read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Встав, Олег понял, что не сможет пройти и сотни шагов. Он решился перепрятать оружие за голенище, но было поздно — до корабля оставалось не более полусотни метров, гребцы вовсю тормозили разогнавшееся судно, с мачты соскользнул парус.
Олег поднял руки вверх, демонстрируя пустые ладони, то же самое повторили арки. Десяток триллов, выстроившись вдоль борта, держали дротики наготове — одно неосторожное движение, и островитян уничтожат в пару секунд.
Впрочем, замысел Олега, похоже, оправдался: никто и не думал их убивать. Корабль, вместо того, чтобы разнести плот таранным ударом, остановился, осторожно маневрируя, подошел вплотную, один из триллов сбросил веревочную лестницу.
Опасаясь, что арки не выдержат и попытаются устроить какую-либо глупость, Олег решился и первым полез вверх, подавая пример воинственным гладиаторам. Встав на палубе, он вновь продемонстрировал пустые ладони, стараясь не выказывать страха. Ситуация пугающая — в каком-то миллиметре от горла застыл острейший листовидный наконечник дротика, еще несколько уткнулись в грудь и живот.
Продолжая демонстрировать миролюбие, Олег бросил на палубу ножны с мечом, следом покатился топорик, а напоследок с плеча соскользнул лук с колчаном. Мрачные арки, вскарабкавшись за командиром, последовали его примеру, с грустью расставаясь с оружием. Подошедший ракс с чудовищным акцентом произнес по-арлански:
— Кто плохо делать, того есть рыба в река. Вы понимать слова?
— Да, — кивнул Олег. — Мы будем вести себя очень хорошо.
Подталкиваемый древками дротиков, он направился в сторону люка, ведущего в трюм, на ходу приходя в себя от потрясения: парень впервые услышал голос хайтов. Нет, и доэтого было всякое: крики, стоны, воинственный вой, но с членораздельной речью еще не сталкивался.
В трюме островитяне оказались в одиночестве. Судя по всему, экипаж корабля не имел отношения к набегу, хотя непонятно, почему он шел с восточного берега без рабов. Да и хайтов на нем немного: Олег насчитал не более полутора десятков раксов, а триллов было и того меньше. Правда, оставалась гребная палуба — кто-то ворочал девять пар тяжелых весел, так что общее количество врагов не столь уж и мало. Просто по ряду признаков было понятно, что это постоянная команда, без посторонних пассажиров.
Олег переложил нож за голенище сапога, надеясь, что больше их обыскивать не будут. Осматривая пленников, хайты проявляли немалую беспечность — даже в карманы не удосужились заглянуть, а обувь проверили только у Эрона. К сожалению, крупное оружие под одеждой не спрятать, так что, кроме ножа, уцелело только несколько кожаных ремней и запасная тетива для лука — толку от них немного. Арки тем временем внимательно исследовали трюм, но ничего интересного не нашли. Впрочем, они на это и не рассчитывали, действуя просто по привычке.
Плаванье закончилось, толком не начавшись. Многоопытный Олег скорее интуитивно, чем по изменившемуся звуку работы весел понял, что они вошли на мелководье. По корпусу проскрежетала очередная льдина, в следующее мгновение борт заскрипел о причал. Около получаса по палубе топало множество ног, слышались невнятные крики. Затем люк распахнулся, молчаливый ракс не слишком дружелюбным жестом пригласил пленников к выходу.
Корабль причалил к берегу в длинном заливе или устье небольшой реки — точно определить было трудно из-за зарослей высокого тростника, скрывающих окрестности. На маленький бревенчатый причал опустили сходни, островитян поспешно согнали на землю, после чего началась погрузка. Десятки раксов потянулись к трюму с огромными кожаными мешками на плечах. Что в них такое, определить было невозможно, хотя Олега этот вопрос очень интересовал. Он бы еще понял, если б на борт поднялся вооруженный отряд, но груз… Хотя, не исключено, что это провиант для отрядов рейдеров, бесчинствующих на левом берегу.
