read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Да и сам Посланник, сознавая, что весь дальнейший путь в Провинцию, затем вдоль моря в Дельту, и потом назад — знаком и относительно безопасен, расслабился и не ожидал никаких трудностей в ближайшие несколько месяцев.
Вечерело. В закрытой от ветров долине после ухода дня ничуть не похолодало. Найл подумал о том, что можно будет ночевать без покрывал и в очередной раз подивился тому, какие райские уголки иногда создает природа: ведь в пустыне днем такая жара, что открытая кожа иногда покрывается волдырями ожогов, а ночью стоит такой холод, что камни к утру покрывает иней. А здесь: днем — тепло, ночью — приятная прохлада.
Однако местные жители почему-то предпочитают проводить жизнь под водой, в вечном мраке, царящем под толстым слоем ряски, среди рыб и водорослей.
А если нужда заставляет их выйти на сушу — трясутся от страха и норовят при каждой возможности спрятаться в ближайшей луже, вместо того, чтобы погреться на солнышке или подышать свежим воздухом.
— Все готово, Посланник, — подошла к правителю Юлук.
— Что готово? — не понял Найл.
— Мы готовы передавать Пурту память.
— Ну да, конечно, — правитель успел совсем забыть о взятой на себя ноше. Он оглянулся на Нефтис, но та безмятежно ощипывала виноградную кисть, и Найл решил ее не тревожить. Хорошо, пойдем.
Для очередной встречи с прошлым дети выбрали поросшую густой травой поляну под кронами трех огромных старых лип. Подростки уже сидели — спиной к озеру, лицом к небольшому возвышению, щедро застеленному подстилками, на котором успела занять место Кавина, с уцелевшим во всех схватках изумрудным колье на груди.
Найл, поджав под себя ноги, опустился на подстилку рядом с ней, пару минут, сосредотачиваясь, помолчал, а потом начал неторопливый рассказ о дальнейшем пути изгнанников из города Смертоносца-Повелителя.
До того момента, как связь с Пуртом оказалась потеряна, правитель успел рассказать о схватках с человеко-лягушками, о жизни в кронах деревьев-падальщиков, о походе к Великой Богине и о рождении детей, о решении уйти из Дельты в энергетически более спокойное место, о путешествии вдоль берега моря до солеварни. Вообще-то, эти события подростки должны были помнить и сами, но, тем не менее, они внимали словам Посланника чуть ли не с большим интересом, чем раньше.
Теперь Найл рассказал о походе к реке, о том, как дети остались на ее берегу заготавливать рыбу, о том, как им удалось захватить несколько пленников, а герои этих событий сидели перед ним и слушали с горящими глазами, словно и сами не верили в собственные подвиги. В конце концов от непрерывной говорильни у правителя начали ныть зубы.
Найл напомнил, как путники переправились на другой берег с помощью захваченной у чужаков лодки и решительно объявил:
— Хватит! На сегодня все.
Подростки послушно поднялись со своих мест и молча разошлись, а тело правителя тут же обняли ласковые, но сильные руки, опрокинули его на спину.
— Что ты, Кавина? — растерялся Найл.
— Девочки решили, что сегодня заниматься с тобой «фокусами» можно опять мне.
«Интересно, почему?» — подумал Найл. Посланник настолько привык к корыстному вмешательству Шабра в близкие отношения среди людей, что сразу заподозрил восьмилапого селекционера в какой-то хитрости.
— Тебе не холодно? — отвлек Найл девушку совершенно невинным вопросом и обеими руками провел ей по волосам, откидывая назад густые кудри. Бледно-розовая аура, словно спрятавшаяся под защиту прически, сразу проявилась в едва подсвеченных звездами сумерках. В темноте человеческую ауру может увидеть вообще любой, но обычно никто не обращает на нее внимания, и она остается невидимой — точно так же, как для заметившего добычу охотника мгновенно перестают существовать и небо, и землю, и солнце, ветер, и холод. Вот и сейчас — стоило сосредоточить внимание на эфемерном энергетическом поле спутницы, как оно стало проступать четче, наливаясь ясным розовым цветом, и теперь хорошо различалось не только у головы, но и вокруг всего тела. Аура в точности очерчивала форму груди, уходило в ямку живота, расширялось около бедери резко белело насыщенной энергетикой чуть выше паха.
