read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Уф, – он выдохнул и приостановился на миг. Они находились будто на дне чаши – в небольшой долине. Со склонов, поблескивали белым камнем, лился зной. Ни единый листик, ни одна травинка не вздрагивала, тонко звенели какие-то насекомые, навевая дремоту. – Какая же у вас жарища.
– У вас, наверное, прохладнее, – рассеянно отозвался Антонин. Он сел на камень и осматривал склоны, одновременно растирая себе подъем ступней. – Вот за этим подъемом пролив. Мы выйдем к нему южнее, чем расположен Халкис… – он помедлил и добавил: – Если помогут боги.
– Должны помочь, – серьезно сказал Колька, усаживаясь рядом и вытягивая ноги, – Боги ведь защищают техх, кто в них верит.
– А те, кто верит, должны защищать своих богов, – Антонин покачал головой.
– У нас это плохо выходит. Враг на нашей земле, он сжигает святилища и грабит храмы… Боги могут и отступиться… Послушай, не сиди так. Ты хоть и македонянин, но все же эллин!
– Чего? – не понял Колька, успевший плоожить ногу на ногу. – Как я сижу?
– Как варвар, – пояснил Антонин. – Убери ногу с ноги.
– Ага, – Кольке стало смешно, но он сел как раньше. – Пить хочется. И есть.
– Поедим у моря, перед тем, как переправляться… А пить – вон там должен быть родник, видишь, какая зеленая трава? И кусты гуще, чем вокруг…
– Слушай, а где твоя семья? – поинтересовался Колка, положив меч на колени и проведя по выпуклому ребру пальцем.
– Отец и двое старших братьев – в нашем флоте… Мать и младшая сестра – не знаю. Наверное, на Саламине. Это островок напротив Афин. Если мидяне разобьют наш флот, тоони возьмут Саламин, а потом убьют всех… Мать. наверное, думает, что я погиб у Еврипа, – Антонин вздохнул тяжело и поднялся: – Пойдем, что сидеть.
– Пошли, – Колька тоже поднялся. – Антонин, а у вас есть рабы?
– Пятеро, – отозвался эллин, оправляя низ хитона. – А у твоего отца нет?
– А… – Колька замялся, но Антонин, похоже, не ждал ответа. Он весело сказал:
– Ахой, а вот и вода! – он зачем-то сорвал бледно-лиловый цветок и, ускорив шаг, двинулся к источнику.
Когда Колька подошел, Антонин, бормоча что-то, клал цветок возле выбивавшейся из-под камня струи. Немного постоял и припал к ней губами, потом подставил под струю затылок и спину:
– Ахх, хорошо! – эллинский мальчишка намочил хитон и повторил:
– Двинулись?…
…С хребта начиналась тропинка вниз. В розовой дымке виднелся за проливом город – дальше, чем до этого. Но даже на таком расстоянии можно было различать десятки кораблей, неподвижно замерших у городских стен над берегом.
– Мидяне, – пробормотал Антонин. – Я надеялся, что боги не допустят этого; теперь в Халкис попасть будет труднее. Да и не выстоит он долго…
– Пойдешь к своим? – пробормотал Антонин. – Колька ощутил невольную дрожь при мысли о том, что предстоит сделать. Антонин упрямо мотнул светлыми волосами:
– Пойду с тобой, Николай. Как-нибудь проберемся. На своей земле – не на чужой… а на море – тем более.
– Гляди, – Колька вытянул руку вниз, где за рощами горели дома небольшой деревушки. – Они и на этом берегу.
– Это не корабельщики, – Антонин понизил голос. – Кто-то перевалил через хребет раньше нас… Надо быть очень осторожными.
– Давай так, – предложил Колька, – я пойду вниз шагов сто, посмотри и послушаю. Если никого нет – подам сигнал. Ты…
– Я дойду до тебя, пройду шагов сто, присяду, тоже посмотрю и позову тебя, – подхвати Антонин, – и так по очереди пойдем… Так ходят воины на границах, мне рассказывали братья. Давай так.
