read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


«А тебе, — говорит, — зачем?»
«Да видел его только что с одной красоткой возле «Твигса». Глазам не верю…»
«Не веришь — и правильно. Сенатор второй день с постели не встает. Ангина у него. А нас всех, кроме сиделки, выгнал до понедельника. Так что, мы сейчас с Кертисом едемв боулинг, к Вудо. Если хочешь — присоединяйся…»
Отлично, думаю. С постели не встает, а сам — вон, впереди меня мчится. Не иначе как на тридцать восьмое шоссе, до Шарлотты направляется — в том районе других крупных магистралей нет.
— И вы решили поехать за ним?
— Да.
— Зачем?
— Да говорю же: любопытство взыграло. К тому же, я подумал, чем черт не шутит — может, и правда, что-то интересное разузнаю… Что денег стоит.
— Вы имеете в виду компромат для прессы? Или для шантажа?
— Называйте, как хотите. Сейчас мне уже без разницы. Ни про какие «феномены Линберга» я тогда, разумеется, не знал, а вот связи сенатора с мафией, например, или с «Белым фронтом» — информация недешевая.
— Понятно. И что же было дальше?
— Дальше… Когда старик проехал Викленд, я убедился, что он движется в Шарлотту — заброшенные фермы и прочий хлам вдоль «тридцать восьмого» его вряд ли интересуют… Короче, обгоняю его и ухожу вперед. Повезет — встречу Хельма на въезде, а нет — значит не мой это шанс.
— Но шанс, насколько я понимаю, оказался именно ваш?
— В общем-то, да… Хотя, тут ещё смотря с какой стороны посмотреть… Сенатор на своей развалюхе пронесся мимо меня примерно через четверть часа — я припарковался сразу за мостом, у «Молла» — и прямиком направился на вокзал. Я — за ним.
Не доехав до стоянки у железнодорожных терминалов буквально метров триста, он бросил джип на улице и пешком устремился в кассы. Мне пришлось сделать то же самое.
Гляжу — билет покупает. И не у робота в сэлфсервисе, а в самой кассе, за наличные. Ничего дела, думаю. Получается, что Хельм в полном одиночестве и за рулем чужой машины приезжает в соседний город только лишь затем, чтобы сесть здесь на поезд. И заметьте: не платя при этом картой. Вопрос — зачем?
— Похоже, ему очень не хотелось, чтобы кто-нибудь узнал его или впоследствии смог отследить все его перемещения.
— Вот и я так же подумал. Когда он покончил с покупкой билета и направился на перрон, я выждал немного, а затем обратился к кассиру. Так, мол, и так. Пожилой джентльмен в ковбойской шляпе забыл у меня в такси свою книгу. «Не подскажете, где бы я мог его найти?»
Кассир сообщил мне, что буквально минуту назад некто Джон Ворн взял билет первого класса до Ричмонда, и что поезд отправляется уже через десять минут.
Тогда я тоже беру билет до Ричмонда, но уже в автомат-кассе, а сам тем временем мысленно готовлюсь к небольшой командировке. В тот момент я был уверен, что скоро узнаю что-то очень важное и значительное. Впрочем, так оно и случилось…
В Ричмонд мы прибыли только к вечеру. Хельм взял такси и двинулся куда-то на север, мимо «даунтауна», хотя сначала я подумал, что он едет в гостиницу — через пару часов должно было совсем стемнеть. Я еле сумел догнать его на следующей машине: такси на стоянке в тот день почему-то было немного. Хорошо ещё, что водитель попался сговорчивый, не стал лишних вопросов задавать…
В Ричмонде я до этого ни разу не был, поэтому куда едет сенатор, я понятия не имел. Примерно минут через двадцать-двадцать пять его автомобиль остановился на одной из улиц какого-то этнического района — не то китайского, не то вьетнамского, сам Хельм вылез и направился в один из переулков. Кстати, не помню, говорил я вам или нет: вещей у него с собой не было…
— Совсем?
— Совсем. Он шел руки в карманы, не останавливаясь и не глядя по сторонам, будто хорошо знал, куда идёт. Мне пришлось отстать на приличное расстояние, ведь я заметновыделялся среди азиатов… Мало ли, в любой момент старик мог обернуться и узнать меня.
