,лишь некоторые постанывали. Особо зловеще выглядело несколько свободных орудий казни, уставившихся в небо на совесть отточенными остриями.
Побледневшие бандиты прибавили шаг, спеша миновать страшное место. Аня и вовсе закрыла глаза и мечтала то же самое сделать и с ушами, но мешали связанные руки. Поднять веки рискнула лишь после того, как громыханье жестяных доспехов стихло, и послышался голос:
— Первый! Мы нашли этих людей на опушке леса. Они говорят, что пришли издалека, с юга, для того, чтобы увидеть тебя.
Открыв глаза, Аня в первую очередь рассмотрела десяток мужчин в доспехах из той же автомобильной жести — по здешним меркам очень неплохая броня, мало кто мог такойпохвастаться. Странно, но на самого удивительного человека она обратила внимание во вторую очередь.
А удивляться было чему. Во-первых, он сидел верхом на пони — это была первая лошадь, увиденная Аней в этом мире. Во-вторых, рост его был настолько велик, что свисающие ноги едва не доставали до земли. Девушка сразу поняла, что в нем не меньше двух метров, правда, сама фигура внушительностью не отличалась — все ушло ввысь, а не вширь. Но все равно впечатляло. Голову всадника защищал красивый отполированный шлем, такой она видела в фильмах про римских легионеров. Под черным плащом, чем-то напоминающим облачение священника, виднелись доспехи из мелких пластин, набранных подобно чешуе, с пояса свисал длинный прямой меч с массивной крестовиной эфеса.
Лицо заслуживало отдельного описания и могло выделить этого человека из толпы без всего остального. Это было лицо ворона, ассоциация была столь полной, что Аня не удивилась бы, если б он внезапно закаркал. Однако вместо птичьего крика с уст сорвались обычные слова, правда, голос был каким-то дергающимся, надтреснутым:
— Вы действительно пришли с юга?
— Да, — уважительно ответил Рог, — Нам пришлось добираться несколько дней.
— Что ж, ваш путь окончен. Зачем же вы хотели меня видеть?
— Первый, мы хотим служить у тебя.
— У меня не служат, — спокойно ответил Монах. — Я лишь первый среди равных, не более. Разве могут равные служить друг другу?
— Прости, мы плохо знаем ваши правила. Но непременно их изучим: я больше так не ошибусь. Ты силен, ты способен сделать то, что не под силу нам. Мы готовы помочь тебе вовсех начинаниях. Я и Антон хорошие воины с отличным оружием, Гарик… он тоже может быть полезен.
— Воины мне нужны, — многозначительно произнес Монах. — А кто эта девушка? Ты так ее и не представил.
— Она принадлежит Антону.
— Почему ее руки связаны?
— Чтобы не сбежала. Он отобрал ее у мужа, она еще не привыкла к своему новому положению.
— Вот как? Я не одобряю подобного. Жены должны быть при мужьях, хранить очаг и рожать детей. Я пресекаю любые проявления позорного феминизма, но и разрушать семьи подобным образом не позволяю. Женщина не товар, принадлежащий тому, кто ее пожелает.
Антон шагнул вперед, решительно произнес:
— Она будет хранительницей моего очага и матерью моих детей. Обстоятельства привели к тому, что мы разлучились, но больше я этого не допущу.
— Вот как? Ты ведь собираешься стать одним из нас, а наши воины не всегда принадлежат сами себе. Сидеть при очаге все время тебе никто не позволит.
— Ничего. В своей семье я смогу поддерживать порядок.
На последних словах Аня зашлась в приступе кашля. Нахмурившись, Монах покачал головой:
— Мне не нравится состояние здоровья твоей женщины.
— Дорога была трудной, мы ночевали в холодном лесу, она промочила ноги, простыла. Но в тепле быстро выздоровеет.
— Надеюсь… Вид у нее слишком хрупкий, сомневаюсь, что она сможет принести тебе много детей.
Призадумавшись, Монах повернулся, указал на один из домов с краю поселка:
— Идите пока туда. Обогреетесь, отдохнете. Хозяев там нет и больше не будет: я наказал эту деревню за неповиновение, приказав уничтожить десятую часть жителей, сейчас наши ребята ловят их по всей округе. Вечером мы решим, как с вами поступить… Скорее всего, примем всех в свои ряды, ведь нам действительно нужны воины. Но если придет муж этой женщины и попросит справедливого суда, то придется вернуть ему жену, если не откроются другие обстоятельства. Все, ступайте.
Бандиты поспешно направились к указанному дому. Гарик, отойдя на безопасное расстояние, тихо произнес:
— Рог, я так понял, что нам особо не обрадовались? Видал, как разговаривал?
— Все нормально, — буркнул вождь. — Нам даже оружие оставили.
— Им бояться нечего, — вздохнул Гарик. — Видал? Тут бойцов побольше сотни, и один другого круче. Силен Монах, очень силен…
— Это и хорошо, — констатировал Рог. — Нам слабый вожак не нужен.
Покосившись в сторону жутких кольев, Гарик поежился:
— Суров он больно.
— Это тоже хорошо: мягкотелый вожак не может быть сильным.
* * *
Принюхавшись, Эрон тихо произнес:
— Дым. Рядом поселок, на востоке.
— Выходит, они решили выйти к людям, — заключил Олег.
— Да. След совсем свежий, они опережают нас на час, не больше.



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.