read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Гм, ладно… Вы толковее, чем я полагал. Да, я планировал еще завезти Милешу в казино, но оказалось, что ей неинтересно. Мы изменили планы и свернули с монорельса, уже когда находились в двух кварталах…
— …И «домовой» не успел налить воду. Так, бассейн занимает около двенадцати квадратных метров… Ваш офис на Сенной. Обычно вы добираетесь до Петроградской стороны за восемь минут, и автоматика успешно справляется.
— Послушайте…— Человек за ширмой впервые заговорил менее уверенно. — У вас, оперативников, конечно, буйная фантазия, но если предположить, что это правда… Какого дьявола такую хренотень городить? Если бы меня хотели убить, гораздо проще сделать это в городе. Вы верно заметили — этот пентхаус построен, как настоящая крепость!
— Я не утверждаю, что вас хотели убить.
— Тогда что произошло?!
— Давайте пока воздержимся от выводов. Расскажите, что было дальше.
— Я слушал компьютер в пол-уха, смотрел на Милешу… Понимаете, я проводил ей одним пальцем по спине, а она вздрагивала. Это было невыносимо.
— Я вас вполне понимаю.
— Я передумал делать снимки. Сказал ей, чтобы встала и пошла в сауну впереди меня. Мы поднимались по лестнице, я смотрел на ее ягодицы и ничего больше не видел. Поэтому можете меня не пытать, замечались ли какие-то странности. В тот момент воры могли выдернуть из стен всю мебель.
— Что случилось наверху?
— Да ни хрена! Я имею в виду — никто не прятался в воде. Это вам приходят в голову такие мысли, а я не думал ни о чем подобном. Я тогда все списал на технический сбой. Решил, что нужно вызвать спецов и проверить цепи. Возможно, что-то отсырело. Ведь полиция и ваши люди осматривали дом и ничего не нашли!
— Что происходило между вами и девушкой?
— Тут был момент, не знаю, насколько это важно… Ну ладно, мне показалось, что парни опять дали маху. Я вдруг почувствовал себя эдаким сентиментальным старикашкой. М-да… У меня там панорамное окно, во всю стену, вы же видели…Красивый вид на стрелку Васильевского. Я заметил, что ее увлек пейзаж, дал «домовому» команду погасить лампы и оставить только подсветку воды. Я хотел сказать Милеше, что она может подойти к окну и поглазеть на город. Я намеревался раздеться, и чтобы она на меня не смотрела… Понимаете?
— Конечно. Вы же мужчина.
— Когда гаснет свет, стекла не видно. Очень красиво, только иллюминация в бассейне и женская фигура на фоне городских огней. Но ее больше привлекали совсем другие картинки. Наверное, я тупой, раз хочу видеть из собственных окон именно то, что за ними находится… Милеша переключала уличные театры, пока не остановилась, на мой взгляд, на самом идиотском. Представьте себе Невский, да еще в вечернее время! Такая хрень! По всей ширине проспекта бродят толпы туристов, какие-то акробаты, канатоходцы, черт знает что! Мало того, что выбрала камеры наземного уровня, так еще и звук добавила…
— Сочувствую вам. Должно быть, неприятное ощущение — очутиться в толпе.
— Ладно, я уговорил себя, что потерплю, а вскоре привык… Возможно, ей это добавляло остроты. Возможно, она фантазировала, что кто-то еще может ее увидеть… Там камера наверняка встроена прямо в витрину, кажется, что все проходящие мимо пялятся прямо на тебя! Ладно, я сел на край бассейна, скинул ботинки, рубашку…
— Вы смотрели все время на Милену?
— Не на прохожих же! Были бы вы на моем месте…
— О чем-нибудь говорили?
— Нет. Она произнесла что-то вроде «Как здорово…», но я не уверен. Играла музыка, джаз. Если вы намекаете, что кто-то притаился в сливном отверстии, то его дыхания я мог не расслышать.