— Вы сможете назвать точный адрес или хотя бы указать дом, в который вошел сенатор Хельм?
— Нет, не могу. Очевидно, они меня засекли: свернув за стариком в переулок, мне не удалось пройти даже сотни метров. Кто-то очень сильно ударил меня по голове, и я потерял сознание.
— Кто — они?
— Люди из Компании-Перевозчика. Так их называют жители «Ареала девять»… В общем, очнулся я в каком-то ангаре, на бетонном полу. Открываю глаза: надо мной стоит Хельм, а рядом — ещё какие-то двое в лётных куртках.
«Вы уверены?» — спрашивает один из них сенатора.
«Конечно», — кивает тот. — «Это же Пол, он работал у меня водителем. Здравствуй, Пол».
«Здравствуйте, мистер Хельм», — отвечаю. — «Как поживаете?»
Смотрю, второй «лётчик» достает пистолет с глушителем и поворачивается к Хельму.
«Вам пора, сенатор. Саймон проводит вас к самолету».
«Что вы собираетесь делать? Если вы намерены убить этого парня, то я протестую», — возражает старик. — «Немедленно позвоните мистеру Отто и скажите, что контракт отменяется. Никто в этом мире не смеет забирать жизнь у человека…»
«Но, сенатор… Мы не можем отпустить его, потому что начнется расследование. Кроме того, босс сейчас — внутри «Ареала», и позвонить ему невозможно…»
«У мистера Рутгера есть родители», — говорит Хельм. — «Вы не вправе отнять у них сына. Или вы отпускаете его, или вам придется застрелить также и меня, потому что ценой чьей-то жизни мне ничего не нужно. Даже встречи с Элен».
Тогда первый Перевозчик отходит в сторону и звонит кому-то по телефону. Я не понимаю того, что он говорит — разговор ведется то ли на русском, то ли на польском — но тот факт, что моя жизнь висит на волоске, я осознаю очень хорошо.
В ангаре, помню, было довольно холодно, отовсюду сквозило. Под потолком — тусклая лампа, откуда-то доносится слабый запах ацетона…
«О'кей», — тот, кто звонил, наконец, убирает телефон и медленно подходит. — «Есть ещё одно решение. Мы не станем убивать вашего друга, сенатор. Но, во-первых, ему придется отправиться с нами, а во-вторых, вам нужно будет за него заплатить».
«И много?»
«Столько же, сколько вы заплатили за себя».
«Я согласен», — старик ни думал ни секунды. — «Но как вы его повезете?»
«Так и повезем. До Гроу-Форта пусть поспит, а там уже он никуда не денется. Марек, принеси из багажника кейс…»
Они поставили мне укол, после чего загрузили в небольшой реактивный самолет, типа «Райтеон Хоукер», только ещё меньше… Им даже не пришлось меня связывать: я проспал почти весь полёт.
— Сколько он длился? Хотя бы примерно?
— Не могу сказать… Но думаю, около пяти или шести часов: когда мы прибыли в Гроу-Форт, было уже раннее утро.
— Что это за место?
— Я не знаю. Какая-то заброшенная деревня. Но явно — Штаты. Не Канада и не Мексика.
— Хорошо. Что дальше?
— По прилёту мы два или три часа кого-то ждали, сидя в небольшом фургоне. Кроме нас там было ещё двое Перевозчиков, но с нами они не разговаривали. Так молча и просидели. Затем появилась небольшая двухдверная машина. Она проехала мимо нас, и фургон тут же тронулся вслед за ней. Сразу за деревней находились какие-то развалины, действительно похожие на старинный форт.
Вот оттуда мы и ушли.
— Что значит — ушли? Ушли куда?
— Я прекрасно понимаю, как прозвучат мои слова. Особенно здесь, в этих стенах… Но я говорю правду, и рано или поздно эту правду узнают все.