Долго пленных на берегу не продержали. Ракс в сопровождении пары триллов погнал их куда-то в северо-западном направлении. Олег воспрянул духом: убить «гориллу» с помощью припрятанного ножа нелегко, но можно, а с метателями дротиков арки справятся голыми руками. Однако обрадовался он слишком рано: охрана провела их через узкуюполоску пойменного леса, за ней, на окраине холмистой степи стоял квадратный загон с низкой наблюдательной вышкой. Для островитян открыли проход, и они очутились вкомпании полутора десятков человек — таких же пленников.
Попытки завязать разговор к успеху не привели — народ дружно переживал свое положение и не стремился к общению. Единственное, что Олег смог понять, — все они земляне из маленького поселка, разгромленного прошлым вечером.
Островитяне только-только начали обсуждать план побега, как их вновь побеспокоили. Хайты выгнали всех из загона, поспешно повели на запад. На этот раз спереди и сзади выстроились по пять раксов, а с боков шныряли одиннадцать триллов с дротиками наготове. Олег сразу приуныл, пожалев, что не попытался сбежать сразу, еще до загона.Пускай этот район кишит врагами, но тогда шансов было побольше. В этих обстоятельствах он не представлял, как можно уйти из-под такой охраны. Оставалось дожидаться удобного момента.
Хайты обязательно допустят ошибку.
* * *
Переход закончился уже в потемках. За все это время пленным только раз разрешили остановиться, да и то не более чем на минуту — самые нерасторопные даже не успели справить малую нужду. Хайты оказались неутомимыми ходоками и, к несчастью, очень быстрыми: шагали шустрее среднестатистического пешехода. Этот темп для людей был просто изнурительным: Олег не сомневался, что еще час такой ходьбы, и самые слабые начнут сдаваться. Но, слава Богу, гонка закончилась раньше.
Хорошо натоптанная дорога петляла меж пологих холмов, стороной огибая редкие перелески и густые заросли кустарника. Нетрудно понять, что ее частенько использовали для перегона пленников. Местность кишела хайтами и их следами, что Олега удивляло. Земляне, сумевшие вырваться из этих краев после прибытия, заверяли, что врагов здесь не так уж и много, та же Рита рассказывала, что несколько дней вообще не замечала их присутствия. Очевидно, подобное столпотворение свойственно лишь для этого места.
Несколько раз навстречу проходили отряды хайтов, в самом большом Олег насчитал около полусотни бойцов. На вершине одного из холмов заметил невысокую наблюдательную вышку с парочкой долговязых триллов на площадке. Однажды вдалеке различил что-то вроде поселка, но с такого расстояния точно сказать было трудно. За все время не видели ни одного животного, да и звериных следов на дороге почти не было — дичь явно избегала здесь появляться, что неудивительно.
Несмотря на сумерки, Олег смог рассмотреть конечную цель пути еще на подходе. Сперва ничего, кроме огней костров и факелов, видно не было, но затем стало ясно, что в степи стоит маленькая квадратная крепость, размерами примерно со стандартное футбольное поле. Стены высотой метров пять, сложены из необожженного кирпича, да еще иглиной щедро облеплены, башен нет, но по углам четыре невысокие вышки с широченными площадками. На каждой метательная машина и парочка триллов, кроме них, на укреплениях никого не было.
Никаких ворот в крепости не предусматривалось. Попасть туда можно было только по высокому глиняному пандусу, облицованному плитками песчаника, с его вершины прямо на стену был переброшен мостик. Несложное подъемное устройство позволяло его легко убирать, после чего попасть внутрь было затруднительно, разве что кто-то сумеет совершить семиметровый прыжок, разгоняясь перед этим вверх по крутому пандусу.
Вход сторожили четверо раксов, рассевшись у самых мостков. Никто из них не удосужился подняться, встречая новоприбывших. Олег это запомнил, хотя причины такого пренебрежительного отношения к службе оставались для него тайной. Он надеялся, что это один из показателей беспечности — хайты слишком расслабились, ведь здесь на нихникто не нападал. Хотя, возможно, они отлично видели в сумерках и давно поняли, что приближаются свои.