– Я пошел, жди, – и Колька, стараясь держаться в тени кустов, зашагал по тропке, размышляя, что спецназ куда старше, чем он думал. Хотя – что удивительного? В древности ведь так и воевали – в лесах, в засадах, кто кого выследит и пересидит. А значит, древние люди и были настоящими спецназовцами…
– Николай, я настоятельно советую вернуться.
Здравствуйте. Плановый визит. Колька даже не стал оборачиваться на голос, но Кащей зудел за спиной, как комар:
– Николай, вам не может везти до бесконечности. Вы сейчас направляетесь в город, который на днях падет. Это исторический факт. Вы знаете, что творится в осажденных городах? И как вы собираетесь оттуда выбираться? Хорошо, если щит там. А если нет?
Колька перестал обращать внимание на голос, с удовольствием отметив, что в нем появляются нотки паники. Ага, заменжевался отрицательный персонаж! То ли еще будет!
Он присел возле поворота тропы и довольно долго вслушивался и вглядывался. Не обнаружив опасности, поднял руку и покрутил ей в воздухе.
Антонин проскочил мимо него бегом, но тут же сменил бег на крадущийся шаг и пропал за поворотом. Прошло пятнадцать минут – по часам – прежде чем Колька услышал уханье совы и сообразил, что сигнал ему…
…На убитых наткнулся Антонин, и Колька обрадовался этому. Хмурый эллин в очередной раз дождался Кольку возле измятого кустарника, в котором виднелись тела и сказал:
– Можно не опасаться. Никого тут больше нет. Там, – он указал рукой, – убитые, из деревни, наверное. Семнадцать человек. И следы мидян. Они ограбили и ушли дальше.
– В деревню не пойдем? – спросил Колька. Антонин вздохнул:
– Пойдем. У берега могли остаться лодки.
3.
Лодок оказалось несколько. Их не испортили – судя по всему, к берегу никто не подходил. Повеселевший Антонин пояснил, что мидяне и почти все другие народы, которых они привели с собой, боятся большой воды и даже рек. Даже флот у мидян из финикийских, египетских кораблей, и греческих тоже.
– Есть предатели-олигархи, которым Царь Царей обещал отдать власть в наших землях, – добавил Антонин, – есть эллины из Азии – этих пригнали силой. Фемистокл велелв удобных бухтах написать на камнях обращения к ним, чтобы не воевали за мидян и переходили к нам.
– Олигархи – не Березовский с Гусинским? – пошутил Колька. Антонин честно задумался и ответил:
– Нет, таких не помню. Может, и они есть.
– Антонин, – продолжал прикалываться Колька, – а ты демократ?
– Конечно, – слегка удивился Антонин, укладывая в лодку весла, найденные здесь же. – Я ведь афинянин и сын кормчего. А ты?… Ах, да у вас ведь есть царь Александр, значит, нет демократии…
– Хороший, между прочим, мужик, – вступился за своего царя новоявленный македонянин.
– Мужик? – переспросил Антонин. – Вообще-то неплохой, наверное, раз нам помогает, хоть и тайно… Ну вот, все готово, можно отплывать. Но лучше подождем темноты. Пошли в сарай, перекусим и отдохнет. Ты грести умеешь?
…Припасов оказалось на одни раз. В деревне целых домов почти не осталось, и мальчишки не испытывали особого желания по ним шарить. Антонин признался, лежа на груде рыболовных сетей, что на ночь тут не остался бы ни за что – сколько погибло и лежало без погребения людей!
Колька с ним согласился. Молча, правда. Он лежал на тех же сетях и думал, что завтра, начнется шестой день из отпущенных четырнадцати. Если все будет хорошо, завтра же он и третью из пяти вещей достанет… И все-таки какое-то неопределенное беспокойство помучиловало мальчишку. Колька никак не мог сообразить, почему, и лениво спросил Антонина:
– У тебя девчонка есть?