— А в сауне?
— Кроме лестницы вниз, в зале всего три двери. Да вы и сами все видели! Сауна и выход на террасу были закрыты снаружи, на замках горели маячки. А замки спальни, кабинета и бильярдной блокируются отдельной цепью. Даже когда в доме уборщица или гости, открыть эти двери могу только я.
— У вас на ладони дополнительный принт?
— Да, на левой.
— Что было дальше?
—До меня дошло, что она отправилась к окну без разрешения. То есть мы не договаривались играть в строгого папочку и непослушную дочку, но…
— Но вам показалось, что она теряет интерес?
— Трудно объяснить. Словно она слушала меня и одновременно еще кого-то. Это длилось недолго, и я не стал выяснять отношений. Вот сейчас, когда вы спросили, я отчетливо припоминаю, что был раздражен.
— Естественно, нарушался сценарий.
— Черт побери, капитан! Она же не робот, а живой человек. Все это выглядит и ощущается настолько естественно, я имею в виду сценарий, что нет времени анализировать…
— Охотно верю.
— Затем я подозвал ее. Милеша подошла и встала в трех шагах. Было довольно темно, я различал «светлячок» в ее пупке и теперь заметил два маленьких «светлячка» на кончиках бровей. Скорее всего, отражатели, ненавижу эту хренотень! Снизу, из бассейна, шел свет. Она была чертовски красива, настоящая ведьма, серебряные волосы, тонкиеноги… Я сказал, чтобы подошла ближе. Она послушалась. У бассейна высокий бортик, сантиметров шестьдесят. Я приказал поставить ногу на бортик и снять туфельку. Сначала одну, затем другую… Вам еще не надоело, капитан?
— Я не смеюсь над вами, господин Костадис.
— Да уж, смешного тут мало… Она поставила ногу на бортик. Я потянулся и начал разматывать змейку с ее лодыжки…
— Вы видели ее лицо?
— Лицо? Нет… Признаюсь, я смотрел гораздо ниже. Кроме того, она распустила волосы и наклонила голову.
— Рук ее вы тоже не видели? Она не пыталась сама снять обувь?
— Вот еще! Поглядел бы я на вас!.. Ладно, извините. Говорю вам: ничего у нее в руках не было.
— Она могла незаметно спрятать что-то в ладони, когда снимала плащ.
— Могла, не могла… Что за хрень! Если на то пошло, она могла меня просто застрелить в лифте!
— Это в том случае, если кому-то была важна ваша смерть. Но вас не стремились убивать. Итак, вы снимали с ее ноги туфельку, и что случилось потом?
— Потом я очнулся на коврике в душевой. Сверху поливал кипяток. Удивительно, как я не задохнулся и не сварился заживо.
— Вас нашли охранники?
— «Домовой» отслеживает параметры моего организма. Умный робот, модель «Си-си-эр», слыхали? Специально для пожилых и одиноких, ха-ха! И стоит, как хорошее авто! Он сделал пару запросов, когда уловил сбои в работе сердца, и поднял на ноги ребят. Ладно, дальше вы знаете. Охрана сидит в подвале, они прибыли за сорок секунд.
— Вопрос в том, через сорок секунд после чего они прибыли?
— Что за ерунда, капитан! После того как я упал, разумеется!
— Господин Костадис, а почему вы решили, что упали? И с чего вы взяли, что пролежали в душевой всего сорок секунд? Ведь вы не засекали время, когда вошли в квартиру?
— Вот еще! В лифте стоит таймер, можно проверить… Дьявол, к чему вы ведете?!