— Чего ты добиваешься, Шабр? — мысленно удивился правитель. Она же уже беременна!
— Я тут ни при чем! — откликнулся смертоносец. — Это ваш обычай!
— Какой обычай?! — возмутился Найл. — Это ты меня все время с кем-то «скрестить» норовишь!
— Поверь моему опыту, Посланник, — неожиданно мягко ответил Шабр. — Я изучил немало племен и народов, я знаю множество их обычаев. Сейчас я вижу перед собой новое племя. Оно чтит память предков и прячет ее в долине Парящей Башни. Оно не считает возможным бросать тела погибших на поле боя, и сохраняет их в себе, принимая плоть погибших во чрево плоти живых: поэтому все члены племени, и восьмилапые, и двуногие считают друг друга родственниками — братьями по плоти. Это племя чтит Великую Богиню Дельты и ее Посланника…
— Ты хочешь сказать, — перебил паука правитель, — что мы стали новым народом?!
— Пока я знаю только одно, — ответил Шабр. — Новое поколение людей уже не испытывает ни страха, ни трепета перед смертоносцами, подростки считают паучат равными себе. Новое поколение пауков тоже не чувствует превосходства над людьми, считая их равными себе. Хорошо это, или плохо — пока не знаю, но тех братьев, которые возвращаются в Провинцию из Серых гор уже невозможно назвать подданными Смертоносца-Повелителя. Это совершенно другое племя.
— Ладно, — поскольку Кавина уже снимала с Найла тунику, правитель невольно вернулся к первому вопросу: — Но зачем ты хочешь, чтобы я опять провел ночь с этой девчонкой?
— На протяжении нескольких дней после каждого вечера ты вступал в близкие отношения с кем-то из подростков, и они привыкли, что это является обязательным завершением обряда «передачи памяти». — На этот раз в мыслях паука просвечивало откровенное ехидство. — Такой вот интересный обычай зародился в племени «братьев по плоти». Я тут ну никак не при чем.
Кавина развязала свой пояс, скинула одежду, решительно опустилась на Посланника Богини сверху и стала неторопливо целовать его соски.
— Что ж, обычай есть обычай, — смирился Найл, обнял девушку и привлек ее к себе.* * *
Подозрения Найла относительно медлительности обитателей Серых гор следующим утром оказались опровергнуты начисто: к тому моменту, когда выспавшиеся путники выбрались к дороге из своих укромных закутков, озерные жители уже успели не просто собраться в путь, они еще полностью загрузили одну из повозок бурдюками с водой, предварительно распределив остатки рыбы с нее по всем остальным.
Впрочем, на «братьев» подданные Магини по-прежнему не обращали ни малейшего внимания. Закончив свои дела с перераспределением груза, они тут же взялись за оглобли и бодро затопали ногами по растрескавшемуся камню дороги. Путникам, презрительно предоставленным самим себе, оставалось только торопливо собрать пожитки и устремиться вслед.
Поначалу у Найла появлялось подозрение, что здешние туземцы считают себя высшими существами и специально демонстрируют путникам свое презрение, однако прощупывание их сознаний каждый раз показывало только одно: страх и спешку, иногда перемежающиеся острой резью в легких.
За день озерные жители остановились только два раза, укладываясь прямо на полотно дороги и заливаясь водой из бурдюков, а все остальное время чуть не бегом спешиливперед и вперед, не снижая скорости ни на крутых поворотах, ни на подъемах, ни уж тем более на спусках. В таком темпе они продолжали двигаться не только весь день, но и еще долго после наступления сумерек, пока, уже в полной темноте, не блеснул искорками отраженных звезд небольшой ручеек, струящийся вдоль дороги. Именно в него и попрыгали туземцы, чуть не повизгивая от радости.