– Вот еще, – фыркнул эллин. – С ними скучно. Одни сплетни и визг, а мозгов ни крохи. Я и жениться-то собираюсь не раньше тридцати, а до тех пор хватит других дел.
– А меня ждет, – не покривил душой Колька. В сарае уже стало почти темно, и разговаривать сделалось легче.
– Из богатой семьи? – деловито спросил Антонин.
– Из знатной – точно, – снова чистую правду сказал Колька. – Вообще ты зря так про них. Они разные бывают. И умные тоже.
– Это еще хуже, – отрезал Антонин. – Конечно, есть гетеры. Они и умные, и красивые, и умеют много. Но нам про это еще рано думать, да и стоят они дорого.
Колька не очень-то помнил, кто такие гетеры. Точнее, не помнил совсем, а выяснять не стал. Антонин же спросил:
– Как ты думаешь, зачем бог велел тебе идти в Халкис?
– Не знаю, – честно ответил Колька. Честно – если учесть, что никакой бог ему ничего не велел. – А ты зачем со мной пошел?
– Иногда это лучшее, что можно придумать – быть рядом с человеком, к которому обращался бог, – объяснил Антонин.
И тут Колька понял, почему ему было не по себе. Потому что он соврал Антонину, и эта ложь наверняка будет стоит эллину жизни! Кащей-то не врал – эти мидяне возьмут Халкис. Колька найдет щит – и унесется из Греции. Антонин – разделит судьбу жителей города…
То есть погибнет.
Колька крепко зажмурился. И так, с закрытыми глазами, сказал:
– Антонин, я тебя обманул. Я не македонянин. Я…
…Эллинский мальчишка стал первым, кому Колька рассказал правду. Когда закончил говорить – уже стемнело, в чернильном мраке сарая поблескивали глаза Антонина, да слышалось его сдержанное дыхание.
Он поверил. Как и все его современники и соотечественники, Антонин жил в мире преданий о богах, сходивших на землю, чтобы жить рядом с людьми, о героях, побеждавших чудовищ и спускавшихся в загробный мир за любимыми… Человеку, оставившему, прежде чем пить, цветок у родника в дар нимфе, его хозяйке, не оставляло никакого труда поверить в пришельца из далеких времен и земель, ищущего волшебный щит, чтобы сразиться со злым волшебником.
– Теперь тебе лучше вернутся к своим, догнать Филиппа… – закончил Колька, и Антонин возмущенно и удивленно ответил, перебив его:
– Клянусь Афиной Палладой и ее священной змеей – после этого рассказа мне бросить тебя?! Ты сошел с ума. Нет, мы сейчас как раз и поплывем в Халкис, а там – как дадутбоги. Вставай, Николай. Пора плыть…
…Легкие облака затянули яркую луну, приглушив ее сияние. Мальчишки гребли по очереди, бесшумно опуская в рябившую воду обмотанные по уключинам обрывками сетей весла; один греб, второй, распластавшись, лежал на носу и всматривался в серебристый полумрак. По воде издалека доносились звуки – лязг металла, кашель, отрывки речи на чужом языке, плеск волны о бор корабля и скрип каната. Лодку трудно было услышать и нелегко заметить в ночном проливе, а корабли рисовались черными силуэтами на воде у городских стен, опоясанных по верху частой цепочкой колеблющихся алых огней – в Халкисе ждали штурма. Наверное, там и не спал никто. По временам то тут, то там состены огнедышащим драконом соскальзывала пылающая струя, разбивалась о воду, растекалась по ее поверхности и горела, освещая все вокруг прыгающим неверным светом.
– Тишшш! – зашипел, лежавший на носу Антонин, и Колька, перестав грести, сжался, услышав размеренный плеск. Совсем близко – пахнуло горячим деревом, немного – туалетом, мокрой тканью – скользнул без огней, размеренно взмахивая веслами, корабль с круто задранным носом, с башнями на носу и корме. – Финикийский, – шепнул Антонин.– Наверное, ходил на разведку.