Преодолев мостки, пришлось спускаться по коленчатой лестнице. Внизу пленных встречали около двух десятков раксов, недовольно рыча и бормоча между собой на непонятном языке, они сбили добычу в плотную толпу, погнали в угол крепости, костыляя замешкавшихся древками секир. В суматохе Олег не успел толком изучить внутреннюю планировку крепости: его зажало в толпе, да и слишком быстро закончилась «экскурсия». Понял только, что свободного места внутри немного — все застроено большими квадратными хижинами, с тростниковыми крышами и глинобитными стенами.
В углу крепости располагался загон той же излюбленной хайтами квадратной формы. Двухметровый частокол, оплетенный колючими ветвями, не позволял рассмотреть, что там внутри, покуда парочка раксов не открыла проход, убрав закрывавший его щит из жердей и тростника. Олег не удивился, рассмотрев, что внутри полным-полно людей — не менее полусотни. Новоприбывших встречать никто не кинулся, лишь несколько покосились на них с полным безразличием.
Однако Олег мириться с равнодушием не стал. Покуда остальные его коллеги по несчастью вертели головами, растерянно соображая, где б расположиться, он подошел к ближайшему «старожилу» — сухощавому пожилому мужчине.
— Вы из какого поселка?
Тот недоуменно захлопал глазами, и ответил на искаженном арланском:
— Я не пойму твои слова?
Поняв, что перед ним коренной обитатель планеты, Олег потерял к нему интерес, огляделся по сторонам, подошел к следующему мужчине. Потертая джинсовая куртка не оставляла сомнений в его земном происхождении:
— Поселок? Из какого вы поселка?
— Из Озерного, там Комаров за главного… был.
— А из Мартовского кто-нибудь есть?
— Не знаю. А тебе зачем?
— Девушку мою там вчера захватили.
— Поищи, девушек тут хватает. Я тут третий день сижу, постоянно новый народ нагоняют. Сперва вообще никого не было, а сейчас… Сам видишь.
Оставив его в покое, Олег громко произнес:
— Аня!
— Тише ты! — шикнул мужик. — Если шуметь кто начинает, эти суки с вышки камни бросают. Одному голову пробили.
Олег не стал рисковать, решил попросту обойти весь загон — благо он небольшой. Хоть это дело заняло всего несколько минут, он успел извести себе немало нервов, склоняясь над каждым пленником. Спасаясь от холода, многие кутались с головой, или зарывались в смесь соломы и тростника, так что рассмотреть их было непросто. Но зато намногочисленные кучки мужчин можно не обращать внимания — уж там Аню точно не встретишь.
Обойдя весь загон, Олег остановился под самой вышкой, заскрипел зубами от бессилия — мало того, что он так и не нашел жену, еще и сам в плен попал. Отставшие арки тоже занимались поисками, но на них он не надеялся — Аню бы никак не пропустил. Уже занес, было, ногу, делая шаг к товарищам, как замер в этом неудобном положении, остановленный кашлем за спиной.
Казалось бы, кашель — что здесь такого? Но этот кашель Олег мог узнать из миллиона. Зимой Аня пару раз болела, причем однажды как раз с сильным кашлем. Ошибки быть немогло.
Обернувшись, Олег изумленно-недоверчиво выдохнул:
— Аня!
Несколько мгновений все было тихо, он уже решил, что виновато воспаленное воображение: угол был пуст, здесь некому было кашлять. Однако тут же понял, что хрупкая девушка может скрываться за одним из столбов сторожевой вышки.
Так и оказалось.