—Я вам благодарен за добросовестную помощь следствию. Теперь позвольте, я обобщу собственные соображения, а вы поправите, если что не так. Вероятно, некоторые допущения вам покажутся спорными, но попытайтесь взглянуть на дело с точки зрения дознавателя. Итак, вы заказываете сценарий, знакомитесь с очаровательной девушкой, целиком в вашем вкусе. После периода ухаживания везете ее к себе домой. Я допросил охрану здания и операторов на пульте района. За три года был лишь один случай, когда Костадис воспользовался правом на снятие слежения. Я делаю предположение, что этот перформер, Милена, каким-то образом внушает хозяину дома мысль о необходимости соблюдать инкогнито. Как она этого добилась, неизвестно…
— Да говорю же, я сам!..
— Одну секунду. В квартире хозяин получает тревожный сигнал от «домового», но, по непонятной причине, игнорирует его. Вместо того чтобы воспользоваться одной из нижних спален, он ведет девушку наверх, в сауну. Я делаю предположение, что кто-то заинтересован, чтобы Костадис оказался по возможности ближе к двери в рабочий кабинет. Добраться до указанной двери можно либо с помощью спецсредств, либо с помощью левой ладони хозяина квартиры. Необъяснимым образом вполне здоровый человек вдругтеряет сознание. Специалисты вашей больничной кассы не предоставили данных о сердечно-сосудистых заболеваниях, равно как и об иных системных недугах. Когда Костадис приходит в себя, то оказывается в душе, одетый и мокрый; девушка здесь же, испугана. Дверь в спальню и кабинет закрыта, как и прежде. В квартиру вбегают трое охранников. Через семь минут на крыше садится вертолет страховой компании, через девять минут садится вертолет телеканала, когда становится известно, что человек пострадал во время реализации сценария. В доме ничего не пропало, следов борьбы не обнаружено, следов химии в вашем организме тоже нет. Девушка утверждает, что мужчина собирался заняться с ней любовью, но внезапно упал. Больше она никого не видела. Она испугалась и решила окатить вас водой. Но по ошибке включила горячую. Спустя минуту вбежали парни в камуфляже и напугали ее еще больше. Девушку обыскали, не обнаружили ничего компрометирующего. Она плачет и выглядит искренне расстроенной. Врачи резюмируют обморок, острую сердечную недостаточность. Но в целом их отчет, предоставленный экспертному совету, расплывчат. Скажем прямо, они сбиты с толку. Никто не понимает, что произошло и есть ли в деле вина компании. Представители страховой фирмы настроены крайне агрессивно, но согласились неделю соблюдать тишину. Возможны два варианта развития событий. Разработчики сценария, чтобы не доводить дело до суда, признают вину, выплачивается возмещение; шум, скандал, огласка. Вполне вероятен временный запрет на персональные шоу. Второй вариант. Мы доказываем, что вины телекомпании нет. Данный сценарий все равно отправляется на доработку. Скорее всего, для следующих заказчиков будут введены дополнительные ограничения по здоровью и возрасту…
— Вы что-то не договариваете?
— Вот теперь, господин Костадис, я позволю вставить свое личное мнение. Второй вариант мне представляется гораздо более опасным.
— С чего бы это?
— Вы уверены, что в вашем кабинете ничего не пропало?
— Хрень какая-то! Вы хотите сказать, что девушка могла подтащить меня к двери, затем, через коридор, к следующей двери, всюду пользуясь моей ладонью… Вот дьявол! У меня нет таких врагов! Но даже если и так, то что им было нужно?
Что-то, что есть у вас дома. Господин Костадис, я знаком с предварительной версией экспертного совета относительно технического сбоя в программе перформера. Определитесь, чего хотите вы. Найти истину или получить страховку?
Человек за ширмой шумно вздохнул. Послышалось низкое гудение, спинка кровати пошла вверх. Затем звякнула посуда на столике.
— Для человека, совсем недавно получившего пост дознавателя, вы ведете себя смело…
— Это не официальный допрос, господин Костадис. Экспертный совет получит мое заключение, но когда наступит время встретиться со страховщиками и журналистами, я буду придерживаться версии, принятой руководством.