– Днем вчера, – Колька снова начал грести, – я видел тут два ваших корабля. Они уплыли за мыс.
– Это мы плывем на лодке, – немного сердито ответил Антонин, устраиваясь удобнее, – доски и бочки плавают… А корабли ходят. Наших – в смысле, афинских кораблей тут быть не может, они все у Саламина… Это, наверное эвбейские триеры.
– А они за кого? – полюбопытствовал Колька.
– Северная Эвбея подчинилась Царю Царей. А тут, на юге, сам видишь. Должно быть, часть их кораблей не успела к месту сбора флота, и они прячутся теперь в бухтах и скалах.
– Сколько вообще у вас кораблей? – продолжал расспрашивать Колька.
– Больше всего – наших, афинских триер, – гордо ответил Антонин, – мы на государственное серебро построили двести! Сорок дал Коринф. Тридцать – Керкира, пятнадцать – Эгина… Другие города прислали кто по десять, кто по пять, кто по одной триере. Всего собрали четыреста кораблей. А у мидян больше двух тысяч! Э, что говорить! – Антонин печально вздохнул. – Мы, эллины, живем в двухстах больших городах. А из них только сорок соединились против врага. Фивы, например, открыто взяли руку Царя Царей… Но, – эллин вскинул голову, – мидяне рабы своих правителей и воюют из страха и для грабежа. А мы – свободные люди и защищаем свою родину, алтари наших богов, гробницы предков, детей, женщин и стариков! Царю Царей нас не одолеть – мы уже били их флот у Артемисия и Еврипа, разобьем и у Саламина, а без флота его огромная армия вымрет с голоду на нашей земле!
Антонин разгорячился, но голоса не повышал – до вражеских кораблей оставалось всего ничего, и он сам сел на весла.
Колька забыл дышать, когда их лодочка бесшумно заскользила меж высокобортных громадин. Конечно, корабли были размером с какой-нибудь ракетный катер ХХI века, вовсеи не больше… но из лодки казались громадными! А тут еще постоянный страх – достаточно было вахтенному или какому полуночнику высунуть башку над бортом – он бы увидел лодку наверняка. Но мальчишкам везло – их суденышко плавно скользило из тени в тень и не привлекало ничьего внимания. Колька осмелел и даже стал отталкиваться от просмоленных бортов рукой, слушая, как внутри то вздыхают, то говорят на непонятном языке, то всхрапывают и кашляют люди.
Они миновали сторожевую линию вражеских кораблей, и Антонин, перестав грести, указал рукой вперед, на берег. Только теперь мальчишки разглядели, что город был в осаде и с суши. Множество круглых шатров окружали стену, несмотря на ночной час с меж шатрами тут и там суетились люди. Молча, как ни странно, но Колька догадался:
– Э, похоже, они собрались на приступ!
– Кажется так, – Антонин стиснул зубы. – Халкеситам остается теперь рассчитывать лишь на помощь богов и крепость ворот. И мне не верится, что эти ворота очень уж крепки.
– Как нам в город-то попасть? – только тперь опомнился колька. Антонин покачал кудрявой головой:
– Это как раз просто. Увидят со стены и поднимут.
– Ага, или влепят стрелу по самое прощай мама, – скривился Колька. Антонин тихо хихикнул:
– Поднимут хотя бы из любопытства. Мы, эллины, любопытны, как хорьки. Только бы не попасть под нефть.
Колька умолк, пытаясь сообразить: Антонин знает слово "нефть", или это так "автоматический перевод" сработал? Он ни до чего не додумался – нос лодки почти уткнулся в основание стены, поднимающейся прямо из моря – Колька спружинил руками, – и Антонин, подняв весла, негромко крикнул:
– Наверху, эгой!
