read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Олеся Шалюкова


Арланна. Мир трех судеб

Пролог
Ночь не любит раскрывать свои секреты, она их таит за сводами темных облаков, укрывает их в прибрежных волнах, за скалами и в пещерах. Ночь не любит показывать свою удивительную фантастическую красоту, оставляя случайным путникам, которые не успели укрыться под защитой стен, «любоваться» пугающей тишиной и пустотой.
Но эта ночь сильно отличалась от тех, к которым привыкли обычные смертные. Эта была ночь Великих. На небе огромной и безмятежно красивой планеты со странным названием Арланна в ночь Великих на небо восходили сразу три луны и все шесть спутников. Ночь озарялась танцами светил.
Дивная светло-жемчужная, сияющая перламутром, Хитрона со своими спутниками кровавого и почти черного цвета — Сен и Лито. Эту луну считали покровительницей воров имертвых, когда она всходила на небосвод, считалось, что наступает время разгула темных магов. В ночи Хитроны они приобретали больше сил и восстанавливали свои оболочки аур.
Вторая луна со своими спутниками, все переливающиеся мягкими тонами золотистого оттенка, Ра-Ни-Ко, они всегда были на небосводе, никогда его не покидая, а просто меняя форму с полного круга на кусочек серпа, иногда вместе, иногда по очереди. Луна полная, а спутник один убывающий, второй — нарастающий.
И третья луна — Ника, со своими спутниками — Китал и Делик. Сама луна была странного синего оттенка, Китал — нежно-зеленого, переливающегося от светлого до насыщенно-темного, Делик — воплощала в своем свете все оттенки розового сияния. Это были самые редкие гости на небосводе. Ника всходила на небо только три раза в год. В ночь летнего и зимнего равноденствия, а третий раз в ночь Великих. Китал и Делик были более частыми гостями, но и их появления можно было посчитать по пальцам двух рук.
Эта ночь была феерией красок. Но немногие отваживались выйти на улицу, чтобы непосредственно полюбоваться на игру светил. Хотя такие были.
Ночь была царством опасных зверей, которые ни перед чем не остановятся, терзаемые чувством голода.
Таких опасных хищников, которые искали свою добычу под сводами городов, но не выходили на открытое пространство, было два вида. Самые опасные из них были Ночные тени, Хищники, добычей которых была душа запозднившегося прохожего. Отбиться от них, хотя и редко, могли представители магических Школ Смерти и школ Хаоса. Второй вид —более прозаичный, что не делало его менее опасным, включал в себя ночных демонов, которые охотились за телами. От них отбиться могли те, кто практиковал боевую магию, и у кого класс был выше десятого, а таких было большинство.
Опасность ночные демоны представляли тогда, когда сбивались в стаи. Именно тогда отбиваться от них было невероятно сложно, хотя и возможно.
В ночь Великих все луны со спутниками выстраивались в идеальную прямую линию, и было всего несколько секунд, когда между мирами открывалась щель, и на землю смотрели Великие Боги, подбирая тех, на кого можно будет взвалить очередную миссию.
В эту ночь, в эти несколько секунд, рождались дети с Великим Даром и великим проклятьем. Но это происходило редко. И это было величайшим счастьем.
Но эта страшная и прекрасная ночь была не просто необычной, она была уникальной. В этот раз родились сразу несколько детей, которых судьба собиралась свести воедино, когда возникнет надобность. А в том, что она возникнет, можно было не сомневаться. Уж настолько была непостоянной судьба у этой планеты.
Холодной тенью по городу, взбудораженному танцем светил, промчалось Что-то, нахально заглядывая в дома, в окна. Осматривая прекрасный и величественный город, в котором, казалось, не было места таким Тварям, как это.
Но ночной тени было все равно, что о ней подумают. Отогнать ее никто бы не смог, да и мало кто мог увидеть, а почувствовать смогли бы лишь самые сильные маги. Тень искала того, кто сможет преодолеть проклятье. И пока еще не стали луны со спутниками в линию, надо было поторопиться. Тень летела все быстрее и быстрее, но тоже не успевала.