— Это уже разумнее… — В сиплом голосе миллионера впервые прозвучало некое подобие доброжелательности, — Прежде чем вы продолжите меня мучить, могу я попросить об одолжении?
— Разумеется.
— Ну ладно… Вы изучили протокол, изучили мой эмоциональный стрим и первичные отчеты группы перфоменса. Кроме того… Я навел о вас справочки, не в открытом поиске, ясен хрен! Мне подтвердили, что следователь с указанной фамилией — это лучший специалист вашего ведомства, крайне въедливый, обстоятельный и педантичный. Мне сказали, что ваш уход в частную компанию стал большим ударом для Управления по борьбе с организованной преступностью.
— Благодарю вас.
— Но мне сообщили также и другое. Существует мнение, что группа следователей, копавшая в прошлом году дело о банкротстве одного… известного банка, столкнулась с большими сложностями. Расследование шло как по маслу, и эти тупые ослы, доверившие вклады, вот-вот должны были узнать, кто же прикарманил их деньги, когда один из сотрудников следственной бригады, вопреки указаниям начальства, сделал нетрадиционный ход…
— Я слушаю вас, господин Костадис.
— Этот самый следователь, безусловно, талантливый офицер, чуточку отошел от строгого исполнения процессуальных норм. Совсем чуточку обнаглел и превысил полномочия. Ладно… При иных обстоятельствах его бы слегка пожурили и быстрее присвоили бы следующее звание. Но в данном случае указанный сотрудник посредством шантажа и запугивания выяснил, что банкротство банка было вызвано искусственно и санкционировалось лицами, близкими к очень высоким кругам. Банально прихлопнуть следователя не успели; он оказался достаточно дальновидным и распространил информацию по своим каналам. После чего руководство Управления было вызвано на ковер в высокие круги, где получило указание — помочь рьяному молодому человеку с трудоустройством на гражданском поприще.
— Вы отлично осведомлены, господин Костадис.
— А теперь по поводу одолжения, о котором я вас хотел бы попросить. Прежде чем вы переправите ваш отчет, заключение, или как его назвать, в экспертный совет, найдитеменя. Н-да, хренотень получается… Но мне почему-то кажется, что вы способны нарыть много больше, чем вам позволит начальство. Кстати, вам известно, чем занимается моя фирма?
— Да.
— В таком случае вам известно, как я набираю персонал.
— Вы предлагаете мне работу?
— Вот еще! Это на случай, если вам ее снова придется искать.
— На случай, если я что-то «нарою»?
Ширма отодвинулась. Живой Костадис выглядел гораздо старше и бледнее, чем на обложке «Делового обозрения».
— Если найдете то, что украли из моего компьютера, капитан.
— А что у вас украли?
— Пока не знаю, хрень такая! Но если я вам скажу, что могло бы пропасть, то с этой информацией вы долго не проживете. Удачи, капитан!
2.ДОЗНАВАТЕЛЬ
…Женщины надоедливые.
Женщины истеричные и вечно подозрительные.
Женщины, сами не знающие, чего они хотят, и запутывающие этой проблемой окружающих мужчин…
Сил нет постоянно думать о ней.
«Опель» соскользнул с монорельса, выдвинул шоссейные колеса и запросил подтверждение маршрута. Человек на заднем сиденье высунул голову из колпака театра, рассеянно выглянул в окно и перепоручил управление пилоту. Машина перестроилась в первый ряд, спустилась в петлю развязки и замерла на третьем ярусе гостевого паркинга. Здесь, в холодных этажах, держали транспорт небогатые жители района. Но хозяин «опеля» три месяца назад перешел на новую работу и всерьез подумывал абонировать теплую ячейку, поближе к собственной парадной. Не потому, что стал гораздо больше получать. Просто, покинув госслужбу, он лишился некоторых привилегий, в том числе права оставлять машину на ночь перед домом.