Для юного племени «братьев по плоти» неожиданная активность «почетного эскорта» обернулась необходимостью укладываться на ночлег там, кто где стоял — прямо на камни, а рыбу на ужин пришлось выбирать практически на ощупь. Единственный плюс: в этот вечер подростки не заводили разговор о памяти. Наверное, не смогли достойно подготовиться к обряду.* * *
Очередное утро подданные Магини начали даже без завтрака: выбрались из ручья, тут же схватились за оглобли и рванули вперед.
— Эй! Куда! — кое-кто из путников успел отреагировать на эту выходку, подскочить к повозкам, ухватить-таки с них по паре-тройке рыбин и вернутся к остальным с добычей. «Водолазы» и ухом не повели: как бежали, так и продолжали нестись по заворачивающей за уступ дороге.
«Братья» устраивать погони не стали: сперва слегка перекусили, запивая липкую «копчушку» холодной прозрачной водой из ручья, умылись, свернули подстилки и только потом устремились следом.
Свернув за скалу, дорога долго шла над глубокой котловиной в обратном направлении, но потом, полого спускаясь, обогнула гигантскую яму по широкому радиусу и вернулась на прежний курс, начав уже в который раз набирать высоту. На глаза несколько раз показывались богатые зеленые островки с лиственными деревьями и кустарниками, но смертоносцы не стали терять на них время, решив поохотиться ближе к вечеру в какой-нибудь встреченной долине.
Озерных жителей путники нагнали, когда те в очередной раз «заливались водой». Воспользовавшись коротким отдыхом, люди выбрали себе по рыбке, а смертоносцы поднялись на солнечный склон и замерли там, пропитываясь теплом.
— Ненормальные они какие-то, — покачала головой Нефтис, — Как так жить можно?
— Озер нет, — ответил ей Найл.
— Что? — не поняла стражница.
— Ты заметила, что вот уже второй день на нашем пути не встречаются озера? Местность становится выше и суше.
— Ну и что?
— Они боятся воздуха. Представь себе, что ты нырнула в глубокое озеро, что погружаешься все ниже и ниже, поверхность от тебя все дальше и дальше. Ты чувствуешь, что тебе вот-вот может не хватить воздуха, чтобы вернуться назад, а приходится погружаться все глубже и глубже. Так и местные обитатели. Для них суша — как для нас вода. Озера остаются позади, мы уходим от них. Вокруг только горы, солнце, воздух. Им страшно, они бояться задохнуться по дороге домой. Вот и все.
Вскоре подданные Магини зашевелились, изрыгнули из себя воду и взялись за оглобли. Растрескавшееся полотно древней трассы, хотя и кружило между гор и отдельных скал, однако шло почти по горизонтали и «водолазы», торопливо стуча ногами по камню, почти бегом продвигались вперед.
Через пару часов они опустились в неширокое ущелье, пересекли его по утоптанной тропинке, идущей под обвалившимся панельным мостом, поднялись на противоположный край.
Дорога петляла, повторяя все изгибы склона на высоте порядка десяти метров, порою поднимаясь наверх и стелясь по краю безжизненного плоскогорья, иногда опускаясь и теснясь на узком, явно искусственном карнизе.
Поначалу правитель удивлялся: почему бы не проложить путь прямо по дну расселины? Но вскоре вспомнил про редкие, но разрушительные дожди, и признал мудрость и трудолюбие предков.
Стены ущелья становились все ниже, постепенно расходясь в стороны, дно закрыл зеленый слой неприхотливого дубового папоротника с редкими алыми пятнами камнеломки. Пахло прелостью и чем-то едко-терпким.
— Пурт совсем рядом, — заметила идущая неподалеку Юлук. — А места кажутся незнакомыми.
Дорога сделала новый поворот и впереди открылся высокий утес, разделивший ущелье надвое: направо отвернула узкая каменистая расселина, украшенная тоненьким ручейком, вытекающим из-под ковра папоротника, а слева открывалась широкая долина, заросшая можжевельником. Озерные жители двинулись в направлении долины, озлобленно проламываясь сквозь низкорослый, на густой кустарник.
— Может, разгрузить повозки? — предложила Нефтис.
— Нужно будет, попросят, — пожал плечами Найл.