Вдруг, в мрачной и холодной тени домов, прозвучала жутким диссонансом нотка очень чуждая этому миру. Там в тени подворотни, всеми брошенная и забытая, окруженная подходящими хищниками, была беременная женщина. У нее начались сильные схватки, и когда луны стали воедино, мир раскололся, оглушенный требовательным криком родившейся малютки. Тень скользнула ближе, вглядываясь в судьбу дитя, зная, что Она сможет вынести этот дар и это проклятье, и скользнула ближе, прижимаясь к ребенку, обнимая,сливаясь.
Хищники, почувствовав необычный, чуждый и опасный запах, зарычали и поджав хвосты, словно нашкодившие псы, исчезли в провалах тьмы спящего квартала.
На следующее утро мертвую женщину с ребенком найдет мужчина, потерявший свою семью. И он заберет девочку, будет воспитывать ее так как воспитывал бы свою собственную дочь.
Он не знал, какое у девочки будущее, но если бы знал, то просто пожал бы плечами. «До будущего еще надо дожить», — сказал бы он, улыбаясь. — «А в моем обучении мало кто выживает».
Глава 1
В центре столицы Арланны, прекрасном городе Актиноне, словно сотканном из лучей солнца и ночных светил, стоит огромное и величественное здание — Академия магии. Чтобы получить лучшие знания на всей планете, в самых различных областях и аспектах магии, в нее приезжают со всех концов света, представители всех рас и всех сословий, и не только жители Арланны, но и жители других планет.
Академия магии воспитывает учеников с 14–15 лет, в ней 7 курсов. Поступают в нее многие, но не все становятся действительно высококлассными специалистами.
Половина отсеивается после третьего курса, получая вполне достаточные бытовые и защитные знания. Пятый курс — второй поток отчисления. Те, кто доходят до шестого и седьмого — становятся великими магами.
В академии воспитывают учеников разного направления — школы огня, воды, воздуха, земли, факультет целительства и алхимии, школа Хаоса, Равновесия — выпускники которой самые могущественные и опасные маги, школы Жизни и Смерти. Последняя школа убийц, самая непочетная, и самая опасная.
В Академию едут со всех концов света, привозя с собой диковинки, новые заклинания, новые способы использования силы.
Эти стены помнят детей, которые приезжали только для того, чтобы устроить очередной бум, который сотрясал Академию. Помнят и прекрасных скользящих девушек, которые появлялись, чтобы принести красоту и искусство и исчезали. Помнят по-настоящему великих студентов, которые получали знания и привносили что-то новое в те, что были, а порой создавали и абсолютно новые.
Пять лет назад в эти двери шагнул 15 летний юноша, за спиной которого лежали длинные и опасные дороги. Его звали Ник. Ни прозвища, ни фамилии, и уже тем более без титула. Он смело вошел в огромный зал, где была приемная комиссия, с пугающей мягкостью и грациозностью юного хищника подошел ближе.
Секретарь записала его данные в огромный талмуд и открыла перед ним дверь Лабиринта. Это уникальное сооружение было создано магами еще на заре развития Академии. Как его создали, никто из потомков тех великих магов не понимал. Но спустя почти триста лет после того, как он возник, лабиринт перестал быть созданием, а научился жить самостоятельно, испытывать свои эмоции, но главное у него было очень странное чувство юмора, которое он оттачивал на студентах.
Лабиринт был первым испытанием для тех, кто хотел стать магом. И именно он определял потенциал поступающих студентов, определял ту ступень, на которой будет стоятьмаг. Тем не менее, были и ограничения — максимально доступная степень — от первой до пятой. Но, как и в любом правиле, было исключение — маги школ Хаоса и Равновесия.