Сперва показалась голова. Несмотря на темноту, Олег прекрасно понял, кому она принадлежит, потеряв дар речи, шагнул вперед. Аня, сверкнув недоверчивым взглядом, вдруг всхлипнула да так и замерла — не в силах шевельнуться от потрясения. Упав рядом с ней на колени, Олег затрясся, разрываясь между противоречивыми желаниями, требующими от него мгновенного свершения множества несовместимых поступков. Наконец, победил голый инстинкт — он привлек девушку к себе, молча сжав в крепких объятиях. В первый миг Аня показалась неживой — держалась каменной статуей, но тут же обмякла, прильнула теснее, хотя это и казалось невозможным.
— Олег, — шепнула девушка и молча зарыдала, поливая его раненое плечо обильными слезами.
Сам едва не плача, Олег уткнулся в ее волосы и, лишь почувствовав их хорошо знакомый, родной запах, понял: это не сон и не галлюцинация. Не могут разом обманывать столько органов чувств. Арки, тактично замерли в нескольких шагах, повернулись к своему вождю спиной, демонстрируя остальным пленникам готовность порвать любого, кто вмешается в идиллическую сцену. В отличие от Олега, они сейчас не забыли о похитителях и логично предполагали, что, раз девушка здесь, то и они где-то рядом. Как бы чего не вышло. Быстрей бы Олег разобрался с чувствами и занялся поиском этих негодяев — гладиаторы видели их только издалека, на берегу разбушевавшейся речки, и разглядели плохо.
Однако Олег не спешил — сейчас он позабыл обо всем на свете. Мир исчез, вся его вселенная сейчас сжалась до хрупкой фигурки, дрожащей в объятиях. Сколько все это продолжалось, неизвестно, но в себя он пришел лишь после того, как Аню скрутил новый приступ кашля:
— Малышка, да ты заболела! Ты вся горишь!
— Ага, — чуть слышно всхлипнула девушка. — Не волнуйся, пройдет. Я сильная и быстро выздоравливаю!
— Сильная… — вздохнул Олег. — Ты бы на себя со стороны посмотрела: исхудала еще больше.
— Ничего, не беспокойся за меня. Это все из-за того, что слишком много двигалась в эти дни. И очень сильно скучала… все время о тебе думала.
— И я… И я скучал. Ты не представляешь, как мне было больно… Будто кусок сердца оторвали…
— Олег… Что… что с Добрыней… и моим дядей?
— Все нормально, не бойся. Добрыне немного ребра поцарапали, пустяк, а не рана, а дядя твой вообще не пострадал. Он приходил, когда… Когда я на остров вернулся. Пытался меня утешить религиозной проповедью, но я его выгнал.
— Похоже на него… и на тебя.
Чуть отстранившись, Аня потрогала щеки мужа:
— У тебя слезы! Бедный ты мой!
Чуть смутившись, Олег попытался оправдаться:
— Нет, это от тебя брызги попали.
— Сказки не рассказывай, — Аня улыбнулась. — Мой суровый муж, оказывается, умеет плакать. Вот так открытие!
— Если кому расскажешь, хуже будет, — пряча улыбку, пообещал Олег.
— Отлично! Теперь мне есть чем тебя шантажировать!
— Только попробуй! И вообще, что-то быстро ты в себя пришла, уже пытаешься из меня веревки вить. Отхлестать тебя, что ли?
— И за что же?
— Ты несколько дней шлялась неизвестно с кем, а теперь говоришь, что тебя и лупить-то не за что?
Аня, слишком серьезно отнеслась к последним словам и поспешно затараторила:
— Не переживай, все было нормально. Никто меня не трогал, только таскали за собой. Я хотела сбежать, правда, но не получалось. Мне руки связали и…
— Анька, — перебил Олег жену, — да мне все равно. Что бы они с тобой ни делали… Нет, поправлюсь: не все равно. Я в ярости, я очень зол, я переполнен ненавистью. Но уж нек тебе! Малышка, ты передо мной ни в чем не виновата, так что не забивай голову глупостями.
— Но меня не трахнули! Честно!
— Первый раз слышу от тебя столь грубое слово, — усмехнулся Олег. — Нет, ты явно испортилась в мое отсутствие.
— Я еще и похуже знаю, — призналась Аня.