Вспыхнул зеленый индикатор зарядки, за багажником опустилось жалюзи гаражной секции, а Януш продолжал сидеть, уставившись в одну точку. О Ксане он не думал. Он чувствовал, что не в состоянии рассуждать о ней отстраненно, всякая попытка анализа неизбежно приводила к внутреннему тремору.
…Чего ей не хватает?
…Почему она не в состоянии прожить неделю без своих вечных нападок? Почему приходится сотни раз повторять, что он ее любит, и демонстрировать это всеми доступными средствами?.. И он действительно ее любит, но это никак не спасает от очередной субботней разборки. Когда же это началось?
Вот опять… Стоило углубиться в проблему на миллиметр, у него словно туман в мозгах разлился. О Ксане невозможно было рассуждать спокойно. И куда она подевалась после вчерашних воплей?..
Януш захлопнул дверцу, приложил ладонь к панели подъехавшего заправщика и ступил на эскалатор. Не успел он перешагнуть порог квартиры, как на всех скринах заблистала лоснящаяся физиономия шефа.
— Полонский, почему не отвечаешь на вызовы?
— Прошу прощения, случайно отключился. — Януш топтался в коридоре, ожидая, пока коврик закончит стерилизацию обуви; лицо Гирина таяло за спиной и появлялось то настенке платяного шкафа, то на барной стойке в кухне, то на потолочном зеркале.
— Георгий Карлович, вы меня и в туалете будете преследовать?
— Пока не увижу отчет.
— Отчет не готов. Возникли непредвиденные обстоятельства.
…Где эта ненормальная?
Неужели она до сих пор не возвращалась? Ксанка получает кайф, когда я в панике рыскаю по всем притонам. Теперь с каждой минутой я буду чувствовать себя все хуже, буду представлять, что с ней могло случиться…
Гирин почесал двойной подбородок. У председателя экспертного совета была отвратительная манера не слышать слов собеседника, когда он не хотел их слушать.
— Дружочек, если тебе нужна помощь секретарши для составления отчета, я ее к тебе на дом пришлю.
Януш сосчитал до десяти, включил кофеварку, затребовал у «домового» меню и повернулся к ближайшему скрину с почти искренней улыбкой:
— Георгий Карлович, я просил у вас санкцию на допрос перформеров из сценария «Халва».
Гирин снова почесался. Януш пожал плечами, стянул свитер и отправился в душ. На полупрозрачной пленке кабины немедленно появилась знакомая жирная физиономия. Янушотвернулся и начал намыливать голову. Он попытался вспомнить хотя бы одно положительное качество своего нового шефа. Гирин «тыкал» всем подчиненным и с ласковой улыбкой говорил унижающие их гадости. Причем проделывал это столь изящно, что формально обижаться было как бы не на что. Гирин делал вид, что не слышит, когда ему возражали. Гирин противно чесался и ухитрялся потеть даже зимой. Он имел дурную привычку «доставать» своих сотрудников среди ночи и в выходные дни.
— Полонский, с равным успехом ты можешь допросить электронного кота или «домового».
— Но перформер юридически дееспособен!
— Ограниченно, дружок, ограниченно способен! Что такое «непредвиденные обстоятельства»?
…Она не возвращалась ни сюда, ни к себе, и стыдно запрашивать городской поиск, словно отлавливаешь мелкого неплательщика! От меня она свой маячок прячет! Конечно, «расческа» Управления ее определит через сорок секунд, но… опять скажет, что я достаю ее своим архаичным мужским шовинизмом…
Януш намылил спину и подставил лицо горячим струям. В режиме «торнадо» душ массировал тело сразу с шести точек. На овальном цветном табло копейки с бешеной скоростью складывались в рубли.
— Костадис предложил мне работу.
— Кому ты нужен, дружочек, кроме нас?
— Вы знали, что он состоит в Совете обороны?
— Да хоть в обществе любителей мух.
— Он разбирается в вашей кухне. Намекал, что знает, как устроено шоу.
Пауза. Гирин почесал нос.