На фоне звездного неба появилась странная голова – Колька заморгал, не сообразив стразу, что это шлем с гребнем. Мужской голос отозвался:
– Кто там?
– Эллины из Афин и… – Антонин покосился на "Николая-македонянина", – и Македонии, спасаемся от мидян. Спустите веревку.
– Погоди, – буркнул оттуда и послышался разговор шепотом. Говорившие не учли, что ночью в тихую погоду слышно далеко, и Колька уловил обрывки разговора: "Мальчишки… двое, кажется… афинянин… от Фемистокла… проверить, поднимите… лучники…" Потом сверху упала не верёвка, а лохматая, толстая веревочная лестница:
– Поднимайтесь оба.
– Придержи, – попросил Антонин, – и смотри, как надо.
Он и на самом деле поднимался так, как собирался по простоте душевной Колька – лез Антонин не как по обычной лестнице, а сбоку, держа лестницу между ног. Снизу стенане казалась высокой, но когда настал черед Кольки лезть, он с трудом заставил себя продолжать подъем, добравшись до половины. Вверх и вниз смотреть было страшно, Колька перебирал руками и ногами, созерцая камни перед носом, как вдруг чьи-то сильные руки схватили его за шиворот, словно щенка, потом – за пояс, чей-то бас прогудел: "А вот и македонец, клянусь Зевсом – в штанах!" – и Колька, рассерженный и испуганный, оказался стоящим на каменном настиле среди рослых воинов и поблескивающих доспехах, гребнястых шлемах и грубых плащах. Его тут же обшарили, отобрав персидский меч и бесцеремонно вертя, после чего кто-то, невидимый за огнем факелов, спросил, обращаясь к стоящему тут же Антонину:
– Что велел передать стратег[15].Фемистокл жителям Халкиса?
– Ничего, – развел руками Антонин, – мы не гонцы эллинских стратегов и не лазутчики мидян. Мы правда спасаемся от врага.
– Нашли место, – буркнул тот же голос и добавил: – А что не лазутчики…
Договорить эллин не успел. Где-то в ночи вдруг взметнулось неистовое пламя, послышался многоголосный крик, даже скорее вопль, а потом – какой-то странный шум. Тревожный гулкий грохот-тишина-визгливый вскрик "хый!!!" – снова грохот и все сначала.
– Они подожгли воротную башню! – закричал кто-то издалека метеллическим голосом, и мальчишки в мгновение ока остались одни; воины, похожие в своих плащах на большущих ночных птиц, опрометью бросились куда-то.
– Бежим к храму! – Антонин вскинул руку, указывая на трепещущий где-то в вышине одинокий огонь. – Там должны быть оружейные склады!
4.
Как и всем мальчишкам, Кольке снились кошмары, в которых от кого-то убегаешь, а кругом никого нет, и никак не бежишь… Оказывается, может быть еще страшнее. Это когда бежишь не один.
Улицы в этом чертовом Халкисе вели все время вверх. Было светло от множества факелов, но свет выглядел недобрым, испуганным мечущимся, как и люди. Отовсюду кричали, стонали, плакали. Десятки, сотни людей бежали по улицам между низеньких заборов вместе с мальчиками. Большинство – вверх, туда же, куда и они. Некоторые – в основном,вооруженные мужчины – в обратном направлении… но вот пробежал рослый пожилой человек с сумкой на бедре, за ним еще двое подростков несли две сумки, на которых Колька успел различить вышитых змей, обернувшихся вокруг чаши… а вот и вовсе девчонка с луком промчалась, рыжие волосы хлестнули Кольку по лицу. Сзади подхлестывали выкрики и удары, они были слышны по-прежнему хорошо. До Кольки лишь теперь дошло, что это мидяне колотят в ворота тараном. Те, кто посильнее, волокли на себе маленьких детей, стариков, раненых. Колька увидел, как две женщины с распущенными волосами пытаются оторвать от распахнутых ворот мертвой хваткой вцепившегося в них сухого деда. На крыше соседнего дома двое мальчишек помладше Кольки деловито отдирали и раскладывали черепицу, третий натягивал небольшой лук, прижав стрелы пальцами ноги,чтобы не скатились.