— Ладно, как-нибудь обязательно устрою ревизию твоего словарного запаса. Дай-ка… отпусти меня, на минутку.
Аня разомкнула объятия, Олег скинул плащ, стянул толстый свитер, принялся натягивать его на девушку:
— Ты замерзнешь! — пискнула она.
— Нет, я морозоустойчивый. У меня рубашка теплая, а вот тебе надо быть в тепле, тем более что простудилась. Вот, и плащ накидывай, согреешься сразу.
— Я не виновата… в том, что простудилась. Ведь одета хорошо… в общем, меня, считай, прямо с вышки забрали. А там дует, одеваюсь хорошо. Но в пути ноги промочила, вот и простудилась. Лес очень уж сырой, да и на реке ты видел, что случилось. Я чуть не умерла, когда ты остался на другом берегу. Все это время тряслась от мысли, что ты бросился прямо по движущемуся льду и погиб.
— Я хотел, — признал Олег. — Но Эрон остановил.
— Он здесь?
— Да. И еще Монгу.
— Олег! Вы тоже в плену!
— Догадливая! — улыбнулся парень. — Не волнуйся, я обязательно найду способ, как отсюда удрать.
Девушка пошарила в кармане, извлекла длинную кремневую пластину:
— Вот, каменный нож. Он плохонький, но другого нет. Тебе может пригодиться. Я хотела им стену расковырять, когда совсем темно станет. Она, по-моему, из глины.
— Спрячь, пусть у тебя будет. Я сумел сохранить свой, охотничий. Но даже им стену вряд ли сокрушим: она метровой толщины, если не больше.
— Но ведь как-то надо сбежать!
— Сбежим, не бойся. Это дело непростое, тут надо действовать без суеты, а не так, как ты. Небось, пыталась от них улизнуть по двадцать раз на час?
— Ага! При любой возможности.
— Ну и глупенькая. Так не бегают: для начала надо хоть немного усыпить бдительность.
— Видел бы ты их… Нет, бдительность усыпить было невозможно, надо просто удирать при любой возможности.
— Кстати, где они? Здесь?
Аня собралась, было, ответить, но осеклась, посмотрела на мужа с тревогой:
— Да, все здесь. Только прошу тебя, не делай ничего. Если поднимается шум, сверху могут швырнуть камень. Тут солдат Монаха начал драться с одним человеком, зашел ракс и убил обоих. Это… это так страшно… Прошу тебя.
Олег поправил на девушке плащ, спокойно ответил.
— Не волнуйся, я сейчас вернусь.
— Олег!!!
— Не бойся, все будет хорошо, — голос парня был почти безжизненным.
Испуганная Аня даже не ответила на поцелуй, но Олег не обиделся. Встав, он обернулся к аркам. Те понятливо шагнули вперед.
— Они где-то в этом загоне. Рогова и Антона я знаю, третий наверняка будет с ними. Убивать придется быстро, если поднимут крик, хайты вмешаются и могут нас прикончить.
Голос Олега был по-будничному спокоен, будто он обговаривал не детали казни трех человек, а объяснял, сколько дров надо нарубить для поселковой бани. Где-то на задворках сознания он удивлялся своему кровожадному поведению, но не особо. И уж говорить о том, что впервые решился на убийство человека, не стал. Обсуждать с арками моральные стороны предстоящего мероприятия было глупо — гладиаторы даже не подумают отказываться от столь интересного дела.
Впрочем, заметив, как Олег потянулся к голенищу, Эрон покачал головой:
— Не надо. Если хайты увидят на трупах ножевые раны, то всех тщательно обыщут и найдут нож. Нам он еще пригодится. Не волнуйся, просто покажи нам этих негодяев, и мы убьем их голыми руками.
Олег понимал, что это не пустая бравада, да и арк был прав — не стоит светить нож. Кивнув, он направился на второе прочесывание загона, но на этот раз все внимание уделял мужчинам. Особенно его привлекали те из них, кто держался кучками по трое.