Безразличие подданных Магини к путникам, больше похожее на бесцеремонность, настолько раздражало правителя, что он не собирался помогать им ни делом, ни советом.
Впрочем, примерно через полкилометра кустарник поредел, скукожившись до небольших зеленых островков. Дорога, правда, потерялась где-то среди зарослей, но плотная, утоптанная земля вполне ее заменяла, позволяя двигаться быстро и легко.
— Посланник, — окликнула правителя Юлук и кивнула на скальную стену, вдоль которой они двигались. Отвесная, высотой не меньше полукилометра, она казалась собранной из множества поставленных стоймя окаменевших деревьев.
— Похоже, — кивнул Найл. — Если это тот самый обрыв, то под вершиной, что впереди, у самой снежной шапки, должен стоять дом.
Тем временем земля под ногами стала потихоньку загибаться вверх, постепенно превращаясь в пологий склон, принадлежащий тому самому горному пику, о котором шла речь.
— Дом с другой стороны, — повернулась к правителю Юлук. — Когда мы уходили из Провинции, то просто поднимались на него оттуда, от моря, а потом спустились опять жетуда, — она показала рукой куда-то вперед. Забрались на обрыв, прошли по плато и попали в долину Парящей Башни. Пурт там, мне слышно его голос.
В принципе, Найл думал точно так же, но он решил дать девушке возможность порадоваться своей сообразительности и неуверенным тоном ответил:
— Ты подумай, если ты ошибаешься, ночевать придется на голых скалах, у самого снега.
— Там, там, — горячо закивала Юлук. — Не сомневайся, Посланник, он точно там!
— Ну, хорошо, — изобразив минутное колебание, кивнул правитель. Если ты так уверена, пойдем туда.
— Давайте, давайте, — повысив голос, принялась командовать дочка Риона. — Если поторопимся, то засветло под крышей будем.
В этот момент озерные жители дружно повернули повозки поперек склона и опустили оглобли. Их начальник вышел вперед, приложил правую руку к сердцу и торжественно произнес:
— Здесь Извечный Маг, Великий и Всемогущий, Дарующий Дыхание и Живущий в Свете, назначил границу своих владений, пожаловав прочие земли дикарям пустыни и приморья!
— Нет больше вашего Мага, Вурчен, — не удержался от реплики Найл. — Есть Магиня, наш друг и союзник.
Туземец на мгновение стушевался, но вовремя осознал правоту пришельца, опасливо оглянулся на своих спутников и более обыденным тоном сообщил:
— Дарующая Дыхание приказала передать вам столько провизии, сколько вы сможете унести.
— Это с удовольствием, — улыбнулся Найл. — Передай Магине нашу благодарность и наилучшие пожелания.
Путники принялись споро заполнять свои котомки рыбой и яблоками — более нежные фрукты уже закончились — и в считанные минуты облегчили повозки почти вдвое.
— Ну что ж, — кивнул Найл. — Прощай, Вурчен. Счастливой тебе обратной дороги.
— Мы скоро увидимся, Посланник, — покачал головой поданный Магини. — Дарующая Дыхание сказала, что через месяц вы вернетесь к ней.
— Она ошибается, Вурчен, — вздохнул Найл. — Мы не вернемся.
— Дарующая Дыхание никогда не ошибается! — гордо вскинул голову озерный житель.
Послышался грохот: это обитатели Серых гор, не дождавшись разрешения своего начальника, развернули повозки и со всех ног помчались вниз, словно за ними гналась целая стая черных скорпионов. Вурчен оглянулся на подчиненных, и его сознание стала затапливать паника.
— Почему ты так уверен в Магине? — спросил Найл. — Ты ведь знаешь ее всего несколько дней?
— Дарующая Дыхание не может ошибаться, — выкрикнул озерный житель последнее слово в защиту своей госпожи и кинулся наутек.
— Ты и вправду считаешь их нашими союзниками, Посланник? — презрительно хмыкнула Юлук. — Какая от них польза?
— У тебя за спиной сделанный ими щит, — повернулся к ней правитель. — В руках — сделанное ими копье. В котомке — пойманная и закопченная ими рыба. Повозки волоклитоже они, а мы отдыхали. Понятно? Даже самый слабый и трусливый союзник лучше сильного и храброго врага!