– Стыдно бежать, – на бегу выдохнул Антонин. – Николай, ты беги, а я останусь. Твой щит, наверное, там, да? Тебя ведет бог, я же вижу!
– Слу… – Колька притормозил, но звуки, шедшие от стен, вдруг изменились. Буханье прекратилось, и вместо него возник, вырос и уже не умолкал дикий многогласный вой и рев.
– Смотрите!!! – истошно закричала какая-то женщина. – Смотрите, они вошли! Горе тебе, Халкис! Горе, люди!
Оцепенев, несколько секунд все смотрели, как по невидимым в темноте улицам, четко обознача их, начинают растекаться огненные реки – факела в руках высадивших ворота врагов. Начали вспыхивать дома, и все вокруг с криками и плачем устремились вперед еще быстрее.
– В храм! – Колька дернул Антонина. – Ну скорее же, тут пропадем зря!
Мальчишки снова побежали. Страшный гомон позади не умолкал, только ширился, смешиваясь с лязгом, слышным даже тут – защитники все еще сражались… Перед мальчишками, схватившись за сердце, упала еще молодая женщина, несшая двух детей – те заплакали, теребя мать, она пыталась встать, но не могла. Не сговариваясь, Колька подхватил одного ребенка, Антонин – другого, женщину погрузил на телегу, запряженную быком, загорелый старик. Теперь бежали, одной рукой прижимая к себе смолкших малышей, другой – держась за борта. Бык, испуганный не меньше людей, наддавал, как гоночный болид. Колька отплевывался – волосы ребенка, не поймешь даже, девчонки или мальчишки, лезли в рот. Антонин тащил своего, посадив на плечо, и малыш удивленно вертел головой, оказавшись так высоко.
Колька даже не понял, что они оказались на территории храма – просто все перестали бежать, а неподалеку, над головами людей и скота, виднелись освещенные горящим у входа огнем колонны и крутая крыша. Люди продолжали прибывать, и Колька неожиданно понял: врагу же не понадобиться штурмовать храм. Что все будут есть и пить? Тут даже не присядешь…
Антонин куда-то подевался. Колька усадил своего спасенного на край телеги, поближе к матери, и решительным шагом, проталкивался между людьми, направился к храму.
Возле храма раздавали какое-то оружие. Изнутри слышалось тихое пение. Колька теперь сообразил, что как такового ВХОДА в храм просто нет – войти можно было с любой стороны между колонн, что он и сделал.
По стенам горели факелы. Женщина, закутавшись в белое покрывало с головой, сидела у ног статую в человеческий рост, стоящей на пьедестале из розового камня: юноша с луком в руках целился вверх. Колька не помнил имен греческих богов, да это его не интересовало.
На этом самом пьедестале и был закреплен большой металлический щит, отражавший в начищенной поверхности огни факелов.
Чувствуя себя вором, Колька на цыпочках прокрался мимо продолжавшей печальное пение женщины и обеими руками поднял щит, державшийся на специальном выступе…
Щит исчез.
…Антонина Колька нашел возле ворот – уже вооруженный, в легком панцире и шлеме, без щита, с дротиком и большим ножом, он вместе с другими воинами и ополченцами всматривался в то, как квартал за кварталом загорается Халкис. По дороге еще тянулись отставшие люди, несли раненых воинов.
– Вооружайся, там еще что-то осталось, – предложил Кольке Антонин.
– Я дурак, – ответил Колька и сплюнул в святом месте.
– Почему? – не понял Антонин.
– Потому что еще здесь, – исчерпывающе объяснил Колька. Антонин догадался:
– Ты нашел его?!