— Ты смеешься, дружок? В программе путаются сами разработчики.
— Он подозревает, что перформер вышел за рамки сценария.
— Закончишь мыться, — позвони мне по закрытой линии.
Гирин отключился. Кое-какими положительными качествами шеф обладал несомненно. В свое время, принимая Януша на работу, он поручился за отставного следователя перед руководством корпорации. Он водил дружбу со всеми, кто что-то значил в телебизнесе. Что еще существеннее — он поддерживал приятельство с серьезными парнями из Серого дома. А ведь всякому школьнику известно, на кого в городе равняется губернатор… А еще Карлович был гораздо умнее своих начальников-директоров.
Последнее Гирин умело скрывал.
…Когда подружка старше тебя на восемь лет и не выглядит, как топ-модель, и по субботам впадает в депрессию, и не может запомнить элементарных вещей, типа твоего любимого парфюма, и наезжает на тебя по поводу и без повода, и соглашается лишь на гостевой брак… Черт, кто за кем должен бегать, в конце концов? Ксана не просто соглашается, она ставит его перед фактом, и он не в состоянии ничего поделать…
Януш сунул голову в воронку фена и задал компьютеру секретный код. «Домовой» тем временем выплюнул на стол запечатанную тарелку с салатом и несколько ломтиков горячего хлеба. На скрине контроля безопасности Януш видел самого себя в шести ракурсах, неосвещенные комнаты квартиры и площадку перед лифтами. Там беседовали двое мужчин, возле их голов помаргивали зеленые флажки. Оба не находились в федеральном розыске и не имели судимостей.
Януш вошел в защищенный канал, нацепил массивные очки.
«Полонский, чего этот старый пердун добивается? »
«Во всяком случае, не страховой выплаты».
Януш включил культурный обозреватель второго канала. Мужчины зашли в лифт. Заправщик отрапортовал о полном заряде аккумуляторов автомобиля.
«У него чешутся руки нас закопать?»
Януш искал на клавиатуре букву «ж». Защищенный канал связи с начальством не предполагал использование голосового интерфейса. Председатель писал в два раза быстрее. Он был в два раза старше и еще помнил времена, когда все стучали по клавишам.
«Похоже, до нас ему нет дела».
«Тогда почему я не вижу отчета дознавателя?»
…И нет никаких сил от нее отделаться. И даже не потому, что найти свободную женщину становится все труднее. Сейчас и не поймешь, что такое «несвободная», за одно этослово можно схлопотать по морде… Даже не могу толком вспомнить, как это все началось. Такое ощущение, что она была всегда и всегда меня превращала в тряпку…
Януш вздохнул. Секунду назад он был уважаемым человеком, ведущим дознавателем экспертного совета, подающим надежды спецом, с новеньким креслом в новеньком кабинете, с окладом в четыре тысячи евро. Секундой спустя он встанет на скользкую тропу. Слишком скользкую для бывшего твердолобого мента. Для наивного дурачка, набившего недостаточно много шишек.
«Потому что это не был несчастный случай».
Гирин потянулся за сигаретой. Секунды две Полонский видел склонившийся затылок в мелких рыжих волосках.
«Что мне доложить директору канала, дружок? Сказать, что у дознавателя неважное настроение?»
На сей раз Януш досчитал до пятнадцати. Гирин курил свой слащавый «эрзац», с интересом разглядывая остывающий завтрак на столе подчиненного. Ведущая второго канала, ухитряясь одновременно говорить бодро, с томным придыханием, сообщила о новом наборе желающих в «Жажду».
«Георгий Карлович, я просмотрел список заказчиков на текущий месяц. Серьезные люди».
«Очень серьезные, дружок. Тебе хватит ума не называть имен?»
«Если у Костадиса не было сердечного приступа, мы рискуем подставиться. Разрешите мне войти в сценарий».