Найл запнулся, пытаясь понять, что это он такое сказал. По счастью, Юлук уже поняла свою ошибку, смутилась и тут же принялась всех торопить:
— Пойдемте, пойдем, нужно засветло до укрытия добраться.
Склон по-прежнему становился все круче и круче с каждой минутой движения, но отдохнувшие и набравшиеся сил путники все равно двигались достаточно быстро — часа через два под их ногами уже начал похрустывать сдуваемый ветром с вершины крупяной снег, а еще через час они увидели перед собой крышу высокогорного дома: Юлук немного ошиблась и вывела отряд примерно на сотню метров выше, чем было нужно.
Убежище в подвале осталось в том виде, в каком путники оставили его пару месяцев назад — паутинный полог в дверном проеме, несколько скукожившихся яблочных огрызков, обрывок чьей-то туники, кусочек ремня. Вот только места свободного стало больше: отряд поредел почти на треть. Пока люди и пауки устраивались на ночлег, Найл взял у Нефтис половину рыбины, пару яблок, флягу и ушел на свежий воздух. Поел, сидя в одиночестве на склоне, запил ужин водой, воровато оглянулся и осторожно прокрался ко входу в жилые помещения дома.* * *
И опять правитель увидел прошлое. Только на этот раз его душу всколыхнуло не восхищение предками, жившими здесь тысячу лет назад, а всего лишь мимолетный эпизод совсем недавнего прошлого.
Вазочка с цветами на одном из столиков сдвинута, рядом играют резными гранями три бокала. Стулья стоят не под столом, а в стороне. Открыто стекло зеркального шкафчика, в пыли отпечатались следы руки.
Вот здесь, на этом стуле сидела прекрасная девушка Мерлью, держа в ладонях вот этот бокал.
Мог ли кто тогда представить, что рядом с ними будущая преемница страшного Мага, на протяжении веков пугавшего Смертоносцев-Повелителей своим таинственным могуществом? А этот фужер достался тогда Симеону, бывшему слуге жуков-бомбардиров, по древним книгам изучившему секреты врачевания, трижды прошедшего Дельту, дважды спасшего город от эпидемии. Мог ли он представить себе, что жизнь его оборвет не хватка смертоносца, а удар человека — острие костяного наконечника, пробившего грудь?
Из всех троих остался только один.
Найл взял свой бокал, поставил его в зеркальный шкаф и осторожно задвинул стекло. Потом повернулся и пошел по коридору — как тогда, с принцессой.
Слева вились светло-коричневые кружева древесины, а правая стена, к которой два месяца назад угораздило прикоснуться Найла, выпячивала шершавый обнаженный бетон. Приоткрытая дверь — там стояла постель, на которой так хотелось отдохнуть принцессе. Теперь здесь ровным прямоугольником лежит толстый слой крупнозернистого порошка. От далекого прошлого уцелели только деревянный подоконник — то ли из пластмассы, то ли из бетона — реечка карниза наверху и тонкая белоснежная занавеска, на которую почему-то не легло ни единой пылинки.
— Ты здесь, Посланник? — послышался громкий вопрос.
Найл промолчал.
Уверенные шаги загрохотали по коридору, в дверь заглянула Юлук и губы ее растянулись в довольной улыбке:
— Нашла!
Девушка протиснулась внутрь, Найл увидел несколько свернутых подстилок и покрывал у нее под мышками и тут же предупредил:
— Только не бросай!
— А что? — мгновенно насторожилась девушка. Она настолько привыкла к опасностям, что тело ее мгновенно напряглось в готовности к немедленной схватке.
— Пыль поднимется, задохнемся. Если хочешь постелить, разверни подстилки осторожно. Вот здесь в уголке.
— Угу, — Юлук выполнила его просьбу, расстелив постель поверх слоя порошка. Так?
— Да.
— Тебя все ищут, Посланник. Подходит время памяти.
— Не нужно сегодня, — попросил Найл. — Не то настроение, не хочется.
— Совсем? — погрустнела девушка.