Там, за развалинами, с помощью какого-то конуса — я, кстати, так и не понял, что это: прибор или просто магнит необычайной силы — парни из Компании-Перевозчика создали небольшой, но самый настоящий «бермудский треугольник». Точнее, это был не треугольник, а квадрат или, если ещё точнее, ромб: вертикальный, с немного размытыми краями, высотой около трех метров…
Сначала я думал, что всё это мираж или галлюцинация, слишком уж необычно выглядела эта штуковина — яркая такая и переливалась, как чешуя на солнце… Но потом, когда из ромба вдруг подул ветер, стало ясно, что творится что-то сверхестественное. Представляете, там внутри появился этакий трехмерный телевизор, в который каждую пылинку можно было рассмотреть…
В общем, через этот самый «бермудский ромб» мы с Хельмом и ушли. Туда ушли, вовнутрь.
— То есть вы хотите сказать, Пол, что вы и сенатор каким-то образом преодолели границу трехмерного мира, я правильно вас понимаю?
— Постойте, вы что — мне не верите?
— Как раз наоборот, Пол, как раз наоборот! Я и мистер Четски — мы оба верим вам, я всего лишь задаю уточняющие вопросы… Ну, хорошо. Скажите, а что вы увидели там, внутри этого самого «бермудского ромба»? И вообще, что вы там делали?
— Вообще, когда попадаешь в «Ареал девять», наступает такое странное состояние, как будто оказываешься во сне, вне времени… Помню, я довольно долго просидел возлесамого «входа». Просто сидел на земле и смотрел прямо перед собой, может быть, час или два…
Затем ко мне подошел Хельм — я, кстати, к тому времени уже успел забыть о его существовании — и сказал, что нам нужно идти. Но я никак не мог подняться: понимаете, тамтакая теплая земля, хотя это и не земля вовсе, а темно-серый песок, а сверху — покров сине-зеленый… То ли густой мох с длинным ворсом, то ли плющ — он стелется по всей поверхности песка, а откуда растет — непонятно, не то где-то из того же песка, не то поверх него натянут…
С Хельмом был какой-то человек, тоже Перевозчик, но уже явно постигший… Правда, тогда я ещё не знал, что он постигший, просто было видно, что ему ничего больше не надо — у тех, кто в «Ареале девять» долго живет, глаза такие особенные, и одеты они совсем просто: халаты да шапки пробоковые, чтобы днем от Ра не падать…
— Простите, от чего — не падать?
— От Ра. Ну, это они так первое солнце называют, на египетский манер. Второе-то светило там тусклое, ни тепла от него, ни света, зато оно даже ночью никуда не девается, его называют Део… А вот Ра во второй половине дня может так ударить, что потом сутки надо отлеживаться…
— Подождите, подождите, Пол. Вы сказали «они». Они — это кто?
— Как — кто? Люди… Переселенцы. Я же вам рассказываю. Нас с Хельмом отвели в Биг Камп* (*Большой Лагерь (англ)) — так именуется поселение — и мы стали там жить. На тот момент в Биг Кампе жило всего тридцать шесть человек, а сейчас не знаю, возможно, и больше. Фенриц говорил, что число жителей будет постоянно увеличиваться…
— Фенриц?
— Да, это тот, кто проводил с нами беседу. Он со всеми, кто приходит, общается, рассказывает, как и что нужно делать, а что делать нельзя ни в коем случае. Чай, к примеру, пить нельзя, кофе, алкоголь… Лекарства всякие запрещены… Фенриц за этим строго следит…
— То есть он — администратор?
— Не знаю, наверное… Вообще-то, в Кампе нет администраторов. Там — или постигшие, или те, кто на пути. Им не до суеты и не до разговоров, они заняты… За всё то время, сколько я там пробыл, мне мало с кем довелось поговорить. Хотя я особо и не стремился, если честно…
— Так. Ну, что же… Хорошо… А теперь, если можно, расскажите, как вы оказались здесь? Я имею в виду: как вам, вообще, удалось покинуть «Ареал девять» и вернуться обратно?
— Я не хотел возвращаться. И не стремился к этому. И уже миллион раз пожалел, что нарушил устав Фенрица… Возврат происходит в одной из точек в «тени Колосса», но входить туда опасно: выбрав неверную точку, рискуешь «сесть не на свой рейс». Только Фенриц знает верные точки… Вы что, не верите мне, господа?