«Дружок, у заказчика еще в запасе шесть оплаченных дней. Он залечит свою шишку на затылке и получит право еще неделю играть в любовь. Кто заплатит неустойку в тридцать тысяч, если мы сейчас выдернем девушку? Тем более что придется применять насилие. Не забывай: перформер понятия не имеет о дополнительных чипах в организме, покане отключится таймер! Как ты ее убедишь, что придется залезть в глаз?»
«Костадис дал понять, что к своим чипам коды нам не отдаст».
«А что ты хочешь там увидеть? Есть основания считать, что он тебя обманул?»
«Нет, не думаю. Скорее всего, он рассказал все, как было. Если кто-то и видел больше, то только эта артистка ».
«Януш, ее уже допросили и отпустили. Никто не вправе задерживать человека более трех часов без предъявления обвинения… Смешно сказать, я втолковываю это бывшему менту! Таймер сработает через шесть дней, она сама придет к нам за остатком денег, и лазер снимет весь ее стрим…»
«Она могла видеть гораздо больше, чем говорит. Георгий Карлович, у меня такое чувство, что мы делаем большую ошибку. Нельзя было ее отпускать. Помогите мне ее найти… Я попробую убедить ее… в частном порядке».
С минуту Гирин взирал на собеседника ничего не выражающим взглядом. Фен оторвался от макушки Януша и уполз в потолок. «Домовой» насыпал вуалехвостам свежую порциюкорма и запустил в кухню пылесос. Дикторша заигрывала с волосатым юношей, победителем шоу «Двое в тайге». Председатель совета потушил окурок и пощелкал по клавишам.
«Это исключено по условиям соглашения. Никаких вмешательств в личную жизнь перформера… Но снаружи на „Халву“ можешь взглянуть. Даю тебе сутки, дружок. Доступ с компьютера в моем кабинете. Пропуск начнет действовать через час».
Дожевывая на ходу бутерброд, Януш бегом спустился на паркинг. Гирин, как всегда, угодил и нашим и вашим. В распоряжение дознавателя предоставлялись все базы данных и каналы связи, а вход открывался с личного рабочего места председателя экспертного совета. Высокое доверие, ограниченное восемью часами утра понедельника. В восемь тридцать в дознании должна быть поставлена точка, а пятеро солидных заказчиков получат доступ к сценарию «Лукум». Новое слово в интерактиве, новые возможности перфоменса…
Шеф оставил записку с кодами доступа и магнитным ключом от бара. Януш прошелся по кабинету размером с хорошую волейбольную площадку, потрогал фарфоровую четверку коней, несущую на бал Золушку в золоченой карете. Напротив Золушки в простенке коротал дни метровый фарфоровый Дон Кихот рядом с верным толстяком на фарфоровом ослике. Еще штук сорок фигурок помельче напоминали о днях рождения и прочих праздниках. Гирин придумал себе дорогостоящее хобби…
Януш знал, что за кабинетом следили как минимум четыре угловые камеры, плюс та, что заработает, когда включится компьютер. Но рабочее место шефа было сконструировано таким образом, что сторонний наблюдатель не мог видеть происходящего под колпаком. И наверняка по статусу у Гирина имелось разрешение на отключение федеральной слежки.
…Невозможно сосредоточиться на работе, когда твоя женщина сначала доводит до изнеможения твой язык, затем ни с того ни с сего доводит тебя до нервного истощения своими придирками, затем снова требует любви, затем отказывается встречаться, затем заявляет, что ты ей надоел, и исчезает на сутки, демонстративно нацепив новое дорогое белье…
Только запустив обозреватель, Януш заметил на обратной стороне записки еще несколько слов, написанных от руки. Толстый хитрец воспользовался детским шпионским карандашом; через какое-то время чернила должны бесследно исчезнуть. Полонский внимательно перечитал два ряда букв и цифр. Затем, не доверяя своим глазам, уставился на слово «Запомнить!», размашисто подчеркнутое два раза.



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.