Ник шагнул в стены своего первого испытания с твердой уверенностью, что имеет на это право, и лабиринт подтвердил это низким гулом. Дверь за подростком, еще угловатым, но уже смазливым, захлопнулась. Переглянулись маги, заседавшие в комиссии.
— Ну что вы думаете коллеги? — спросила высокомерная женщина, в нежно-белом балахоне, скрывшем и ее лицо, и тело. Только нервно постукивали длинные ногти, сияющие хищным алым светом. Магистр Ирит — она заведовала факультетом Жизни. И она сразу увидела сильнейший потенциал в юноше, который уже вошел в лабиринт. Причем потенциал настолько сырой, что подросток сам мог выбирать факультет.
— Силен, — согласился человек в черном балахоне, по которому мелькали искры. Мастер Никон — заведующий факультетом Смерти, ректор Академии по магической безопасности. — Но это не твой факультет, Ирит.
— Почему? — не согласилась магистр.
— Он воин. Воин по душе, по образу мыслей, по опыту его прошедшей жизни — подал голос третий член комиссии. Высокий мужчина, в сером балахоне. Магистр Теолин, величайший маг современности, представитель школы Равновесия, он не любил и побаивался иногда своей силы. Но потенциал подростка был так силен, что Теолин все-таки добавил. — Это мой факультет.
Так, еще даже не пройдя лабиринт, Ник был принят в Академию, на факультет сильнейших — факультет Равновесия.
Прошло уже пять лет, из смазливого юноши он стал красивым молодым мужчиной. Красивым той самой звериной красотой, которая сбивает с ног девушек. Его отношение к ним— немного ироничное, покровительственное, защитное, манило как огонь.
На лице правильного овала, с твердым подбородком, изящными линиями скул и классическим носом, выделялись огромные зеленые глаза, в которых мелькали золотистые искорки. Холодный изгиб губ, на которых очень редко появлялась улыбка. Глаза были опушены длинными неправдоподобно черными ресницами. Изящная дуга бровей. И вечно растрепанные каштаново-медовые волосы дополняли облик одного из лучших студентов Академии.
Со своим высоким ростом, широкими плечами, пресловутой звериной красотой и грацией, Ник сильно отличался от своих сокурсников, что не могло их не злить.
Он неизменно был одиночкой, никогда никого не слушал, всегда все делал по-своему. Его любили девушки, завидовали парни, побаивались преподаватели. Еще на третьем курсе, когда сокурсники использовали свою силу как очень большую дубину, Ник научился оперировать своей изящно, словно шпагой. И это пугало — слишком большой был у него потенциал, слишком нечеловеческая сила.
Вот и сейчас, небрежно облокотившись о перила высокой смотровой башни, Ник был один. За его спиной перешептывались девушки, стояли среди них и две его сокурсницы, но ни одна к нему не подошла. Еще бы — вид у него сейчас был как у короля в изгнании. Для полного сходства не хватало только короны набекрень, да мантии.
Когда он повернулся и уже собрался уходить, ему заступила дорогу одна из сокурсниц.
— Ник.
— Да, Анни? — он иронично приподнял бровь, скользнул по ее телу взглядом. В выходные дни позволялось носить цивильную одежду, а у девушки была слишком хорошая фигурка, чтобы она этим не пользовалась.
— Я хотела у тебя кое-что уточнить. Как у тебя сегодня со свободным временем? Я и мои подруги приглашаем тебя присоединиться к нашей маленькой компании, мы будем отмечать день варенья.
Ник улыбнулся, и девушка, словно шоколад, почти растаяла под этим взглядом. Его знали, как опасного одиночку, и лишь немногие как замечательного верного друга, который никогда не бросает своих.
— Извини, Анни. Боюсь, сегодня из меня получится плохой спутник, пусть даже и в веселой компании.
Девушка изящно склонила голову, признавая его право на отказ. Хотя и было заметно, что она расстроена.
Уже спускаясь по лестнице, Ник понял, что сегодняшний день обещает быть насыщенным. Внизу его ждали трое, тоже знакомые лица. Сокурсники.