— Ну, что вы, Пол! Ваша информация очень важна для нас. Однако всё, что вы нам сейчас рассказали, настолько удивительно и невероятно, что я даже слегка растерян. Может быть, хотите продолжить вы, мистер Четски?
— Да. Разумеется, сэр. Скажите, мистер Рутгер, что именно вы называете «Ареалом девять»?
— Так называется территория, расположенная вблизи одного из Колоссов. Каждый Колосс имеет свой порядковый номер: люди, которые оказывались на планете Бэта, давали им эти номера по мере их обнаружения, а всего Колоссов было найдено около двенадцати, хотя я не уверен…
— Хорошо. А что такое Колоссы?
— Не знаю. Со стороны все они выглядят как гигантские цилиндрические башни, диаметром около двухсот метров. А высота у них такая, что вершины многих даже не разглядеть — теряются где-то в небе… Никто не знает, откуда они взялись, и для чего они созданы, но считается, что жить нужно вблизи этих башен: только так можно постичь.
— Понятно. Что за люди проживают в Биг Кампе, о котором вы рассказываете?
— Люди? Ничего не могу о них сказать… Люди как люди… Впрочем, нет, не совсем. Здесь, на Земле, это были весьма богатые и успешные люди. Скорее всего, миллиардеры, ну или кинозвезды какие-нибудь…
— Почему вы так думаете?
— Почему думаю… Ну, во-первых, как мне объяснили, попасть в «Ареал девять» могут лишь очень богатые: Компания-Перевозчик — не каждому по карману… А во-вторых, кое-кого из тех, кто там живет, я уже видел раньше — по телевизору или в сети. Имен, правда, я не знаю: когда попадаешь в «Ареал девять», становится наплевать на всё, и уж тем более — на чьи-то имена…
— Мистер Рутгер, взгляните, пожалуйста, на эти фото. Нет ли здесь кого-нибудь из ваших знакомых по Биг Кампу?
— Хм… Вот этих двоих я не знаю… И его… И этих тоже… Так… Постойте! А вот этого парня я, кажется, там видел. Только сейчас он носит бороду, и синих дурацких очков у него уже нет… Да, точно. Это — он.
— Терри Крамп, медиа-магнат. Исчез около года назад. Вы уверены, Пол?
— Конечно. Почему-то я очень хорошо запомнил его лицо…
— Ну что ж, господа, я думаю, на этом вполне можно заканчивать… Скажите, мистер Рутгер, а вам бы не хотелось покинуть клинику Уорна Гэлланта? Мы могли бы предложить вам, сэр, более комфортабельные условия и гораздо более углубленное лечение — в правительственном госпитале в Вашингтоне. Сегодня там сосредоточены лучшие специалисты страны, а также ученые…
— Вообще-то, я не против, но…
— Разумеется, ваше пребывание в госпитале будет полностью оплачено из бюджета госдепартамента. Там, в спокойной обстановке мы могли бы куда более подробно поговорить и о Биг Кампе и об «Ареале девять». Кстати, вы не знаете, существуют ли ещё какие-нибудь, кроме «Ареала девять», поселения людей на планете Бэта?
— Точно не знаю, но думаю — да, существуют, ведь «точек входа» на Земле несколько. К тому же, мне говорили, что где-то на свете есть и второй «конус», но кто его владелец — никому не известно.
— Хорошо, Пол. Спасибо. Сейчас я и мистер Рэдд обсудим с доктором Саади несколько организационных моментов, касающихся вашего временного переезда в Вашингтон, а вы пока можете отдохнуть у себя в палате.
— Как скажете, сэр. Надеюсь, это не займет много времени…
— Разумеется. Я тоже так думаю… И ещё. У меня к вам сугубо личный вопрос, ответ на который мне не терпится получить прямо сейчас.
— Да, конечно. Слушаю вас, мистер Четски.
— Пожалуйста, объясните мне, Пол. Хотя бы в двух словах. Объясните мне, ибо я не понимаю, похоже, самого главного.