Колька кивнул. Он чувствовал себя погано и злился на себя за глупость. Ну вот что он тут торчит?! Собирается помочь всем людям вокруг? Как? Собирается погибнуть вместе с ними?! За каким пнем?!
– Я же тебе говорил, чтоб ты не шел сюда, – печально сказал он Антонину. Эллин засмеялся и подкинул дротик:
– Боги все видят, Николай. Может быть, моя судьба в том, чтобы погибнуть… Смотри, воины!
В самом деле – по дроге к храму медленно отступали спинами вперед эллинские воины. Они шли, сдвинув щиты и наклонив длинные копья, а лучники время от времени стреляли в двигавшихся следом мидян. Те, кстати, не очень и напирали, а потом вообще остановились. Остановились и греки – совсем недалеко от храмовых ворот, по-прежнему перегораживая дорогу. Часть из них, снимая шлемы и закидывая за спину щиты, устало побрела в храм.
– Почему не нападают? – сдерживая дрожь, спросил Колька и указал на мидян, которые потихоньку разбредались по окрестным улицам. Только некоторые продолжали торчать внизу, переговариваясь и поглядывая в сторону храма. Колька внезамно понял, что уже довольно хорошо все видит – светало. Из города продолжал слышаться лязг, крики и треск пожаров.
– Зачем им нападать? – один из воинов поднял шлем, сдвигая на затылок, и жадно припал к бурдюку с водой, который ему подали так почтительно, что Колька сразу понял – это офицер. – Нет смысла. В городе много легкой добычи, ни к чему лезть на наши копья. Это волчье отродье подождет, пока мы ослабеем от голода и жажды, тогда и возьмут нас голыми руками. А случится это скоро, – воин вернул бурдюк и печальным взглядом окинул множество людей в храмовом дворе. – Так что в недобрый час явились вы в Халкис, – добавил воин, и Колька сразу его узнал наконец: это он допрашивал их с Антонином на стене. – Эх, ведь Горные ворота и отсюда видно!
– Какие горные ворота? – машинально спросил Колька, с интересом следя, как несколько мидян натягиваю луки. Стрелы взлетели в небо, упали вниз – и где-то во дворе закричали люди.
– Вон там, в стене, – вторые ворота, они выходят на горную тропу, – воин указал копьем. – До них рукой подать, пять минут бега. В одиночку прорвались бы, если только мужчины… – он махнул рукой: – Да что говорить – с женщинами, с детьми, со стариками поползем, нас и зажмут на улицах. А бросить – не бросишь, как уйдешь от них? Боги не простят… Ты бы оружие нашел, македонянин.
Колька кивнул, продолжая рассматривать быстро светлевшую улицу. Потом жестом подозвал Антонина и взял его за плечо:
– Слушай сюда. Представь себе, что эта улица – пустая. Без врагов. Если воинов поставить вдоль нее и открыть во-он там ворота, ну, как бы коридор такой сделать из щитов – успеют ли уйти люди в горы?
Антонин взглядом смерил лесистые склоны за стеной, казавшиеся черными из-за поднимавшегося за ними солнца.
– Не все, – ответил он, – но большинство успеет. Мидян за стеной сейчас почти нет, все грабят дома… А что?
– Ничего, – Колька дернул за металлическую оторочку на плаще панциря офицера, неотрывно смотревшего на горящие дома и рушащиеся крыши. – Послушай, что я скажу. Может получится. А если и не получится – все равно ведь, где погибать…
…Эллин выслушал Кольку, приоткрыв рот. А потом так ударил по плечу, что Колька сел в пыль и ойкнул:
– Клянусь луком Аполлона – ты прав, македонянин!! Эй, десятники!