Бандитов обнаружили возле ворот. Те засекли островитян еще засветло, после чего сделали правильные выводы. Мародеры должны были догадаться, что имеют дело с парой арков — на южных территориях землян про них ходили легенды, а внешность у гладиаторов была специфическая, так что узнать несложно. Похитители поняли, что им грозят крупные неприятности, после чего поступили элементарно — воспользовались защитой хайтов.
Над воротами возвышалась площадка, облокотившись о перила, там дежурила парочка триллов. Бандиты расселись возле них на пятачке, освещенном факелами. Любая попытка драки может спровоцировать ливень дротиков — с такого расстояния от них не увернуться. Кроме того отодвинуть щит недолго, после чего в загон ворвутся раксы… Нет, драка в таких условиях чистой воды самоубийство. Даже смертоносное искусство гладиаторов здесь не поможет: убить настороженного противника за пару секунд голыми руками, после чего успеть укрыться в темноте, пока стража не очнулась… Нет, такое возможно только в кино.
Столкнись Олег с этой троицей до встречи с Аней, его бы ничто не остановило. Но сейчас… Из него будто выпустили почти весь пар: несмотря на кипящую ненависть, он вовсе не собирался рисковать. Нет, он теперь не имеет права подставлять ни себя, ни товарищей. За его спиной Аня — без них ей придется несладко.
Все эти мысли пронеслись в несколько мгновений. Бандиты, вскочив при появлении островитян, опасливо жались к воротам, настороженно следя за каждым движением противников. Арки застыли по обе стороны от командира, напоминая кровожадных псов, до отказа натянувших крепкие поводки. Одно слово и они начнут рвать, невзирая на все опасности.
Мысленно сосчитав до десяти, Олег посмотрел в глаза Рогу. Тот, прочитав в его взгляде что-то очень неприятное, быстро потупил взор, не выдержав безмолвной дуэли. Победно усмехнувшись, Олег кивнул побледневшему Антону:
— Что, щенок? Не ожидал меня здесь увидеть?
— Чего тебе надо? — дрогнувшим голосом спросил парень.
— Ничего. Все, что мне надо, я сам возьму, не спрашивая. Спите спокойно, но помните: не факт, что вам удастся дожить до утра. Я вас обязательно прикончу, не сегодня, такзавтра или послезавтра. Так даже приятнее: люблю растягивать удовольствие.
Резко развернувшись, он ушел назад. Арки секунду помедлили, буравя бандитов недобрыми взглядами, после чего беззвучно растворились во тьме.
Аня встретила его молча, лишь глаза, поблескивая отражением факелов, выдавали ее тревогу. Олег успокаивающе улыбнулся и поспешно произнес:
— Вот видишь, я же говорил, что все будет хорошо.
— Что ты с ними сделал? — срывающимся голосом поинтересовалась девушка.
— Ничего. Сказал пару слов.
— И все? — недоверчиво уточнила Аня.
— Да. Эти шакалы прижались к самим воротам, там их не достать: хайты сразу вмешаются.
— Олег! Так значит, ты все же хотел их убить?!
— А что мне, целоваться с ними? И вообще, что-то ты больно рьяно их защищаешь…
— Дурак, — вздохнув, констатировала Аня.
— Хуже, — улыбнулся Олег. — Я дурак ревнивый, да в придачу влюбленный в собственную жену.
Аня вновь закашлялась. Нахмурившись, Олег прижал ее к себе покрепче:
— Не волнуйся, это я так… шутил. В симпатиях этим ублюдкам тебя не подозреваю, не думай. И вообще, хрен с ними: я их так перепугал, что они теперь спать не смогут. А вот тебе надо отдыхать, мне этот кашель очень не нравится.
Глава 7
Пленников вывели из загона на рассвете. Уже под стенами крепости их сбили в колонну и погнали в северо-западном направлении. Как и вчера, сбежать было проблематично: десяток раксов позади, столько же впереди, и почти три десятка быстроногих триллов, шествовавших по бокам. Людей хватало, чуть ли не сотня, но большинство в драке бесполезно: женщины, дети, да и мужчины в основном простые обыватели, такие в драку не полезут. Так что о совместном выступлении думать нечего: оно обречено на провал. В лучшем случае, спасутся единицы, да и то, если неподалеку окажутся густые заросли.