Для чего и по какой причине сенатор Хельм решил переселиться в «Ареал девять»? Зачем, вообще, это ему понадобилось? И что там делают все остальные люди? Скажите. Ведь вы не можете этого не знать.
— Для чего он решил… Мистер Четски, вам когда-нибудь снились вещие сны?
— Что? Какие ещё сны?
— Или, может быть, вы видели во сне кого-то, о ком помните до сих пор и будете помнить, наверное, до конца ваших дней?
— Послушайте, Пол…
— …А если видели, то не будет ли чистой правдой сказать, что больше всего на свете вы хотите вновь погрузиться в тот самый сон? Погрузиться так, чтобы он больше никогда не заканчивался… Пожалуйста, не врите себе, мистер Четски.
— Если честно, я не совсем понимаю…
— О да. И никогда не сможете понять. Пока не окажетесь там, в «Ареале девять»… А теперь я прошу прощения, господа — через десять минут здесь начинается обед. До скорой встречи!
— Послушайте, Четски, вы что, в самом деле, хотите забрать его с собой?
— Пока не знаю. Сначала мне нужно связаться со своим боссом…
— А, по-моему, всё это — типичный бред шизофреника. Когда я думаю, что пролетел почти две тысячи километров ради этого дешевого спектакля, мне хочется собственноручно укоротить один очень длинный язык в нашем департаменте…
— Видите ли, Аллан, я с радостью соглашусь с вами и даже поддержу вас в желании отрезать как можно больше длинных языков, однако в данном деле присутствует один весьма странный и при этом действительно серьезный момент.
Из почти двадцати произвольных фотографий Рутгер почему-то сразу и безошибочно выбрал тот самый единственный снимок, на котором запечатлен Терри Крамп. Человек из «списка Линберга».
37
Что это? Растения или животные? Или, может быть, это вообще — нечто неживое?
Массивные, застывшие неподвижно, словно статуи, серые, темно-зеленые и фиолетовые бутоны на низких толстых стеблях, они больше походили на гигантские образцы генетически измененных в фармо-инкубаторе грибов, чем на любые, пусть даже самые экзотические цветы.
Впрочем, грибы мало где растут в таких количествах — плотные заросли странных растений простирались до самого горизонта, превращая равнину в безбрежный фиолетовый океан.
А ещё у грибов не бывает глаз.
Собственно, на бутонах тоже не было заметно ничего похожего на глаза, но Игорь не мог отделаться от впечатления, что вся эта растительность хоть и равнодушно, но пристально наблюдает за ними, медленно бредущими под ослепительно-желтым светом тяжелого полуденного солнца.
Время от времени им на пути попадались одинокие деревья. Необычайно высокие, с тонкими гладкими стволами, они уходили ввысь на многие десятки метров, и для того, чтобы разглядеть их огромные, густоветвистые, но почему-то совсем без листвы кроны, приходилось основательно задирать голову.
— Смотрите, вон он! — идущий впереди Лёха неожиданно остановился, указывая рукой куда-то в сторону. — Я его вижу!
Игорь и Валерия тоже замедлили шаг, старательно всматриваясь вдаль.
Там, у самой линии горизонта, где заросшая «грибами» равнина почти сливалась с яркой синевой безоблачного неба, можно было разглядеть тончайший серый контур, устремляющийся вертикально вверх от земли и теряющийся уже где-то в стратосфере.
— Колосс… — негромко проговорила Лера. — Наконец-то. Это он.
— До него — километров двадцать, не меньше, — сощурился Игорь, прикладывая руку козырьком ко лбу, — а то и все тридцать…
— К самому Колоссу нам идти не нужно. Где-то в радиусе вокруг него должны находиться развалины древнего поселения — это и есть наша цель. Лёша, достань бинокль…
Игорь в который раз отметил про себя, что, несмотря на полную ирреальность и фантасмагоричность окружающей его действительности он почему-то начисто утратил способность удивляться и сейчас воспринимает происходящее спокойно и отстраненно, словно находится во сне или под гипнозом.
— Эй, народ, — произнес он, продолжая вглядываться в далекий горизонт, — ещё у кого-нибудь есть чувство, будто всё вокруг — всего лишь галлюцинация или сон? Или я один такой чувствительный?