Впереди Мишель — высокий черноволосый человек, столичный граф, занудный, наглый, но симпатичный. Павел — сбоку, тоже аристократ, и тоже из столицы. Но уже не человек, он принадлежал к дальнему родичу людей — полуогр. Такого раз встретишь, вряд ли забудешь. Высокий, массивный, кожа слабого песчаного цвета. Что в нем находили иногда девушки? Тут не поймешь даже сразу. Третий в их компании — Колин. Обаятельный, прекрасный и самый опасный. Вампир и прирожденный маг. Если бы надо было выбирать, с кем сойтись в действительно смертельной битве, Ник предпочел бы, чтобы Колина там не оказалось. Хоть вампир и был всего лишь учеником школы Смерти, он был очень опасным соперником.
— У меня сегодня насыщенный день, — задумчиво сказал Ник, скорее себе, чем им. — Что у вас на этот раз ко мне?
— Ничего нового. Отстань от наших девушек, — видно было, что и Колину по какой-то причине надоело раз за разом встречать сокурсника и «проводить» разъяснительные беседы, которые пару раз заканчивались не тем результатом, который должен был быть по идее. Менялись роли, и воспитываемый учил воспитателей.
— Я их и не трогаю, — пожал плечами Ник.
— Ты? ты когда-нибудь прекратишь их соблазнять? — взревел Павел.
— Прекращу, — согласился Ник. — Когда буду старым, столетним дедом.
— Ах ты! — не выдержал Мишель, пытаясь рвануться вперед из крепких рук огра.
Ник вздохнул. Ну что поделать — не любил он такие разборки, они плохо влияли на его и без того жестокий нрав.
Решив в кои-то веки не ввязываться в очередную разборку, с тем учетом, что эти трое явно что-то задумали весьма неприятное, парень просто свистнул.
Из-за угла с пугающей легкостью для такой громадины вылетел вороной красивый жеребец. Тройка попятилась от этого огромного и без сомнения опасного животного. Чеготолько стоили его подковы, от которых в разные стороны расходились шипы. Ник легко вскочил в седло, и конь с всадником исчезли за поворотом.
Преследовать его не стали.
Бешеным галопом Ник на коне промчались по темным улочкам к запасным боковым воротам и вылетели на бескрайний простор равнины. Актинон был прекрасным городом, а располагаясь рядом с морем и плодородной равниной, он вообще не имел себе равных.
Пустив коня неспешным шагом, Ник пытался решить, куда ему поехать сегодня. Настроение стремительно испортилось. Впрочем, парень никого не винил в этом — в последнее время его настроение хронически застыло между отметкой «плохо» и «очень плохо». Хотелось чего-то свежего, ветра перемен даже. Наскучило все, в этом прекрасном городе Ник не находил себе места.
Конь, подождав решения хозяина, решил проблему самостоятельно и медленным шагом отправился к небольшой тропинке, которая уводила в глубь рощицы и выводила к водопаду. Место считалось нехорошим, поэтому Ник мог не беспокоиться, что его кто-то опять затронет. Да и из тех, кто знал, где может быть парень, в городе не было пока никого из его друзей. Кто-то уехал в поисках приключений, кто-то на практику, кому-то пришлось срочно уезжать из города насовсем.
Чувство одиночества накатило и подгребло под себя с головой, словно высокая волна во время шторма. Болезненное чувство.
Чтобы от него избавиться, пришлось спуститься в глубины подсознания, покачаться на волнах медитации. Поэтому когда впереди раздался легкий шорох, Ник не успел толком прореагировать. Только легкое веяние интуиции, которое взвыло обжигающей волной, но было уже поздно. Молодой человек распахнул глаза и увидел…
Легкий ветерок пробежал над водопадом.
Высокая белая лошадь, на которой девушка в длинном белом плаще. Ее странные белые, без малейших зрачков глаза, выпивающие из него силу.