— Совсем, — кивнул Найл.
Юлук тоже кивнула и понуро повернулась к дверям.
— Постой, — окликнул ее правитель. Сегодня твой день, да?
— Да.
— Мне повезло, — улыбнулся Найл. — Ведь ты самая красивая из всех женщин. Ты знаешь, какая ты красивая? Разве я тебе не говорил? У тебя самые прекрасные волосы. Они золотые, как драгоценности древности, но свежи, как утренние солнечные лучи. Ты знаешь, что такое золото? Ну да, ты не видела его ни разу в жизни. Твои глаза видели еще очень мало, но они уже завораживают, как магия полнолуния, они сильнее колдовства всех Дарующих Дыхание, какие только еще появятся на этой планете вместе взятых. А еще больше магии в твоих губах. Они порождают такие желания, от которых закипает кровь, к ним хочется не просто прикоснуться, их хочется выпить, как древнее вино, только они опьяняют во сто крат сильнее. Твоя улыбка чудеснее, чем рассвет над горным озером, чем сказочные видения темной ночи, твое дыхание душисто, как аромат жасмина,выросшего над прозрачным ручьем. Ты знаешь, что такое жасмин?
— Это все равно, — прошептала Юлук.
Найл сделал шаг к ней, обнял и крепко поцеловал. Всегда сильная девушка на удивление обмякла в его руках, правитель едва удержал ее и осторожно опустил на подстилки. Развязал пояс, откинул ненужную тунику, стал медленно целовать ее живот, бедра, ноги.
— Скажи мне еще что-нибудь, Посланник, — попросила девушка, гладя его по волосам.
— Говорить нужно тебе, желанная моя: твой голос ласкает сердце, как прохладный вечерний ветерок после полуденного зноя, твои слова дарят радость любому, кто слышит их, кто видит твою красоту. Ты воплощаешь все радости мира, смысл жизни, цель существования, ты создана на счастье и на гибель, и даже смерть не страшна, если служит платой за твои объятия.
— Не надо… — хотела попросить о чем-то девушка, но дыхание ей не подчинялось, и фразу закончить не удалось. Однако, просила она явно не о том, что бы ее оставили в покое: легкий но ощутимый едковатый запах доказывал, что Юлук страшно хотела принять Посланника Богини в свое лоно.
Найл вспомнил, что ему тоже нужно раздеться, быстро развязал пояс, содрал и швырнул в сторону тунику, склонился над девушкой.
— Говори, — попросила Юлук.
— Каждый миг без тебя растягивается в вечность, и пища не имеет вкуса, и влага не утоляет жажды, воздух давит грудь, сон не дает отдыха, а солнце тепла. Без тебя мир сер и скучен, и я бросился бы в пропасть, если б не знал, что увижу тебя снова, прекраснейшая женщина Вселенной!
Наверное, Юлук хотела бы услышать что-нибудь еще, но в тот миг, когда Найл вошел в нее, девушка сжала его в объятиях с такой силой, что правитель не смог больше не только говорить, но и дышать.* * *
Найл проснулся от сдавленных всхлипываний. Он удивленно поднял голову, резко повернул Юлук к себе:
— Ты чего это, а? Что случилось?
— Ничего…
— Так. А подробнее? — потребовал Найл.
— Просто… Просто мне на миг показалось, что ты говорил все это не мне, а кому-то другому…
— Кому?
— Я… Я наверное еще глупая, да?
— Хорошая ты моя, — правитель встал, отошел к окну. Усеянный небольшими скалами и валунами склон уходил вниз, и там, вдалеке, различалась маленькая белая черточка.Светает уже. Нужно двигаться. Найл обернулся к Юлук. — Ты иди, поднимай всех, я скоро догоню.
Из комнаты правитель повернул не налево, к выходу, а направо, дошел до конца коридора, поднялся выше этажом и почти бегом пробежал к маленькой комнате. Вошел.