Но в здешних краях подобное было редкостью: кустов и деревьев немного. Скорее всего, хайты гнали их особым маршрутом, избегая перелесков и заросших оврагов, где уследить за пленниками тяжело: юркнуть в сторону — секундное дело, а дротики триллов в чащобе почти бесполезны.
Темп перехода хайты вновь задали слишком быстрый. Даже крепким мужчинам приходилось нелегко, а что уж говорить об остальных, не отличавшихся силой и выносливостью. Среди пленников были раненые и больные, им приходилось тяжелее всего. Колонна постепенно дифференцировалась: те, кто покрепче, шествовали впереди, остальные плелись в хвосте. С отстающими не церемонились: раксы подгоняли их древками секир.
Самое ужасное произошло около полудня: один из раненых пленников не выдержал, после очередного пинка рухнул на землю, и даже не стал пытаться подниматься. Ракс недовольно хрюкнул, после чего размахнулся и снес несчастному голову. Страшное зрелище подстегнуло отстающих, но ненадолго — часа через три хайты обезглавили очередную жертву — изможденную женщину. Теперь все понимали, почему вдоль тропы столь часто попадаются человеческие кости. Судя по их количеству, этой дорогой пользовались очень долго, не исключено, что здесь прогнали десятки тысяч пленников.
После казни первого человека Аня стала сдавать. До сих пор она шла самостоятельно, лишь неотрывно держала Олега за руку, боясь расстаться с ним даже на секунду. Но постепенно он стал замечать, что временами тянет ее за собой, да и кашляла она все сильнее и сильнее. Ни малейших жалоб от девушки слышно не было, но все понятно и без слов.
Не выдержав, Олег подтянул ее к себе, без натуги вскинул легкое тело, усадил на плечи. Только здесь Аня очнулась, устало охнула:
— Что ты делаешь?! Немедленно поставь меня на землю!
— И не подумаю! — усмехнулся Олег. — Эй, поосторожнее! У меня правое плечо повреждено, еще не зажило. Не ерзай!
— Ой! Олег, ты ранен?! Почему мне не сказал?!
— И чем бы ты мне помогла? Ладно, не бойся, это меня ваксы зацепили, совсем чуть-чуть. Еще в тот день, когда тебя похитили. Рана неопасная и уже затянулась, но если ты идальше думаешь ерзать своей костлявой попкой, то знай: приятного в этом мало.
— Она не костлявая, — возмутилась Аня. — И опусти меня на землю. Пожалуйста. Тебе нельзя беспокоить рану.
— Малышка, поменьше болтай, тебе это сейчас вредно. И своими ножками идти тебе не дам, ты ведь очень устала.
— Нет, я выносливая, — упрямо произнесла девушка и тут же закашлялась.
— Вот видишь! Я знаю, что ты выносливая, ведь в свое время прошел с тобой немало, но сейчас тебе лучше отдыхать. Сама понимаешь, что так будет лучше. У тебя высокая температура. И вообще, мне даже полезно так идти.
— Это почему?
— С такой температурой ты как печка действуешь: шея и плечи чуть ли не плавятся. Настоящее медицинское прогревание.
— Олег, но ты не сможешь долго меня нести. Я легкая, но все равно не пушинка.
Эрон, до сего момента молча топавший сбоку, глухо буркнул:
— Потом тебя понесем я и Монгу. Тебе не придется идти самой.
— Вот видишь? — улыбнулся Олег. — Все будет хорошо. Эй, Эрон, а как там наши друзья? Мне теперь нелегко оборачиваться.
— Тот, кого Аня назвала Гариком, отстает. У него нет обуви, просто обмотал ноги тряпками. Наверное, изранил ступни, сильно хромает.
— Быстрее бы ему голову отрубили, нам работы меньше будет.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.