Смех в этих странных глазах.
Насмешка на губах, посеребренных странной помадой. И эта незнакомка неожиданно его ударила — чистой силой, от которой молодой маг даже не успел поставить защиту. Сознание помутилось, парня поглотила чернота.
— Я, конечно, все понимаю, — мягко сказала девушка, наклоняясь над Ником. — Но боюсь, в этом случае — все настолько нечестно, что мне тоже стоит вмешаться.
Итак…
Она легко махнула рукой, начертила в воздухе слабо мерцающую руну, засмеялась и легкой волной прибоя исчезла, оставив после себя только легкий, почти эфемерный запах и привкус духов.
Высокая гора в центре сияющего мира. Бесконечно красивый дворец. Настолько красивый, что мгновенно понимаешь, что смертные создать его не могли.
Разве может тот, кто был ограничен в 70–90 лет, а то и меньше, насладиться красотой во всех ее проявлениях, чтобы родилось вот такое чудо? Нет, конечно же нет. Для этогонадо быть по меньшей мере бессмертным.
Те, кто жил в этом дворце, бессмертными были. Но как и обычные смертные, боги, хоть и не древние, а только для очень ограниченного созвездия, воспитанием своих детей занимались сами. Вот и сейчас перед высокой царственной парой, с постоянно меняющейся внешностью, стояла девушка, ссутулившись и глядя в пол, чтобы не встречаться взглядом с родителями.
— И что все это значит? — спокойно спросил ее отец. Бог — войны. Его облик на мгновение замер на высоком строгом мужчине, а потом опять началась чехарда.
— Мы же тебе запретили! — это уже мать. Богиня плодородия и красоты. Но это не мешало ей ценить все, что выходит за грани прекрасного.
— Мне все равно.
— Все? — возмутился бог. — Ты отправилась в мир к смертному? Зачем, дочь?
— Я хочу, чтобы на этот раз Ключник принес свою ношу! — бросила девушка. Ее длинные волосы, цвета плавленого меда упали за спину, мягким шелковым покрывалом спускаясь вниз, почти до колен. Синие глаза встретились с изменчивыми глазами родителей, и те свои глаза отвели первые. Дочь выросла не просто непокорной, она могла защищать свои убеждения. Не только словами, но и делом.
— Ты понимаешь, что раз ты так защищаешь в этот раз Ключника, то Круг Старейших может отправить тебя ему на помощь? — спросила тихо Богиня.
— Я не возражаю.
— Я возражаю. — Ответил бог.
— Мне все равно. Мне надоело быть здесь заточенной. Если Ключник донесет Ключ, то я смогу уйти в другую реальность. Я устала. Я уже выросла, так что вполне имею праводелать то, что я хочу!
— Ты сказала, мы слышали. — Богине надоело спорить с упрямой дочерью, все равно ведь поступит по-своему. Так почему бы не пустить ее энергию в мирное русло?
— Иди, — тихо сказал Бог. — Решение будет принято.
На гору опустилась ночь, когда юная богиня быстро встала и взяла заранее приготовленную сумку. Подошла к окну и посмотрела вниз — грозовые тучи гуляли под божественным дворцом.
Если она сейчас останется, то никто не поручится за то, что ее отпустят. Значит надо действовать. Ведь никто, в конце концов, не заставляет ее спускаться на землю. Она просто внимательно будет следить за Ключником и помогать, по мере возможностей.
Гибкое тело красивой девушки растаяло за окном. Бог и Богиня, возникшие из ниоткуда, остановились, глядя вниз.
— Ты проспорила, — мягко сказал бог Войны.
— Конечно, — согласилась Богиня. — Но может быть, она чему-нибудь научится.
Они отошли от окна, тем не менее, не собираясь бросать дочь без наблюдения. Но с другой стороны юной богине уже пора научиться быть более самостоятельной и отвечатьза свои поступки.