Разумеется, зеркало не могло сохранить в себе отражение принцессы. Остались только следы ее рук на стекле, полоски серой пыли, отпечатки ног на полу. Здесь он увидел ее в последний раз во всем том великолепии, которое она умела создавать буквально из ничего: розовое платье из тончайшего паучьего шелка, рубиновые серьги, заколка. Что это могло изменить? Главным все равно оставалась она: Найл буквально наяву увидел, как просвечивают сквозь тонкую ткань соски, черную тень между высоких грудей.
Послышался шорох.
Найл оглянулся. Сделал осторожный шаг, выглянул в коридор. С неожиданной надеждой позвал:
— Мерлью?
Разумеется, никто не ответил. Принцесса Мерлью теперь носила гордое звание Дарующей Дыхание, Великой и Всемогущей, а всех прочих называла просто смертными. Как онамогла оказаться здесь?
— Мерлью, — еще раз позвал Посланник, заглянул в комнату напротив.
Постель, шкаф, стол. Все еще не рассыпавшийся компьютер. Никого.
Найл вышел в коридор, дошел до лестницы, остановился. Повернул назад, снова заглянул в комнату с мебелью и компьютером и тихонько, как бы стыдясь своего вопроса, прошептал:
— Мерлью?
Конечно же, здесь не было никого. Но почему-то витал в воздухе, постепенно развеиваясь, легкий, но такой узнаваемый запах можжевельника.* * *
Вниз по склону отряд спустился примерно за четыре часа, после чего смертоносцы по уцелевшим паутинам перенесли людей через ущелье — на этот раз Найл тоже не стал демонстрировать личного мужества и доверился Дравигу. У старой станции фуникулера все остановились на небольшой отдых, подкрепить свои силы. Правда, паукам здесь дичи не нашлось, но восьмилапые рассчитывали поохотиться уже вечером, среди богатых рощ Провинции. Найл же, хрустя предпоследним яблоком, пытался угадать, что скажет советник Борк, узнав о результатах путешествия.
— Он не отвечает, — сообщил Шабр.
— Что? — не понял сразу Найл.
— Он не отвечает, Посланник, — повторил ученый паук. И вообще никто не отвечает.
— Я тоже пытался сказать Великому Хоу о нашем возвращении, — добавил Дравиг, — но не смог установить контакта ни с одним пауком. Такое ощущение, словно в Провинции не осталось ни одного смертоносца.
— Вот это да. — правитель задумчиво догрыз яблоко, швырнул огрызок в пропасть, встал, нашел глазами Дравига. — Но не могли же они так быстро захватить Провинцию?!
Однако Найл и сам понимал, что могли. Для разгрома огромной армии Смертоносца-Повелителя захватчикам с севера хватило нескольких дней, и еще через полмесяца они вольготно обосновались в городе. Что могло остановить чужаков от порабощения Провинции — с куда более приятным, чем в городе, климатом, но с во много раз меньшим населением? Три-четыре тысячи пауков? Опытные и воинственные пришельцы сомнут их за минуту — Найл своими глазами видел, как они умеют это делать. Нет, от захвата эту зеленую полоску между горами и морем всегда спасало только полное незнание посторонних о ее существовании. Если про Провинцию проведают — она продержится не дольше, чемпотребуется тараканьим всадникам проскакать по местным дорогам от пустыни до болот.
— Что мы будем делать, Посланник? — спросил Дравиг.
— В первую очередь, отдохнем здесь до утра. Освободим котомки, проверим щиты и оружие. Давно мы их в руки не брали, могли впору заплесневеть от безделья. Да и вообще — не стоит в темноте соваться туда, где могут ждать неприятные сюрпризы. Двинемся вперед на рассвете.
Правитель помнил, как небольшой отряд пришельцев разгромил во много раз превосходящую его армию Смертоносца-Повелителя и понимал, что против арбалетов, доспехов и отлаженного воинского механизма северян плетеные щиты и копья с костяными наконечниками не спасут, однако был уверен, что крупного военного отряда в Провинции быть не может.
Если захватчики явились и сюда, то разгромив пауков, они наверняка оставили скромный гарнизон для поддержания порядка и ушли.
Зачем держать большое войско в таком глухом углу? Да и против гарнизона путникам сражаться ни к чему — им нужно всего лишь прорваться вдоль моря к пустыне и уйти в Дельту.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.