…Неизвестно, что подумали мидяне, когда сверху, из ворот храма, на них по крутой дороге вдруг устремились, грохоча, набирая скорость и разбрасывая вокруг себя пламя, множество телег. Тех, кто не успел увернуться, смело. остальные, давя друг друга, бросились в проулки, призывая увлекшихся грабежом товарищей, но следом уже мчались с ревом эллины, беспощадно закалывая и рубя ошеломленных врагов. Несколько человек спешно распахнули запасные ворота, и в них устремились потоки беженцев. Это всепроизошло раньше, чем мидяне успели сообразить, что уходить основная добыча – рабы. В бешенстве они рванулись обратно, но чужой горящий город путал улицы, с крыш еще не подожженных домов летели черепицы, стрелы, камни, а тех, кто успевал добежать, встречала ощетинившаяся копьями стрела щитов. Конный передовой отряд эллинов проложил дорогу через полупустой вражеский лагерь и ринулся к воротам – главным, задержать тех, кто станет выбегать из города. Мужчины-халкеситы от мала да велика бились с мужеством отчаяния, чтобы дать возможность спастись в горных лесах старикам, женщинам и маленьким детям. Подали мертвыми – по одному на десять мидян, и те ничего не могли поделать с эллинами…
…Антонин упал на глазах Кольки – в самых воротах, сбитый ударом щита огромного чернокожего с наголо бритой головой. Негр замахнулся коротким широколезвийным копьем, и повалился на спину, схватившись за лоб, в который Колька засветил ему почти в упор схваченный из-под ног булыжником:
– Н-на, Тайсон!
Колька помог Антонину подняться и закрыл подобранным тяжелым щитом, хотя обмирал, ощущая, как по щиту бьют, отдавая в ладони, вражеские копья. Антонин, еще не совсемпришедший в себя, отмахивался из-за щита дротиком. Мальчишки уже карабкались на склон, по пятам преследуемые осатаневшими мидянами, стремившимися хоть как-то вознаградить себя за ускользнувшую добычу. Антонин метнул дротик, приколов одного вражеского воина к другому, выхватил нож, махнул им…
– Эгой, эгой! Сюда, сюда! Антонин, Николай!
Обернувшись, Колька увидел на гребне холма, на который они карабкались, всадника, державшего в поводу двух лошадей. И, узнав его, взвизгнул девчоночьим голосом:
– Филипп! – швырнул в мидян щит и со всех ног рядом с Антонином бросился к спартанцу. Тот держал в руках по дротику, метнул их разом, уложив двух самых рьяных преследователей и, выбросив руку, буквально вбросил в седло замешкавшегося Кольку, крикнув:
– Гоните за мной, как ветер! Гоните, во имя Зевса Громовержца!…
…Мальчишки ехали шагом между деревьев. Филипп по обыкновению с молчаливым и угрюмым видом подталкивал своего коня пятками. Свое появление
он вообще никак не объяснил, сказал лишь, что добыл трех коней, а это на двух больше, чем ему надо, вот он и решил одолжить лишних своим знакомым. Антонин со смехом хлопнул спартанца по спине и заметил, что кони мидийские. Филипп ответил, что он спросил хозяев, можно ли взять: те не возражали.
– Потому что не могли, – добавил Антонин и подмигнул Кольке. Наш рыцарь, ерзая на неудобном седле – стремян не было, упереться не во что – кисло улыбнулся. Навалились усталость и запоздалый страх. – Прости, – вдруг сказал Антонин: – Я смеюсь и радуюсь, что жив, а тебя забыл поблагодарить. Если бы не ты, понадобился только бы один конь.
Колька смутился. Глупо махнул рукой, протянув: "Да ла-ана…" – и соскочил с коня. Обнаружилось, что у него слева над коленом джинсы распороты и присохли к довольно глубокой ране. Рану тупо замозжило. Еще не столь давно Колька, как умирающий лебедь, и ступить не смог бы на "покалеченную" ногу. Сейчас – плевать…
– Надо спешить, – забеспокоился Филипп, но Антонин, сведя брови, удержал спартанца:
– Постой… Николай, ты уходишь?
– Теперь можно, – вздохнул Колька. – Бывайте здоровы и ничему не удивляйтесь.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.