Ник пришел в себя уже ближе к вечеру, закат неторопливой красной кромкой резал усталые глаза.
— Что? — он поднял голову, посмотрел по сторонам.
С трудом сел, сильной болью пульсировал затылок. Что же могло произойти? Последнее воспоминание, которое было — нестерпимо белое сияние красивой девушки, которая что-то сделала.
И внезапно молодой маг почувствовал кое-что еще. Аура, его аура одиночки, в каком-то смысле даже неудачника, была непросто повреждена — она была снята. Теперь его аура переливалась чистыми белыми цветами Воина. «Не может быть!» — мелькнула паническая мысль. Мелькнула и пропала, затененная воспоминанием о белых смеющихся глазах и белизне одежды незнакомки.
Ник поднялся, вороной конь подбежал, ткнул мордой в плечо, словно говоря, «скорее садись, нам надо успеть до захода солнца».
Черный жеребец летел над равниной на пределе своих возможностей, и они успели проскочить в столицу за несколько минут до набата, после которого закрывались ворота, и уже никого не пускали в город.
Эта ночь была непривычно черна. Ни один лучик света не достигал столицы, она спала. Но не вся. В высокой башне на отшибе города горел тихий, почти незаметный свет.
На столе стояла высокая витая свеча, кроваво-черные потеки показывали, что горит она уже давно. Еще стояло зеркало. А перед ним сидел высокий мужчина.
Балахон кровавого оттенка сиял в пламени свечи действительно отблесками крови. Мужчина молчал и ждал.
Вначале в зеркале отразился город с высоты птичьего полета. Затем легкая тонкая тень скользнула вниз, ближе к огням, кое-где еще горевшим.
Вот перед внутренним взором некроманта появилась высокая башня студенческого общежития Академии магов. Приблизились окна — все спали.
Тень скользнула внутрь, с трудом, но все же преодолев запреты, заскользила неслышными отблесками факела по стенам. Некромант с трудом сдерживался, чтобы не ускорить тень, но знал, что это очень опасно — могут активироваться древние заклинания, встроенные в стены, направленные на запрет посещения именно таких гостей как он.
Вот и комната одной из пешек в предстоящей игре. Но что это? Несколько минут некромант изучал то, что сделала незнакомка над аурой Ника, а потом тень скользнула мимонего, окинув сожалеющим взглядом.
«Жаль, жаль. — Уловила тень мысль хозяина. — Из него получилась бы очень перспективная пешка».
А Ник спал, не зная о том, что происходит в комнате, не зная, что несколько минут назад избежал страшнейшей опасности, которая только может быть — опасности потерять себя. Он спал и во сне видел прекрасные глаза удивительно белого цвета, спал, и слышал теплый музыкальный голос:
«Осталось совсем немного, Великий. Уже очень скоро начнется Игра».
Глава 2
Утро было словно в насмешку над всеми снами очень ясным, солнечным. Сразу становилось понятно, что на планету наконец-то опустилось капризное лето. Плохая дождливая погода, которую не могли разогнать даже маги, сменилась теплыми деньками и легким ветром, который принес с собой запах цветущего жасмина и долгожданные перемены.
Ник, проснувшись, отправился в город. Скоро должны были начаться каникулы, и он собирался посетить своих друзей. А значит, нужны были подарки.
Ближе к двенадцати часам, солнце заиграло в полную силу. Тяжелый жар тем не менее не причинял особых неприятностей. Во-первых, легкий ветерок освежал лицо и тело, а, во-вторых, на главной улице, по которой и двигался молодой маг, было много фонтанов.
Дойдя до площади Храмов, Ник замер, размышляя куда идти — в магазины или же на торговые ряды. В первом случае — это гарантировало покупку, а во втором можно было бы найти что-то очень интересное и необычное.