— Нет, не один, — хмыкнул Лёха. — Мне до сих пор кажется, что я вот-вот проснусь. Уже всё ухо исщипал себе…
— Не обращайте внимания и не бойтесь, — опустила бинокль Валерия, — это всего лишь защитная реакция психики. Просто сейчас мы попали в новую, совершенно незнакомую экосистему, которая слишком сильно отличается от привычной для нас среды обитания.
— Ну, хорошо, попробуем не бояться… И куда нам идти?
— Я не уверена, но там, вдали, за деревьями, виднеются не то холмы, не то руины. Вряд ли здесь могут быть какие-то ещё постройки кроме тех, что мы ищем… Поэтому предлагаю идти туда.
— Дай-ка взглянуть…
Игорь приложил бинокль к глазам.
— Больше похоже на скалы, чем на что-то созданное людьми… С другой стороны, откуда здесь скалы?
— Вот именно, — вмешался Лёха. — Мы прошли уже прилично, но ни разу не встретили ни скал, ни даже просто камней… Но и насчёт «созданного людьми» ты, скорее всего, погорячился.
— В любом случае, других вариантов у нас нет, — подвела итог Лера. — Так что, идём.
Не дожидаясь ответа, она решительно зашагала по направлению к Колоссу.
Постояв молча некоторое время, Лёха подхватил свой рюкзак и поспешно устремился за ней.
— Ну что ж, — задумчиво произнес Игорь, провожая их взглядом, — надеюсь, вы знаете, куда идёте…
В который раз оглядешись по сторонам, он вздохнул и двинулся следом.* * *
Два ряда внушительных, десятиметровой высоты, строений: монолитные, из неизвестного, похожего на камень материала черные «коробки» домов со множеством узких вертикальных отверстий (по-видимому, окон); в каждом из зданий — по паре необычайно просторных прямоугольных проемов, словно эти «двери» предназначались не людям, а великанам.
«Каменная деревня», как окрестил про себя Игорь это странное место, укрылась почти на самом дне окружённой холмами долины, среди густых зарослей какого-то кустарника и множества низкорослых лиственных деревьев. Покрытые темно-фиолетовым мхом, искривленные, причудливой формы стволы, на ветвях — сморщенные темнокоричневые не то плоды, не то крупные ягоды, чуть вытянутые и похожие на мелкие груши — такую растительность путники увидели здесь впервые.
— «Эриэл зиро» или «Ареал ноль». Так назвали этот объект англичане, — негромко сообщил Лёха, когда они приблизились к самому крайнему строению. — Про него никто не знал, пока кто-то из бывших сотрудников Института не продал в Кембридж информацию об институтских экспериментах… Информации крайне мало, но, тем не менее, она есть. В середине восьмедесятых один молодой ученый — некто Савелов — сбежал в «ареал ноль» через очередной стихийно открывшийся портал.
— Тоже сбежал? — почти равнодушно переспросил Игорь. — И тоже — навсегда?
— Да, — вмешалась Лера. — Он ушел навсегда. Может, мы поговорим об этом позже?
Они остановились напротив входа в ближайшее каменное здание.
— Ну, что… Зайдем внутрь? — впервые за всё время своего пребывания на планете Бэта улыбнулась девушка. — Кто знает, чем станет для нас эта «пещера» в самое ближайшее время… Временным приютом, ночлегом или, может быть, домом…
— Да лишь бы не гробом, — хмыкнул Игорь. — Постой, но если ты говоришь, что Савелов остался здесь навеки, то, по идее, он и сейчас должен находиться где-нибудь поблизости? Если он жив, конечно…
— Не знаю, — качнула она головой, — не думаю, что он здесь… Идемте, осмотрим дом.
Они вошли.
Просторное и светлое, больше похожее на египетскую усыпальницу, чем на жилище, помещение.
Ни прихожей, ни коридоров, ни какого бы то ни было деления на комнаты. Ровный, вымощенный серыми плитами пол, в котором точно по центру высечен узкий прямоугольный бассейн глубиной около метра, на две трети заполненный водой. Вокруг — абсолютно никакой мебели, только широкий каменный порог вдоль дальней стены.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.