Наконец, решение было принято в пользу торговых рядов. Молодой маг решительным шагом двинулся через площадь. На паперти около Храма Круга богов сидела женщина, одетая в добротную, хорошо сшитую одежду. Она совсем не выглядела нищенкой. Более того ее образ расплывался, как солнечное марево. Молодой человек не мог никак на нем сконцентрироваться, чтобы увидеть детали ее внешности. А в магическом зрении — на площади была пустота.
Когда Ник подошел к женщине ближе, она решительно встала и заковыляла к нему. Молодой маг остановился, не решаясь обойти ее или развернуться и уйти. В голове настойчиво зазвучал колокольчик интуиции, но не громко. То есть, привычно расшифровал парень, неприятности только начнутся с этой женщиной.
— Ник, — голос у незнакомки оказался странным — хрипловатым и медово-тягучим. Он мог принадлежать с равным успехом и седой старушке, и молодой девочке.
— Мы знакомы? — изумился молодой маг.
— Нет, — легкий смешок. — Просто пришла пора.
— Для чего?
Молодой маг чувствовал, что даже не может сдвинуться с места. Словно невидимые цепи удерживали его. Страшнее всего было другое — это была не магия и уж тем более не материальные предметы.
Женщина улыбнулась.
— Не бойся, я не причиню тебе вреда. Я пришла предупредить.
— О чем?
— Хорошо. Скоро тебя ожидает дорога, длинная, полная опасностей. Если ты ее пройдешь, то тебя ждет такая награда, о которой ты не мог и мечтать. Если ты не пройдешь, то не будет не только тебя, но и пострадает весь этот мир.
— Но… почему именно я?
Женщина внимательно и серьезно посмотрела ему в глаза.
— Не только тебе, Ник, предстоит пройти этот путь. Есть еще несколько путников на этой дороге. Кто-то из них окажет тебе помощь, кто-то будет мешать. Запомни следующее — тебе ни в коем случае нельзя безоговорочно доверять, кому бы то ни было. И еще — в этой Игре, которая начнется со дня на день, ты одна из ключевых фигур. Если придется выбирать, чья жизнь важнее — твоя или чья-то, тебе придется сделать выбор в свою пользу.
— Я не смогу.
— Ты должен будешь это сделать. — Решительно сказала женщина и растаяла.
Молодой маг обернулся и увидел, как яркое световое пятно скользнуло в храм позади него, и понял, что только что разговаривал с одной из богинь. Несмотря на нереальность этого предположения, только оно объясняло все странности, которые произошли в этот необычный полдень.
Решив отложить покупки на следующий день и выбросив предсказание из головы, парень вернулся в Академию.
Уже поднимаясь по лестнице в свою комнату, Ник услышал окрик, повернулся. Его догоняла Анни.
— Ник, — она попыталась отдышаться.
— Да? — он возвышался над ней словно скала, глядя на нее своими зелеными глазами, и его сокурсница, уже в который раз, утонула в их глубине. — Анни! — позвал парень.
Девушка очнулась, смутилась и опустила глаза вниз, понимая, что легкий румянец, который вспыхнул на ее щечках, выдает ее с головой.
— Тебя магистр Теолин просил придти в его кабинет.
— Во сколько?
— Когда я тебя найду.
— А по причине? — спросил Ник, уже предчувствуя что-то очень интересное и понимая, что дорога расстилается перед ним немного раньше, чем ему предсказали.
— Если я не ошибаюсь, — девушка пожала плечами, изучая пол под ногами. — Это что-то связанное с практикой.
— Практика? А не рано ли?
— Нет, — засмеялась Анни, наконец-то переборов свое смущение, и поднимая на него свое лицо, освещенное лукавой улыбкой. — Сейчас нам раздают темы наших курсовых работ. Осталась неделя, а потом мы уходим туда, где можем достать практический материал.
— А зачем неделя?
— Ник, — девушка прикусила губу, чтобы сдержать смех. — А теорию ты где возьмешь? В дороге? Или у тебя вся теория в голове есть?
— У тебя уже есть тема практики? — поинтересовался молодой маг, глядя на нее с некоторым интересом.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.